Негонококковые уретриты: эпидемиология, диагностика и терапия

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №4 от 27.02.2004 стр. 165
Рубрика: Дерматология

Для цитирования: Иванов О.Л., Халдин А.А., Фадеев А.А. Негонококковые уретриты: эпидемиология, диагностика и терапия // РМЖ. 2004. №4. С. 165

ММА имени И.М. Сеченова



Во всем мире проблема высокой заболеваемости инфекциями, передаваемыми половым путем (ИППП), сохраняет свою актуальность и привлекает внимание все большего количества специалистов [1,3].

Усиленная пропаганда здорового образа жизни, «защищенного» секса, развитие социальных программ по реабилитации неблагополучных слоев населения и групп риска по вопросам ИППП постепенно дают положительные результаты. За последние 3 года наметилась стабильная тенденция к снижению заболеваемости негонококковыми уретритами (НГУ). Большая заслуга в этом принадлежит разработке современных комбинированных схем терапии хламидийно–уреаплазменной инфекции. Вместе с тем, только по официальным данным, в России ежегодно НГУ заболевают около 350000 человек [4]. В действительности реальная картина заболеваемости хламидиозом и уреаплазмозом значительно выше, что связано с отсутствием регистрации таких пациентов во многих коммерческих клиниках, а также распространением самолечения.

Растущая миграция населения, наличие целых регионов и стран, где дерматовенерологическая помощь практически отсутствует, а также неблагоприятные экономические условия и низкая информированность населения о путях передачи ИППП являются основными составляющими социальных причин роста их заболеваемости. В связи с этим остро встает вопрос о необходимости развития и внедрения в повседневную практику дерматовенеролога программ консультирования по вопросам ИППП, которые уже более 10 лет с успехом применяются в США и Западной Европе. Такие занятия с пациентами в доступной форме позволяют донести до больного информацию о возбудителе, возможных путях передачи инфекции, индивидуальных средствах профилактики, что значительно снижает риск рецидива.

Особое место в распространении ИППП занимают лица с латентными и асимптомными формами течения болезни. Отсутствие клинической картины приводит к тому, что такие пациенты не обращаются в лечебные учреждения и тем самым продолжают инфицировать половых партнеров. По нашим данным, классическая клиническая картина непосредственно после инкубационного периода развивается лишь у 40–50% больных, из них еще около 20% пациентов имеют стертую симптоматику инфекционного процесса. Этими факторами обусловлена поздняя обращаемость пациентов к специалисту, что неизбежно приводит к развитию осложнений в виде орхитов, везикулитов и простатитов у мужчин, эндометритов и сальпингоофоритов у женщин. Первичное обращение на стадии осложнений встречается у 30–40% пациентов, страдающих хламидийной инфекцией. Исходом длительной персистенции возбудителя в организме становятся хронические воспалительные заболевания органов малого таза, которые, в свою очередь, ведут к развитию спаечного процесса, нарушению функции органов и бесплодию. Терапия таких состояний находится на стыке дерматовенерологии, урологии, гинекологии и часто представляет значительные трудности.

Таким образом, активное выявление половых партнеров, а следовательно, и своевременная диагностика ИППП выходят на первый план предотвращения осложнений при негонококковых уретритах. Отдельно стоит остановиться на проблеме гипердиагностики хламидиоза и уреаплазмоза [2]. Отчасти это связано с использованием некачественных реактивов и лабораторного оборудования, отчасти с недостаточной профессиональной подготовкой врачей–лаборантов.

Отсутствие на современном этапе развития лабораторных технологий, единой реакции по обнаружению в организме пациента жизнеспособных хламидий и уреаплазм, по нашему мнению, делает оправданным проведение двухэтапной диагностики, основанной на комбинации скринингового метода – прямой иммунофлюоресценции (ПИФ) и подтверждающих – полимеразной цепной реакции (ПЦР) или культуральных методов исследования с посевом на среду MacCoy, HeLa, или L–929.

Использование во многих лечебно–диагностических центрах методик первичной диагностики хламидиоза и для контроля эффективности терапии ставит вопрос о критериях излеченности пациентов [6]. Чаще всего используемые при первичном обращении ПИФ и ПЦР могут давать положительные реакции при контрольном исследовании, реагируя на остатки цитоплазматических мембран возбудителя или осколки их ДНК, что не может явиться признаком наличия в организме пациента жизнеспособных микроорганизмов. Одним из выходов является выжидательная тактика, когда контрольное обследование проводится через 3–4 недели после курса терапии, однако при таком подходе в отсутствие эффекта от проведенного лечения возникает риск развития осложнений. Также в течение месяца может произойти повторное заражение, что ведет к неадекватной оценке терапевтической эффективности лекарственных средств.

С нашей точки зрения, наиболее перспективным методом для оценки эффективности терапии может быть реакция транскрипционной амплификации (ТА), суть которой заключается в обнаружении транспортной РНК (т–РНК) возбудителя, то есть определение его жизнеспособности.

Неудачи в терапии негонококковых уретритов часто связаны и с неадекватной антибиотикотерапией. Это подбор препаратов без учета чувствительности возбудителя, недостаточные сроки лечения или дозы лекарственных средств. Следует обратить внимание и на растущую с каждым годом резистентность возбудителей к антимикробным препаратам [9]. Формирование устойчивости идет по двум путям. Первый – это хромосомный тип, обусловленный мутациями в генах, кодирующих ферменты, являющихся мишенью антибиотика. Вместе с тем возможны мутации в генах, ответственных за синтез собственных ферментов–антагонистов, блокирующих действие препарата. Второй путь обусловлен нарушением проницаемости наружной клеточной мембраны, в результате чего уменьшается диффузия лекарственного вещества в клетку. Результатом генных мутаций становится приобретение микроорганизмом резистентности к конкретному антибиотику. В случае же изменения функционирования транспортных систем развивается перекрестная устойчивость ко всем средствам, которым необходим нормальный транспорт в клетку–«мишень».

Все вышесказанное ставит перед специалистами задачу поиска и внедрения в практику современных, высокоэффективных препаратов, к которым пока не сформирована резистентность большинства возбудителей ИППП.

Перспективными направлениями в лечении негонококковых уретритов являются комплексные схемы с использованием препаратов тетрациклинового ряда, группы макролидов и фторхинолонов [7] в сочетании с неспецифической патогенетической терапией.

Согласно «Методическим материалам по диагностике и лечению наиболее распространенных инфекций, передаваемых половым путем, и заболеваний кожи» [5] для лечения неосложненного хламидиоза рекомендованы к применению следующие препараты: азитромицин 1,0 г внутрь однократно, доксициклин 200 мг внутрь – первый прием, затем по 100 мг 2 раза в сутки в течение 7 дней и джозамицин по 500 мг внутрь 2 раза в сутки 10 дней. В качестве альтернативных схем терапии предлагаются эритромицин, офлоксацин и рокситромицин в стандартных терапевтических дозировках в течение недели. Осложненный хламидиоз специалисты предлагают лечить азитромицином 1,0 г. внутрь 1 раз в неделю, 3 недели и джозамицином по 500 мг 2 раза в сутки в течение 14 дней. Как видим, среди перечисленных препаратов преобладают антибактериальные средства группы макролидов.

Однако исходя из собственного опыта применения разных групп антибиотиков, с учетом развития резистентности возбудителей к антибиотикам и переносимости лечения, мы считаем, что наиболее эффективными в терапии негонококковых уретритов являются из группы фторхинолонов – офлоксацин по 200 мг 2 раза в сутки или препарат нового поколения – моксифлоксацин по 400 мг один раз в сутки 10 дней; из группы макролидов – джозамицин по 500 мг 2 раза в сутки 10–14 дней; группу тетрациклинов представляет доксициклин по 100 мг 2 раза в сутки 10–14 дней.

Отдельно хотелось бы остановиться на неспецифической патогенетической терапии. Учитывая позднее обращение пациентов за помощью (зачастую уже на стадии осложнений), мы считаем целесообразным введение в схемы лечения НГУ средств, направленных на уменьшение явлений конгестии в органах малого таза, препаратов, улучшающих лимфо– и кровообращение, и, как следствие, уменьшающих инфильтративное воспаление.

В первую очередь мы хотим остановиться на ферментных препаратах, которые, обладая протеолитической активностью, противоотечным и фибринолитическим действием, способствуют быстрому расщеплению продуктов воспалительного процесса. Также важно, что препараты этой группы способны повышать концентрацию антибиотика в очаге воспаления. В тех же целях применяют гиалуронидазу по 64 ЕД в сутки подкожно, трипсин (химотрипсин) по 10 мг внутримышечно и другие.

В сочетании с ферментативными средствами хороший эффект оказывают ангиопротекторы. Эти препараты обладают венотонизирующим эффектом, уменьшают проницаемость сосудов, тем самым ограничивая воспаление. Нередко в схемы терапии включают пентоксифиллин, эсцин, диосмин и др. в их терапевтических дозировках.

При хроническом течении воспалительного процесса и наличии изменений в иммунограмме пациента возможно присоединение в комплексную схему терапии иммуномодулирующих средств.

В настоящее время доказана [8] противохламидийная активность цитокинов: a–, b–, g– интерферонов, а также препаратов, усиливающих их синтез – индукторов интерферонов.

При подостром и хроническом характере течения НГУ воспалительный процесс обнаруживается во всех слоях стенки уретры, что постепенно приводит к метаплазии цилиндрического и переходного эпителия в многослойный плоский. В связи с этим, помимо системной терапии, рекомендуется применение местных антисептических препаратов в виде инстилляций, например: 0,25–0,5% раствор нитрата серебра, 1–2% раствор проторгола, 0,01% раствор мирамистина.

Таким образом, составив схему лечения, состоящую из антибиотика, ферментного и ангиопротективного средства, а также присоединив (по показаниям) иммуномодулятор и местные инстилляции, мы получаем терапевтический комплекс, захватывающий как этиотропное начало, так и все патогенетические звенья воспалительного процесса.

В качестве иллюстрации вышесказанного приводим одно из клинических наблюдений.

 

Больной С. обратился с жалобами на скудные слизистые выделения из уретры, дискомфорт при мочеиспускании. Жалобы появились около 3–х месяцев назад, после случайного полового контакта, самостоятельно принимал метронидазол по 2 таб. в сутки в течение 5 дней, с незначительным эффектом.

Объективно: губки уретры несколько отечны, гиперемированы, определяются скудные слизистые выделения их уретры, паховые лимфатические узлы в норме, лимфангита нет.

Обследование: при исследовании мазка отделяемого уретры, соскоба уретры и посева обнаружены Chlamydia trachomatis, в общем мазке с окраской по Граму: лейкоциты 12–15 в поле зрения, пласты плоского эпителия, значительное количество слизи. Ультразвуковое исследование придатков выявило гидрофильный участок в правой доле предстательной железы до 0,7 см в диаметре.

Диагноз: Хронический хламидийный уретро–простатит.

Рекомендовано:

  • Моксифлоксацин по 400 мг в сутки, 10 дней
  • Флуконазол 150 мг №2 с интервалом 7 дней
  • Вобэнзим по 3 драже 3 раза в день, 10 дней
  • Эсцин по 15 капель 3 раза в день, 10 дней
  • Инстилляции 0,01% раствором мирамистина.

Лечение пациент перенес без побочных эффектов, после курса терапии жалоб не предъявляет.

Контрольные лабораторные исследования, проведенные через 3 недели после окончания курса терапии, показали полную элиминацию возбудителя из организма, а ультразвуковое исследование предстательной железы, выполненное через 2 месяца, позволило констатировать значительный регресс воспалительных явлений.

 

Литература:

1. Аковбян В.А, Резайкина А.В., Тихонова Л.И. Характеристика эпидемиологических закономерностей, определяющих распространение заболеваний, передаваемых половым путем, в России Вестник дерматологии и венерологии. – 1998, №1, С. 4–7.

2. Гладкова Н.С., Киселев В.И., Дарижапова Б.Д., Латыпова М.Ф., Дмитриев Г.А., Ушакова Н.И. Оценка различных методов лабораторной диагностики урогенитальных микоплазм Вестник дерматологии и венерологии. – 1999, №2, С. 43–45.

3. Громыко А.И. Продолжается эпидемия инфекций, передаваемых половым путем, в Новых Независимых Государствах Восточной Европы Инфекции передаваемые половым путем. – 1999, №1, С. 76–77.

4. Здоровье населения России и деятельность учреждений здравоохранения в 2000 году (статистические материалы) МЗ РФ, Москва 2001, С.55–56.

5. Методические материалы по диагностике и лечению наиболее распространенных инфекций передаваемых половым путем (ИППП), и заболеваний кожи. Протоколы ведения бодьных, лекарственные средства под ред. А.А. Кубановой. – М.: ГЭОТАР–МЕД, 2003 С. 53–56

6. Мешков А.М. Комплексный метод лечения больных с воспалительными заболеваниями урогенитального тракта хламидийной и уреаплазменной этиологии: Автореф. дис. канд. мед. наук М., 1987. С. –12.

7. Падейская Е.Н., Яковлев В.П. Антимикробные препараты группы фторхинолонов в клинической практике. М., Логата, 1998, С.352.

8. Серов В.Н и соавт. Хламидиоз. Клиника, диагностика, лечение (методические рекомендации).– М., 1996.

9. Тараскина А.Е., Тополь Ю.Ю., Савичева А.М., Говорун В.М. Антибиотикоустойчивость Mycoplasma hominis в клинической практике Инфекции передаваемые половым путем. – 1999, №2, С. 32–34.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak