Спарфлоксацин - антибактериальный препарат широкого спектра действия

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №3 от 03.02.2002 стр. 119
Рубрика: Антибиотики

Для цитирования: Падейская Е.Н. Спарфлоксацин - антибактериальный препарат широкого спектра действия // РМЖ. 2002. №3. С. 119

Первые препараты класса хинолонов, содержащие в положении 6 хинолонового цикла атом фтора, широко известны, как фторхинолоны (ФХ), 6–фторхинолоны или монофторхинолоны (МФХ). Они применяются в клинической практике около 20 лет и характеризуются широким антибактериальным спектром, высокой бактерицидной активностью, оптимальной фармакокинетикой, широкими показаниями к применению и в целом хорошей переносимостью, в том числе при длительных курсах лечения [1, 2]. Между этими препаратами имеется ряд различий по спектру активности, фармакокинетическим свойствам, длительности действия и соответственно – по широте показаний и применению.

Высокая эффективность монофторхинолонов стимулировала поиски новых препаратов в ряду 6–ФХ, в первую очередь с более высокой активностью в отношении грамположительных аэробов (стафилококков, стрептококков, энтерококков), анаэробов и внутриклеточных патогенов, а также с более длительным действием.

Одно из направлений этих исследований касалось синтеза соединений с введением в молекулу второго атома фтора. Первым дифторхинолоном, предложенным для широкого применения, был ломефлоксацин, однако существенного повышения активности in vitro в отношении грамположительных кокков и внутриклеточных патогенов в сравнении с ранее известными наиболее активными МФХ офлоксацином и ципрофлоксацином достигнуто не было. Вместе с тем ломефлоксацин достаточно медленно выводился из организма и был рекомендован для применения перорально 1 раз в сутки при легких и среднетяжелых формах инфекции в дозе 400 мг [3, 4].

Второе направление исследований шло по линии синтеза аналогов МФХ ципрофлоксацина – ФХ с наиболее высокой бактерицидной активностью и клинической эффективностью, связанных с циклопропильным радикалом в положении 1 [5, 6].

В результате работ исследователей в Японии (фирма Dainippon), Франции (фирма Rhone–Poulenc Rorer) и США (фирма Warner–Lambert) в 1989 г. был синтезирован новый дифторхинолон – препарат спарфлоксацин (СПФЛ), аналог ципрофлоксацина, который кроме дополнительного атома фтора в положении 8, содержал еще аминогруппу в положении 5 хинолонового цикла [1, 2, 7–9]. Изменение структуры молекулы позволило существенно повысить активность соединения в отношении грамположительных кокков (включая метициллино–устойчивые и полирезистентные штаммы стафилококков), анаэробов и микроорганизмов с внутриклеточной локализацией. Важно, что при этом не снижалась высокая активность в отношении грамотрицательных бактерий. Другая особенность СПФЛ – очень медленное выведение препарата из организма. В настоящее время СПФЛ выпускается в лекарственной форме для применения внутрь, является одним из трех ФХ наиболее длительного действия (Т1/2 20 ч. и выше) и применяется в международной клинической практике уже в течение 10 лет. Другие ФХ с такими же высокими значениями Т1/2 пока не нашли широкого применения в практике.

В России СПФЛ зарегистрирован и разрешен к применению под названием «Спарфло» (таблетки по 200 мг, 6 таблеток в упаковке).

Антимикробный спектр и механизм действия

СПФЛ характеризуется широким антибактериальным спектром действия, включающим грамположительные и грамотрицательные аэробные бактерии, спорообразующие и неспорообразующие анаэробы и ряд микроорганизмов с внутриклеточной локализацией в инфицированном организме. Степень активности СПФЛ в отношении грамположительных и грамотрицательных аэробных бактерий представлена в табл. 1.

 

Практический интерес представляет сравнение активности СПФЛ с наиболее широко применяющимися и наиболее активными МФХ – ципрофлоксацином и офлоксацином (табл. 2). Модификация молекулы ФХ позволила существенно повысить активность СПФЛ в отношении стафилококков, пневмококков, хламидий и микоплазм в сравнении с ципрофлоксацином и офлоксацином. Вместе с тем активность в отношении большинства грамотрицательных бактерий не изменилась и оказалась сопоставимой с активностью МФХ. Исключением является несколько меньшая активность СПФЛ в отношении штаммов Р. aeruginosa, как чувствительных, так и устойчивых к МФХ сравнения (табл. 2). С другой стороны, в работе [15] при анализе чувствительности 200 штаммов P. aeruginosa отмечена равная активность СПФЛ и ципрофлоксацина.

 

Необходимо подчеркнуть очень высокую активность СПФЛ в отношении различных штаммов легионелл, превышающую активность ципрофлоксацина и офлоксацина: МПК90 у СПФЛ 0,0312 мг/л, у офлоксацина и ципрофлоксацина – 0,0625 мг/л [16].

У метициллин–резистентных стафилококков (MRSA) отмечаются колебания в чувствительности штаммов к СПФЛ. В отношении ряда штаммов СПФЛ может быть значительно более активен, чем ципрофлоксацин и офлоксацин (табл. 2), но описаны и штаммы MRSA, в равной степени чувствительные к СПФЛ и ципрофлоксацину [15].

Интересно отметить высокую бактерицидную активность СПФЛ в отношении энтерококков: МПК по действию на 160 штаммов множественно–устойчивых штаммов энтерококков (устойчивые к аминогликозидам и b-лактамам) находилась в пределах 0,6–0,75 мг/л [17, 18].

СПФЛ более активен in vitro в отношении грамположительных аэробных бактерий, чем норфлоксацин, пефлоксацин и ломефлоксацин; как правило, несколько превышает их по активности и в отношении большинства штаммов грамотрицательных бактерий.

СПФЛ более активен в отношении анаэробных бактерий, чем перечисленные выше МФХ и ломефлоксацин. МПК90 спарфлоксацина в отношении штаммов Clostridium spp., C. difficile находятся в пределах 0,5–4,0–16,0 и 1,0–2,0 мг/л соответственно, а для препаратов сравнения – 0,5–64,0 и 4,0–64. В отношении Bacteroides spp. (включая и B. fragilis) этот показатель для СПФЛ составляет 0,5–6,25 мг/л, а для МФХ сравнения и ломефлоксацина колеблется в пределах 2,0–128,0 мг/л [1].

СПФЛ превышает по активности указанные выше ФХ в отношении хламидий и большинства штаммов микоплазм. Препарат в равной степени был активен (МПК90 0,5 мг/л) в отношении Ureaplasma urealyticum, как чувствительных, так и устойчивых к доксициклину и эритромицину [19]. СПФЛ обеспечивал высокий стерилизующий эффект на модели хламидийного сальпингита мышей, превышая по этому показателю офлоксацин и ломефлоксацин, и был сопоставим по активности с миноциклином [20].

СПФЛ характеризуется высокой активностью в отношении микобактерий. По действию на M. tuberculosis, M. kansassii, M. аvium–intracellulare (MAI) дифторхинолон СПФЛ, как правило, более активен in vitro, чем ципрофлоксацин, офлоксацин и ломефлоксацин.

Представляет интерес преимущество СПФЛ по степени бактерицидной активности в опытах с микобактериями в сравнении с офлоксацином и ципрофлоксацином при концентрациях препаратов в 3–5 раз меньших, чем величины Смакс для этих ФХ в терапевтических дозах для человека [21]. СПФЛ был более активен, чем офлоксацин и левофлоксацин в опытах на модели генерализованного туберкулеза мышей, вызванного M. tuberculosis; изониазид более активен, чем СПФЛ [22]. Следует подчеркнуть активность СПФЛ в отношении штаммов MAI, хотя обычно эти микобактерии достаточно устойчивы к ФХ. В одном исследовании выделено 11,8% [23], в другом – 70% штаммов MAI, чувствительных к СПФЛ [24]. СПФЛ активен в отношении M. leprae [25].

В культуре клеток Vero показана антириккетиозная активность СПФЛ в отношении Rickettsia conori, Rickettsia typhi и Coxiella burneti. В зависимости от вида риккетсий препарат проявлял активность в диапазоне доз от 0,01 до 1,0 мг/л. Полное подавление роста R. conori наблюдалось при концентрации препарата 0,1 мг/л, R. typhi – 0,05 мг/л, C. burneti – 1 мг/л [26].

В подробной обзорной работе показано, что высокая активность СПФЛ in vitro полностью коррелирует с высокой активностью препарата на различных моделях экспериментальных инфекций [9].

СПФЛ хорошо проникает в микробную клетку и характеризуется высокой бактерицидной активностью. По механизму антимикробного действия препарат соответствует другим ФХ, и основными мишенями его действия в микробной клетке являются два фермента из группы топоизомераз: ДНК–гираза и топоизомераза IV [1–3, 5, 6]. Высокая активность СПФЛ в отношении грамположительных кокков связана в первую очередь с высокой ингибирующей активностью в отношении топоизомеразы IV. Одновременно сохраняется высокая активность в отношении грамотрицательных бактерий, что свидетельствует и о высокой степени ингибирования ДНК–гиразы.

СПФЛ характеризуется выраженным постантибиотическим эффектом. В опытах с Brucella melitensis (MПК90 0,125–0,25 мг/л, бактерицидный эффект при 2-х МПК) постантибиотический эффект СПФЛ был равен 4–6 ч при воздействии 1/4 МПК [9, 27], в опытах с легионеллой при концентрации препарата 1 мкг/мл этот эффект наблюдался в течение 3 суток (данные Edelstein P., Weidenfeld J.,1990; цит. по [9]).

Фармакокинетические свойства

СПФЛ характеризуется интересными фармакокинетическими свойствами [1, 2, 9, 28]. В сравнении с другими ФХ этот препарат несколько медленнее всасывается при приеме внутрь, его максимальный уровень в крови достигается через 3–6 часов.

По данным обзора [28], показатели фармакокинетических параметров СПФЛ следующие:

  • связывание с белками плазмы 45%
  • максимальная концентрация в сыворотке после приема внутрь 500 мг препарата – 1,5 мг/л
  • биодоступность колеблется от 40 до 60%
  • период полувыведения (T1/2) из сыворотки находится в пределах 16–22 часов, в среднем – 18–20 ч
  • площадь под фармакокинетической кривой (АUС) составляет в среднем 32,3 мг/л.ч (при приеме 400 мг внутрь)
  • с мочой выводится 5–10% неизмененного препарата, 40% в виде метаболита (глюкуронид СПФЛ)
  • выведение с фекалиями может значительно варьировать (от 1,5 до 60%).
Препарат хорошо проникает в органы, ткани, биологические жидкости (табл. 3) и в клетки макроорганизма.

 

Концентрация СПФЛ в органах и тканях близка к сывороточной или значительно превышает ее: индекс ткань/плазма находится в пределах от 0,73 до 9,0 [1, 9, 28–31]. Показано проникновение СПФЛ в спинномозговую жидкость после приема внутрь 200–300 мг препарата; эффект дозозависимый, без кумуляции при повторных введениях [9, 32]. В ликворе определялось до 28% от концентрации в крови [1, 30, 31].

СПФЛ достаточно хорошо проникает в жидкости и ткани глаза и в слезную жидкость [9].

Очень важно, что препарат хорошо проникает в клетки макроорганизма: в альвеолярных макрофагах определялись концентрации, превышавшие сывороточные в 40–100 раз. По степени проникновения в макрофаги СПФЛ в 3 раза превышал ципрофлоксацин и ломефлоксацин и более чем в 4 раза – ФХ длительного действия руфлоксацин [31].

СПФЛ интенсивно метаболизирует в печени с образованием одного неактивного метаболита – глюкуронида СПФЛ. Неизмененный спарфлоксацин элиминирует частично с мочой (5,6–10,9% от принятой дозы) и с желчью (1,5%). Глюкуронид также выводится с мочой (18–34,5%) и с желчью (11,5%). Некоторое количество СПФЛ элиминирует путем трансинтестинальной секреции [1, 9, 28].

При тяжелом нарушении функции почек или печени выведение СПФЛ и его биотранформация в организме замедляются.

Прием пищи незначительно влияет на всасывание СПФЛ. Антациды и другие препараты, содержащие катионы двух– и трехвалентных металлов, замедляют всасывание СПФЛ (образование плохо растворимых хелатных комплексов). СПФЛ не влияет на фармакокинетику теофиллина.

У больных с ожоговой инфекцией фармакокинетика СПФЛ (400 мг внутрь) не изменяется, и препарат также характеризуется длительным действием: Т1/2 элиминации – 20,21±1,77 ч, средняя концентрация в крови через 24 часа 0,12 мг/л, что превышает или находится на уровне МПК для большинства чувствительных к препарату возбудителей [33].

Применение в клинике

В соответствии со спектром действия, особенностями фармакокинетики и пероральной лекарственной формой спарфлоксацин применялся в клинике при легких и среднетяжелых формах бактериальных инфекций:

  • уха, верхних и нижних дыхательных путей – отита, острого гнойного синусита; пневмонии (в первую очередь, вызванной S. pneumoniae, H. influenzae, C. pneumoniae, L. pneumophila), обострений хронического бронхита;
  • урогенитального тракта – цистита, пиелита, простатита, в том числе заболеваний, передающихся половым путем (хламидийной инфекции, гонореи, мягкого шанкра);
  • желудочно–кишечного тракта, вызванных шигеллами, сальмонеллами, энтеробактериями;
  • кожи и мягких тканей – инфицированные раны, хирургические инфекции, абсцессы, пиодермии, целлюлит, фурункулез, инфекционный дерматит.
Перечисленные заболевания включены в инструкцию по применению препарата «Спарфло», зарегистрированного в России. Возможность назначения СПФЛ один раз в сутки в низких дозах является важным преимуществом при лечении хронических форм инфекции, особенно в амбулаторной практике.

В связи с высокой активностью СПФЛ в отношении хламидий и микоплазм обосновано его применение для лечения различных форм хламидийной и микоплазменной инфекций (в частности, у больных ревматизмом) [3]. Широкий антимикробный спектр СПФЛ в сочетании с хорошим проникновением в ткани и жидкости глаза обосновывает изучение его эффективности в офтальмологической практике, когда необходимо применение системной терапии в дополнение к местному лечению (за последнее время ФХ заняли важное место в терапии инфекций глаза) [34]. Большой интерес представляет оценка активности СПФЛ в комбинированной терапии лекарственно–устойчивых форм туберкулеза различной локализации, а также при лечении лепры.

Накоплен достаточно большой опыт по применению СПФЛ в клинической практике. Практически во всех наблюдениях применялись низкие суточные дозы.

Как правило, в первый день лечения СПФЛ назначали однократно 400 мг (2 таблетки) и затем во все последующие дни по 200 мг 1 раз в сутки (до 10–14 дней). Эта же схема рекомендована в инструкции по применению спарфло. Для лечения обострений хронического бронхита СПФЛ применяли и в меньших дозах – 200 мг начальная и 100 мг поддерживающая. Длительность лечения зависела от характера, тяжести и локализации инфекции и колебалась от 3 до 14 дней. В некоторых наблюдениях оценивали эффективность суточной дозы 300 мг в один или в два приема.

Препарат широко применяют для лечения инфекций верхних и нижних дыхательных путей.

В оториноларингологической практике СПФЛ был применен у 191 больного с наружным или средним отитом или с синуситом [35], у 253 больных с острым верхне–челюстным синуситом [36] и у 382 больных острым гнойным синуситом [37]. При наружном отите клинический эффект СПФЛ был достигнут у всех больных, при среднем отите – в 72% случаев, при синусите – в 82–88%. Высокая клинико-бактериологическая эффективность СПФЛ при острых гнойных синуситах показана также у 382 больных в многоцентровом исследовании: она составила 82,6%; в контрольной группе при применении цефуроксима – 83,2% [38].

Большое число наблюдений касается лечения внебольничной пневмонии и обострений хронического бронхита [38–47].

СПФЛ в 6 клинических исследованиях (двойные слепые, рандомизированные) применен у 824 больных с внебольничной пневмонией. Контрольные группы получали по стандартным схемам препараты сравнения (2 или 3 раза в сутки): амоксициллин/клавуланат, эритромицин, амоксициллин, рокситромицин или сочетание амоксициллина с офлоксацином. Заболевание у большинства больных было вызвано пневмококком, затем по частоте следовали Mycoplasma pneumoniae и Haemophilus influenzae. Эффективность лечения СПФЛ составила 90%, в контрольной группе – 82,9%. При пневмониях, вызванных S. pneumoniae, СПФЛ был эффективен у 88,8% больных (в контрольных группах – 85%). При лечении обострений хронического бронхита у 366 больных СПФЛ применяли по схеме – 200 мг/сут начальная и 100 мг/сут – поддерживающая дозы. Контрольная группа получала амоксициллин/клавуланат 3 раза в день по 500/125 мг. Эффективность лечения в основной и контрольной группах составила 82,6 и 79,6%, эрадикация возбудителя – 88,2 и 78,5%, частота рецидивов – 8,9 и 9,8% соответственно [38].

Аналогичные результаты опубликованы по итогам нескольких многоцентровых исследований при лечении СПФЛ инфекций дыхательных путей всего более чем у 2000 больных [39, 40, 41]. . Можно отметить несколько более высокий или сопоставимый эффект СПФЛ с препаратами сравнения при преимуществе СПФЛ по дозовому режиму, элиминации возбудителя (в том числе микоплазм), сокращению частоты рецидивов. Препарат целесообразно применять, как средство эмпирической терапии при внебольничных инфекциях дыхательных путей.

В 6 публикациях приведены результаты применения СПФЛ при инфекциях дыхательных путей по основной схеме в течение 7–14 дней всего у 1878 больных, в том числе у 752 – старше 65 лет, включая группы риска с сопутствующими заболеваниями и госпитализированными в связи с неэффективностью предшествующей терапии [42, 47]. Клиническая эффективность СПФЛ составляла 80–92%, препаратов сравнения – от 70 до 91–92%. Данные бактериологических исследований показывают преимущество СПФЛ при инфекции, вызванной гемофильной палочкой, и сопоставимость с препаратами сравнения при пневмококковой инфекции. Преимущество СПФЛ – меньшие суточные дозы, удобство назначения один раз в сутки.

Практически важной является активность СПФЛ при инфекциях, вызванных хламидиями и микоплазмами. При лечении 15 больных с инфекциями дыхательных путей, вызванных Chlamydia pneumoniae, C.psittaci, C.trachomatis, у 13 больных получены хорошие и отличные результаты (эффективность 87%); недостаточная эффективность у 1 больного и отсутствие эффекта также у 1 больного [48].

Применение СПФЛ в течение 7–14 дней у больных с пневмонией, вызванной Mycoplasma pneumoniae, позволило получить очень хороший лечебный эффект у 9, хороший – у 15 больных (клиническая эффективность в целом составила 92%) [49].

СПФЛ был эффективен в случаях хламидийной и микоплазменной инфекций при урогенитальных заболеваниях. Показана его эффективность при негонококковых уретритах в наблюдениях над 725 больными (мужчины) в сравнении с доксициклином (200 мг/сутки, 7 дней). Курс лечения СПФЛ 3–7 дней, дозы – 200 мг начальная и 100 мг поддерживающая. После окончания лечения эффективность находилась в пределах 80%. СПФЛ в суточных дозах 200 или 300 мг (курс лечения 7–22 дня) был эффективен при лечении простатитов у 86% больных [51].

Установлена высокая эффективность СПФЛ при лечении острой неосложненной гонореи (однократный прием 200 мг), сопоставимая с эффективностью однократного приема ципрофлоксацина (250 мг) [52].

В многоцентровом исследовании СПФЛ был применен для лечения неосложненных и осложненных инфекций мочевыводящих путей [53]. Препарат назначали по 100–300 мг/сут однократно или в два приема в течение 3–5-14 дней в зависимости от клинического и бактериологического эффекта. Клиническая эффективность при неосложненных бактериальных инфекциях и при гонококковых и хламидийных уретритах составляла 90–100% при эрадикации возбудителя в 75–100% случаев (всего оценено 394 больных). При осложненных процессах и простатитах клиническая эффективность составила 65–79% (318 больных), а элиминация возбудителя при осложненных процессах – 75% [53].

Высокая эффективность СПФЛ отмечена при лечении внебольничных неосложненных инфекций мочевыводящих путей у женщин (более чем 1400 пациенток), при сопоставимой клинической эффективности (92,7%) с ципрофлоксацином и офлоксацином (91,1%) [54, 55].

При осложненных инфекциях мочевыводящих путей у 686 больных СПФЛ был эффективен у 89% больных, ципрофлоксацин – у 85% [56].

Применение СПФЛ по схеме 400 мг начальная и 200 мг поддерживающая дозы у 43 больных с осложненными формами пиелонефрита (31 больной) и простатита было эффективно у 35 больных [57].

При применении СПФЛ для лечения инфекций кожи, мягких тканей, гнойной хирургической инфекции (в том числе одонтогенной) клинический эффект в зависимости от вида и локализации инфекции наблюдали в 75,8 – 100% случаев [58–61]. Препарат применяли как по стандартной схеме (400 мг начальная и 200 мг поддерживающая) , так и по 100 мг 1–2 раза в день; курс лечения 4–7–10–14 дней.

В Институте хирургии им. А.В. Вишневского РАМН Спарфло (СПФЛ) применяли по стандартной схеме 3–9 суток у больных с осложненными формами гнойной инфекции (гнойные раны мягких тканей и ожоговая инфекция). Полное излечение в конце курса лечения наблюдалось у 18 больных (75%) и клиническое улучшение – у 6 (25%) [33].

Эффективность СПФЛ показана при лечении инфекций в гинекологической практике [62, 63].

Высокая активность СПФЛ в отношении возбудителей кишечных инфекций коррелирует с высокой клинической эффективностью препарата при бактериальных энтеритах, шигеллезе, сальмонеллезном и кампилобактериальном энтеритах. Клинический эффект наблюдался в 85–100% случаев [64].

СПФЛ начали успешно применять в комбинированной терапии множественного лекарственно–устойчивого туберкулеза легких и туберкулезного лимфаденита в случаях неэффективности или непереносимости основных противотуберкулезных препаратов первого ряда [66–68].

В приведенных клинических наблюдениях отмечается, как правило, хорошая переносимость СПФЛ при назначении препарата по основной схеме, в том числе и длительно (у больных лепрой). Чаще всего побочные реакции отмечаются со стороны желудочно–кишечного тракта (диарея, тошнота, рвота), частота которых колеблется от 2-11%, со стороны центральной нервной системы (нарушение сна, головная боль) – 2–4%, кожные реакции (в том числе и фоточувствительность) – 2-5% [1, 2, 38, 65, 69]. Эти показатели касаются как схемы 400 мг - начальная доза, 200 мг – поддерживающая, так и схемы 200 мг и 100 мг. При применении СПФЛ (как и других ФХ) должны быть исключены пребывание больного на солнце и УФ–терапия. При применении ФХ возможно удлинение интервала QT. Этот эффект относится к очень редким (0,01% и реже) нежелательным реакциям. При применении СПФЛ он отмечен в 14,5 случаев на 1 млн; кардиоваскулярные нарушения зарегистрированы у 7 из 750 тыс больных, причем у всех этих больных до начала лечения СПФЛ имела место сердечно-сосудистая патология [70]. В связи с этим препарат не рекомендуется применять у больных с тяжелой сердечно–сосудистой патологией и нарушениями ритма сердца, которым назначаются антиаритмические препараты.

Заключение

Приведенные данные показывают, что СПФЛ является эффективным антибактериальным препаратом системного действия, удобным для применения, в том числе и в амбулаторной практике, с широкими показаниями и с достаточно хорошей переносимостью.

Возможно развитие резистентности бактерий к СПФЛ (так же, как и к другим ФХ). Вместе с тем высокая бактерицидная активность препарата и высокие тканевые концентрации позволяют преодолевать формирующийся уровень устойчивости. Пока еще лекарственная резистентость к ФХ и к СПФЛ, в частности, не приобрела клинического значения. Строгое соблюдение инструкции по применению СПФЛ, с учетом чувствительности возбудителя инфекции к препарату и локализации процесса, противопоказаний к применению и особенностей взаимодействия с другими лекарственными средствами, позволит длительное время сохранить высокую эффективность СПФЛ при лечении бактериальных заболеваний, в том числе и как средства эмпирической терапии, эффективного при инфекциях штаммами, устойчивыми к другим препаратам.

 

Список литературы Вы можете найти на сайте http://www.rmj.ru

 

 

 

Литература:

1 Падейская Е.Н., Яковлев В.П. Антимикробные препараты группы фторхинолонов в клинической практике. М., «Логата», 1998; 352 с.

2 The Quinolones. – 2nd ed., Ed. Andriole V.T., New York, London, Tokyo, Toronto, 1998; 441 pp.

3 Падейская Е.Н., Яковлев В.П., Ломефлоксацин (Максаквин) – антимикробный препарат из группы фторхинолонов. М., «Универсум Паблишинг«, 1998; 70 с.

4 The New Generation of Quinolones. – Eds Siporin C., Heifetz C.L., Domagala J. M., New York, London, 1990; 422 pp.

5 Яковлев В.П., Падейская Е.Н., Яковлев С.В. Ципрофлоксацин в клинической практике. – М., « Информполиграф», 2000; 271 с.

6 Wilson A.P.R., Gruneberg R.N. Ciprofloxacin: 10 years in clinical experience. – Oxforod, Maxim Medical, 1997; 275 pp.

7 Падейская Е.Н. Новое в проблеме фторхинолонов: возможности повышения активности и расширения спектра. – Антибиотики и химиотерапия, 1994; 43 (11): 38–34.

8 Падейская Е.Н. Основные итоги исследований в ряду антимикробных препаратов класса хинолонов к началу ХХ1 века. – Там же, 2001; 46 (8): 32–39.

9 Fluoroquinolone Antibacterial – AT–4140, CL–933, PD–131501, RP 64206, Sparfloxacin. – Drugs Fut, 1991; 16 (5): 463– 470.

10 Siristonpun Y., Rojnpisarnvong V., Chongchitmate A. et al. In vitro activity of sparfloxacin against selected gram–negative blood culture isolates. – Drugs, 1995; 49 (Suppl. 2): 256.

11 Eliopoulos G.M., Eliopoulos C.T. Activity in vitro of the quinolones. – In Quinolone Antimicrobial Agents, 2nd ed., Eds. Hooper D.C., Wolfson J.S., Washington, 1993; 161–193.

12 Phillips I., King A., Shannon K. In vitro properties of the quinolones. – In The Quinolones, 2nd ed., Ed. Andriole V.T. New York, London, Tokyo, Toronto, 1998; 81 – 116.

13 Appelbaum P.C. Comparative in vitro activity of sparfloxacin against organisms causing community–aquired LRTI. – 19th Intern.Congr.Chemother., Montreal, 1995; Abstracts: N 0108.

14 Low D.E. North American studies on sparfloxacin. – Ibid. N 0109.

15 Paradelis A.G., Delidou K., Grigoriadou A. et al., The antimicrobial activity of sparfloxacin, a new quinolone. – Drugs, 1995; 49 (Suppl. 2): 238–239.

16 Saito A., Gaja M. In vitro and in vivo activities of sparfloxacin in Legionella infections. – Ibid.: 250–252.

17 Perri M.B., Bien P., Griffin T. et al. The in vitro activity of sparfloxacin and Cl–960 against multi–drug resistant Enterococci. 17th Intern. Congr. Chemother.,Berlin, 1991; Abstracts: N 2035.

18 Fong I.W., Bannatyne R.M., Nord D. The bactericidal actyvity of sparfloxacin compared to other agants against Enterococci, Staphylocicci, Listeria and C.Jeikeium. – Ibid.: N 2033.

19 Renauldin H., Bebear C. In vitro susceptibility of Mycoplasmas to a new quinolone, BAY 3118. Drugs, 1995; 49 (Suppl. 2): 243–245.

20 Thomas D., Orfila J., Bissac E. Evaluation of the activity of different quinolones in the experimental Chlamydial salpingitis mouse model. – Ibid.: 261–263.

21 Rastogi N., Goh K.S. In vitro activity of new difluorinated quinolone sparfloxacin (AT–4140) against Mycobacterium tuberculosis compared with activities of ofloxacin and ciprofloxacin. – Antimicrob. Agents Chemother., 1991; 35 (9): 1933–1936.

22 Lounis N., Ji B., Truffot–Pernot C. et al. Which amynoglycoside or fluoroquinolone is more active against Mycobacterium tuberculosis in mice? – Ibid., 1997; 41 (3); 607–610

23 Martin–Luengo F., Sempere M.A. Activity of sparfloxacin and other quinolones against Mycobacteria. – Drugs, 1993; 45 (Suppl. 3): 219–220.

24 Yajiko D.M., Sander C.F., Nassos P.S. ert al. In vitro susceptibility of Mycobacterium avium complex to the new fluoroquinolone sparfloxacin (Cl938, At–4140) and comparison with ciprofloxacin. – Antimicrob. Agents Chemother., 1990; 34: 2442–2444.

25 Chan G.P., Garsia–Ignacio B.Y., Chavez V.E. et al. Clinical trial of sparfloxacin in leprosy. – Antimicrob. Agents Chemother., 1994; 38: 61–65.

26 Keren G., Itzhaki A., Oron C. et al. Evaluation of anti–rickettsial activity of fluoroquinolones. – Ibid., 1995; 49 (Suppl. 2): 208–210.

27 Garcia–Rodriquez J.A., Garcia Sanches J.E., Trujiallano I. Kinetic of antimicrobial activity of sparfloxacin, a new quinolone, against Brucella melitensis. – 3rd Symp.New Quinolones, Vancouver, 1990; Abstracts: N 79.

28 Bergan T. Pharmacokinetics of the fluoroquinolones. – In The quinolones, 2nd ed., Ed. Andriole V.T., New York, London, Tokyo, Toronto, 1998; 143 – 182.

29 Montay G. – Pharmocokinetic of sparfloxacin in healthy volunteers and patients: a review. – J. Antimicrob. Chemother., 1996; 37 (suppl. A): 27 – 39.

30 Wise R., Honebourne D. A review of penetration of sparfloxacin into lower respiratory tract and sinuses/ – Ibid.: 57–63.

31 Wise R. Comarative pharmacokinetic profile of oral antimicrobial agents in RTI – 19th Intern Congr. Chemother., Montreal, 1995; Abstracts: N .

32 Kawahara K., Kawahara M., Goto T. et al., The penetratio n of sparfloxacin (AT–4140) into the human spinal fluid, a comparison study to 5 other fluoroquinolones. – 3rd Intern. Symp. New Quinolones, Vancouver, 1990; Abstracts: N 364.

33 Яковлев В.П., Крутиков М.Г., Блатун Л.А. и др. Клинико–лабораторная эффективность нового дифторхинолона Спарфло (спафлоксацина) при лечении инфекций кожи и мягких тканей. – Антибиотики и химиотерапия. 2000; 45 (12): 37–40.

34 Актуальные вопросы воспалительных заболеваний глаз. Ред. Ю.Ф.Майчук, Москва, 2001; Тезисы докл.: 376 стр.

35 Baba S. Clinical studies of sparfloxacin in the field of otolaringology. – Drugs, 1993; 45 (Suppl.3): 329–330.

36 Talbot G. Treatment of acute bacteral maxillary sinusitis with sparfloxacin. – 20th Intern Congr. Chemother., Sydney, 1997; Abstracts: N 4285.

37 Gehanno P., Berche P. a. Sinusitis Study Group. Sparfloxacin versus cefuroxime axetil in the treatment of acute purulent sinusitis. – J.Antimicrob. Chemother. 1996; 37 (Suppl. A): 105 – 114.

38 Carbon C.J. European clinical experience with sparfloxacin in RTI – 19th Intern. Congr. Chemother., Montreal, 1995; Abstracts:

39 Soejima R., Hara R. Clinical response of sparfloxacin in respiratory tract infections. – Drugs, 1993; 45 (Suppl. 3): 405–406.

40 Aubier M., Lode H., Gialdroni–Grassi G. et al. Sparfloxacin for the treatment of community–acquired pneumonia: a pooled data analysis of two studies. – J/ Antimocrob. Chemother., 1996; 37 (Suppl. A): 73–82/

41 Grassi G.G., Brumpt I. Sparfloxacin empirical therapy in community–acquired pneumonia. Results of meta–analysis of 2 comparative studies. – Drugs, 1995; 49 (Suppl. 2): 406–407.

42 Niki Y., Tamada S., Nakabayashi M. et al. Sparfloxacin, a new generation fluoroquinolone against Streptococcus pneumoniae respiratory infections. – Drugs, 1995; 49 (Suppl.2): 420–422.

43 Portier H., Masy T., Proust A. et al. Comparative efficacy of sparfloxacin in comparison with amoxycillin plus ofloxacin in the treatment of community–acquired pneumonia. – J. Antimicrob. Chemother., 1996; 37 (Suppl. A): 83–91.

44 Frassi C., Brumpt I., Matteo I. Efficacy and safety of sparfloxacin in patients with community–acquired pneumonia, who have failed on previous antibiotic treatment. – 20th Intern. Congr. Chemother., Sydney 1997; Abstracts: N 4282.

45 Lode H., Auber M., Proust A. et al. Efficacy and safety of sparfloxacin in S.pneumoniae bacteriemic community–acquired pneumonias. – Ibid.: N 4283.

46 Veyssier P., Brumpt I. Efficacy and safety of sparfloxacin in elderly patients with a community–acquired pneumonia. – Ibid.: N 4284.

47 Allegra L., Konietzko N., Leophonte P. et al., Comparative safety and efficacy of sparfloxacin in the treatment of acute exacerbation of chronic obstructive pulmonary disease: a double–blind, randomized, parallel, multicentre study. – J. Antimicrob. Chemother., 1996; 37 (Suppl. A): 93 – 104.

48 Soejima R., Niki Y., Kishimoto T et al., Antichlamydial activities of newly developed fluoroquinolones fnd their potential role in the treatment of chlamydial respiratory infections. Drugs, 1995; 49 (Suppl. 2): 257 – 259.

49 Kaku M., Ishida K., Kohno S. et al. Experimental and clinical studoies of sparfloxacin in Mycoplasma pneumoniae infection. – Ibid.: 413–414.

50 Phillips I, Diaman C., Barlow D. Et al A comparative study of tow regimens of sparfloxacin versus doxycycline in the treatment of non–gonococcal uretritis in men. – J. Antimicrob. Chemother., 1996; 37 (Suppl. A): 123–134.

51 Suzuki K., Horiba M., Naide Y. et al. Sparfloxacin in the treatment of bacterial prostatitis.–17th Intern. Congr. Chemother., Berlin, 1991; Abstracts: N 1309.

52 Moi H., Morel P., Gianetti B. Comparative efficacy and safety of single oral doses of sparfloxacin versus ciprofloxacin in the treatment of acute gonococcal urethritis in men. J.Antimicrob.Chemother., 1996; 37 (Suppl. A): 115–122..

53 Kawada Y., Japanese Collab. Study Group Sparfloxacin in Urology. Sparfloxacin in the treatment of genitourinary tract infections. – 4th Intern/ Symp. New Quinolones, Munich, 1992; Abstracts: N 165.

54 Kumamoto Y., Hirose T., Hayashi K. et al., Dose finding study of sparfloxacin in single dose therapy for female patients with acute uncomplicated cystitis. Ibid.: N 1221.

55 Talbot G. Sparfloxacin efficacy in the treatment of comunity–acquired acute uncomplicated urinary tract infections in US phase III studies. – 20th Intern. Congr. Chemother., Sydney, 1997; Abstracts: N 4286.

56 Naber K.G., Silverio F., Geddes A. et al. Comparative efficacy of sparfloxacin versus ciprofloxacin in the treatment of complicated urinary tract infection. – J. Antimicrob. Chemother.,1996; 37 (Suppl. A): 133–134.

57.Деревянко И.И. Эффективность спарфлоксацина (Спарфло) при лечении осложненных форм пиелонефрита и простатита. – Клиническая медицина, 2002; в печати.

58 Watanabe T., Akieda Y., Suzuki T. Clinical trials of new oral fluoroquinolone sparfloxacin in skin and skin structure infections. – Drugs, 1993; 45 (Suppl. 3): 388–389.

59 Takahashi H. Sparfloxacin in the treatment of skin and soft tissue infections – Ibid.: 386.

60 Sasaki J. Clinical studies of sparfloxacin on odontogenic infections. Ibid.:331.

61 Yura J. Clinical studies on sparfloxacin in the surgery. – 4th Intern. Symp. New Quinolones, Munich, 1992; Abstracts: N 252.

62 Matsuda S., Japanies Collab. Study Group. Clinical experience with sparfloxacin in the treatment of gynecological infections. – Ibid.: N 204.

63 Cho N., Fukunada K., Kunu K. Antimicrobial activity and pharmacokinetics of sparfloxacin in obstetrics and gynecology. – Ibid.: N 203.

64 Imagawa Y. Multi–center clinical studies of sparfloxacin in infectious enteritis. – Drugs, 1993; 45 (Suppl.3): 394–395.

65 Murray B.E. Sparfloxacin: comparative clinical studies ongoing in North America. – 19th Interrn. Congr. Chemother., Montreal, 1995; Abstracts:

66 Jacobs M.R. Activity of quinolone against mycobacteria. – Drugs, 1999; 58 (Suppl. 2): 19–22.

67. Singla R., Gupta S., Gupta R. et al. Efficacy and safery of sparfloxacin in combination with kanamycin and ethionamide in multidrug resistant pulmonary tuberculosis patients. – Int.J.Tuber.Lung Dis., 2001; 5 (6): 559–563.

68. Lutasch A., Erbes R., Mauch H. et al., Sparfloxacin in the treatment of drug resistant tuberculosis or intolerance of first line therapy. – Eur.Respir.J., 2001; 17 (4): 641–646.

69. Schentag J.J. Sparfloxacin: a review. – Clin.Ther., 2000; 22 (4): 372–387.

70 Падейская Е.Н. Переносимость и безопасность антимикробных препаратов группы фторхинолонов; редкие и очень редкие нежелательные явления. – Инфекция и антимикробная терапия, 2001; 3 (1): 4–13.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak