Антибактериальная терапия внебольничной пневмонии, требующей госпитализации: возможности использования внутривенной формы азитромицина

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №26 от 10.10.2012 стр. 1330
Рубрика: Болезни дыхательных путей

Для цитирования: Куценко М.А., Чучалин А.Г. Антибактериальная терапия внебольничной пневмонии, требующей госпитализации: возможности использования внутривенной формы азитромицина // РМЖ. 2012. №26. С. 1330

Наиболее частой причиной как обращений за медицинской помощью, так и назначения антибактериальных препаратов во всем мире являются инфекции дыхательных путей [48]. Особое место среди них в силу высокой заболеваемости (около 400 млн случаев в год в мире) и возможных негативных исходов занимает пневмония. Несмотря на растущее число диагностических и лечебных возможностей, согласно международной статистике, ежегодно пневмония является причиной около 4 млн смертей в мире [52] и остается ведущей причиной летальности от инфекционных заболеваний, занимая 6–е место среди всех причин смертности [22]. Более того, по прогнозу ВОЗ, в 2030 г. пневмония займет 4–е место среди всех причин смерти после ишемической болезни сердца, цереброваскулярной болезни и хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) [52]. Такое положение дел определяет постоянный поиск оптимизации тактики ведения пневмонии, включая и выбор конкретных антибактериальных препаратов.

Особую группу риска составляют пациенты с пневмонией, нуждающиеся в стационарном лечении, что обусловлено не только более тяжелым и/или осложненным течением этого заболевания по сравнению с пациентами, не нуждающимися в госпитализации, но и вероятностью развития внутригоспитальной инфекции [14].
На настоящий момент четко определены показания для госпитализации пациентов с внебольничной пневмонией (ВП) (табл. 1). Все эти больные имеют повышенный риск смерти от ВП, в связи с чем должны находиться под постоянным медицинским наблюдением, что можно обеспечить только в условиях стационара. Для ориентировочной оценки прогноза и тяжести состояния, а значит, и выводов о необходимости госпитализации, возможно использование шкалы CURB–65 (С – нарушение сознания, U – уровень мочевины > 7 ммоль/л, R – ЧДД>30 в 1 мин., B – АД сист. < 90 мм рт. ст., АД диаст.<60 мм рт. ст., возраст >65 лет) или ее редуцированный вариант CRB–65 (табл. 2). Оценка тяжести ВП осуществляется по двоичному принципу (отсутствие – 0, наличие – 1), что позволяет распределить пациентов на группы легкого, среднетяжелого и тяжелого течения. Таким образом, представляется возможным определить место лечения пациента (амбулаторно, терапевтическое/пульмонологическое отделение или отделение реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ) стационара) [6].
Практическую помощь в оценке тяжести ВП и необходимости госпитализации также могут оказать другие оценочные шкалы. Наиболее полную оценку можно провести при помощи шкалы PORT (Pneumonia Outcomes Research Team), однако необходимость оценки большого числа параметров (включая лабораторные и инструментальные) ограничивает ее широкое использование.
Установив диагноз пневмонии и определившись с местом лечения, необходимо как можно раньше начать антибактериальную терапию (не позже 8 ч с момента установления диагноза), т.к. ее раннее начало позволяет значительно снизить риск развития осложнений и летальность [46].
Выбор оптимальной антибактериальной терапии для конкретного пациента с ВП – сложная задача, и врач должен приложить все усилия для ее решения. Большую роль в этом играет четкое следование критериям подбора оптимального антибактериального препарата, что предусматривает знание вероятного этиологического фактора заболевания, эффективности, безопасности и дополнительных свойств лекарственных препаратов, а также способность и возможность пациента следовать назначенной терапии. В случаях тяжелого течения пневмонии важным представляется и возможность парентерального введения антибактериального препарата.
Этиологический фактор ВП представлен широким кругом возбудителей, и для эффективного лечения в первую очередь необходимо понимание, какие микроорганизмы вызывают развитие заболевания у конкретного пациента (табл. 3). При этом в связи с необходимостью быстрого начала терапии требуется эмпирический подход к назначению этиотропных препаратов [30].
Прежде всего тяжелое течение ВП ассоциируется с S. pneumoniae, S. aureus, L. pneumophila и представителями семейства Enterobacteriaceae (в первую очередь – K. pneumoniae) в качестве причинного патогена. Самостоятельная роль таких возбудителей, как H. influenzae и M. рneumoniae, в генезе тяжелой пневмонии незначительна, однако они могут быть одним из компонентов полимикробной ассоциации и усугублять течение заболевания [3]. Так, например, едва ли не у каждого второго больного с пневмококковой этиологией заболевания одновременно удается обнаружить серологические признаки активной микоплазменной или хламидийной инфекций [5,29].
Также прослеживается и связь вероятности летального исхода с причинным микроорганизмом. При тяжелой ВП наиболее высокий уровень летальности обусловлен S. aureus (31,8%) и K. pneumoniae (35,7%), несколько меньший – L. pneumophila (14,7%) и S. pneumoniae (12,3%) [19].
В практических рекомендациях ведущее место в лечении тяжелой пневмонии отдается сочетанию защищенного аминопенициллинa или цефалоспоринa III поколения с макролидным антибиотиком для парентерального введения [3,30,33,36,46], т.к. данная комбинация оптимизирует прогноз заболевания и сокращает срок пребывания пациента в стационаре [8,15,26]. Респираторные фторхинолоны являются препаратами второй линии из–за опасности быстрого развития к ним резистентности [13,34], а также более высокой стоимости и большей вероятности развития нежелательных явлений (НЯ), в особенности аритмий [44].
Основанием для таких рекомендаций послужили результаты ряда важных исследований. Проспективное исследование E. Frank [19] показало, что комбинация макролида (азитромицина) и цефтриаксона столь же эффективна в лечении пациентов с ВП, требующей госпитализации, как и терапия респираторными фторхинолонами. E. Garcia Vazquez и соавт. проанализировали исходы пневмонии у 1391 пациента. В 270 случаях предпочтение было отдано монотерапии β–лактамами, в 918 – их комбинации с макролидным антибиотиком. Уровень летальности в группе пациентов, получавших монотерапию β–лактамами, составил 13,3%, в группе получавших комбинацию β–лактама и макролида – 6,9% (р=0,001). Результаты исследования показали, что добавление макролидного антибиотика к β–лактаму приводило к снижению летальности пациентов с ВП независимо от тяжести заболевания [20].
В другом исследовании при ретроспективном анализе [51] результатов лечения 255 пациентов с тяжелым течением ВП установлено, что монотерапия цефалоспорином III поколения или другим β–лактамoм, или респираторным фторхинолонoм достоверно менее эффективна, чем комбинированная терапия цефалоспорином III поколения и макролидом или фторхинолоном (смертность 18,2 и 6,9% соответственно, р=0,02).
Сочетание β–лактамов с современными макролидами также показало свое преимущество в уменьшении смертности среди пациентов, у которых пневмококковая пневмония протекала с бактериемией [35,51], несмотря на тот факт, что монотерапия макролидами была недостаточно эффективна при тяжелом течении ВП, сопровождавшейся бактериемией. Более того, в случаях пневмококковой пневмонии, сопровождавшейся бактериемией, невключение макролидов в качестве дополнения в стартовую антибиотикотерапию β–лактамами является независимым предиктором летальности [35]. Наконец, анализ эмпирической антибактериальной терапии у пожилых (старше 65 лет) госпитализированных пациентов с ВП показал, что 30–дневная летальность была значительно ниже при сочетании макролидов с цефалоспоринами II или III поколения, нежели при монотерапии респираторными фторхинолонами [24].
Возможным объяснением данной ситуации является не только перекрытие макролидом возможного спектра внутриклеточных возбудителей и наличие иммуномодулирующего и противовоспалительного действия [7,12,39,47,49], но и потенцирование эрадикационного эффекта в отношении пневмококка. Главной мишенью действия макролида является 50S–субъединица бактериальной рибосомы, a β–лактамa – пенициллинсвязывающие белки. Вследствие взаимодействия этих антибиотиков с разными мишенями достигается потенцирующее действие, являющееся залогом более быстрой эрадикации указанного патогена по сравнению с монотерапией [37].
С другой стороны, нельзя исключить, что результат комбинированной терапии может зависеть от выбора конкретного макролидного антибиотика, т.к. определенное влияние могут оказывать особенности фармакодинамических и фармакокинетических взаимодействий комбинируемых препаратов [2]. В этом случае наиболее эффективной должна быть комбинация β–лактамов с азитромицином, т.к. для последнего (более, чем для остальных представителей группы макролидов) определяющим в эрадикации возбудителя является отношение площади под фармакокинетической кривой к минимальной подавляющей концентрации (AUC/МПК) [23]. В то же время определяющим фактором в эрадикационном эффекте β–лактамов является соотношение Т/МПК (где Т – время, в течение которого уровень антибиотика в 4–5 раз выше МПК), которое должно составлять не менее 40% интервала между последовательными введениями [1]. Такая разнонаправленность фармакокинетики азитромицина и β–лактамов позволяет добиться значимого синергизма фармакокинетического взаимодействия в отношении микробного агентa с клинико–фармакологической точки зрения [54].
Подтверждением таких теоретических выкладок послужил ряд исследований, в которых была выявлена превосходящая эффективность азитромицина перед другими макролидами. В исследовании Sánchez с соавт. (2003) сравнивалась эффективность 3–дневного курса азитромицина и 10–дневного курса кларитромицина в составе комбинированной терапии с цефтриаксоном при лечении госпитализированных пожилых пациентов с ВП [44]. В группе пациентов, получавших азитромицин (n=383), по сравнению с группой больных, которым был назначен кларитромицин (n=220), были отмечены меньшая длительность пребывания в стационаре (7,4±5 vs 9,4±7 дней, р<0,01) и более низкая летальность (3,6 vs 7,2%; р<0,05). По мнению авторов, выявленные различия в эффективности азитромицина и кларитромицина могут быть обусловлены не столько различиями в микробиологической активности этих макролидов, сколько более благоприятным фармакокинетическим профилем азитромицина и лучшей комплаентностью пациентов к терапии короткими курсами данного антибиотика.
Следует отметить, что преимущественные эффекты комбинаций β–лактамов с азитромицином перед комбинацией с другими макролидами отмечались как при пероральном назначении, так и при внутривенном введении.
В проспективном рандомизированном многоцентровом исследовании у госпитализированных пациентов с тяжелой ВП (оценка по шкале APACHE II – 13,3 в 1–й группе и 12,6 – во 2–й) сравнивали клиническую и микробиологическую эффективность и переносимость внутривенной терапии комбинацией цефтриаксон + азитромицин (n=135) и цефтриаксон + кларитромицин или эритромицин (n=143) с последующим переходом на пероральный прием указанных макролидов [45]. Клиническая эффективность терапии составила 84,3 и 82,7% соответственно на момент завершения лечения и 81,7 и 75,0% соответственно на момент завершения исследования (28–35 дней с момента начала лечения). Показатели микробиологической эффективности (эрадикация возбудителя) составили 73,2 vs 67,4% и 68,3 vs 60,9% на момент завершения лечения и на момент завершения наблюдения соответственно. Средняя длительность госпитализации составила 10,7 vs 12,6 дня, а средняя продолжительность терапии антибиотиками – 9,5 vs 10,5 дня соответственно. Частота нежелательных реакций, связанных с внутривенным введением антибиотиков, была 16,3 и 25,2% (p=0,04) соответственно.
Таким образом, в данном исследовании у пациентов с тяжелой ВП также выявлена тенденция к более высокой эффективности комбинированной терапии цефтриаксоном с азитромицином. Немаловажным результатом исследования явилось выявление тенденции к меньшей длительности госпитализации и продолжительности курса антибактериальной терапии, что не только ведет к уменьшению затрат на лечение, но и снижает вероятность развития госпитальных осложнений. Статистически достоверное преимущество комбинации цефтриаксона с внутривенной формой азитромицина перед аналогичной комбинацией с кларитромицином и эритромицином свидетельствует о лучшем профиле безопасности азитромицина перед инфузионными формами других макролидов и позволяет ожидать большей комплаентности к терапии со стороны пациента.
Значение инфузионной формы азитромицина (Сумамед) особенно возрастает в случае терапии тяжелой пневмонии, т.к. пациент может быть не в состоянии использовать пероральные формы (например, при нарушении глотания, рвоте или проведении искусственной вентиляции легких). Кроме того, при внутривенном введении скорость нарастания тканевых концентраций, в т.ч. в легочной ткани, превышает таковую при приеме препарата внутрь, хотя, учитывая нелинейность фармакокинетики азитромицина, этот фактор не является решающим при определении пути введения.
Появление инфузионной формы азитромицина послужило толчком к его использованию для ступенчатой монотерапии тяжелой ВП у госпитализированных пациентов, когда нет подозрения на резистентную флору, что отмечено в практических рекомендациях [4]. При тяжелом, требующем госпитализации течении пневмонии антибиотик рекомендуется вводить внутривенно в дозе 500 мг/сут. не менее 2 дней с последующим переходом на пероральный прием в такой же дозе в течение 7–10 дней [53]. Как показали первые контролируемые исследования, клиническая эффективность азитромицина при таком режиме дозирования составляет 83–90% [9,25].
Плюсы ступенчатой терапии очевидны: такой метод способствует сокращению срока пребывания больного в стационаре и значительному снижению стоимости лечения. Кроме фармакоэкономических преимуществ, использование ступенчатой терапии позволяет снизить вероятность появления ятрогенных проблем вследствие пункций вены [27]. Переход с парентерального на пероральный путь введения осуществляется в возможно более короткие сроки с учетом клинического состояния пациента. Оптимальный вариант ступенчатой терапии – последовательное использование двух лекарственных форм (для парентерального введения и приема внутрь) одного и того же антибиотика, что обеспечивает преемственность лечения.
Ступенчатая монотерапия азитромицином в качестве эффективного метода лечения у госпитализированных больных ВП использовалась в исследовании R. Feldman и соавт. [17]. При сравнении результатов лечения пневмонии легкой и средней степени тяжести клиническая эффективность азитромицина (n=221) не отличалась от таковой в группах β–лактамов (n=129) и фторхинолонов (n=92). При этом средняя длительность госпитализации в группе азитромицина была достоверно ниже (4,35 дня), чем в двух других группах (5,73 и 6,21 дня соответственно; р=0,002 и р<0,001). Похожие результаты были получены при сравнении ступенчатой монотерапии азитромицином и другими парентеральными антибиотиками: при сходной клинической эффективности продолжительность госпитализации в группе сравнения была в 2 раза больше, чем в группе азитромицина (9,7 vs 4,6 дня; р=0,0001) [29].
Отдельного упоминания заслуживают возможности ступенчатой монотерапии азитромицином в лечении тяжелой легионеллезной пневмонии: в исследовании J.F. Plouffe и соавт. [40] терапия была успешной в 96% случаев со средней продолжительностью антибактериальной терапии (внутривенной и пероральной) 7,92 дня.
В целом ряде исследований сравнивали эффективность ступенчатой монотерапии азитромицином с комбинацией цефалоспорина + другой макролид у пациентов с ВП [38,41,50]. J. Plouffe и соавт. показали [41], что эффективность ступенчатой монотерапии азитромицином у госпитализированных пациентов с ВП не уступала таковой комбинации цефуроксим + эритромицин – 77 и 74% соответственно, а средняя длительность терапии была на 1,7 дня короче (р<0,05).
Похожие группы сравнения были в исследовании J.A. Paladino и соавт. [38]. Эффективность группы азитромицина также оказалась сопоставимой с группой цефуроксима/цефуроксима аксетила в комбинации с эритромицином – 78 и 75% соответственно. Длительность терапии составила 5,8 и 6,4 дня, что отразилось на фармакоэкономических показателях лечения: в группе азитромицина коэффициент «затраты/эффективность» был существенно более низким, нежели в группе сравнения (5,625 vs 6,145). В этой работе также были зарегистрированы лучшая переносимость и экономическая рентабельность терапии азитромицином: частота НЯ составила 11,8 и 20,7%. А в исследовании Vergis и соавт. [50] разница НЯ между группами пациентов с ВП оказалась четырехкратной в пользу группы азитромицина по сравнению с группой цефуроксим + эритромицин (12 vs 49%).
Во всех вышеперечисленных исследованиях обращает на себя внимание лучшая переносимость терапии азитромицином в сравнении с другими антибиотиками. Действительно, внутривенная форма азитромицина демонстрирует один из лучших профилей безопасности среди всех макролидов [21,31,32]. Чаще всего при инфузионном применении азитромицина наблюдаются НЯ со стороны желудочно–кишечного тракта (≤12%), характеризующиеся как легкие и обычно не требующие отмены препарата. Болезненность в месте венепункции и постинфузионный флебит регистрируются в 6,5 и 3% случаев соответственно [41]. Редко (≤3%) отмечаются побочные эффекты, требующие смены антибиотика: упорная диарея, тошнота и рвота, лабораторные признаки цитолиза и холестаза, боли в животе. Крайне редко наблюдаются и перекрестные ко всем макролидам аллергические реакции. В уже упоминавшемся выше исследовании Tamm М. и соавт. [45] частота нежелательных реакций, связанных с внутривенным введением антибиотиков, была 16,3% в группе цефтриаксон + азитромицин и 25,2% (p=0,04) в группе цефтриаксон + кларитромицин или эритромицин. Статистически достоверное преимущество комбинации цефтриаксона с внутривенной формой азитромицина перед аналогичной комбинацией с кларитромицином и эритромицином свидетельствует о лучшем профиле безопасности азитромицина перед инфузионными формами других макролидов и позволяет ожидать большую комплаентность со стороны пациента.
Очень важно, что азитромицин, в отличие от эритромицина и кларитромицина, практически не оказывает воздействия на систему цитохрома Р450, соответственно не влияя на метаболизм других препаратов в печени. По степени угнетения активности изоферментов цитохрома Р450 макролиды располагаются в следующем порядке: кларитромицин > эритромицин > рокситромицин > азитромицин > спирамицин [42]. Исходя из минимального риска клинически значимых взаимодействий, азитромицину и спирамицину следует отдавать предпочтение при назначении больным с инфекциями дыхательных путей, получающим сопутствующую терапию такими препаратами, как статины, антикоагулянты из группы кумарина, циклоспорин и др.
Как и в случае использования пероральных форм, форма азитромицина для инфузий (Сумамед) имеет преимущество перед внутривенными формами других макролидов с точки зрения удобства использования, т.к. назначается 1 раз/сут. Для сравнения: инфузионная форма кларитромицина назначается 2 раза/сут., а раствор эритромицина – 3–4 раза/сут. А в соответствии с критериями комплаентности [10] можно утверждать, что в случае равной клинической эффективности антибактериальных препаратов выбор следует остановить на том антибиотике, который имеет более простой и легкий режим дозирования.

Таблица 1. Критерии госпитализации пациентов с ВП в терапевтическое (пульмонологическое) отделение стационара [5] и ОРИТ [6,16]

Таблица 2. Оценка тяжести ВП по шкале CRB–65

Таблица 3. Наиболее вероятные возбудители ВП, требующей госпитализации, и препараты для антибактериальной терапии ВП в условиях стационара [3]

Литература
1. Зайцев А.А., Карпов О.И. Оптимизация режима дозирования бета–лактамных антибиотиков // Клиническая фармакологическая терапия. 2002. № 5. С. 2–5.
2. Карпов О.И. Внутривенное введение азитромицина: расставим приоритеты // Фарматека. 2005. № 19. С. 66–70.
3. Чучалин А.Г., Синопальников А.И., Страчунский Л.С. и др. Внебольничная пневмония у взрослых: практические рекомендации по диагностике, лечению и профилактике // Клиническая микробиологическая и aнтимикробная xимиотерапия. 2006. № 8 (1). С. 54–86.
4. Чучалин А.Г., Синопальников А.И., Яковлев С.В. и др. Внебольничная пневмония у взрослых: практические рекомендации по диагностике, лечению и профилактике. М., 2003. 30 с.
5. Чучалин А.Г., Синопальников А.И., Козлов Р.С., Тюрин И.Е., Рачина С.А. Внебольничная пневмония у взрослых: практические рекомендации по диагностике, лечению и профилактике. М., 2010. 106 с.
6. American Thoracic Society. Guidelines for the management of adults with community–acquired pneumonia: Diagnosis, assessment of severity, antimicrobial therapy, and prevention // Am J Respir Crit Care Med. 2001. Vol. 163 (7). Р. 1730–1754.
7. Bosnar M., Kelneric Z., Munic V. et al. Cellular uptake and efflux of azithromycin, erythromycin, clarithromycin, telithromycin, and cethromycin // Antimicrob Agents Chemother. 2005. Vol. 49 (6). Р. 2372–2377.
8. Brown R.B., Iannini P., Gross P. et al. Impact of initial antibiotic choice on clinical outcomes in community–acquired pneumonia: analysis of a hospital claims–made database // Chest. 2003. Vol. 123. Р. 1503–1511.
9. Cassell G.H., Gregory W.W., Greenberg R.N. et al. Efficacy of azithromycin in the treatment of community–acquired pneuminia due to Mycoplasma pneumoniae. In: The 37th Interscience Conference on Antimicrobial Agents and Chemotherapy. Toronto, 1997. Abstr. K–139.
10. Cockburn et al. Determinants of non–compliance with short–term antibiotic regimens // Br J Med. 1987. Vol. 295. Р. 814–818.
11. Contopoulos–Ioannidis D.G., Ioannidis J.P., Chew P. et al. Meta–analysis of randomized controlled trials on the comparative efficacy and safety of azithromycin against other antibiotics for lower respiratory tract infections // J Antimicrob Chemother. 2001. Vol. 48. Р. 691–703.
12. Dautzenberg B. Activity of clarithromycin against Mycobacterium avium infection in patients with acquired immunodificiency syndrome // Am Rev Respir Dis. 1991. Vol. 144. Р. 564–603.
13. Dobay O., Rozgonyi F., Ghidan A. et al. The first steps towards fluoroquinolone resistance in Hungarian pneumococci // J Chemother. 2006. Vol. 18 (6). Р. 624–627.
14. Donowitz G.R., Mandell G.L. Acute pneumonia; In: Principles and Practice of Infectious Diseases. Mandell G.L., Bennett J.E., Dolin R. (Eds.). 4th ed. New York, etc., 1995. Р. 619–637.
15. Dudas V., Hopefl A., Jacobs R. et al. Antimicrobial selection for hospitalized patients with presumed community–acquired pneumonia: a survey of nonteaching US community hospitals // Ann Pharmacother. 2000. Vol. 34. Р. 446–452.
16. European Respiratory Society. Guidelines for the management of adult lower respiratory tract infections // Eur Respir J. 2005. Vol. 26. Р. 1138–1180.
17. Feldman R., Rhew D.,Wong J. et al. Azithromycin monotherapy for patients hospitalized with community–acquired pneumonia: A 3 1/2–year experience from a veterans affairs hospital // Arch Intern Med. 2003. Vol. 163. Р. 1718–1726.
18. Fine M.T., Smith M.A., Carson C.A. et al. Prognosis and outcomes of patients with community–acquired pneumonia // JAMA. 1996. Vol. 275. Р. 134–142.
19. Frank E., Liu J., Kinasewitz G. et al. A multicenter, open–labeled, randomized comparison of levofloxacin and azithromycin plus ceftriaxone in hospitalized adults with moderate to severe community–acqired pneumonia // Clin Ther. 2002. Vol. 24. Р. 1292–1308.
20. Garcia Vazquez E., Mensa J., Mertinez J.A. et al. Lower mortality among patients with community–acquired pneumonia treated with a macrolide plus a beta–lactam agent versus a beta–lactam alone // Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 2005. Vol. 24. Р. 190–195.
21. Garey K.W., Amsden G.W. Intravenous azithromycin // Ann Pharmacother. 1999. Vol. 33 (2). Р. 218–228.
22. Garibaldi R.A. Epidemiology of community–acquired respiratory tract infections in adults: incidence, etiology, and impact // Am J Med. 1985. Vol. 78. Р. 32–37.
23. Girard D., Finegan S.M., Dunne M.W. et al. Enhanced efficacy of single–dose versus multi–dose azithromycin regimens in preclinical infection models // J Antimicrob Chemother. 2005. Vol. 56. Р. 365–371.
24. Gleason P.P., Mochan T.P., Fine J.M. et al. Associations between initial antimicrobial therapy and medical outcomes for hospitalized elderly patients with pneumonia // Arch Intern Med. 1999. Vol. 159. Р. 2562–2572.
25. Hammerschlag M.R., Gregory W.W., Schwartz D.B. et al. Azithromycin in the treatment of community–acquired pneumonia due to Chlamydia pneumoniae. In: The 37th Interscience Conference on Antimicrobial Agents and Chemotherapy. Toronto, 1997. Abstr. K–138.
26. Houck P.M., MacLehose R.F., Niederman M.S. et al. Empiric antibiotic therapy and mortality among Medicare pneumonia inpatients in 10 Western States: 1993, 1995 and 1997 // Chest. 2001. Vol. 119. Р. 1420–1426.
27. Kuzman I., Dakovic–Rode O., Oremus M. et al. Clinical Efficacy and Safety of a Short Regimen of Azithromycin Sequential Therapy vs Standard Cefuroxime Sequential Therapy in the Treatment of Community–Acquired Pneumonia: An International, Randomized, Open–Label Study // Chemotherapy. 2005. Vol. 17 (6). Р. 363–342.
28. Lentino J., Krasnicka B. Association between initial empirical therapy and decreased length of stay among veteran patients hospitalized with community acquired pneumonia // Int J Antimicrob Agents. 2002. Vol. 19. Р. 61–66.
29. Lieberman D., Schlaeffer F., Boldur I. Multiple pathogens in adult patients admitted with community–acquired pneumonia: a one year prospective study of 346 consecutive patients // Thorax. 1996. Vol. 51. Р. 179–184.
30. Lim W.S., Baudouin S.V., George R.C., Hill A.T., Jamieson C., Le Jeune I. et al. British Thoracic Society Guidelines for the Management of Community–Acquired Pneumonia in Adults: Update 2009 // Thorax. 2009. Vol. 64 (Suppl III). Р. 1–55.
31. Luke O.R., Foulds G., Cohen S.F. et al. Safety, toleration, and pharmacokinetics of intravenous azithromycin // Antimicrob Agents Chemother. 1996. Vol. 40 (11). Р. 2577–2581.
32. Luke O.R., Foulds G. Toleration of intravenous azithromycin // Ann Pharmacother. 1997. Vol. 31 (9). Р. 965–969.
33. Mandell L.A., Marrie T.J., Grossman R.E. et al. Canadian guidelines for the initial management of community–acquired pneumonia // Clin Infect Dis. 2000. Vol. 31. Р. 383–421.
34. Marston B.J., Plouffe J.F., File T.M. Jr. et al. Incidence of community–acquired pneumonia requiring hospitalizations: results of a population–based active surveillance study in Ohio. Community–based pneumonia incidence study group // Arch Intern Med. 1997. Vol. 157. Р. 1709–1718.
35. Martinez J.A., Horcajada J.P., Almela M. et al. Addition of a macrolide to a beta–lactam–based empirical antibiotic regimen is associated with lower in–hospital mortality for patients with bacteremic pneumococcal pneumonia // Clin Infect Dis. 2003. Vol. 36. Р. 389–395.
36. Niederman M.S., Mandell L.A., Anzueto A. et al. American Thoracic Society: guidelines for the managriement of adults with community–acquired pneumoniae: diagnosis, assessment of severity, antimicrobial therapy and prevention // Am J Respir Crit Care Med. 2001. Vol. 163. Р. 1730–1754.
37. Oliveira A.G. Current management of hospitalized community–acquired pneumonia in Portugal. Consensus statements of an expert panel // Rev Port Pneumol. 2005. Vol. 11. Р. 243–282.
38. Paladino J.A., Gudgel L.O., Forrest A. et al. Cost–effectiveness of IV–to–oral switch therapy: Azithromycin vs cefuroxime with or without erythromycin for the treatment of community–acquired pneumonia // Chest. 2002. Vol. 122 (4). Р. 1271–1279.
39. Parnham M.J. Immunomodulatory effects of antimicrobials in the therapy of respiratory tract infections // Curr Opin Infect Dis. 2005. Vol. 18. Р. 125–131.
40. Plouffe J.F., Breiman R.F., Fields B.S. et al. Azithromycin in the treatment of Legionella pneumonia requiring hospitalization // Clin Infect Dis. 2003. Vol. 37. Р. 1475–1480.
41. Plouffe J.F., Schwartz O.B., Kolokathis A. et al. Clinical efficacy of intravenous followed by oral azithromycin monotherapy in hospitalized patients with community–acquired pneumonia // Antimicrob Agents Chemother. 2000. Vol. 44 (7). Р. 1796–1802.
42. Rubinstein E. Comparative safety of the different macrolides // Int J Antimicrob Agents. 2001. Vol. 18 (suppl.1). Р. 71–76.
43. Sanchez R., Mensa J., Martinez J. et al. Is azithromycin the first choice macrolide for treatment of community–acquired pneumonia? // Clin Infect Dis. 2003. Vol. 36. Р. 1239–1245.
44. Simko J., Csilek A., Karaszi J., Lorincz I. Proarrhythmic potential of antimicrobial agents // Infection. 2008. Vol. 36 (3). Р. 194–206.
45. Tamm M., Todisco T., Feldman C. et al. Clinical and bacteriological outcomes in hospitalised patients with community–acquired pneumonia treated with azithromycin plus ceftriaxone, or ceftriaxone plus clarithromycin or erythromycin: a prospective, randomised, multicentre study // Clin Microbiol Infect. 2007. Vol. 13 (2). Р. 162–171.
46. The British Thoracic Society. Guidelines for the management of community–acquired pneumonia in adults admitted to the hospital // Br J Hosp Med. 1993. Vol. 49. Р. 346–350.
47. Tsai W., Rodriguez M., Young K. et al. Azithromycin blocks neutrophil recruitment in Pseudomonas endobronchial infection // Am J Respir Crit Care Med. 2004. Vol. 17. Р. 1331–1339.
48. UK Department of Health. Getting ahead of the curve. A strategy for combating infectious diseases. 2002. 146 р.
49. Uriate S., Molestina R., Miller R. et al. Effect of macrolide antibiotics on human endothelial cells activated by Chlamydia pneumoniae infection and tumor necrosis factor–alfa // J Infect Dis. 2002. Vol. 185. Р. 1631–1636.
50. Vergis E.N., Indorf A., File M.M. et al. Azithromycin vs cefuroxime plus erythromycin for empirical treatment of community–acquired pneumonia in hospitalized patients: Aprospective, randomized, multicenter trial // Arch Intern Med. 2000. Vol. 160 (9). Р. 1294–1300.
51. Waterer G.W., Somes G.W., Wunderink R.G. Monotherapy may be suboptimal for severe bacteremic pneumococcal pneumonia // Arch Intern Med. 2000. Vol. 161. Р. 1837–1842.
52. WHO, 2008. The global burden of disease: 2004 update. 146 p.
53. Zithromax, data on file. Pfizer, 1997.
54. Zuckerman J.M. Macrolides and ketolides: azithromycin, clarithromycin, telithromycin // Infeсt Dis Clin North Am. 2004. Vol. 18 (3). Р. 621–649.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak