Новые данные о диагностике и лечении сахарного диабета (по материалам 4-го Всемирного конгресса по эндоболизму (WCE-2014), Хайнань, Китай)

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №0 от 20.01.2015 стр. 3
Рубрика: Эндоболизм

Для цитирования: Мисникова И.В. Новые данные о диагностике и лечении сахарного диабета (по материалам 4-го Всемирного конгресса по эндоболизму (WCE-2014), Хайнань, Китай) // РМЖ. 2015. С. 3

Резюме. В ноябре 2014 г. на о. Хайнань в Китае одновременно прошли 4-й Всемирный конгресс по эндоболизму (WCE-2014) и 3-й Всемирный конгресс по диабету (WCD-2014). На конгрессах были представлены последние данные исследований в области эндокринологии, нарушений обмена веществ и сахарного диабета (СД). Заседания нескольких секций были посвящены проблемам обнаружения ранних маркеров СД 1-го и 2-го типов. Особый интерес вызывают последние разработки препаратов для лечения СД 2-го типа и ожирения.

Ключевые слова: Всемирный конгресс по эндоболизму, сахарный диабет, ранние маркеры, новые препараты.

New data on the diagnosis and treatment of diabetes mellitus
(based on Annual World Congress of Endobolism WCE-2014, Haynyan, China)
I.V. Misnikova
Moscow Regional Research Clinical Institute named after M.F. Vladimerski
Resume. The 4th World Congress on Endobolizmu (WCE-2014) and the 3rd World Congress on Diabetes (WCD-2014) held in November 2014 on Haynyan in China. Sientists all over the world presented the latest information in the field of endocrinology, metabolism and diabetes. Several sections have been devoted to the latest data in the detection of early markers of type 1 diabetes mellitus and type 2 diabetes mellitus. Particular interest of the participants was the recent development of drugs for the treatment of type 2 diabetes and obesity.
Key words: World Congress of Endobolism, diabetes mellitus, early markers, new drugs.

В ноябре 2014 г. на о. Хайнань в Китае одновременно прошли 2 важных международных мероприятия: 4-й Всемирный конгресс по эндоболизму (WCE-2014) и 3-й Всемирный конгресс по диабету (WCD-2014). В конгрессах приняли участие ведущие ученые из Азии, Америки, Европы, Африки и Австралии. На открытии конгрессов присутствовали нобелевские лауреаты по химии. WCD-2014 и WCE-2014 были посвящены новым исследованиям в области эндокринологии, нарушений обмена веществ и СД.

Отдельная секция была посвящена исследованиям в области молекулярной биологии, генетики, геномики и метаболомики СД. Директор Центра биотехнологий и геномной медицины (США) Jin-Xiong She представил результаты исследований в области биомаркеров СД 1–го типа. В настоящее время маркерами СД 1-го типа являются гены, повышающие риск возникновения СД 1-го типа, и аутоантитела. Однако аутоантитела появляются достаточно поздно, что снижает значимость их определения для профилактики СД 1-го типа. К тому же используемые в настоящее время биомаркеры малоприменимы для составления прогноза, т. к. течение болезни не влияет на аутоантитела, а гены не изменяются в процессе прогрессирования СД. Поэтому в последние 3 десятилетия целью исследователей было открытие новых маркеров СД 1-го типа.

Учеными были проведены протеомные, метаболомные и геномные исследования среди больных СД 1-го типа и лиц, предрасположенных к этому заболеванию. Транскриптомные исследования позволили выявить более 100 генов, изменение экспрессии которых ассоциировано с развитием СД 1-го типа. Причем эти изменения можно установить еще на стадии предиабета, что делает их потенциально важными маркерами СД 1-го типа [1]. Интересно, что экспрессия генов отличается у здоровых родственников пациентов с СД 1-го типа и здоровых лиц контрольной группы, у больных с длительно протекающим СД 1-го типа и только заболевших [2, 3]. Однако докладчик признал, что пока использование экспрессии генов в качестве биомаркера СД 1-го типа еще малопригодно для клинического применения, требуются дополнительные исследования для более детального анализа.

Протеомными биомаркерами СД 1-го типа являются аутоантитела к островковым клеткам. В настоящее время таких аутоантител открыто более 20. Клиническое применение нашло определение 4-х вариантов аутоантител, таких как: островковые цитоплазматические аутоантитела (ICA – islet cell cytoplasmic autoantibodies), аутоантитела к глутаматдекарбоксилазе (GADA – glutamic acid decarboxylase autoantibodies), инсулинома-2-ассоциированные аутоантитела (IA-2A – insulinoma 2-associated autoantibodies) и инсулиновые аутоантитела (IAA – insulin autoantibodies). ZnT8A – недавно выявленный вид аутоантител, который может улучшить раннюю диагностику аутоиммунного процесса при СД 1-го типа. Риск СД 1-го типа у лиц без аутоантител равен 0,5%, при наличии 1-го вида аутоантител он возрастает до 3%, при выявлении 2-х аутоантител – до 16%, а при обнаружении 3-х и 4-х аутоантител составляет 40 и 50% соответственно.

Особый интерес вызывает поиск ранних маркеров СД 2-го типа. Много исследований посвящено действию новых неспецифических биомаркеров, относящихся к семей̆ству цитокинов. Иризин – белок, секретирующийся миоцитами в ответ на физическую нагрузку, участвует в регуляции метаболизма, способствуя переходу белой жировой ткани в бурую. Это усиливает термогенез и расход энергии, поэтому иризин относят к протекторным факторам эффективного метаболизма. Интересно, что в ряде исследований показано, что уровень иризина выше у лиц с ожирением по сравнению с людьми с нормальным весом и его дефицитом [4, 5]. Возможно, иризин компенсаторно начинает возрастать при наборе массы тела, однако этого повышения бывает недостаточно, чтобы увеличить расход энергии за счет усиления термогенеза. У больных с впервые выявленным и длительно протекающим СД 2-го типа уровень иризина снижается, также он ниже у лиц со стеатогепатозом [6]. Рядом ученых иризин предлагается в качестве нового маркера СД 2-го типа. Следует заметить, что снижение уровня иризина происходит и в ответ на уменьшение массы тела, причем это снижение коррелирует с улучшением показателей липидов [7].

Другим потенциальным маркером СД 2-го типа является ростовой фактор дифференциации 15 (PФД15, GDF15 – Growth differentiation factor 15). Это протеин, относящийся к суперсемейству белков трансформирующего фактора роста β, которое включает в себя полипептиды, принимающие участие в регуляции, дифференцировке и пролиферации клеток. Повышение уровня PФД15 ассоциировано с риском сердечно-сосудистых (СС) заболеваний (ССЗ) и риском смерти у больных с сердечной недостаточностью [8]. Оказалось, что повышение уровня РФД15 связано с риском развития СД 2-го типа и ранних нарушений углеводного обмена. В настоящее время доказано, что имеется положительная корреляция между РФД15 и инсулинорезистентностью, независимо от возраста и индекса массы тела, а уровень РФД15 в плазме возрастает у лиц с нарушенной толерантностью к глюкозе (НТГ). РФД15 может служить новым маркером ранних нарушений углеводного обмена [9].

Воспаление играет ведущую роль в патофизиологии ожирения и СД 2-го типа, а также СС осложнений. Определение отношения нейтрофилов/лимфоцитов (ОНЛ) является простым и недорогим методом для оценки воспалительного статуса пациента. У лиц с морбидным ожирением изучалась прогностическая ценность определения ОНЛ в плане выявления СД 2-го типа [10]. Лица с морбидным ожирением имели повышенное ОНЛ по сравнению с группой контроля с нормальной массой тела. У лиц с НТГ были более высокие показатели ОНЛ по сравнению с лицами с нормогликемией. Повышение ОНЛ является независимым предиктором нарушений углеводного обмена у лиц с морбидным ожирением. ОНЛ>3,12 обладало 79,2% чувствительностью и 64,9% специфичностью в отношении выявления СД 2-го типа у лиц с морбидным ожирением. Интересно, что повышение ОНЛ ассоциировано и с болезнью Альцгеймера [11].

Большой интерес вызывают новые препараты для лечения СД 2-го типа. Огромное количество исследований посвящено препаратам инкретинам: агонистам рецепторов глюкагоноподобного пептида-1 (ГПП-1) и ингибиторам дипептидилпептидазы-4 (ДПП-4).
В России хорошо известны и активно используются такие ингибиторы ДПП-4, как ситаглиптин, вилдаглиптин, саксаглиптин и линаглиптин. В настоящее время в США, странах Европейского союза, Японии, Китае и Южной Корее применяется еще один препарат этой группы – алоглиптин. Совсем недавно он одобрен к применению и в России под торговым названием Випидия.
У пациентов с СД 2-го типа, ранее не получавших медикаментозную сахароснижающую терапию, назначение алоглиптина приводило к достоверному улучшению показателей углеводного обмена по сравнению с таковым при применении плацебо [12]. При этом не было отмечено статистически значимых изменений массы тела. После 26 нед. лечения было выявлено снижение уровня общего холестерина в группе лечения алоглиптином. Значительное улучшение показателей гликемического контроля было достигнуто и при комбинированном применении алоглиптина с метформином, глибенкламидом и пиоглитазоном [13–16].

При изучении эффективности алоглиптина у пожилых пациентов было выяснено, что снижение уровня гликемии и гликированного гемоглобина не отличалось у пациентов различных возрастных групп [17]. Целевой уровень HbA1c≤7% к 26 нед. лечения был достигнут у 37% пациентов до 65 лет и у 45% пациентов старше 65 лет. Различий между молодыми и пожилыми пациентами в отношении изменения массы тела или липидного спектра не наблюдалось.
Особый интерес вызывает состояние СС системы у пациентов, получавших алоглиптин. Выявлено, что данный препарат улучшает эндотелиальную функцию у больных СД 2-го типа. Алоглиптин способствует вазодилатации, что связывают с увеличением продукции оксида азота (NO) [18]. При этом вазодилатация на фоне приема алоглиптина может быть вызвана независимыми от эффектов ГПП-1 механизмами. Уменьшение окислительного стресса ведет к восстановлению эндотелиального синтеза NO и, соответственно, к улучшению функции эндотелия.

СС события у больных, получающих алоглиптин, были изучены в исследовании EXAMINE (EXamination of CArdiovascular OutcoMes: AlogliptIN vs. Standard of CarE in Patients with Type 2 Diabetes Mellitus and Acute Coronary Syndrome) – многоцентровом проспективном двойном слепом рандомизированном исследовании, в котором приняли участие 5384 пациента с СД 2-го типа, перенесших острый коронарный синдром в течение 15–90 дней до включения в исследование [19]. Период наблюдения составил 40 месяцев. Терапия алоглиптином не была ассоциирована с повышением частоты СС событий по сравнению с плацебо у пациентов, получающих стандартную терапию по поводу СД 2-го типа. Следует заметить, что частота гипогликемических реакций, онкологических заболеваний, панкреатитов и повышение уровня печеночных трансфераз в исследовании EXAMINE была схожей в группе алоглиптина и плацебо.
Повышенный интерес вызывают новые подходы к лечению избыточного веса у больных СД 2-го типа. Известно, что ожирение и СД 2-го типа тесно взаимосвязаны. Более 80% пациентов с СД 2-го типа имеют избыточную массу тела или ожирение [20]. Лечение больных СД 2-го типа с ожирением должно включать и мероприятия по снижению массы тела. Известно, что больным СД 2-го типа трудно ее снизить и поддерживать достигнутое снижение веса только путем изменения образа жизни (диетой и увеличением физической активности). Поэтому внимание эндокринологов привлекает использование новых препаратов для снижения массы тела у таких больных. Лоркасерил – агонист селективного рецептора к серотонину 2C (5-HT2C). Основной механизм действия заключается в подавлении аппетита за счет стимуляции меланокортинового рецептора 4. Наряду со снижением веса у пациентов с СД 2-го типа, получавших лоркасерил, было достигнуто снижение уровня HbA1c на 1,1% [21]. На фоне приема лоркасерила регистрировались следующие побочные явления: головная боль, головокружение, утомляемость, тошнота, сухость рта и задержка стула. Негативных изменений со стороны СС системы в дорегистрационных исследованиях зафиксировано не было. Однако в настоящее время отсутствуют данные о СС безопасности применения лоркасерила в длительных послерегистрационных исследованиях.

Фентермин/топирамат контролируемого высвобождения (Phentermine/Topiramate extended-release) – фиксированная комбинация, применяющаяся для снижения массы тела, одобрена в США. Фентермин применяется для снижения веса в виде коротких курсов совместно с диетой и физической активностью. Топирамат применяется для лечения судорожного синдрома у пациентов с эпилепсией и предотвращения приступов мигрени. Фентермин стимулирует высвобождение норадреналина и допамина из нервных окончаний. С чем связано снижение массы тела на фоне приема топирамата, точно неизвестно. Выявлено, что комбинация фентермина и топирамата потенцирует действие на массу тела каждого препарата в отдельности, поэтому они могут использоваться в меньших дозировках. Это потенциально снижает риск побочных эффектов. Препарат фентермин/топирамат контролируемого высвобождения в дозе 15/92 мг достоверно снижал риск развития СД 2-го типа на 53% [22]. Следует отметить, что среди побочных эффектов данной комбинации наряду с тошнотой, парестезиями, головокружением, сухостью во рту регистрировались нейропсихические побочные явления, такие как депрессия, тревожность, нарушение сна и расстройство внимания.

Таким образом, в настоящее время большое внимание уделяется не только эффективности нового препарата, но и доказанной в долгосрочных клинических исследованиях его безопасности.

Литература
1. Collins C.D., Purohit S., Podolsky R.H. et al. The application of genomic and proteomic technologies in predictive, preventive and personalized medicine // Vascul Pharmacol. 2006 Nov. Vol. 45 (5). Р. 258–267.
2. Han D., Cai X., Wen J. et al. Innate and adaptive immune gene expression profiles as biomarkers in human type 1 diabetes // Clin Exp Immunol. 2012. Vol. 170 (2). Р. 131–138.
3. Stechova K., Kolar M., Blatny R. et al. Healthy first degree relatives of patients with type 1 diabetes exhibit significant differences in basal gene expression pattern of immunocompetent cells compared to controls: expression pattern as predeterminant of autoimmune diabetes // Scand J Immunol. 2011.
4. Stengel A., Hofmann T., Goebel-Stengel M., Elbelt U., Kobelt P., Klapp B.F. Circulating levels of irisin in patients with anorexia nervosa and different stages of obesity–correlation with body mass index // Peptides. 2013. Vol. 39. Р. 125–130.
5. Pardo M., Crujeiras A.B., Amil M., Aguera Z., Jimenez-Murcia S., Banos R. et al. Association of irisin with fat mass, resting energy expenditure, and daily activity in conditions of extreme body mass index // Int J Endocrinol. 2014. 2014:857270.
6. Chalasani N., Younossi Z., Lavine J.E., Diehl A.M., Brunt E.M., Cusi K. et al. The diagnosis and management of non-alcoholic fatty liver disease: practice guideline by the American Gastroenterological Association, American Association for the Study of Liver Diseases, and American College of Gastroenterology // Gastroenterology. 2012. Vol.142 (7). Р. 1592–1609.
7. De la Iglesia R., Lopez-Legarrea P., Crujeiras A.B., Pardo M., Casanueva F.F., Zulet M.A. et al. Plasma irisin depletion under energy restriction is associated with improvements in lipid profile in metabolic syndrome patients // Clin Endocrinol (Oxf). 2014. Vol. 81 (2). Р. 306–311.
8. Anand I.S., Kempf T., Rector T.S. et al. Serial measurement of growth-differentia- tion factor-15 in heart failure: relation to disease severity and prognosis in the Valsartan Heart Failure Trial // Circulation. 2010. Vol. 122 (14). Р. 1387–1395.
9. Hong J.H., Chung H.K., Park H.Y. et al. GDF15 Is a Novel Biomarker for Impaired Fasting Glucose // Diabetes Metab J. 2014 Dec. Vol. 38 (6). Р. 472–479.
10. Yilmaz H., Ucan B., Sayki M. et al. Usefulness of the neutrophil-to-lymphocyte ratio to prediction of type 2 diabetes mellitus in morbid obesity // Diabetes Metab Syndr. 2014.
11. Kuyumcu M.E., Yesil Y., Ozturk Z.A. The evaluation of neutrophil-lymphocyte ratio in Alzheimer's disease // Dement Geriatr Cogn Disord. 2012. Vol. 34 (2). Р. 69–74. Epub 2012 Aug 23.
12. DeFronzo R.A., Fleck P.R., Wilson C.A. Alogliptin Study 010 Group Efficacy and safety of the dipeptidyl peptidase-4 inhibitor alogliptin in patients with type 2 diabetes and inadequate glycemic control: a randomized, double-blind, placebo-controlled study // Diabetes Care. 2008. Vol. 31 (12). Р. 2315–2317.
13. Nauck M.A., Ellis G.C., Fleck P.R., Wilson C.A., Mekki Q. Alogliptin Study 008 Group Efficacy and safety of adding the dipeptidyl peptidase-4 inhibitor alogliptin to metformin therapy in patients with type 2 diabetes inadequately controlled with metformin monotherapy: a multicentre, randomised, double-blind, placebo-controlled study // Int J Clin Pract. 2009. Vol. 63 (1). Р. 46–55.
14. Pratley R.E., Kipnes M.S., Fleck P.R., Wilson C., Mekki Q., Alogliptin Study 007 Group Efficacy and safety of the dipeptidyl peptidase-4 inhibitor alogliptin in patients with type 2 diabetes inadequately controlled by glyburide monotherapy // Diabetes Obes Metab. 2009. Vol. 11 (2). Р. 167–176.
15. Pratley R.E., Reusch J.E., Fleck P.R., Wilson C.A., Mekki Q. Alogliptin Study 009 Group Efficacy and safety of the dipeptidyl pepti-dase-4 inhibitor alogliptin added to pioglitazone in patients with type 2 diabetes: a randomized, double-blind, placebo-controlled study // Curr Med Res Opin. 2009. Vol. 25 (10). Р. 2361–2371.
16. Rosenstock J., Rendell M.S., Gross J.L., Fleck P.R., Wilson C.A., Mekki Q. Alogliptin added to insulin therapy in patients with type 2 diabetes reduces HbA1c without causing weight gain or increased hypoglycaemia // Diabetes Obes Metab. 2009. Vol. 11 (12). Р. 1145–1152.
17. Pratley R.E., McCall T., Fleck P.R. et al. Alogliptin use in elderly people: a pooled analysis from phase 2 and 3 studies // J Am Geriatr Soc. 2009. Vol. 57 (11). Р. 2011–2019.
18. Shah Z., Pineda C., Kampfrath T., Acute DPP-4 inhibition modulates vascular tone through GLP-1 independent pathways // Vascul Pharmacol. 2011. Vol. 55. Р. 2–9.
19. White W.B., Cannon C.P., Heller S.R. Alogliptin after Acute Coronary Syndrome in Patients with Type 2 Diabetes // N Engl J Med. 2013. Vol. 369. Р. 1327–1335.
20. Scheen A.J., Ernest P. New antiobesity agents in type 2 diabetes: overview of clinical trials with sibutramine and orlistat // Diabetes Metab. 2002. Vol. 28 (6 Pt 1). Р. 437–445.
21. O'Neil P.M., Smith S.R., Weissman N.J. Randomized placebo-controlled clinical trial of lorcaserin for weight loss in type 2 diabetes mellitus: the BLOOM-DM study // Obesity (Silver Spring). 2012 Jul. Vol. 20 (7). Р. 1426–1436.
22. Gadde K.M., Allison D.B., Ryan D.H., Peterson C.A., Troupin B., Schwiers M.L., Day W.W. Effects of low-dose, controlled-release, phentermine plus topiramate combination on weight and associated comorbidities in overweight and obese adults (CONQUER): a randomised, placebo-controlled, phase 3 trial // Lancet. 2011. Vol. 377. Р. 1341–1352.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak