Хроническая крапивница

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №8 от 15.04.2008 стр. 542
Рубрика: Дерматология

Для цитирования: Никитина И.В., Тарасова М.В. Хроническая крапивница // РМЖ. 2008. №8. С. 542

Аллергодерматозы, или аллергические заболевания кожи, в структуре аллергических болезней, по данным разных авторов, составляют от 7 до 73% [2,4,5,7–9]. Распространенность этой патологии зависит от возраста, экологических и климатогеографических условий в регионе, сопутствующих заболеваний и т.д., однако достоверных сведений об этом показателе до настоящего времени нет, что связано с отсутствием единых подходов к терминологии, классификации, унифицированных методов диагностики и терапии данных форм аллергопатологии [1,3–6,9,10]. Частота выявления аллергических заболеваний кожи уступает лишь бронхиальной астме, однако если учесть, что клинические проявления пищевой, лекарственной аллергии, аллергических реакций на ужаления и укусы насекомых и др., выражаются в виде аллергодерматозов, становится понятно, сколь важное практическое значение имеют аллергические поражения кожи в клинической практике врачей различных специальностей. Много­образие механизмов, принимающих участие в развитии аллергических заболеваний кожи, объясняет сложности создания унифицированной классификации и единых подходов к терапии и профилактике аллергодерматозов. Дерматозы могут быть как клиническим проявлением определенных заболеваний (аллергия, системные заболевания и др.), требующих четких, специфических подходов к лечению, так и служить реакциями на внешние воздействия (медикаменты, химические средства, пища, инфекция и др.) или на изменения внутренней среды организма и нуждаются в назначении симптоматических средств. Классификация аллегродерматозов отсутствует. Это затрудняет получение достоверной информации о распространенности, причинах и факторах развития, особенностях клинического течения и формах аллергических заболеваний кожи, что, несомненно, снижает эффективность терапии, прогноз и профилактику этой, наиболее часто наблюдаемой в клинике патологии [11,12].

Одним из наиболее часто встречающихся заболеваний из группы аллергодерматозов является хроническая рецидивирующая крапивница. Хронической крапивницей (urticaria chronica) называют состояние, когда ежедневно или почти ежедневно сроком более 6 недель появляются волдыри, каждый из которых существует не более 24 часов.
Распространенность хронической крапивницы со­став­ляет от 0,1 до 0,5% в популяции [14]. В среднем продолжительность заболевания составляет 3–5 лет. У 50% из тех, кто перенес заболевание, может вновь возникнуть обострение даже после длительной ремиссии. Женщины болеют крапивницей чаще мужчин, дети – чаще взрослых. У взрослых преобладает хроническая форма заболевания.
Единой общепринятой классификации крапивницы не существует. Предлагают выделять основные группы состояний, сопровождающихся появлением волдырей, объединенные сходными патогенетическими механизмами: обычная крапивница, физическая крапивница, кон­тактная крапивница, наследственная крапивница или наследственный ангиоотек, психогенная крапивница.
По течению различают хроническую персистирующую крапивницу, для которой характерно постоянное «обновление» уртикарной сыпи, и хроническую рецидивирующую, протекающую в виде обострений, чередующихся со светлыми промежутками, длящимися несколько дней.
В зависимости от стимула, вызывающего активацию тучных клеток, различают:
I. Иммунные формы крапивницы:
• IgE–зависимая крапивница (лекарственная, пи­ще­вая, к гельминтам);
• Компоненты комплемента – анафилотоксины С3а и С5а
• Комплемент–индуцированная крапивница. При­чи­ны – чаще наследственный или приобретенный дефицит С–1q–инактиватора, аутоиммунные заболевания (наследственный или приобретенный отек Квинке, анафилактоидная уртикарная реакция, уртикарный тип васкулита).
II. Неиммунные формы крапивницы. В основе ле­жит псевдоаллергическая реакция, при которой не происходит присущего истинной аллергической реакции взаимодействия между антигеном и антителом с образованием иммунного комплекса. Уровень Ig–E не повышается – исследование сыворотки с помощью радиоаллергосорбентного теста не информативно. Тучные клетки активируются непосредственно веществами – гистаминолибераторами:
• вследствие различных гистаминолибераторов (медикаменты, декстраны, бензоаты, пищевые продукты – клубника, креветки, кофе, шоколад);
• связанная с употреблением продуктов, содержащих гистамин и другие вазоактивные амины (некоторые виды сыров, рыба семейства тунцовых, копчености, кислая капуста и др.), вызванная воздействием некоторых физических факторов (холод, тепло, физическая нагрузка);
• вызванная бактериальными токсинами (очаги острых и хронических бактериальных инфекций).
Существует несколько механизмов реализации псевдоаллергических реакций, например механизм прямой активации комплемента, прямого высвобождения ме­диа­торов, повреждение фермента, реакция Яри­ша–Геркс­геймера, нейропсихогенный механизм. В ка­че­стве лабораторного теста при подозрении на псевдоаллергическую реакцию используют клеточный тест антигенной стимуляции (CAST). Для подтверждения диагноза назначают также провокационную диету, богатую биогенными аминами [13].
III. Пигментная крапивница (увеличение количества тканевых тучных клеток в коже, с поражением внутренних органов или без него; системный мастоцитоз).
Считается, что конечные этапы общего патофизиологического процесса крапивницы включают активацию тучных клеток и базофильных лейкоцитов, в результате которой выделяются медиаторы, увеличивающие проницаемость сосудов.
Этиология крапивницы, как и других аллергических заболеваний, весьма разнообразна, это полиэтиологическое заболевание. Преимущественное значение тех или иных аллергенов неодинаково расценивается различными исследователями. Возможно, такая неоднозначная оценка объясняется различием обследуемых контингентов больных, что, в свою очередь, может определяться разными климатическими, эко­логическими, производственными и другими условиями.
Различают экзогенные (физические – температурные, механические, химические – лекарственные средства, пищевые продукты) и эндогенные (патологические процессы во внутренних органах – холецистит, гастрит, панкреатит и др.) этиологические факторы. Многие авторы ведущую роль признают за инфекционными (преимущественно бактериальными) агентами, при этом источником бактериальной сенсибилизации вы­сту­пают чаще всего воспалительные очаги в пищеварительном тракте и в гепатобилиарной системе, реже – в синусах, миндалинах, зубах, половых органах. Дока­за­тельством роли бактериальной аллергии считается и частое обнаружение у больных с хронической крапивницей положительных кожных проб на бактериальные ал­лер­гены. К инфекционным агентам, наиболее часто вызывающим крапивницу у детей, относятся гельминты.
Дисбактериоз кишечника как одна из важных причин крапивницы оспаривается, однако исчезновение симптомов крапивницы после успешно проведенной коррекции дисбактериоза говорит само за себя.
Хронические воспалительно–инфекционные процессы в органах пищеварения и гепатобилиарной сис­те­ме рассматриваются как условия, способствующие накоплению в крови и тканях биологически активных ве­ществ без участия иммунопатологических механизмов, а роль основополагающих факторов отводится таким неинфекционным аллергенам, как пищевые, медикаментозные, пыльцевые аллергены и др.
Медикаменты, по мнению многих авторов, являются причиной крапивницы в четверти всех случаев (пенициллин, сульфаниламиды). Ведущее место принадлежит ацетилсалициловой кислоте, в этом случае возможно появление перекрестных реакции на вещества со сходным фармакологическим действием, например, на другие НПВП, а также на такие вещества, как пищевые пигменты (тартразин) и консерванты.
Возможно возникновение крапивницы, как следствие сенсибилизации к аллергенам насекомых перепончатокрылых – пчел, ос, шмелей, шершеней, бабочек, тараканов.
Ингаляторно поступающие вещества могут вызвать уртикарную реакцию. Наиболее частыми ингалянтами, вызывающими крапивницу, являются пыльца различных цветов, домашняя и книжная пыль, табачный дым, шерсть и чешуйки с кожных покровов различных животных, парфюмерные средства, споры грибов, формальдегид и др.
Причиной могут быть также химические вещества, способные индуцировать заболевание контактным путем. Наиболее часто это различные средства гигиены: шампуни, зубные пасты, стиральные порошки («аллергия домашних хозяек»), косметические средства, производственные химические аллергены.
Прямое воздействие на кожу физических факторов может вызвать появление волдырей, поэтому выделяют физическую крапивницу, как особую группу уртикарий.
Волдыри могут быть вызваны трением, механическим раздражением кожи, например, одеждой, при воспроизведении рефлекса дермаграфизма (фактициальная крапивница).
Низкие температуры могут вызвать холодовую крапивницу, высокие температуры – тепловую.
Аквагенная форма крапивницы возникает при контакте кожи с водой любой температуры, как холодной, так и горячей [A. Shelley, 1970].
Реже крапивница может быть спровоцирована давлением: при длительном сдавлении кожи тесной одеждой, при длительном нахождении в вынужденном положении (особенно у тучных пациентов). Крайне редко крапивница может возникать от вибрации.
Ультрафиолетовое излучение бывает причиной солнечной крапивницы, однако ее возникновение, как правило, связывают с хроническими заболеваниями печени (цирроз, гепатит), а также с порфириями различного генеза.
К провоцирующим крапивницу эндогенным факторам относят и различные соматические заболевания. В этих случаях есть все основания расценивать заболевание, как аутоиммунный процесс, поскольку речь идет о крапивнице при системной красной волчанке, подагре, лимфомах кожи, полицитемии, макроглобулинемии, опухолях различной локализации. Крапивница может протекать циклически у женщин, совпадая с менструальным циклом, на протяжении 3–4 дней, до и во время мен­струации, что объясняется сенсибилизацией к соб­ствен­ным половым гормонам. Возможно появление кра­пивницы при патологически протекающей беременности (вследствие сенсибилизации к плацентарным бел­кам), при сахарном диабете, патологии щитовидной же­лезы.
Психологические факторы часто переоцениваются при сборе анамнеза у пациента с крапивницей. По данным многих исследователей, психогенная крапивница составляет менее 1/3 всех случаев уртикарий. Чаще всего у таких пациентов обнаруживают хроническое за­бо­левание желудочно–кишечного тракта, глистные ин­ва­зии и другие фоновые состояния, вызывающие уртикарии. Эмоциональные перегрузки могут провоцировать приступы холинергической крапивницы.
Некоторые наследственные дефекты в системе комплемента приводят к развитию наследственной крапивницы, сопровождающейся появлением гигантских волдырей. Наследственно обусловленной может быть также способность к синтезу в организме больного хо­лодовых гемолизинов и криоглобулинов, что приводит к развитию холодовой крапивницы.
Хроническая рецидивирующая крапивница обычно развивается на фоне продолжительной сенсибилизации организма. Рецидивы заболевания, характеризующиеся появлением волдырей на различных участках кож­ного покрова, сменяются ремиссиями различной длительности. Во время высыпания уртикарных элементов возможны головная боль, слабость, повышение температуры тела, артралгии, при отеке слизистой желудочно–кишечного тракта – тошнота, рвота, диарея. Му­чи­тельный зуд может обусловливать развитие бессонницы и невротические расстройства. В крови – эозинофилия и тромбоцитопения. Гистологически при хронической крапивнице в отличие от острой более выражен периваскулярный инфильтрат, который состоит преимущественно из Т– и В–лимфоцитов.
Диагностика хронической крапивницы при отсутствии клинических проявлений требует терпения; не­редко приходится госпитализировать пациентов сроком от 10 до 21 дня. Ring и Przibilla разработали трехступенчатый алгоритм для диагностики хронической крапивницы (табл. 1).
Диагноз не вызывает затруднений при наличии первичного морфологического элемента – волдыря, тогда как поиск этиологического фактора хронической крапивницы часто ставит врача в тупик. В этом случае крапивница называется «идиопатической» и требует длительного, порой непрерывного лечения в течение нескольких месяцев и лет. Поэтому основной задачей врача при ведении больных с хронической крапивницей становится выявление фактора или факторов, провоцирующих заболевание, и их устранение.
Существует целый ряд рекомендаций для больных с любой разновидностью крапивницы: прежде всего это соблюдение гипоаллергенной диеты, исключающей продукты, вызывающие гистаминолиберацию (кофе, цитрусовые, шоколад, орехи, мед, сыры, бананы и др.), образование гистаминоподобных веществ (квашеная ка­пуста), раздражающие желудочно–кишечный тракт (коп­чености, жареные и жирные блюда). Рекомен­ду­ет­ся также воздерживаться от приема алкоголя и не принимать без вес­ких причин медикаментозных препаратов. Противо­по­ка­за­на сауна, бассейн, мытье в очень го­ря­чей воде, интенсивное растирание кожи мочалкой или полотенцем. Следует носить одежду из хлопчатобумажных тканей и избегать использования антистатиков, а при стирке ис­пользовать гипоаллергенные моющие средства.
Базовыми препаратами для лечения хронической крапивницы являются антигистаминные средства (антагонисты или блокаторы Н1–рецепторов), что патогенетически обосновано и доказано многолетним клиническим опытом [15]. Антигистаминные препараты обратимо блокируют рецепторы по принципу конкуренции с гистамином. Следует иметь в виду, что сродство специфических гистаминовых рецепторов к гистамину значительно выше, чем к синтетическим препаратам. Именно поэтому антигистаминные препараты особенно эффективны для предупреждения аллергических реакций немедленного типа. Если же аллергическая реакция уже развилась или возникли ее первые проявления, то блокаторы Н1–рецепторов препятствуют развитию эффектов новых порций выделяемого гистамина. Они не вы­тес­няют гистамин, уже связанный с рецептором, а лишь блокируют незанятые медиатором рецепторы или таковые, освобождаемые гистамином.
Необходимо отметить, что основным симптомом крапивницы, определяющим тяжесть ее течения, является кожный зуд. Поэтому эффективность H1–антигис­та­минных препаратов оценивается именно по степени уменьшения зуда кожи. Следует подчеркнуть, что сохранение или незначительное уменьшение количества волдырей при отсутствии или уменьшении интенсивности зуда не является основанием для отмены антигистаминного препарата. Кроме того, важен фактор времени. Неэффективный прием блокатора Н1–ре­цепторов в течение 2 дней не дает повода для смены препарата. Оценка эффективности назначенного препарата проводится в течение 5—7 дней. Для лечения хронической крапивницы требуется не менее 4—6 недель приема блокатора Н1–ре­цепторов.
Достаточно известны антигистаминные средства I по­коления, такие как дифенилгидрамин, клемастин, хло­ропирамин, прометазин, ципрогептадин, мебгидролин, демитенден. Все антигистаминные I поколения об­ла­дают тормозящим влиянием на ЦНС (сонливость, замедленность реакций, снижение памяти и т.д.), что огра­ничивает их применение в амбулаторной практике. Некоторые препараты (дифенилгидрамин, прометазин, в меньшей степени – клемастин, хлоропирамин) обладают атропиноподобным действием (тахикардия, расширение зрачков, снижение моторики и секреции пи­ще­варительного тракта). Часть средств этой группы могут вызывать токсикодермии, обладать фотосенсибилизирующим действием, другие – адреноблокирующими свойствами (особенно – прометазин). В связи с их антихолинергическим действием они могут вызывать возбуждение, дрожь, сухость во рту, задержку мочеотделения, запоры. Атропиноподобное действие может усугублять обструкцию бронхов (за счет повышения вязкости секрета) при бронхиальной астме. При длительном приеме может развиваться феномен тахифилаксии. Требуют осторожности при назначении пациентам с заболеваниями печени и почек.
С появлением селективных антигистаминных препаратов II поколения появились новые перспективы в лечении аллергических заболеваний, в том числе и хронической крапивницы. В эту группу входят: акривастин, астемизол, лоратадин, акривастин, цетиризин, левоцетиризин (Ксизал), эбастин. Указанные средства обладают рядом достоинств по сравнению с антигистаминными препаратами I генерации: отсутствует седативный эф­фект, не описан феномен тахифилаксии при продолжительных курсах лечения. Установлено, что до недавнего времени наиболее сильной способностью подавлять в терапевтических дозах реакцию на гистамин обладал цетиризин. Затем, по мере убывания антигистаминной активности, следовали эбастин, астемизол, лоратадин. На протяжении ряда лет цетиризин с успехом использовался для лечения хронической крапивницы. Лево­це­ти­ризин является новым высокоизбирательным блокатором Н1–рецепторов средством. Из­вест­но, что цетиризин — рацемическая смесь левоцетиризина и декстроцетиризина. Только R–энан­тио­мер, или активный стереоспецифический изомер, преимущественно связывается с H1–гистаминовым рецептором – это левоцетиризин. Объем распределения левоцетиризина является идеальным для антигистаминного препарата, связывающегося с Н1–рецепторами. Его малый объем распределения, меньший, чем у цетиризина, приводит к повышению безопасности из–за меньшей проницаемости через гематоэнцефалический барьер и низкого связывания с рецепторами головного мозга [16]. Левоцетиризин характеризуется быстрой дозозависимой абсорбцией. Биодоступность левоцетиризина >77%, препарат подвергается минимальному печеночному метаболизму, т.е. не подвергается превращению с участием изоферментов системы цитохрома Р450. Левоцетиризин выводится преимущественно в неизмененном виде с мочой (85%) и фекалиями (13%). Изучение связывания in vitro с H1–ре­цепторами человека показало, что аффинность к Н1–ре­цепторам у левоцетиризина вдвое выше, чем у цетиризина, и почти в 30 раз выше, чем у декстроцетиризина. Время связывания с Н1–рецептором для левоцетиризина значительно превышает этот показатель для декстроцетиризина [17]. В коже для максимального и эквивалентного подавления вызванной гистамином реакции гиперемии и волдыря требуется 2,5 мг левоцетиризина и 5 мг цетиризина. Более того, по сравнению с цетиризином левоцетиризин значительно эффективнее подавляет реакцию на гистамин в течение 32–часового периода. Его антигистаминный эффект продолжается в течение 24 ч, постоянная концентрация достигается через 2 дня приема препарата. Показано отсутствие угнетающего действия на когнитивные и психометрические функции в сравнении с плацебо [18]. Левоце­тиризин практически не связывает мускариновые рецепторы, этот препарат высокоселективен в отношении Н1–рецепторов. По данным рандомизированных плацебо–контроли­руе­мых многоцентровых исследований в параллельных группах по эффективности и безопасности левоцетиризина при лечении больных с хронической крапивницей, препарат вызывает быстрое, выраженное, продолжительное действие на основные симптомы крапивницы: зуд и волдыри. Через 4 недели приема 85,3% пациентов, по­лу­чавших левоцетиризин, отметили исчезновение или значительное уменьшение кожного зуда. Тера­пев­ти­че­ский эффект левоцетиризина при постоянном приеме в течение 3 месяцев сохранялся неизменным [19]. Весь­ма важным является вопрос о безопасности применения левоцетиризина. Клиниче­ские ис­следования показали отсутствие влияния левоцетиризина (в рекомендуемых дозах: 5 мг однократно в сутки) на когнитивные функции, быстроту реакции, способность к вождению. Тем не менее некоторые пациенты могут испытывать сонливость, слабость, объясняемые индивидуальным от­ветом на лекарственный препарат. Кроме того, в результате плацебо–кон­тролируемых исследований выявлено отсутствие кардиотоксичности у 30 здоровых волонтеров, принимавших по 30 мг левоцетиризина в сутки [20]. Иссле­дования по взаимодействию левоцетиризина с другими медикаментами не проводились, но есть данные по отсутствию взаимодействия цетиризина с псевдоэфедрином, циметидином, кетоконазолом, эритромицином, азитромицином, диазепамом.
Стабилизаторы мембран тучных клеток (кетотифен, кромогликат натрия) оказывают тормозящее действие на высвобождение гистамина, брадикинина, лимфокинов и других медиаторов, участвующих в развитии аллергической реакции, из тучных клеток, нейтрофильных и базофильных лейкоцитов. Они способны ингибировать фосфодиэстеразу тучных клеток, таким образом снижая накопление в них цАМФ, что приводит к изменению проницаемости клеточных мембран. Активность фосфодиэстеразы уменьшается и в гладкомышечных клетках, что предупреждает констрикторное действие медиаторов на них. Некоторые препараты из этой группы обладают Н1–бло­кирующим действием (кетотифен). Терапевтический эффект этих препаратов развивается медленно, в течение 2–4 недель, поэтому курс должен быть достаточно продолжительным – не менее 4–8 не­дель. При хронической рецидивирующей крапивнице возможно применение препарата из группы Н1–блока­то­ров, с мембраностабилизирующим действием – оксатомида.
Гипосенсибилизирующее действие оказывают препараты кальция и тиосульфат натрия. Из препаратов кальция применяются хлорид кальция, глюконат кальция, пангамат кальция. Механизм противоаллергического действия этих средств до конца не выяснен, возможно, они снижают проницаемость сосудистой стенки, уменьшая отек сосочкового слоя дермы при формировании волдырей. Внутривенное введение солей кальция вызывает возбуждение симпатической нервной системы и выделение надпочечниками адреналина. Именно поэтому препараты кальция не рекомендуются пациентам с повышенным тонусом симпатической нервной системы (белый стойким дермографизм, выраженный пи­ломоторный рефлекс и др.). Тиосульфат натрия (ги­по­сульфит натрия) относят к специфическим антидотам, содержащим тиоловые группы. Оказывает противотоксическое, противовоспалительное и десенсибилизирующее действие, вводится внутривенно.
При мучительном зуде и резистентности к проводимой терапии назначают умеренные дозы глюкокортикостероидов (преднизолон). Вводимую внутривенно на­чальную дозу 40–60 мг постепенно снижают до поддерживающей, которая должна быть по возможности низкой. Описаны случаи успешного лечения хронической крапивницы, резистентной к другим препаратам, комбинацией глюкокортикостероидов с анаболическим стероидом станозолом, назначаемым внутрь в дозе 5–6 мг в сутки [13].
У некоторых пациентов назначение PUVA–тера­пии дает хорошие результаты. Аналогичный, а иногда и более выраженный клинический эффект дает облучение УФ–А. Облучение УФ–В при хронической крапивнице менее эффективно, чем при холинергической или фактициальной.
Плазмоферезу и иммуноадсорбции принадлежит не последнее место в лечении хронической крапивницы, резистентной к традиционной терапии, особенно если у пациентов выявляют аутоантитела к высокоаффинному фрагменту IgE (альфа–цепи), которые, связываясь с Ig–E–рецепторами на поверхности базофилов и тучных клеток, вызывают их дегрануляцию и высвобождение гистамина. Кроме того, этот метод обеспечивает возможность уменьшения расходов, связанных с проведением дорогостоящих диагностических исследований у части пациентов.
Наружная терапия при хронической крапивнице весьма ограничена и призвана оказывать симптоматическое действие – уменьшать зуд. Возможно использование водных взбалтываемых взвесей с ментолом (0,5–1%), карболовой кислотой (0,5–1%), лимонной кислотой (0,5–1%). Наружные антигистаминные средства широко не применяются, так как не обладают до­ста­точно выраженным противозудным эффектом, могут оказывать фотосенсибилизирующее действие, при нанесении на обширную поверхность способны оказывать системное воздействие (сухость во рту, затруднение дыхания, возбуждение, спутанность сознания). При­ме­нение наружных кортикостероидов оправдано лишь при контактной крапивнице.
Таким образом, из группы антигистаминных препаратов, применяемых в комплексной терапии хронической крапивницы, наиболее эффективен левоцетиризин (Ксизал) в дозе 5 мг однократно в сутки, что психологически и практически удобней для пациента. В сравнении с антигистаминными препаратами I поколения Ксизал имеет несомненные преимущества: имеет стабильный интенсивный эффект одной дозы препарата (5 мг левоцетиризина) в течение 24 часов, т.е. при однократном приеме в сутки; начинает действовать уже через 12 минут; не угнетает познавательной функции и не вызывает сонливости; не взаимодействует с другими лекарственными препаратами, что делает этот препарат идеальным для лечения хронической крапивницы у всех пациентов, в том числе страдающих заболеваниями печени. В силу своей эф­фек­тивности, высокой приверженности лечению, хорошей переносимости Ксизал (левоцетиризин) идеально подходит пациентам, ведущим активный образ жизни.



Литература
1. Ало А.Л. Частная аллергология. – М. – 1976. – 512 с.
2. Балаболкин И.И., Ефимова А.А. Влияние экологических факторов на распространение и течение аллергических болезней у детей. Иммунология. – 1991. – N 4. – С. 34–37.
3. Зверькова Ф.А. Об атопическом дерматите. Вестн. дерматол. – 1989. – 2. – С. 27–29.
4. Ильина Н.И. Аллергопатология в различных регионах России по результатам клинико–эпидемиологических исследований //Докт. дисс. – Москва. – 1996.
5. Каламкарян А.А., Самсонов В.А. К вопросу о терминологии: диффузный нейродермит – атопический дерматит // Всестник дерматол. – 1988, – 2. – С. 10–16.
6. Йегер Л. Клиническая иммунология и аллергология // 1990. – С. 1–3.
7. Лессоф М. Клинические реакции на пищу // Медицина. – Москва. – 1986. – 248 с.
8. Лусс Л.В. Аллергия и псевдоаллергия в клинике // Докт. дисс. – Москва. – 1993. – 220 с.
9. Торопова Н.П., Синявская О.А., Градинаров A.M. Тяжелые (инвалидизирующие) формы атопического дерматита у детей // Методы медикосоциальной реабилитации. Русский медицинский журнал, Дерматология. – 1997. – 5. – N 11. – С. 713–720.
10. Хаитов P.M., Пинегин Б.В., Истамов Х.И. Экологическая иммунология // ВНИРО. – Москва. – 1995.–С. 178–205.
11. Хутуева С.Х., Федосеева В.Н. Аллергия и экология // Нальчик. – 1992. – 68 с.
12. Дрынов Г.И. Терапия аллергических заболеваний // Москва. – 2004.–С.195–207.
13. Альтмаер П. Терапевтический справочник по дерматологии и аллергологии. Под редакцией чл.–корр. РАМН Кубановой А.А. // Москва.ГЭОТАР–МЕД. – 2003.–С.483–491
14. Greaves M.W. Chronic idiopathic urticaria. Curr Opin Allergy Clin. Immunol., 2003, v. 3, p. 363–368.
15. Kozel M., Sabroe R. Chronic Urticaria. Aetiology, Management and Current and Future Treatment Options. Drug,2004, v. 64 (22), p. 2516–2536.
16. Grant J.A., Riethuisen J.M., Moulaert В., de Vos C. A double–blind, randomized, single dose, crossover comparison of levocetirizine with ebastine, fexofenadine, loratadine, mizolastine, and placebo: suppression ofhistamine–induced wealand–flare response during 24 hours in healthy male subjects. Ann. Allergy Asthma Immunol., 2002, v. 88, p. 190–197.
17. Gillard M., Christophe В., Wels B. et al. HI antagonists: receptor affinity versus selectivity. Inflamm. Res., 2003, v. 52 (Suppl 1), S49–50.
18. Gandon J.M., Allain H. Lack of effect of single and repeated doses of levocetirizine, a new anthihistamine drug, on cognitive and psychomotor functions in healthy volunteers. J.Clin. Pharmacol., 2002, v. 54, p. 51–58
19. Kapp A. and Pichler W.J. Levocetirizine is an effective treat ment in patients suffering from chronic urticaria: a randomized , double–blind, placebo–controlled, parallel, multicenter study. Int. J. Dermat., 2005, doi: 10/1111/]. 1365–463.200502609.X
20. Xyzal. Product monograph. 2005, p. 71.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak