Клинический разбор случая генитального герпеса у молодой женщины

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №12 от 03.06.2010 стр. 782
Рубрика: Дерматология

Для цитирования: Гомберг М.А. Клинический разбор случая генитального герпеса у молодой женщины // РМЖ. 2010. №12. С. 782

К врачу–дерматовенерологу обратилась пациентка Ж., 24 лет.

К врачу–дерматовенерологу обратилась пациентка Ж., 24 лет.
Жалобы. На момент обследования жалоб не предъяв­ляла, однако за неделю до обращения у пациентки были выделения из влагалища, учащенное мочеиспускание и чувство жжения в конце мочеиспускании, боли в области крестца.
Анамнез заболевания. Аналогичные симптомы беспокоят в течение последних 3 лет. Неоднократно об­ращалась к гинекологам и урологам. В анализах мочи – лейкоцитоз, между тем при бактериологическом исследовании мочи роста флоры не обнаруживали. На основании клинической картины Ж. ставили диагноз «цистит» и назначали различные антибиотики, чаще всего ципрофлоксацин. После курса антибактериальной терапии каждый раз наступало облегчение, однако 3–4 раза в год симптоматика возвращалась вновь. Появлению этой симптоматики, как правило, предшествовали следующие факторы: переохлаждение, смена климата во время отпуска либо активный и продолжительный половой акт. Кроме того, за последние 4 года три раза у пациентки появлялись выделения из влагалища, также сопровождавшиеся чувством жжения. К гинекологам не обращалась, а по совету подруги, у которой, с ее слов, были подобные симптомы, применяла свечи с клотримазолом. В течение 5–6 дней выделения и дискомфорт прекращались. Последнее обострение протекало гораздо тяжелее, чем ранее, и совпало по времени с возвращением мужа из командировки (за неделю до появления симптомов). Не обращаясь к врачам, пациентка опять воспользовалась обычной тактикой, которая ей помогала ранее в подобных ситуациях (свечи с клотримазолом по 1 на ночь во влагалище в течение 6 дней). Если такая тактика не помогала, пациентка принимала антибиотик ципрофлоксацин по 250 мг 2 раза/сут. 5 дней. Не было случаев, чтобы то или иное применявшееся лечение не приводило к концу курса к исчезновению симптомов. На этот раз оказалось достаточно только клотримазола. К 6–му дню его применения все клинические проявления стихли. Тем не менее напуганная последним обострением, возникшим после возвращения мужа, пациентка решила пройти обследование.
Пациентка восприняла последнее обострение очень серьезно, поскольку стала подозревать супруга в неверности. Стала раздражительной, возникли мысли о разводе. Разладилась сексуальная жизнь. Посовето­ва­лась с подругами, стала искать объяснение своей симптоматики в Интернете. Из–за возникших подозрений на этот раз решила обратиться не к гинекологу или урологу, что делала ранее при появлении сходных симптомов, а к дерматовенерологу, с тем чтобы тщательно обследоваться на инфекции, передаваемые половым путем (ИППП).
Анамнез жизни и гинекологический анамнез. Менструации с 14 лет, установились сразу. Замужем 4 года. Муж старше Ж. на 5 лет, является у пациентки первым и единственным половым партнером. Беремен­ностей у Ж. не было. До сих пор супруги предохранялись при половых контактах с помощью презерватива с целью предупреждения нежелательной беременности. Иногда муж отмечал наличие небольших потертостей на головке полового члена, тогда презерватив супруги не использовали, а с целью предупреждения нежелательной беременности практиковали прерванный половой акт.
Данные осмотра. При физикальном обследовании у пациентки наличия аногенитальных бородавок, контагиозного моллюска, чесотки и лобковых вшей выявлено не было.
При осмотре вульвы была выявлена небольшая гиперемия в области преддверия влагалища и губок уретры. Отмечались молочные выделения из влагалища, несколько более обильные, чем это бывает в норме, без необычного запаха. Шейка матки при осмотре без особенностей. Небольшая гиперемия вокруг отверстия цервикального канала. Значение рН вагинального отделяемого составило 4,5. Аминотест вагинального содержимого с 10% КОН дал отрицательный результат. При бимануальном обследовании патологии не выявлено.
Задачи, стоявшие перед врачом, можно было разделить на 2 группы.
1. Связанные непосредственно с заболеванием, для чего следовало установить причину возникающих у пациентки симптомов.
2. Предупредить возможные неправильные выводы в отношении супружеской неверности мужа и постараться найти доводы, позволяющие вывести пациентку из депрессивного состояния.
Очевидно, что обе эти задачи предстояло решать параллельно, поскольку психологическое состояние пациентки могло отразиться на ее желании сотрудничать с врачом и доверять ему.
Рассмотрим действия врача с учетом поставленных задач.
Поскольку из беседы с пациенткой стало ясно, что основное ее беспокойство связано с подозрением на заражение инфекцией, передаваемой половым путем, основания для чего были, следовало как можно быстрее установить возможную причину появления симптомов и установить, действительно ли недавно произошло заражение ИППП.
Врач объяснил Ж., что, хотя убедительных данных за наличие свежей ИППП у нее нет, но, понимая, что этот вопрос более всего волновал пациентку, предложил в процессе поиска причин периодически возникающих у нее симптомов провести обследование на все основные ИППП.
Такое решение успокоило Ж., т.к. позволяло решить обе тревожащие ее проблемы и также укрепило доверие к врачу.
Обследования для выявления возможных причин заболевания.
Основной вопрос был следующим: на какие инфекции следовало обследовать пациентку, учитывая ее анамнез и подозрения в возможности недавнего заражения ИППП?
Жалобы пациентки позволяли предположить наличие инфекции во влагалище (выделения) и в мочевыводящих путях (рези при мочеиспускании). Кроме того, важная для выявления возможной инфекции информация, сообщенная пациенткой, заключалась в том, что жалобы появились примерно через неделю после возвращения мужа из командировки. Т.е. следовало учесть инкубационный период, который при различных ИППП варьирует от 2 дней до полугода.
Согласно данным в представленной ниже диаграмме (рис. 1), существуют три основные инфекционные причины выделений из влагалища: бактериальный вагиноз (БВ), урогенитальный трихомониаз (УТ) и урогенитальный кандидоз (УК). Т.о. дифференциальный диагноз в случае патологических выделений из влагалища проводится в основном между этими тремя нозологиями. Кроме того, выделения из влагалища могут быть связаны и с воспалительными процессами в цервикальном канале, которые могут быть вызваны С. trachomatis, N. gonorrhoeae или M. genitalium.
УТ считается самой распространенной инфекцией, передаваемой половым путем. Инкубационный период при УТ не больше недели. Обнаружение этой инфекции могло свидетельствовать о заражении ИППП от мужа. Местное применение клотримазола при трихомониазе не привело бы к полному исчезновению симптоматики.
БВ, хотя и не является ИППП, считается наиболее частой причиной патологических выделений из влагалища и рассматривается как дисбиоз влагалища. Его возникновение могло не иметь никакой связи с получением инфекции от мужа.
УК также широко распространен, составляя около 1/3 случаев в структуре инфекционных поражений влагалища, но к ИППП, также как и БВ, не относится. Клотримазол действительно мог привести к исчезновению симптоматики, если ее причиной являлся кандидоз.
Таким образом, из трех основных причин появления выделений из влагалища только УТ мог свидетельствовать о заражении нашей пациентки ИППП.
Что касается С. trachomatis, N. gonorrhoeae или M. genitalium, то исключить их наличие у пациентки без специального исследования невозможно, однако вероятность возникновения выделений из влагалища всего через неделю после потенциального заражения этими инфекциями, выглядела маловероятной. Дело в том, что только очень выраженное воспаление в цервикальном канале может проявиться выделениями из влагалища, да еще так скоро – всего через неделю после возможного заражения. Инкубационный период при хламидийной инфекции 10–14 дней. Роль M. genitalium при цервицитах еще не доказана, хотя есть сообщения о возможной роли этой инфекции при данной нозологии. А вот при гонорее инкубационный период достаточно короткий (3–5 дней). Ни при одной из этих инфекций эффекта от применения клотримазола ожидать не приходится. В любом случае, было необходимо обследовать пациентку на все эти инфекции.
Причины симптоматики со стороны мочевыводящих путей
Учащенное мочеиспускание и чувство жжения – главные признаки уретрита или цистита. Что может быть причиной этих заболеваний? Чаще всего причиной уретрита и цистита являются бактерии, в частности, E. coli. Кроме того, в уретру могут попадать и возбудители, обусловливающие заболевания, относящиеся к ИППП, которые вызывают цервициты у женщин, а именно С. trachomatis, N.gonorrhoeae или M. genitalium. Правда, в случае нашей пациентки маловероятно было бы ожидать, что интравагинальное применение клотримазола в этом случае дало бы эффект. Причиной циститов и уретритов могут быть и дрожжеподобные грибки рода Candida, но опять же в этих случаях симптоматика не ушла бы после интравагинального использования свечей клотримазола.
А что же вирусы? В частности, вирус простого герпеса (ВПГ)? Может ли ВПГ явиться причиной тех симптомов со стороны мочевыводящих путей, которые описывала наша пациентка?
То, что ВПГ может вызывать уретриты, давно известно. По данным зарубежных исследований, частота обнаружения ВПГ–1, 2 при уретритах колеблется от 6 до 25% [2–4].
Принято считать, что клиническая картина классического герпетического уретрита, помимо выделений и симптомов дизурии, включает наличие пузырьковых или эрозивных элементов в области гениталий. Между тем известно, что клиническое течение герпетического уретрита часто не сопровождается классическими симптомами генитального герпеса.
Есть ли основания для того, чтобы предположить именно вирусную природу проблем, беспокоящих нашу пациентку?
Сравним характеристику уретритов бактериальной или грибковой этиологии с вирусными, вызванными ВПГ.
Как отличить уретрит бактериального происхождения от герпетического уретрита?
•• При бактериальной мочеполовой инфекции всегда удается получить рост бактерий в культуре, а при герпетическом уретрите нет.
•• При герпетическом уретрите, как правило, не бывает учащенных и императивных позывов к мочеиспусканию, поскольку, в отличие от цистита, нет спастических сокращений мочевого пузыря.
•• При исследовании соскобов из уретры можно обнаружить ВПГ, хотя часто результат оказывается ложноотрицательным.
А как отличить кандидозное поражение гениталий от ВПГ–инфекции?
Что общего?
•• Зуд в области гениталий – один из ведущих симптомов ВПГ и кандидоза гениталий у женщин.
•• В связи с этим при наличии периодического зуда в области гениталий ставят диагноз «кандидоз», в то время как на самом деле это может быть проявлением герпетической инфекции.
Какие различия?
Различия – микробиологические: при наличии рецидивирующего зуда гениталий и отрицательном результате нативного исследования на наличие дрожжевой инфекции следует провести обследование на ВПГ.
В таблице 1 представлена дифференциальная диагностика, основанная на собственном клиническом опыте, различных патологических состояний, которые у женщин могут сопровождаться чувством жжения в урогенитальной области.
Исходя из данных в представленной таблице, наиболее вероятной причиной появления такой разнообразной симптоматики, которую описывала пациентка, является именно ВПГ. Такое предположение, разумеется, требует подтверждения и никак не отменяет тщательного обследования с целью определения других возможных причин.
Итак, вернемся к одной из основных задач, сформулированных в самом начале работы с пациенткой: на какие инфекции следует ее обследовать, чтобы установить причину возникающей у нее симптоматики, а также определить возможность наличия у нее ИППП.
План обследования Ж. на ИППП
•• Микроскопия мазков из влагалища и уретры с окраской по Граму.
•• Нативные препарты для исследования на бактериальный вагиноз, кандидозную инфекцию и трихомониаз.
•• ПЦР для выявления N. gonorrhoeae, C. trachomatis, M. genitalium.
•• Посев на T. vaginalis.
Серологическая диагностика для исключения ИППП:
• диагностика ВИЧ–инфекции;
• RPR–тест для выявления сифилиса;
• определение HBsAg и антител к ВГ–С;
• определение типоспецифических IgG к ВПГ–1 и ВПГ–2.
Почему не следует проводить определение IgM к ВПГ–1 и 2 при рутинном обследовании на ИППП [5]
• Существующие сегодня тесты по определению IgM имеют серьезные недостатки:
• Возможна перекрестная активность между IgM к ВПГ–1 и 2.
• При герпетической ВПГ–1–инфекции на губах возможны положительные тесты на ВПГ–2 ложный диагноз генитальной герпетической инфекции неадекватное лечение и нежелательные эмоциональные проблемы, когда речь идет о создании семьи или длительных отношений.
• Возможна перекрестная реакция с другими герпесвирусами: ЦМВ, Эпштейна–Барр и другими.
•• У 35% людей с реактивацией ВПГ–2 могут присутствовать IgM тест не позволяет отличить новую инфекцию от уже имеющейся.
• Такой тест может быть оправдан у новорожденных, поскольку IgM не проникают через плаценту.
обнаружение IgM у новорожденных может означать, что эти иммуноглобулины появились в ответ на их собственную инфекцию, а не проникли трансплацентарно от матери.
Результаты обследования Ж.
У пациентки Ж. все проведенные тесты на ИППП оказались отрицательными, кроме положительного типоспецифического теста на ВПГ–1 и ВПГ–2.
Консультирование Ж.
Проанализировав полученные результаты, врач объяснил пациентке, что она является носителем ВПГ–инфекции, которая, очевидно, и вызывает периодически все те симптомы, которые беспокоят ее в последние годы, что полностью укладывалось в естественное течение ВПГ–инфекции, а «эффект» от применявшихся Ж. лекарственных средств на самом деле совпадал по времени с окончанием очередного обострения герпетической инфекции.
Пациентка была сильно удивлена, поскольку, по ее мнению, никогда ни она, ни ее муж не имели симптомов этого заболевания. Она представляла себе, что герпетическая инфекция проявляется в виде пузырьковой сыпи, например, на губах. Это всегда очень ответственный момент для врача, потому что при первичной постановке диагноза ВПГ–инфекции очень важно провести грамотное консультирование, ответив на все возможные вопросы пациента, впервые услышавшего о своем диагнозе.
Основные вопросы, которые интересовали Ж., были следующие:
•• Как долго она инфицирована и откуда взялась инфекция?
•• Почему врачи, к которым она обращалась ранее, никогда не обследовал ее на герпес?
•• Можно ли отнести герпетическую инфекцию к ИППП при ее локализации в области гениталий?
В Европейских рекомендациях по ведению пациентов с генитальным герпесом приведен перечень вопросов для обсуждения c пациентом при первичном эпизоде генитального герпеса [5]:
1) возможный источник заражения;
2) течение заболевания – риск развития субклинической инфекции;
3) различные варианты лечения;
4) риск передачи инфекции половым или иными путями;
5) риск передачи инфекции от матери плоду во время беременности;
6) необходимость извещения акушера–гинеколога о наличии заболевания;
7) последствия заражения инфицированным мужчиной неинфицированной партнерши во время беременности;
8) возможность оповещения партнеров.
Как видно из этого перечня рекомендуемых к обсуждению вопросов, этот список даже шире тех тем, которые интересовали Ж. Из всех представленных здесь моментов лишь последствия заражения инфицированным мужчиной неинфицированной партнерши во время беременности не имели отношения к нашему случаю, поскольку Ж. оказалась уже инфицирована.
В процессе консультирования нашей пациентки наконец–то появилась возможность аргументированно приступить к рассмотрению второй важной темы с тем, чтобы предупредить возможные неправильные выводы в отношении супружеской неверности мужа и постараться найти доводы, позволяющие наладить душевное состояние пациентки.
В принципе, в задачи врачебного консультирования не входит проведение «расследования с целью уличения одного из партнеров в супружеской неверности». Наоборот, большим успехом врача можно признать ситуацию, когда, несмотря на диагностирование у супругов ИППП, что недвусмысленно указывает на факт неверности, так провести консультирование, чтобы факт заражения, во всяком случае, не был использован как негативный аргумент при решении супругами вопроса о сохранении семьи.
Рассмотрим с этой точки зрения ситуацию пациентки Ж., у которой удалось установить наличие ВПГ–ин­фекции.
Вот как врач отвечал на поставленные пациенткой вопросы.
• Как долго она инфицирована и откуда взялась инфекция?
Исходя из данных анамнеза, можно предположить, что инфицирование произошло после вступления в брак и источником заражения, по–видимому, явился супруг. Но при этом нельзя исключить, что у супруга ВПГ мог присутствовать и до вступления в брак и инфекция сохраняется в латентном или, возможно, малосимптомном состоянии. Для прояснения этого вопроса необходимо было побеседовать с мужем Ж. и обследовать его.
• Почему ни гинекологи, ни урологи раньше никогда не обследовали ее на герпес?
Правила деонтологии предполагают, что не следует уличать коллег в неправильном ведении пациента. Надо попытаться найти такое объяснение совершенной диагностической ошибке, которое не вызвало бы у пациента желания непременно судиться с врачами, – естественно, если такие ошибки не были настолько грубыми, что привели к тяжелым последствиям для пациента. В на­шем случае недостаточное обследование пациентки как раз к таким последствиям не привело. Объяснение, которое вполне устроило пациентку, было такое: скорее всего, врачи ранее слишком полагались на клинические проявления, достаточно типичные как для кандидоза, так и для бактериального цистита, поэтому и не сочли нужным проводить дополнительные исследования. Возможно, врачей вводило в заблуждение то, что назначаемая терапия всегда сопровождалась исчезновением симптоматики.
• Можно ли отнести герпетическую инфекцию к ИППП при ее локализации в области гениталий?
Можно. Но еще раз следует подчеркнуть, что из одного этого факта совершенно не следует, что муж заразился этой инфекцией, находясь в браке. Вполне возможно, что он приобрел ее еще до брака. Также совершенно точно можно утверждать, что совпадение последнего обострения у Ж. никак не связано с возвращением мужа из командировки, где, по мнению Ж., он мог заразиться ИППП. Скорее причиной последнего обострения мог явиться продолжительный активный секс, после которого и ранее у Ж. случались обострения. Кстати, рецидивы после травматизации, даже незначительной, что вполне вероятно при активном сексе, как раз очень характерны именно для герпетической инфекции [6].
После обсуждения ситуации было принято решение пригласить для беседы и обследования мужа Ж.
Результаты обследования супруга пациентки Ж.
К., супруг Ж., явился на обследование. В беседе с врачом он заявил, что до вступления в брак у него были половые контакты и среди его партнерш, возможно, были и те, у которых имелась герпетическая инфекция. Проявлений герпетической инфекции у него никогда не было, и он считал, что этого заболевания у него нет.
Тем не менее, на основании полученных данных можно было предположить, что К. также мог быть носителем ВПГ.
Была проведена типоспецифическая серологическая диагностика, результаты которой подтвердили это предположение: супруг Ж. оказался серопозитивен по ВПГ–1 и 2.
Это очень удивило супруга нашей пациентки, ведь, как он утверждал, симптомов заболевания у него никогда не было. Врачу пришлось провести консультирование и супруга.
Прежде всего врач объяснил ему, что, согласно современным представлениям о герпетической инфекции, лица с положительными результатами типоспецифических серологических тестов на ВПГ–2 практически всегда являются инфицированными этим вирусом и могут передавать его другим людям даже в тех случаях, когда у них никогда не было симптомов этой инфекции [7,8].
Врач сослался на американские данные, согласно которым 22% лиц старше 14 лет в США являются носителями ВПГ–2 инфекции и лишь 10% из этих людей знали о том, что они инфицированы [9].
То, что у супруга Ж. герпетическая инфекия никогда не проявлялась, означало, что она протекала у него субклинически. Более того, именно при таком течении инфекции чаще всего и происходит заражение партнера. Так что ничего удивительного нет, что, несмотря на отсутствие клинических проявлений герпетической инфекции, супруг Ж. передал ВПГ своей жене.
Теперь пришло время обсудить создавшуюся ситуацию с обоими супругами и наметить план действий по контролю герпетической инфекции, тем более что до последнего обращения к врачу они планировали рождение ребенка.
Консультирование супружеской пары
Это необходимая часть консультирования, когда речь идет о постоянных половых партнерах, поскольку речь идет об инфекции, с которой им придется существовать всю оставшуюся жизнь, и только профессионально грамотная консультация и терапия позволят этой паре правильно ее контролировать и не впадать в депрессию из–за персистенции в организме инфекции, вызванной ВПГ, т.к. элиминация последнего невозможна. Итак, врач пригласил для заключительной беседы обоих супругов.
Вот как была построена эта заключительная беседа.
1. Прежде всего, врач подвел итоги обследования супругов и сообщил им, что единственной инфекцией, которую удалось у них обнаружить, является ВПГ, причем как ВПГ–1, так и ВПГ–2.
2. Симптоматика, которая периодически беспокоила Ж., может быть объяснена наличием именно этой инфекции.
3. Источником инфицирования является супруг Ж., у которого ВПГ–инфекция протекала субклинически.
4. Исходя из анамнеза и полученных при обследовании супруга Ж. данных, можно прийти к заключению, что ВПГ–инфекцию он приобрел до брака с Ж.
5. И, наконец, врач обсудил вопрос о существующих терапевтических возможностях.

Выбор стратегии в борьбе с ВПГ–инфекцией
1. Лечение каждого эпизода проявления инфекции;
2. Профилактика ее рецидивов.

Врач объяснил супругам, что, согласно современным представлениям, окончательное решение о том, как контролировать ВПГ–инфекцию, должно быть принято совместно пациентом и врачом после разъяснения пациенту смысла каждого из таких подходов.

1. Лечение каждого эпизода проявления инфекции генитального герпеса (ГГ) получило название эпизодическая терапия.
Под ней понимают прием внутрь противовирусных препаратов в момент обострения инфекции. Такую тактику рекомендуют пациентам с редкими, клинически невыраженными обострениями и при наличии четко определяемого продромального синдрома, во время которого следует начинать прием препаратов. Как правило, такую терапию рекомендуют лицам, у которых не более 6 обострений ГГ в год.
Согласно Европейским рекомендациям по ведению взрослых иммунокомпетентных (с нормальным иммунным статусом) пациентов с генитальным герпесом, рекомендациям Международного форума по лечению герпеса, а также клиническим рекомендациям по терапии генитального герпеса РОДВ [5,10,11], что также отражено в инструкциях по применению противогерпетических препаратов в РФ, при первичной инфекции или рецидиве ранее нелеченной герпетической инфекции следует назначать следующие схемы лечения этиотропными (противогерпетическими) препаратами: в среднем
• Ацикловир 200 мг х 5 раз/сут. 5 дней
400 мг х 3 раз/сут. 5 дней
• Валацикловир 500 мг х 2 раз/сут. 5 дней
• Фамцикловир 250 мг х 3 раз/сут. 5 дней
При всех последующих рецидивах хронической герпетической инфекции у взрослых иммунокомпетентных пациентов ацикловир и валацикловир рекомендуются назначать в тех же дозировках, а фамцикловир – 125 мг х 2 раз/сут. Лечение следует начинать уже в продромальном периоде или сразу после появления симптомов заболевания. Длительность лечения рецидива составляет 3–5 дней.
2. Профилактика рецидивов ВПГ–инфекции или супрессивная (превентивная) терапия ГГ.
Такой подход подразумевает ежедневный прием этиотропных противовирусных препаратов в непрерывном режиме в течение длительного времени (4–12 мес.).
Показаниями для супрессивной терапии являются:
1. тяжелое течение с частыми обострениями;
2. отсутствие продромы;
3. особые обстоятельства (отпуск, свадьба и т.д.);
4. во время приема иммуносупрессивной терапии;
5. при психосексуальных расстройствах;
6. во избежание риска передачи инфекции.
Согласно вышеуказанным международным и российским клиническим рекомендациям [5,10,11], что также отражено в инструкциях по применению противогерпетических препаратов в РФ, для супрессивной терапии ГГ назначают следующие схемы длительно (4–12 мес.) с периодической оценкой течения заболевания:
• Ацикловир 400 мг х 2 раз/сут.
• Валацикловир 500 мг х 1 раз/сут.
• Фамцикловир 250 мг х 2 раз/сут.
Как следует из описания показаний и принципов эпизодической и супрессивной терапии, пациентке Ж. можно было рекомендовать эпизодическую терапию, ведь число рецидивов заболевания, по данным анамнеза, у нее не превышало 6 в год. Тем не менее среди показаний к супрессивной терапии были и те, что имели к ней отношение. Так, рецидивы у Ж. всегда возникали при отсутствии продромы, часто случались при смене климата во время отпуска и сопровождались психо­сексуальными расстройствами.
Врач объяснил, что выбор тактики противогерпетической терапии может меняться в зависимости от обстоятельств, и предложил Ж. самой решить, какой она предпочитает вариант терапии в настоящее время.
Получив столько новой информации, Ж. решила все обдумать в спокойной обстановке и еще раз посетить врача для принятия окончательного решения в отношении выбора того или иного подхода к контролю герпетической инфекции.
Явившись на следующий прием, пациентка сообщила, что, взвесив различные обстоятельства, она склоняеться к тому, что в ее ситуации предпочтительной является супрессивная терапия, поскольку она поможет ей не только справиться с возникновениями обострений, но еще и обрести покой после перенесенного стресса и наладить супружеские отношения.
После обсуждения имеющихся терапевтических возможностей с врачом было принято решение о супрессивной терапии валацикловиром (Валтрексом) ежедневно по 1 таблетке 500 мг. Совместно принятое решение в пользу Валтрекса основывалось как на существующих рекомендациях по терапии ГГ, так и на том, что поскольку пациентке предстоит длительный прием препарата, то для нее предпочтительнее был прием лекарства не более 1 раза в сутки, а также Валтрекс показался ей наиболее приемлемым по стоимости.
Ж. был выписан Валтрекс и предложено явиться на консультацию к врачу через 3 месяца после его применения по схеме супрессивной терапии: 1 таблетка (500 мг) 1 раз в сутки вне зависимости от приема пищи и жидкости.
Заключительная консультация. Планирование беременности
Ж. явилась на прием через 3 мес. За это время на фоне приема Валтрекса по 1 таблетке (500 мг) 1 раз/сут. у нее не было ни одного рецидива. Настроение пациентки было хорошее. Отношения с мужем окончательно наладились. Они вместе отдохнули в Итальянских Альпах, катаясь на лыжах. Несмотря на переохлаждение, обострений герпетической инфекции на фоне супрессивной терапии Валтрексом не возникло. Пациентка приняла решение продолжить терапию и поинтересовалась, может ли она планировать беременность.
Врач объяснил Ж., что согласно Европейским рекомендациям по ведению пациентов с генитальным герпесом [5], при наступлении беременности следует информировать акушера–гинеколога о наличии ВПГ–инфекции.
Что касается продолжения супрессивной терапии, то при планировании беременности ее следует прекратить. Если обострение герпетической инфекции возникнет во время беременности, то следует посетить врача для решения вопроса о необходимости назначения лечения.
Хотя существует риск передачи ВПГ–инфекции от матери плоду во время беременности, в случае Ж. этот риск минимален, потому что у нее уже есть антитела к этому вирусу и серьезная опасность для плода может быть только при обострении ВПГ–инфекции к моменту родов. В этот момент и следует назначать лечение. С учетом наличия ВПГ у супруга ситуация при беременности Ж. была бы намного более тяжелой, поскольку для плода возникла бы серьезная угроза при инфицировании во время беременности серонегативной матери.
Ж. была вполне удовлетворена консультацией и благодарна за то, что с помощью врача наконец полностью научилась контролировать свое заболевание и обрела душевный покой.

Рис. 1. Причины выделений из влагалища [1]
Таблица 1. Дифференциальный диагноз при урогенитальной патологии у женщин, сопровождающейся чувством жжения

Литература
1. Reis A.J. Treatment of vaginal infections. Candidiasis, bacterial vaginosis and trichomoniasis. J Am Pharm Assos. 1997: NS37:563–569.
2. Oni AA, Adu FD, Ekweozor CC et al. Herpetic urethritis in male patients in Ibadan. West Afr J Med 1997 Jan–Mar;16(1):27–29.
3. Sturm PD, Moodley P, Khan N. et al. Aetiology of male urethritis in patients recruited from a population with a high HIV prevalence. Int J Antimicrob Agents 2004 Sep;24 Suppl 1:8–14.
4. Srugo I, Steinberg J, Madeb R et al. Agents of non–gonococcal urethritis in males attending an Israeli clinic for sexually transmitted diseases. Isr Med Assoc J 2003 Jan;5(1):24–27.
5. European guideline for the management of genital herpes. International Journal of STD & AIDS, 2001; 12 (Suppl. 3):34–39.
6. Sacks SL. The Truth about Herpes. 4th ed. Vancouver, BC: Gordon Soules Book Publishers: 1997.
7. CDC Web site. Tracking the hidden epidemics: trends in STDs in the United States 2000.
8. UNAIDS/WHO. USA: Epidemiological Fact Sheets on HIV/AIDS and Sexually Transmitted Infection 2002 Update.
9. Armstrong GL et al. Am J Epidemiol. 2001;153:912–920.
10. International Herpes Management Forum. www.IHMF.org
11. Клинические рекомендации Российского общества дерматовенерологов (РОДВ). Под ред. А.А. Кубановой, Москва, Дэкс–Пресс, 2008.

Статья публикуетcя при поддержке компании
ЗАО «ГлаксоСмитКляйн Трейдинг»

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak