Профессиональный стресс, или профессиональные поражения эмоциональной сферы

Ключевые слова

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

РМЖ «Медицинское обозрение» №4 от 17.02.2014 стр. 266
Рубрика: Актуальная проблема

Для цитирования: Бабанов С.А. Профессиональный стресс, или профессиональные поражения эмоциональной сферы // РМЖ. 2014. №4. С. 266

На Европейской конференции ВОЗ (2005 г.) отмечено, что стресс, связанный с работой, является важной проблемой примерно для одной трети трудящихся в странах Европейского союза. Стоимость решения проблем, связанных с психическим здоровьем вследствие воздействия профессиональных стрессов, составляет в среднем 3–4% валового национального дохода.

На Европейской конференции ВОЗ (2005 г.) отмечено, что стресс, связанный с работой, является важной проблемой примерно для одной трети трудящихся в странах Европейского союза. Стоимость решения проблем, связанных с психическим здоровьем вследствие воздействия профессиональных стрессов, составляет в среднем 3–4% валового национального дохода.
Состояние эмоционального, умственного истощения, физического утомления, возникающее в результате хронического стресса на работе, называют синдромом эмоционального выгорания (СЭВ). В литературе встречаются и другие определения этого состояния: «синдром психического выгорания», «информационный невроз», «синдром менеджера». Развитие СЭВ в первую очередь характерно для профессий, связанных с оказанием помощи людям (медицинские работники, учителя, психологи, социальные работники, работники правоохранительных органов и МЧС). Значительные стрессовые нагрузки и их последствия испытывают руководящие работники, включая руководителей в сфере здравоохранения [1].
Первые работы по этой проблеме появились в 1970–е гг. в США. Американский психолог и психиатр H.J. Freudenberger, работавший в альтернативной службе медицинской помощи, в 1974 г. описал феномен, который наблюдал у себя и своих коллег (истощение, потеря мотиваций и ответственности), и назвал его «burnout» (выгорание) [2].
Социальный психолог C. Maslach определила СЭВ как синдром физического и эмоционального истощения, включая развитие отрицательной самооценки, отрицательного отношения к работе, утрату понимания и сочувствия по отношению к клиентам или пациентам [3]. Позднее К. Кондо определяет «burnout» как «состояние дезадаптированности к рабочему месту из-за чрезмерной рабочей нагрузки и неадекватных межличностных отношений» [4]. Р. Кочюнас дает определение «синдрома сгорания» как «сложного психофизиологического феномена, сопровождающегося эмоциональным, умственным и физическим истощением из-за продолжительной эмоциональной нагрузки» [5].
По В.В. Бойко, «эмоциональное выгорание» – «выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций (понижения их энергетики) в ответ на избранные психотравмирующие воздействия» [6]. Он указывает на отличие профессионального выгорания от различных форм эмоциональной ригидности, которая определяется органическими причинами: свойствами нервной системы, степенью подвижности эмоций, психосоматическими нарушениями. По Т.В. Форманюк, «синдром эмоционального выгорания» – «специфический вид профессионального заболевания лиц, работающих с людьми» [7]. При этом для уточнения списка подверженных профессиональному выгоранию автор использует исследования А.С. Шафрановой по классификации профессий на основе «преобладания присутствия творческого начала» [8]. В Международной классификации болезней (МКБ-10) СЭВ отнесен к рубрике Z73 – «Стресс, связанный с трудностями поддержания нормального образа жизни».
Согласно перечню профессиональных заболеваний, утвержденному приказом № 417н Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 27.04.2012 «Об утверждении перечня профессиональных заболеваний»), в отечественной профпатологии рассматриваются профессиональные неврозы медицинских работников, определяющиеся как психогенные функциональные расстройства психических (преимущественно эмоционально-волевых) и нейровегетативных функций при сохранении у больного достаточно правильного понимания и критической оценки симптоматики, себя и окружающего с негрубым нарушением социальной адаптации [6], что, по нашему мнению, идентично синдрому профессионального выгорания.
Эпидемиология и факторы риска
Основной причиной СЭВ считается психологическое, душевное переутомление. Профессиональные факторы риска имеются прежде всего у представителей «помогающих», альтруистических профессий, таких как врачи, особенно оказывающие психиатрическую, ургентную или паллиативную помощь (онкологи, врачи хосписов), работающие с тяжелыми, агрессивными или суицидальными больными, пациентами с наркотической или алкогольной зависимостью, учителя, психологи, священнослужители, социальные работники, пожарные и спасатели, сотрудники правоохранительных органов и уголовно-исполнительной системы.
Среди медицинских работников наиболее подверженными СЭВ оказываются прежде всего те специалисты, которых в наибольшей степени отличают такие личностные качества, как повышенное чувство ответственности, готовность всегда прийти на помощь больному, стремление быть нужным, желание оказать психологическую поддержку, высокая степень нравственного долга перед пациентом и желание соответствовать определенным этико-деонтологическим требованиям, переживания по поводу своей профессиональной компетентности и др. [9, 10].
По современным данным [11], СЭВ (или крайняя степень эмоционального выгорания) выявляется у 13,1%, а высокая степень эмоционального выгорания – у 49,7% врачей первичного звена. Проявления субоптимальной медицинской практики 1 раз в месяц или чаще наблюдаются у 24,2% врачей первичного звена, и наиболее часто (в 17,7% случаев) это выражается в виде ненадлежащего отношения к пациентам и их проблемам, связанным с заболеванием.
Выделяют 3 основных фактора, играющих существенную роль в развитии СЭВ: личностный, ролевой и организационный.
Личностный фактор. Психолог H.J. Freudenberger описывает «сгорающих» как сочувствующих, гуманных, мягких, увлекающихся идеалистов, ориентированных на людей, и одновременно неустойчивых, интравертированных, одержимых навязчивыми идеями (фанатичные), «пламенных» и легко солидаризирующихся [2].
Ролевой фактор. Установлена связь между ролевой конфликтностью, ролевой неопределенностью и эмоциональным выгоранием. Работа в ситуации распределенной ответственности ограничивает развитие СЭВ, а при нечеткой или неравномерно распределенной ответственности за свои профессиональные действия значимость этого фактора резко возрастает даже при существенно более низкой рабочей нагрузке. Способствуют развитию эмоционального выгорания те профессиональные ситуации, при которых совместные усилия не согласованы, нет интеграции действий, имеется конкуренция, в то время как успешный результат зависит от слаженных действий.
Организационный фактор. К основным организационным факторам, способствующим выгоранию, относятся: высокая рабочая нагрузка; отсутствие или недостаток социальной поддержки со стороны коллег и руководства; недостаточное вознаграждение за работу; высокая степень неопределенности в оценке выполняемой работы; невозможность влияния на принятие решений; двусмысленные, неоднозначные требования к работе; постоянный риск штрафных санкций; однообразная, монотонная и бесперспективная деятельность; необходимость внешне проявлять эмоции, не соответствующие реалиям; отсутствие выходных, отпусков и интересов вне работы. Другие факторы развития эмоционального выгорания: дестабилизирующая организация деятельности и неблагополучная психологическая атмосфера в коллективе.
C.L. Cooper, J. Marshall исследовали источники стресса у работников интеллектуального труда и выявили следующие их группы [12].
1. Факторы профессионального стресса, связанные с трудовой деятельностью.
1.1. Чрезмерная загруженность работой или недостаточная загруженность работой. Чрезмерная загруженность работой ставит человека перед проблемой, может ли он справиться с заданием. В этом случае обычно возникают беспокойство, фрустрация (чувство крушения), а также чувство безнадежности и материальных потерь. Однако недогрузка может вызвать точно такие же чувства. Работник, не получающий работы, соответствующей его возможностям, обычно чувствует фрустрацию, беспокойство относительно своей ценности и положения в социальной структуре организации и ощущает себя явно невознагражденным.
1.2. Плохие физические условия труда: например, отклонение в температуре помещения, плохое освещение или чрезмерный шум.
1.3. Дефицит времени (когда все время что-то не успеваешь).
1.4. Необходимость самостоятельного принятия решения.
2. Факторы стресса, связанные с ролью работника в организации.
2.1. Ролевая неопределенность, например, недостаточная информированность о профессиональных обязанностях и соответствующих ожиданиях со стороны коллег и начальства. Люди должны иметь правильное представление об ожиданиях руководства: что и как они должны делать, как их после этого будут оценивать.
2.2. Ролевой конфликт, когда субъект считает, что он делает то, чего не должен или не желает делать. Конфликт ролей может также произойти в результате нарушения принципа единоначалия. Два руководителя в иерархии могут дать работнику противоречивые указания.
2.3. Ответственность за других людей и материальные ценности (оборудование, бюджет и т.д.). Ответственность за людей является более стрессогенной.
2.4. Слишком низкая ответственность, больно бьющая по самолюбию, приводящая к расхолаживанию.
2.5. Малая степень участия в принятии решений в организации.
3. Факторы стресса, связанные с взаимоотношениями на работе.
3.1. Взаимоотношения с руководством, подчиненными, коллегами. Интересно, что для руководителей с научной и технической ориентацией отношения с другими людьми менее значимы, чем для руководителей, ориентированных на человеческие контакты.
3.2. Трудности в делегировании полномочий (например, отказ подчиненных выполнять распоряжения руководителя).
4. Факторы, связанные с деловой карьерой.
4.1. Два основных стрессогенных фактора: профессиональная «неуспешность», боязнь ранней отставки.
4.2. Статус несоответствия, медленное или слишком быстрое продвижение, фрустрация из-за достижения «предела» своей карьеры.
4.3. Отсутствие гарантированной работы (постоянное ожидание каких-то изменений, нестабильность).
4.4. Несоответствие уровня притязаний профессиональному статусу.
5. Факторы, связанные с организационной структурой и психологическим климатом.
5.1. Неэффективное консультирование (невозможность получить своевременную квалифицированную помощь по ряду важных вопросов).
5.2. Ограничение свободы поведения, интриги и т. д.
6. Внеорганизационные источники стрессов.
6.1. Основные проблемы работника, возникающие в семейной жизни: распределение времени (работник мечется между семьей и работой, таким образом, сам он «нуждается в социальной поддержке для борьбы с «подводными камнями» семейной жизни»); перенесение кризисов из одной ситуации в другую.
6.2. Мобильность работника ведет к обострению конфликтов в семье.
6.3. Различия по психометрическим данным: экстерналы более адаптивны к различным ситуациям, чем интерналы; «ригидные» больше реагируют на неожиданности, идущие «сверху», от начальства; «подвижные» чаще оказываются перегруженными работой, ориентированные на достижение цели показывают большую независимость и включенность в работу, чем ориентированные на безопасность и спокойствие.
Обращает на себя внимание тот факт, что в последнее время синдром выгорания выявляется и у специалистов, для которых контакт с людьми вообще не характерен (компьютерные специалисты: программисты, системные администраторы).

Психосоматический статус и диагностика
В настоящее время выделяют более 100 психосоматических симптомов и феноменов, так или иначе связанных с СЭВ. Прежде всего следует отметить, что условия профессиональной деятельности порой могут явиться и причиной синдрома хронической усталости, который довольно часто сопутствует СЭВ. При синдроме хронической усталости пациентов беспокоят прогрессирующая усталость, снижение работоспособности, плохая переносимость ранее привычных нагрузок, мышечная слабость, боль в мышцах, расстройства сна, головные боли, забывчивость, раздражительность, снижение мыслительной активности и способности к концентрации внимания, могут отмечаться длительный субфебрилитет, боли в горле.
Известно, что развитию СЭВ предшествует период повышенной активности, когда человек полностью поглощен работой, забывает о собственных потребностях, нуждах, с ней не связанных. Затем отмечается первый признак СЭВ – истощение, определяющееся как чувство перенапряжения и исчерпания эмоциональных и физических ресурсов, чувство усталости, не проходящее после ночного сна.
Второй признак СЭВ – личностная отстраненность, которую профессионалы, испытывающие выгорание, используют как попытку справиться с эмоциональными стрессовыми агентами на работе. При крайних проявлениях СЭВ работающего человека почти ничто, связанное с профессиональной деятельностью, не волнует, почти ничто не вызывает эмоционального отклика – ни положительные обстоятельства, ни отрицательные. Утрачивается интерес к профессиональным контактам, к больным, студентам, ученикам, они воспринимаются как неодушевленные предметы, само присутствие которых порой неприятно.
Третий признак СЭВ – ощущение утраты собственной эффективности или падение самооценки в рамках выгорания. Люди не видят дальнейших перспектив своей профессиональной деятельности, уменьшается удовлетворенность работой, утрачивается вера в свои профессиональные возможности.
Выделяют 5 ключевых групп симптомов, характерных для синдрома выгорания.
1. Физические симптомы: усталость, физическое утомление, истощение, недостаточный сон, бессонница, затрудненное дыхание, одышка, тошнота, головокружение, чрезмерная потливость, дрожание.
2. Эмоциональные симптомы: недостаток эмоций, пессимизм, цинизм и черствость в работе и личной жизни, безразличие, усталость, ощущения фрустрации, беспомощности, безнадежности, раздражительность, агрессивность, тревожность, неспособность сосредоточиться, депрессия, чувство вины, потеря идеалов, надежд или профессиональных перспектив, появление деперсонализации своей или других (люди становятся безликими, как манекены), преобладание чувства одиночества.
3. Поведенческие симптомы: рабочее время – больше 45 ч/нед., во время рабочего дня появляются усталость и желание прерваться, отдохнуть, безразличие к еде, малая физическая нагрузка, употребление табака, алкоголя, лекарств, импульсивное эмоциональное поведение.
4. Интеллектуальное состояние: уменьшение интереса к новым теориям и идеям, имеющим отношение к работе, появление скуки, тоски, апатии, недостаток интереса к жизни, следование заведенному шаблону, безразличие к новшествам, нововведениям, отказ от участия в развивающих экспериментах (тренингах, образовательных семинарах), формальное выполнение работы.
5. Социальные симптомы: отсутствие времени или энергии для социальной активности, снижение активности и уменьшение интереса к досугу, ограничение социальных контактов работой, скудные взаимоотношения с другими людьми как дома, так и на работе, ощущение изоляции, непонимания других и другими, недостатка поддержки со стороны семьи, друзей, коллег.
Особо выделяется группа самых разнообразных психосоматических расстройств – от возникновения артериальной гипертензии до инфарктов и инсультов. E. Maher в своем перечне указывает на различные симптомы, которые могут быть объединены в одну группу: аддиктивное поведение (злоупотребление чаем, кофе, табаком, алкоголем, наркотиками, а также переедание или голодание) [13]. А.Р. Назмутдинов расширяет список вариантов аддикции, прежде всего среди нефармакологических: при синдроме эмоционального сгорания – азартное поведение, работоголизм; реже – другие формы аддикций (уход в религию) [14].

Особенности синдрома выгорания у представителей некоторых профессий
Согласно концепции возникновения и развития стресса, разработанной канадским физиологом H.A. Selye, работа в стрессовой обстановке приводит к мобилизации внутренних ресурсов и может вызвать как острые нарушения, так и отсроченные последствия [15]. На протяжении первых 3-х лет воздействия стресс-факторов возрастает число острых состояний и реакций, а затем начинают преобладать хронические болезни. Количество стресс-реакций возрастает по принципу «ускорения», когда уже развившаяся стресс-реакция приводит к изменениям в жизни и новым стрессам, и по принципу «заразительности», весьма выраженному в производственных коллективах.
Негативные последствия межличностных коммуникаций в процессе профессиональной деятельности обозначаются понятием «профессиональное выгорание», имеющим прямое отношение к сохранению здоровья, психической устойчивости, надежности и профессиональному долголетию указанных специалистов.
Существует тесная взаимосвязь между профессиональным выгоранием и мотивацией деятельности. Выгорание может приводить к снижению профессиональной мотивации: напряженная работа постепенно превращается в бессодержательное занятие, появляются апатия и даже негативизм по отношению к своим обязанностям, которые сводятся к минимуму. Профессиональному выгоранию в большей степени подвержены трудоголики – те, кто работает с высокой самоотдачей, ответственностью, установкой на постоянный рабочий процесс.
Возникновению СЭВ способствуют молодой возраст, отсутствие жизненного и практического опыта. Провоцировать синдром выгорания могут болезни, ослабленность после болезни, переживание тяжелого стресса, психологические травмы (развод, смерть близкого).
Более всего риску возникновения профессионального выгорания подвержены медицинские работники, предъявляющие непомерно высокие требования к себе. Так, настоящий медицинский работник в их представлении – это образец профессиональной неуязвимости и совершенства. Входящие в эту категорию личности ассоциируют свой труд с предназначением, миссией, поэтому у них стирается грань между работой и частной жизнью. Сложный морально-психологический климат в коллективе, несоблюдение этических и деонтологических норм, особенно со стороны администрации, а также ревность коллег и даже вполне законные и справедливые нарекания руководства заставляют специалиста тратить слишком много сил на сдерживание негативных эмоций.
Выделяют 3 типа медицинских работников, которым угрожает развитие профессионального выгорания:
– «педантичный», характеризующийся добросовестностью, возведенной в абсолют, чрезмерной, болезненной аккуратностью, стремлением в любом деле добиться образцового порядка (даже в ущерб себе);
– «демонстративный», стремящийся первенствовать во всем, всегда быть на виду. Этому типу свойственна высокая степень истощаемости при выполнении даже незаметной, рутинной работы;
– «эмоциональный», к которому относятся впечатлительные и чувствительные люди. Их отзывчивость, склонность воспринимать чужую боль как собственную граничат с саморазрушением. Так, согласно исследованиям русского физиолога И.П. Павлова, неврозы возникают на основе преимущественно слабого и отчасти сильного безудержного типа высшей нервной деятельности [16].
Профессиональная деятельность в сфере охраны психического здоровья несет в себе потенциальную угрозу развития СЭВ, т. к. является публичной, подразумевает необходимость работы с большим количеством людей и предполагает оказание медицинских услуг пациентам, отличающимся психической неуравновешенностью и девиантным поведением. Личностные черты эмоциональной неустойчивости, робости, подозрительности, склонности к чувству вины, консерватизма, импульсивности, напряженности, интраверсии имеют определенное значение в формировании профессионального выгорания. В картине синдрома у работников этой сферы преобладают симптомы фазы «резистенции». Это проявляется неадекватным эмоциональным реагированием на пациентов, отсутствием эмоциональной вовлеченности и контакта с клиентами, утратой способности к сопереживанию пациентам, усталостью, ведущей к редукции профессиональных обязанностей и негативному влиянию работы на личную жизнь.
Подвержены формированию профессионального выгорания и другие категории медицинских работников, прежде всего те, кто осуществляет уход за тяжелыми больными с онкологическими заболеваниями, ВИЧ/СПИДом, в ожоговых и реанимационных отделениях.
Сотрудники «тяжелых» отделений постоянно испытывают состояние хронического стресса в связи с негативными психическими переживаниями, интенсивными межличностными взаимодействиями, напряженностью и сложностью труда и др. А в результате постепенно формирующегося профессионального выгорания возникают психическая и физическая усталость, безразличие к работе, снижается качество оказания медицинской помощи, порождается негативное и даже циничное отношение к пациентам.
Так, Д.Л. Васин при исследовании состояния здоровья и психологического статуса работников скорой медицинской помощи (СМП) по танатопраксии указывает: результаты социологического опроса врачей и фельдшеров показали, что из 100 респондентов 88,9 отметили в своей работе наличие чрезмерной психофизической нагрузки, 55,9 считали, что условия труда «неудовлетворительные», 21,9 – «удовлетворительные» и только 6,2 – «хорошие» [17]. Исследование режима трудовой деятельности медицинского персонала, характеризующегося интенсивной производственной активностью, показало, что 83,7 респондентов имеют ненормированный рабочий день, у 83,9 обследованных практически постоянно бывает сверхурочная работа, связанная с совмещением должностей или дополнительной профессиональной нагрузкой по выполнению платных медицинских услуг. Из-за больших производственных перегрузок 66,2 из 100 опрошенных ежегодно обращались за медицинской помощью по поводу обострения заболеваний; 64,7 из 100 – указали на наличие хронических заболеваний (около трети состояли на диспансерном учете).
Выявлено, что 40% обследованного контингента имели симптом переживания психотравмирующих обстоятельств, а 37,01% ощущали себя «загнанными в клетку», 11,4% испытывали тревогу и депрессию. Выраженность симптомов фазы резистенции свидетельствовала о том, что среди респондентов у 35,1% наблюдалось избирательное неадекватное эмоциональное реагирование, 30,1% имели сформировавшийся симптом эмоционально-нравственной дезориентации, у 34,3% происходило расширение сферы экономии эмоций, а 27,1% производили редукцию профессиональных обязанностей. Среди симптомов фазы истощения 5,7% изучаемого контингента испытывали эмоциональный дефицит, 28,6% были эмоционально отстранены, 20% испытывали личную отстраненность и 22,9% отмечали психосоматические и психовегетативные нарушения.
По данным А.Р. Карчаа [18], при исследовании уровня профессионального стресса у врачей-хирургов установлено, что различий по уровню стресса между врачами-мужчинами и врачами-женщинами выявлено не было. Наряду с этим проведенный корреляционный анализ показал наличие значимой корреляционной связи между уровнем профессионального стресса и возрастом (r=0,71), а также между уровнем профессионального стресса и стажем работы (r=0,82).
По данным Ж.Р. Гардановой и соавт., высок уровень эмоционального выгорания среди нейрохирургов и неврологов [19]. Результаты исследования показали, что уровень эмоционального выгорания у нейрохирургов проявлялся следующим образом: 32,5% респондентов демонстрировали высокий уровень эмоционального выгорания, 41% – средний уровень эмоционального выгорания и 26,5% – низкий уровень эмоционального выгорания. Авторами было выявлено, что фаза тревожного напряжения у нейрохирургов выглядела следующим образом: напряжение на стадии формирования – у 26,5%, сформированное напряжение – у 33,5% респондентов, отсутствие тревоги – у 41%. Согласно полученным результатам, фаза резистенции находится на стадии формирования у 44% обследуемых, а сформированная резистенция отмечена у 19%. Изучение симптомов эмоционального выгорания показало, что истощение у нейрохирургов проявлялось следующим образом: истощение на стадии формирования отмечалось у 12,5% респондентов, сформированное истощение – у 34,5%.
В группе неврологов отсутствие тревоги отмечалось в 85,75% случаев, тревога на стадии формироваия – в 14,3%. Фаза резистенции находилась на стадии формирования у 36,0% обследуемых, а сформированная резистенция отмечалась у 7,05%. Авторами было выявлено, что истощение в группе неврологов проявлялось следующим образом: истощение на стадии формирования отмечалось в 13,05% случаев, отсутствие истощения – в 87%.
В.Я. Сазоновым, В.Н. Клименко выявлен значительный уровень выраженности СЭВ у врачей-онкологов (160 человек) [20]. При исследовании с помощью теста MBI была установлена значительная выраженность профессионального выгорания. В общей группе онкологов по шкале «эмоциональное истощение» высокие показатели продемонстрировали 50 (31,3%) испытуемых, средние – 65 (40,6%), низкие – 45 (28,1%). Только у незначительного количества респондентов отмечались низкие показатели: по шкале «эмоциональное истощение» – у 45 (28,1%) из 16 (0–16 баллов), по шкале «деперсонализация» – у 34 (21,3%) из 160 (0–6 баллов), по шкале «редукция личных достижений» – у 26 (16,3%) из 160 (39 и более баллов).
По данным Л.В. Золотухиной, при оценке выраженности с использованием опросника «Эмоциональное выгорание» [В.В. Бойко, 2004] СЭВ среди психиатров и терапевтов установлено, что в целом в группе психиатров (n=123, I группа) степень выраженности синдрома профессионального выгорания составила 144,60±55,3 балла в сравнении с врачами, работающими в ЛПУ соматического профиля (n=114, II группа), у которых этот показатель составил 107,75±51,49 балла (p<0,01) [21]. Согласно полученным данным, в группе психиатрического профиля (n=123, I группа) обнаружены сформировавшиеся фазы (61 и более баллов) синдрома профессионального выгорания: резистенции – у 17,9% испытуемых (n=22), истощения – у 5,7% (n=7).
Согласно результатам исследования с использованием опросника «Профессиональное выгорание – MBI» [Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С., 2005], в целом для группы психиатрического профиля отмечены статистически достоверные более высокие уровни выраженности всех субфакторов синдрома профессионального выгорания по сравнению с группой соматического профиля (табл. 1).
О.Н. Удаловой установлены психологические личностные характеристики врачей и медсестер психиатрического и терапевтического профиля в зависимости от их стажа работы [22]. Ухудшение адаптации отмечается среди психиатров со стажем более 20 лет в виде таких черт, как эмоциональная напряженность, повышенная сосредоточенность на отклонениях как в плане межличностных отношений, так и в сфере самочувствия в виде чрезмерного внимания к функциям собственного организма. У медсестер отмечались тенденция к сглаживанию имеющихся психологических трудностей, компенсация негативных черт с увеличением стажа работы. Большой процент условно недостоверных профилей указывал на отсутствие откровенности, стремление скрыть дефекты своего характера. В группе медработников терапевтического профиля изменения личностных характеристик имеются, но выражены они не столь значительно: процент акцентуированных шкал в зависимости от стажа возрастает всего на 3%, что значительно ниже показателей в группе психиатров – на 18%.
Профессиональная деятельность работника социальной сферы вне зависимости от вида исполняемой работы относится к группе профессий с повышенной моральной ответственностью за здоровье и жизнь отдельных людей, групп населения и общества в целом. Она требует большой эмоциональной нагрузки, ответственности и имеет весьма неопределенные критерии успеха. Негативное влияние на здоровье оказывают постоянные стрессовые ситуации, в которые попадает этот работник в процессе взаимодействия с клиентом, постоянного проникновения в суть его проблем, а также по причине личной незащищенности и других морально-психологических факторов.
В значительной степени подвержены развитию профессионального выгорания педагоги. Объясняется это тем, что их профессиональный труд отличается очень высокой эмоциональной напряженностью. Известно большое количество объективных и субъективных эмоциогенных факторов, которые оказывают негативное воздействие на личность педагога, вызывая сильное эмоциональное напряжение и стресс. Следует также учитывать, что это одна из профессий альтруистического типа, где вероятность возникновения психического выгорания достаточно высока.
Эмоциогенные факторы вызывают нарастающее чувство неудовлетворенности, накопление усталости, что ведет к кризисам в работе, истощению и выгоранию. Сопутствуют этому физические симптомы: астенизация, частые головные боли и бессонница. Кроме того, возникают психологические и поведенческие симптомы: чувства скуки и обиды, снижение энтузиазма, неуверенность, раздражительность, неспособность принимать решения. В результате всего этого снижается эффективность профессиональной деятельности педагога. Нарастающее чувство неудовлетворенности профессией ведет к снижению уровня квалификации и обусловливает развитие процесса психического выгорания.
К категории работников, подверженных риску развития синдрома профессионального выгорания, относятся и сотрудники уголовно-исполнительной системы. Этому способствует множество физиологических, психологических, экономических и социальных факторов. Так, решение профессиональных задач требует от служащих пенитенциарных учреждений интенсивного общения и умения строить свои взаимоотношения с осужденными и коллегами. К факторам, способствующим развитию профессионального выгорания, помимо трех основных (личностные, ролевые и организационные) относятся характерные именно для пенитенциарной службы, такие как неудовлетворенные материальные потребности, низкий статус в профессиональной группе и др.
Синдрому профессионального выгорания подвержены и сотрудники правоохранительных органов, особенно те, кто постоянно находится на передовой линии борьбы с преступностью. Развитие состояния невротизации обусловлено в этой группе постоянным психологическим и физиологическим напряжением и даже перенапряжением.

Лечение и профилактика СЭВ

Профилактические, лечебные и реабилитационные мероприятия должны направляться на устранение действия стрессового агента: снятие производственного напряжения, повышение профессиональной мотивации, установление баланса между затраченными усилиями и получаемым результатом. При развитии признаков СЭВ у пациента необходимо обратить внимание на улучшение условий его труда (организационные мероприятия), характер межличностных взаимоотношений в коллективе, личностные реакции и заболеваемость.
Существенная роль в борьбе с СЭВ отводится прежде всего самому пациенту.
Для профилактики эмоционального выгорания представляется целесообразным:
– определение краткосрочных и долгосрочных целей (это не только обеспечивает обратную связь, свидетельствующую о том, что пациент находится на верном пути, но и повышает долгосрочную мотивацию);
– достижение краткосрочных целей (успех, который повышает степень самомотивации);
– использование технических перерывов, что необходимо для обеспечения психического и физического благополучия (отдых от работы);
– освоение путей управления стрессом – изменение социального, психологического и организационного окружения на рабочем месте; обеспечение большей автономии работника; построение «мостов» между работой и домом; повышение квалификации; создание в организации благоприятного социально-психологического климата; организация специальных тренингов, обучение работников приемам релаксации, ауторегуляции, самопрограммирования;
– профессиональное развитие и самосовершенствование (циклы повышения квалификации, конференции, симпозиумы, конгрессы);
– уход от ненужной конкуренции (бывают ситуации, когда ее нельзя избежать, но чрезмерное стремление к выигрышу порождает тревогу, делает человека агрессивным);
– поддержание хорошей физической формы (сбалансированное питание, ограничение употребления алкоголя, отказ от табака, коррекция веса).
Кроме этого, в целях направленной профилактики эмоционального выгорания следует стараться рассчитывать и обдуманно распределять свои нагрузки, учиться переключаться с одного вида деятельности на другой, проще относиться к конфликтам на работе, не пытаться быть лучшим всегда и во всем, помнить, что работа – всего лишь часть жизни.

Таблица 1. Абсолютные значения субфакторов «выгорания» по опроснику «Профессиональное выгорание – MBI» для групп психиатрического и соматического профилей [21]

Литература
1. Амиров Н.Х. Труд и здоровье руководителей. М.: ГЭОТАР-Мед, 2002. 136 с.
2. Freudenberger H.J. Staff burn-out // Journal of Social Issues. 1974. Vol. 30. Р. 159-165.
3. Maslach C., Jachson S.E. The measurement of experienced burnout // Journal of Occupational Behaviour. 1981. Vol. 2. Р. 99-113.
4. Kondo K. Burnout syndrome // Asian Medical J. 1991. N 34 (11).
5. Кочюнас Р. Основы психологического консультирования. М.: Академический проект, 1990. 240 с.
6. Бойко В.В. Правила эмоционального поведения. СПб., 1998.
7. Форманюк Т.В. Синдром «эмоционального сгорания» как показатель профессиональной дезадаптации учителя // Вопросы психологии. 1994. № 6.
8. Шафранова А.С. Из опыта изучения труда работников просвещения. М., 1925. 280 с.
9. Косарев В.В., Бабанов С.А. Профессиональные заболевания медицинских работников. Самара: Офорт, 2009. 232 с.
10. Мухин Н.А., Косарев В.В., Бабанов С.А., Фомин В.В. Профессиональные болезни. М.: ГЭОТАР-медиа,2013. 496 с.
11. Хохлов Р.А., Минаков Э.В., Фурменко Г.И., Ахмеджанов Н.М. Влияние синдрома эмоционального выгорания на стереотипы врачебной практики и клиническую инертность // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. 2009. № 1. С. 12–22.
12. Cooper C.L., Marshall J. Occupational sources of stress: a review of the literature relating to coronary heart disease and mental ill health II // Journal of Occupational Psychology. 1976. Vol..49. P. 11–28.
13. Maher E. The burnout syndrome II // J. of Consylting and Clinical Psychologie, 1983. № 7. P. 8–12.
14. Назмутдинов А.Р. Особенности коррекции невротических расстройств в сочетании с нефармакологическим аддиктивным поведением: Мат-лы конф. «Современные проблемы клиники и лечения психических расстройств» / под ред. Н.Е. Буториной. Челябинск, 2000.
15. Selye H. A. Syndrome Produced by Diverse Nocuous Agents. Nature. 1936. Vol. 138, July 4 Р. 32.
16. Павлов И.П. Полное собрание сочинений. 2-е изд. Т. 1–6. М., 1951–1952; Избранные труды, М., 1951.
17. Васин Д.Л. Научное обоснование системы оздоровления медицинских работников службы скорой медицинской помощи по танатопраксии: Автореф. дисс…канд. мед. наук. М., 2011. 25 с.
18. Карчаа А.Р. Синдром профессионального выгорания у врачей-хирургов: диагностика, методы коррекции, профилактика: Автореф. дисс… канд. мед. наук. М., 2012. 25 с.
19. Гарданова Ж.Р., Хритинин Д.Ф.. Хобта Р.В., Меньшикова А.А. Психологические особенности эмоционального выгорания у врачей неврологов и нейрохирургов // Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии. 2012. № 4. С. 18–20.
20. Сазонов В.Я., Клинеков В.Н. К вопросу об исследовании эмоционального выгорания у врачей-онкологов // Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии. 2012. № 6. С. 62–71.
21. Золотухина Л.В. Особенности психического здоровья врачей-психиатров с синдромом профессионального выгорания: Автореф. дисс…канд. мед. наук. Спб., 2011. 25 с.
22. Удалова О.Н. Здоровье и жизнедеятельность медицинских работников психиатрических учреждений Кабардино-Балкарской Республики: Автореф. дисс…канд. мед. наук. М., 2011. 24 с.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak