Беременность как период психологической трансформации

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №14 от 29.07.2015 стр. 857
Рубрика: Акушерство

Для цитирования: Кулешова К.В., Творогова Н.Д. Беременность как период психологической трансформации // РМЖ. 2015. №14. С. 857

Перинатология, как известно, — отдельная область медицины; к настоящему времени оформились следующие ее направления: собственно перинатальная медицина, перинатальная психология (один из ее разделов — психология беременности), перинатальная педагогика [1]. Биопсихосоциальная модель рассматривается как теоретическая основа перинатологии.

Концепция безопасного материнства сформулирована ВОЗ в 1980-х гг. как совокупность мероприятий, способствующих рождению желанных детей без отрицательного влияния на здоровье женщины. В соответствии с этой концепцией многими странами разработаны и приняты государственные программы, обеспечивающие безопасное материнство. Психопрофилактические мероприятия, проводимые в нашей стране в рамках официальной медицины с 1950-х гг., в основном направлены на профилактику болей в родах; их объектами стали организм женщины и организм ее ребенка. Новый подход к пониманию здоровья (здоровье беременной женщины, предполагающее состояние ее физического, психического и социального благополучия, а не только отсутствие у нее физиологических отклонений в процессе протекания беременности, психических расстройств) должен стать основой для разработки программ психологического сопровождения беременности (включенных в комплексную программу ее сопровождения). Важной задачей, стоящей перед клинической психологией в рассматриваемом контексте, является формирование новых методов и форм психопрофилактики у женщин в период вынашивания и рождения ребенка. В марте 2006 г. Министерством здравоохранения и социального развития РФ издан приказ об открытии в каждой женской консультации психотерапевтического кабинета.

В настоящее время под перинатальной психотерапией понимается система лечебного воздействия на психику женщины, а через психику — и на организмы женщины и ребенка [8]. Однако повсеместная работа по психологическому сопровождению беременности в нашей стране пока не проводится, хотя необходимость ее очевидна. Чтобы оказывать психологическую помощь женщине, нацеленную на поддержание у нее позитивных эмоциональных переживаний, свидетельствующих о ее благополучии, необходимо выявить систему факторов, влияющих на эти переживания, а также мишени психологического воздействия.

Факторы благополучия/неблагополучия беременной женщины. В результате анализа релевантной научной литературы нами выявлены факторы, влияющие на состояние благополучия/неблагополучия беременной женщины, индикатором которого стало ее психоэмоциональное состояние. Эти факторы в соответствии с биопсихосоциальной моделью разделены на 3 группы:

1. Факторы физического здоровья (группа факторов, действующих прямо и опосредованно (в зависимости от того, как женщина к ним относится) на ее психоэмоциональное состояние):

  • уровень адаптации организма забеременевшей женщины к ее новому физиологическому состоянию;
  • естественные эндокрино-соматические и психофизиологические изменения в организме беременной женщины; изменения в функционировании эндокринной системы, ЦНС (уровень напряжения ЦНС, функциональная активность коры и др.), вегетативной нервной системы (ее тонус и др.), обменных процессов;
  • реализация общей ведущей биологической функции женского тела — воспроизведение потомства;
  • обострение чувствительного восприятия, изменение порога болевого ощущения, повышение раздражительности;
  • «первичная материнская сосредоточенность» (психологически может проявляться в затруднении понимания приходящей извне информации; может свидетельствовать и о внутренней работе, сосредоточенности на развивающейся внутри женщины новой жизни);
  • поддерживаемый женщиной уровень физической активности;
  • физическое самочувствие;
  • наличие/отсутствие девиантного материнского поведения (курение во время беременности, употребление алкоголя, наркотиков и др.);
  • отсутствие/наличие опасности со стороны функционирования организма, психики; нарушения функционирования последних.

2. Социальные факторы (группа факторов, действующих не непосредственно на психоэмоциональное состояние, а в зависимости от того, как женщина к ним относится):

  • влияние на женщину конкретной культурной модели материнства;
  • профессиональный статус беременной женщины, уровень ее вовлеченности в профессиональную деятельность;
  • беременность как фрустратор профессионального, общественного, экономического, культурного поведения женщины;
  • изменения внутрисемейного, социального статуса беременной; подтверждает ли окружение (члены семьи, друзья, коллеги, общество) ее исключительность как женщины, взращивающей в себе новую жизнь;
  • дестабилизация структуры семейной системы, вызванная беременностью;
  • ограничение социальных контактов беременной женщины;
  • семейный кризис, связанный с закономерностями жизненного цикла семьи забеременевшей женщины;
  • возможный конфликт репродуктивных установок в семье;
  • реорганизация супружеского холона (системы «муж — жена»);
  • внутрисемейное перераспределение ролевых функций;
  • наличие/отсутствие супружеских конфликтов во время беременности;
  • наличие/отсутствие группы поддержки;
  • удовлетворение/неудовлетворение потребности женщины в заботе и опеке.

3. Психологические факторы (группа факторов, действующих прямо и опосредованно в зависимости от того, как женщина к ним относится, на ее психоэмоциональное состояние):

  • общая удовлетворенность/неудовлетворенность жизнью;
  • контроль будущего; необходимость спланировать жизнь и подготовиться к рождению ребенка;
  • прогнозирование непомерной для себя нагрузки, потери сексуальной привлекательности, ухудшения здоровья и др.;
  • ценностные ориентации женщины, структура ее мотивационной сферы, репродуктивные установки;
  • способы интрапсихической защиты, характерные для беременной женщины;
  • наличие/отсутствие внутриличностного конфликта, мешающего формированию зрелой женской идентичности;
  • «война»/«мир» в отношениях со своим телом;
  • планировалась ли беременность или была случайной;
  • желанная/нежеланная беременность; «травматическое зачатие»;
  • мотивы сохранения беременности;
  • внутренняя картина беременности; когнитивная интерпретация беременности, наделение ее тем или иным смыслом;
  • психологическая готовность/неготовность к роли беременной;
  • рассматривается ли женщиной беременность как биологическое подтверждение своей сексуальной привлекательности или только как препятствие для сексуального поведения;
  • наличие или отсутствие материнского чувства, внутренняя родительская позиция; психологическая готовность/неготовность к материнству, наличие/отсутствие зрелой материнской идентичности;
  • стиль переживания беременности.

Содержательный анализ приведенных выше исследованных и описанных в психологической литературе факторов, связанных с психоэмоциональным состоянием беременной женщины, свидетельствует о том, что женщина, скорее всего, в период беременности обречена испытывать преимущественно отрицательные эмоции (т. к. в этот период ее подстерегает множество опасностей, неопределенностей, внутриличностных и межличностных конфликтов, от нее требуется перестроить многие свои динамические стереотипы — на уровне организма, психические, социальные, что сопровождается, как известно по результатам исследований, проведенных академиком И. П. Павловым, отрицательными эмоциями). Все это определило преимущественный интерес к психологическому изучению беременных именно медицинскими психологами, изучающими отклонения в психическом здоровье беременных женщин и предлагающими психологические способы предупреждения, коррекции нарушений их психического и физического здоровья. Такой подход к изучению состояния беременной женщины, в центре внимания которого — психические расстройства, возможные заболевания, является традиционным, «патоцентристским». Но возможен и «саноцентристский» подход, в центре внимания которого — здоровье, состояние благополучия беременной женщины, сопровождающееся позитивными эмоциями.

Беременность как кризис. Личность на протяжении всей жизни человека находится в процессе становления. Л. И. Анциферова [2] определяет личность как индивидуальную форму существования и развития социальных связей и отношений, как развивающуюся системную целостность, для которой развитие — основной способ существования, способ ее бытия. Развитие может происходить как непрерывно (изменения накапливаются количественно), так и скачкообразно (развитие характеризуется стадийностью, причем каждый этап развития отражает качественное своеобразие). Переход от одной стадии развития к другой сопровождается кризисом. Кризис в психологии развития — это поворотный момент в жизни индивидуума, возникающий как следствие достижения определенного уровня психической зрелости и предъявляемых социальных требований [27]. «Критическая точка» характеризует моменты принятия прогрессивных или регрессивных решений, требует от личности выбрать тот или иной способ ответа на предлагаемые жизнью проблемы. В этих точках человек добивается достижений или терпит неудачу, но в любом случае его будущее меняется. Чтобы расти, необходимо что-то менять в себе [27]. Если «критическая точка» пройдена успешно, то это гарантирует в дальнейшем возможность подойти к следующей стадии развития более зрелой личностью.

Как известно, в переводе с греческого слово «кризис» означает «резкий, крутой перелом в чем-либо»; это же слово, написанное по-китайски, состоит из 2-х иероглифов: один обозначает «опасность», другой — «благоприятная возможность». В кризис ставится под сомнение все прежнее, и в то же время открываются новые возможности. Это период стремительного развития самоидентичности, пересмотра ее границ [26]. Беременность — это, с одной стороны, нормальный кризис, который присутствует у большинства женщин и приводит к резкой потере устойчивости. В этот период в основе перестройки личности беременной женщины лежат психологические закономерности, сходные с закономерностями нормального психического развития. Развитие личности идет как в направлении появления новых стремлений, знаний и умений, так и в направлении появления качественных изменений в устройстве и функционировании личности. Беременность выступает как биологическая предпосылка изменения личности.

С другой стороны, беременность — это и так называемый развивающий кризис [5], движение по направлению к новой роли наивысшей важности для развития женщины; это кризис, который может способствовать созреванию не только ее организма, но и ее личности. Беременность, в особенности первая, — кризисный период в поиске своей женской идентичности; из него нет возврата, независимо от того, рождается ли в должный срок ребенок, случается ли выкидыш или делается аборт [26]. Центральным психологическим механизмом личностных изменений беременной женщины выступает перестройка иерархии мотивов по типу переподчинения новому главному смыслообразующему мотиву [17]. В период беременности система ценностных ориентаций женщины изменяется; происходит ее перегруппировка, которая направлена в сторону реализации себя в новой социальной роли [20]. Беременность подразумевает конец существования женщины как независимого отдельного существа и начало бесповоротных отношений «мать — дитя» [27]. Напряженная внутренняя работа, сопровождающаяся примериванием на себя новой роли, может способствовать духовному взрослению. Основные направления изучения духовности:

1) духовность как принцип саморазвития и самореализации человека;

2) поиск корней духовности не столько в самом человеке (особенностях его личности, склонности к рефлексии), сколько в продуктах жизнедеятельности, его творческой активности;

3) изучение факторов возникновения у человека духовных состояний;

4) религиозное.

Мы в своем исследовании придерживаемся первого направления.

Саноцентристский подход к развитию личности женщины в период беременности. А. Маслоу утверждал, что особое внимание, которое психология уделяет преимущественно незрелости, нездоровью, патологии, порождает ущербную психологию. По его мнению, базисом науки должно стать изучение здоровой личности, ее роста. Выбирать рост — значит открыть себя новому, неожиданному опыту, рисковать оказаться в неизвестном. Жизнь в направлении самоактуализации означает и сонастройку со своей собственной внутренней природой, поскольку личность на определенных этапах своего жизненного пути переходит, по утверждению А. Г. Асмолова [4], от адаптивной модели своего развития к модели самоактуализации. Награда, которую за это личность получает, — переживание благополучия [15].

К числу задач развития личности в период беременности относится принятие аффективно-смысловых перестроек и изменения социальных ролей, достижение материнской идентичности, обретение личностного самоопределения. Анализ исследований материнской идентичности позволяет заключить, что основу ее формирования составляет система «мать — пренейт». Это позволяет рассматривать данный вид идентичности как изначально социальное образование [6, 25]. Материнская идентичность может быть осознаваема или неосознаваема, однако новый вид идентичности, будучи сформированным, важен для самопрезентации во взаимодействии с окружающими. Процесс самоопределения предполагает самостоятельный выбор направления развития на любом этапе зрелости, что означает значимые ценностно-смысловые перестройки, пересмотр жизненной перспективы, ревизию целевой иерархии. Это предполагает наличие способности занимать авторскую позицию по отношению к своей жизни, что в контексте нашего исследования означает здоровое развитие личности.

Беременность как актуализация возможностей женского организма может оказаться как конгруэнтной, так и неконгруэнтной уровню развития женской личности, что будет сказываться на психоэмоциональном состоянии как показателе уровня благополучия беременной женщины.

Удовольствия, позитивные эмоциональные состояния беременной женщины в контексте теоретической модели А. Маслоу могут порождаться как «патологическими» мотивами, удовлетворением «патологических» потребностей, так и здоровыми. Первые не являются «благими» [15], т. к. не приносят пользы ни самой женщине, ни развивающейся в ней новой жизни. С удовлетворением метапотребностей: потребности роста, бытийных потребностей (пирамида потребностей А. Маслоу [15]) связаны метаудовольствия беременной женщины (высокое качество ее эмоциональных переживаний), что в контексте гуманистической психологии рассматривается как показатель здоровой, благополучной личности. Такое состояние не тождественно тем, которые сопровождают «эйфорический тип психологической компоненты гестационной доминанты» [7], те или иные стили переживания беременности, описанные Г. Г. Филипповой [25].

Эмпирическое исследование имело цель изучить влияние на психоэмоциональное состояние беременной женщины уровня ее личностной зрелости. Мы исходили из предположения, что сама по себе беременность как актуализация детородного потенциала женского организма автоматически не детерминирует направление психологического развития в этот кризисный для женской личности период. Женщине приходится делать трудные для себя выборы, каждый из которых предопределит на некоторый период направление развития ее личности.

Эмпирическое исследование проведено на базе поликлинического отделения клиники акушерства и гинекологии Первого МГМУ имени И. М. Сеченова. В исследовании приняли участие 86 беременных женщин в возрасте от 20 до 45 лет. Для проверки гипотезы о влиянии хронологического возраста женщины на вероятность ее самоактуализации в период беременности были сформированы 2 экспериментальные группы (по 25 человек в каждой): 1-я группа — «молодые» беременные (в возрасте от 20 до 30 лет), 2-я — «старородящие» (в возрасте 40–45 лет). Для минимизации влияния малочисленных по объему выборок на получаемые результаты и их интерпретацию обе группы «уравновешены» по показателям: численность, образование, семейное положение, первые предстоящие роды, триместр беременности, особенности протекания беременности. Все женщины по медицинским показателям отнесены к группе здоровых.

Использован комплекс исследовательских процедур и методов. Психологическое обследование начиналось с использования клинико-психологического метода, включавшего психологическую беседу (интервью) и наблюдение (во время беседы и вне нее); применялась также стандартная методика первичного интервью Н. Пезешкиана; использовались и следующие диагностические методики: а) методика «Самочувствие, активность, настроение» (САН); б) опросник личностной тревожности Ж. Тейлор; в) характерологический опросник К. Леонгарда; г) опросник уровня субъективного контроля (УСК); д) опросник структуры темперамента (ОСТ); е) опросник самоактуализации личности (САМОАЛ); ж) стандартизированный опросник Э. Шостром. Шесть первых методик разбиты на 2 группы: 1) «методики психического состояния» (САН, личностной тревожности Ж. Тейлор, характерологических особенностей К. Леонгарда, ОСТ (шкалы «предметного мира»)); 2) «методики самопонимания и взаимодействия с социальным миром» (УСК, САМОАЛ, ОСТ (социальные шкалы)).

Для оценки значимости различий применялись непараметрический критерий Манна — Уитни и критерий Колмогорова — Смирнова. Обработка данных производилась при помощи компьютерного статистического пакета программ (SPSS).

В результате исследования выявлены различия между 2-мя группами беременных женщин с разным хронологическим возрастом. Качественный анализ результатов показал, что респондентки 1-й группы — в основном несамоактуализирующиеся личности (низкие значения по шкалам автономности, спонтанности, самопонимания, аутосимпатии, общей интернальности (Ио), интернальности в области достижений (Ид), в области неудач (Ин), в семейных отношениях (Ис), межличностных отношений (Им), производственных отношений (Ип), в области здоровья (Из), эргичности социальной (СЭР), темпа социального (СТ), пластичности социальной (СП), высокие значения по шкале социальной эмоциональной чувствительности (СЭМ)), а респондентки 2-й группы — в основном самоактуализирующиеся личности (высокие значения по шкалам автономности, спонтанности, самопонимания, аутосимпатии, Ио, Ид, Ин, Ис, Им, Ип, Из, СЭР, СТ, СП, низкие значения по шкале СЭМ). Различия обнаружены и с помощью методов математической статистики (по критерию Манна — Уитни, относящемуся к методам непараметрической статистики, не требующему проверять выборки на нормальное распределение, уровень значимости <0,05). Следовательно, выявлены значимые различия между группами по указанным выше параметрам. Таким образом, преимущественная несамоактуализированность респонденток 1-й группы и самоактуализированность респонденток 2-й группы доказаны и качественно, и статистически. Однако в 1-й группе выявлены и 4 самоактуализирующиеся женщины («почти самоактуализирующиеся»), а в группе женщин в возрасте от 40 до 44 лет выявлены 4 несамоактуализирующиеся, т. е. 1-я и 2-я группы не являются однородными.

Остановимся теперь на психических характеристиках, которые мы получили с помощью методик, условно названных нами методиками психического состояния. Несмотря на то, что плохое самочувствие отмечается у респонденток обеих групп, по критерию Манна — Уитни между 2-мя группами статистически значимое различие по этому параметру выявлено, а по критерию Колмогорова — Смирнова — нет. Полученные эмпирические данные не позволяют утверждать, что между 2-мя группами существуют надежные различия по шкале самочувствия.

Также и по шкалам активности и настроения методики САН различий между 2-мя группами беременных женщин не выявлено. Низкая активность наблюдается у респонденток обеих групп; у респонденток каждой группы может наблюдаться как плохое, так и хорошее настроение.

По шкале личностной тревожности выявлены ее высокий уровень у респонденток 1-й группы и низкий уровень у респонденток 2-й группы; различие статически значимо.

Результаты эмпирического исследования:

  • Респондентки 1-й группы (в возрасте от 20 до 30 лет) — в основном несамоактуализирующиеся личности: тревожны, не ответственны по всему многомерному профилю (даже по отношению к здоровью) локуса контроля, боятся социальных контактов, имеют узкий набор коммуникативных программ, не активны при взаимодействии с предметным миром, на момент обследования у них выявлены плохое самочувствие, низкая активность, у половины группы — хорошее настроение, у другой половины — плохое. Кроме того, в этой группе выявлены респондентки, у которых есть некоторая тенденция к самоактуализации; у них выше показатели по УСК и по шкалам ОСТ, однако уровень тревожности такой же высокий, как и у других респонденток данной группы.
  • Респондентки 2-й группы (возраст от 40 до 44 лет) — в основном (21 из обследованных 25 беременных женщин) самоактуализирующиеся личности: не тревожны, ответственны по всему многомерному профилю локуса контроля, не боятся социальных контактов, умеют в них вступать, активны при взаимодействии с предметным миром; на момент обследования у них выявлены плохое самочувствие, низкая активность, как хорошее, так и плохое настроение. 2-я группа респонденток не является однородной. Среди них выявлены 4 респондентки, которые не являются самоактуализирующимися личностями; у них низкие показатели по УСК и шкалам ОСТ; фактически их результаты совпадают с результатами респонденток 1-й группы; выявлены высокий уровень личностной тревожности и высокие показатели тревожности при взаимодействии с миром предметным и миром социальным (по шкалам ОСТ).
  • Исследуемое психическое состояние беременной женщины зависит от того, является она актуализирующейся личностью или нет.

Выводы

1. В проведенном исследовании по результатам анализа релевантной научной литературы рассмотрены следующие направления развития личности женщины в период ее беременности: 1) развитие «здоровое» (предполагает значимые перестройки ценностно-смысловых ориентаций личности, обусловленные актуализацией процессов личностного самоопределения); 2) «адаптивное» развитие (предполагает реализацию модели совладающего поведения, освобождающего женщину от трудного процесса личностной перестройки и самодетерминации); 3) выход из состояния беременности (осознанное принятие решения об аборте — женщина в ситуации кризиса своей идентичности принимает решение прервать беременность, чтобы не перестраивать кардинально свою жизнь, себя).

В адаптивном развитии выделены 3 варианта: а) успешное адаптивное развитие, заканчивающееся адаптацией (физической, психической, социальной); б) болезненно адаптивное развитие в период беременности (появление, обострение психических, физических заболеваний); в) дезадаптивное развитие, выражающееся в невынашивании беременности (спонтанный аборт).

2. В период беременности женщина имеет шанс приобрести многие черты, свойственные самоактуализирующимся личностям, что будет свидетельствовать о ее здоровом развитии в этот период. Самоактуализирующиеся беременные женщины, по результатам проведенного нами эмпирического исследования, статистически значимо отличаются от несамоактуализирующихся по показателям: а) тревожности (имеют низкий уровень личностной тревожности); б) активности (имеют высокую активность при взаимодействии с предметным и социальным миром, успешно самореализуются). При этом, как и несамоактуализирующиеся беременные, они могут иметь как плохое, так и хорошее самочувствие, а также как плохое, так и хорошее настроение (приблизительно в равных пропорциях).

Ряд беременных женщин (14 из 50), отнесенных к группе самоактуализирующихся, имели пиковые переживания, 3-е из них чувствовали себя в период беременности абсолютно счастливыми (поскольку такое эмоциональное состояние имело значительную длительность, уместнее говорить о плато-переживаниях). По результатам проведенного нами теоретического анализа, потребность в продолжении рода может быть отнесена как к базовым потребностям женщины, так и к метапотребностям (в классификации А. Маслоу); ее можно отнести и к особой форме проявления потребности в самореализации. Удовлетворение этой потребности может приводить самоактуализирующуюся беременную женщину к метаудовольствию, переживанию высшего уровня счастья.

3. Гипотеза, что самоактуализация встречается только у беременных, достигших зрелого возраста (обследованы 2 группы беременных женщин: «молодые» в возрасте от 20 до 30 лет, и «старорожающие» в возрасте от 40 до 44 лет; и тем и другим предстояли первые в их жизни роды), не подтвердилась: как в группе «молодых», так и в группе «старорожающих» встречались как самоактуализирующиеся, так и несамоактуализирующиеся личности, хотя во 2-й группе их было значительно больше. На самоактуализации в период беременности, по полученным нами данным, сказывается не столько хронологический возраст женщины, сколько ее безоговорочное принятие своей беременности, радостное ожидание материнства, безусловное принятие своего будущего ребенка.

Таким образом, психологическое сопровождение беременных женщин должно предполагать в качестве своей мишени личностный рост женщины, развитие в направлении самореализации, что будет сказываться на качестве ее жизни.

Литература
  1. Абрамченко В.В. Психосоматическое акушерство. СПб.: СОТИС, 2001.
  2. Анцыферова Л.И. Личность и деятельность // Проблемы личности / под ред. В.М. Банщикова и др. М., 1969. Т. 1. С. 434–442.
  3. Артемова С.Н. Внутренняя картина беременности // Хрестоматия по перинатальной психологии / сост. А.Н. Васина. М.: УРАО, 2005.
  4. Асмолов А.Г. Культурно-историческая психология и конструирование миров. Москва – Воронеж, 1996.
  5. Бибринг Г.Л. Беременность как нормальный кризис // Хрестоматия по перинатальной психологии / сост. А.Н. Васина. М.: УРАО, 2005. С. 72–75.
  6. Герасимова Н.Ю., Шнейдер Л.Б. Социально-психологическая готовность к материнству как личностное образование // Медико-психологические аспекты современной перинатологии. М.: Изд-во Института психотерапии, 2003. С. 17–21.
  7. Добряков И.В. Типология гестационной доминанты: Мат-лы 3-й Междунар. конф. «Ребенок в современном мире». СПб.: ЮНЕСКО, МО России,1996.
  8. Добряков И.В. Клинико-психологические методы определения типа психологического компонента гестационной доминанты // Хрестоматия по перинатальной психологии / сост. А.Н. Васина. М.: УРАО, 2005.
  9. Кулешова К.В. Эмоциональные состояния беременных женщин // Психология и психотехника. 2011. №11С. 64–73.
  10. Кулешова К.В. Беременность как возможность самоактуализации и духовного благополучия женщины: Мат-лы V съезда Российского психологического общества. Т. III. М.: Российское психологическое общество, 2012. С. 38–39.
  11. Кулешова К.В. Эмпирическое исследование факторов психологического неблагополучия беременной женщины // Психология и психотехника. 2012. № 1. С. 85–92.
  12. Kuleshova K.V. The Influence of a Pregnant Womans Social Well-Being on the Quality of Her Life // Psychology in Russia: State of the Art. Scientific Yearbook: Vol. 5 / ed. by Yu. Zinchenko, V.F. Petrenko. Moscow: Lomonosov Moscow State University; Russian Psychological Society, 2012. P. 219–231.
  13. Кулешова К.В. Беременность как психологическая трансформация // Человек, субъект, личность в современной психологии: Мат-лы Междунар. конф., посв. 80-летию А.В. Брушлинского. Т. 2 М.: Изд-во Института психологии РАН, 2013. С. 445–447.
  14. Маслоу А. Теория личности // Психология личности. Самара, 2002. С. 379–416.
  15. Маслоу А. Новые рубежи человеческой природы. М.: Смысл, Альпина нон-фикшн, 2011.
  16. Мухина В.С. Психологические проблемы материнства // Медико-психологические аспекты современной перинатологии. М.: Изд-во Института психотерапии, 2003. Ч. 1. С. 7–10.
  17. Рыжков В.Д. Практическая психология женских кризисов. СПб., 1998.
  18. Савельева Г.М. Акушерство. М., 2000.
  19. Сафронова Н.М. Особенности ЭЭГ младенцев родильниц из группы риска и группы с нормально протекавшей беременностью: Мат-лы 5-й Междунар. конф. «Ребенок в современном мире». СПб., 1997.
  20. Скрицкая Т.В. Ценностные ориентации женщины в период беременности: Дисс. … канд. психол. наук. Новосибирск, 2002.
  21. Творогова Н.Д. На пути самореализации // Смысл жизни и акме. Т. 2. М.: Смысл, 2004. С. 179–191.
  22. Творогова Н.Д. Психологическое благополучие личности // Психология здоровья: психологическое благополучие личности. М.: УРАО, 2005. С. 207–217.
  23. Творогова Н.Д. Психология здоровья // Духовно-нравственное здоровье нации. М.: МГУ, 2005. С. 63–67.
  24. Творогова Н.Д. Духовное здоровье // Вестник Университета Российской академии образования. 2006. № 4. С. 44–53.
  25. Филлипова Г.Г. Психология материнства. М.: Медицина, 2002.
  26. Эриксон Э. Идентичность: Юность и кризис: пер. с англ. / общ. ред и предисл. А.В. Толстых. М.: Прогресс, 1996.
  27. Эриксон Э. Идентичность женщины // Хрестоматия по перинатальной психологии / сост. А.Н. Васина. М.: УРАО, 2005. С. 57–62.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak