Коррекция йодной недостаточности: влияние физиологических доз йода на функциональное состояние щитовидной железы и активность аутоиммунных процессов

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №15 от 02.08.2001 стр. 640
Рубрика: Эндокринология

Для цитирования: Свириденко Н.Ю., Платонова Н.М., Шишкина А.А., Молашенко Н.В., Велданова М.В. Коррекция йодной недостаточности: влияние физиологических доз йода на функциональное состояние щитовидной железы и активность аутоиммунных процессов // РМЖ. 2001. №15. С. 640

Эндокринологический научный центр РАМН, Москва



Дефицит йода и связанные с ним заболевания (ЙДЗ) в последние годы приобрели острую социальную значимость и стали одной из приоритетных проблем отечественного здравоохранения.

Во многих регионах Российской Федерации сегодня вводится программа йодной профилактики. В качестве ее основного метода используется йодированная пищевая поваренная соль – эффективный и экономичный способ восполнения дефицита йода на уровне всей популяции [3, 28].

В районах с легкой и умеренной йодной недостаточностью массовая йодная профилактика в большинстве случаев способна обеспечить достаточное поступление йода в организм. Но в определенные периоды жизни, когда потребность в йоде значительно возрастает (подростковый период, беременность, грудное вскармливание), вводимого с солью йода может не хватать, и тогда для восполнения дефицита йода требуется проведение групповой и индивидуальной йодной профилактики препаратами, содержащими физиологическую дозу йода [16, 17]. Регулярное поступление стандартной дозы йода в составе таблетированных препаратов позволяет поддерживать постоянную концентрацию микроэлемента в организме.

Использование физиологических доз йода для компенсации дефицита этого микроэлемента приводит в отдельных случаях к развитию йодиндуцированного тиротоксикоза (ЙИТ). ЙИТ чаще развивается у лиц с автономными образованиями в щитовидной железе [21]. В целом же физиологические дозы йода для организма безвредны (рекомендации Международного Комитета по контролю ЙДЗ, ЮНИСЕФ, ВОЗ ) [25, 40].

С момента проведения йодной профилактики среди ученых обсуждается вопрос о возможной роли йода в индукции и/или манифестации аутоиммунных процессов в щитовидной железе [10,31]. На сегодняшний день имеются лишь косвенные доказательства роли йода в развитии аутоиммунной патологии. Они получены в ходе экспериментов на животных и при проведении эпидемиологических исследований, в которых сравнивалась частота аутоиммунных заболеваний щитовидной железы в районах с нормальным и недостаточным потреблением йода.

Доказано, что введение фармакологических доз йода может приводить к появлению тиреоидных антител у генетически предрасположенных лиц [33]. Развитие неблагоприятных побочных эффектов после введения фармакологических доз йода закономерно поставило вопрос, может ли коррекция йодной недостаточности привести к развитию аутоиммунных заболеваний щитовидной железы? Теоретически такая возможность обсуждалась [11,12]. Однако исследования взаимосвязи между проведением йодной профилактики и последующим развитием аутоиммунных заболеваний не дали убедительных результатов [9].

С учетом вышеизложенного представлялось важным провести изучение возможных эффектов физиологических доз йода на активность аутоиммунных процессов и функцию щитовидной железы у лиц, проживающих в йоддефицитных районах.

Материалы и методы

Для проведения исследований были отобраны два учреждения Юго–западного округа г. Москвы: швейная фабрика (ШФ) и профессионально–техническое училище (ПТУ). Всего был обследован 1301 человек (645 учащихся ПТУ и 656 сотрудников ШФ). Данные пальпации оценивались по классификации ВОЗ (1994) [39].

Для более детального обследования были сформированы 2 группы женщин, имеющих пальпаторное увеличение щитовидной железы:

1–я группа – 70 человек, в возрасте от 20 до 55 лет (сотрудницы ШФ),

2–я группа – 50 человек, в возрасте от 16 до 20 лет (учащиеся ПТУ).

Программа исследования включала ультразвуковое исследование щитовидной железы, определение концентрации йода в моче, исследование содержания тиреотропного гормона гипофиза (ТТГ), свободного тироксина (св. Т4), антител к тиреоглобулину (АТ к ТГ), антител к пероксидазе (АТ к ТПО).

Тиреоидная сонография осуществлялась с использованием портативного сканера ALOKA 500 с датчиком 7,5 мгц. Измерения проводились в продольной и поперечной плоскости для правой и левой доли. Объем щитовидной железы рассчитывался по формуле Bruno:

[(шп x дп x тп)] + [(шл x дл x тл)] x 0,479 = объем,

где: шп, дп, тп, шл, дл, тл – соответственно ширина, длина и толщина правой и левой долей железы; 0,479 – коэффициент поправки на эллипсоидность. Полученные данные оценивались по нормативам F. Delang (1997) [18], рассчитанным относительно площади поверхности тела (ППТ).

Площадь поверхности тела (ППТ) рассчитывалась по формуле:

ППТ = В0,425 x Р0,725 x 71,84 x 10–4,

где В – вес в кг и Р – рост в см.

У женщин старше 18 лет объем щитовидной железы не должен превышать 18 мл.

За частоту зоба в популяции принимали все случаи превышения фактического объема щитовидной железы над верхней границей нормы (97 перцентиль). В процессе исследования для оценки величины зоба использовали показатель – индекс превышения (ИП) – среднее превышение объема щитовидных желез над верхним пределом нормы.

Концентрацию йода определяли в разовой порции мочи церий–арсенитовым методом в лаборатории клинической биохимии ЭНЦ РАМН (руководитель – д.м.н. Б.П. Мищенко).

Определение базального уровня ТТГ, св. Т4, в сыворотке крови проводилось в лаборатории гормонального анализа ЭНЦ РАМН (руководитель – проф. Н.П. Гончаров) с использованием автоматической иммунотест–системы Vitros. Границы нормы для базального уровня ТТГ – от 0,3 до 3,5 мЕ/л, св. Т4 – от 10 до 20 пмоль/л. АТ к ТГ и ТПО были определены иммуноферментным методом с использованием наборов фирмы «DRG» (США). Границы нормы для антител к ТГ и к ТПО < 100 UI/ml. Границы нормы для антител к ТПО < 100 UI/ml. После анализа данных обследования всем отобранным пациентам был назначен прием физиологических доз йода – 200 мкг в составе препарата – калия йодида 200. Контрольное исследование проведено через 9 месяцев.

Результаты исследования

До приема препарата в 1–й группе средний объем щитовидной железы по данным УЗИ составил 22.97±1,5 мл, при колебаниях от 18,8 до 28,2 мл. У 1,4% лиц выявлен субклинический гипотиреоз. 19,2% лиц имели повышенные титры АТ к ТГ и 28% – АТ к ТПО.

Во 2–й группе средний объем щитовидной железы составил 15.4±1,4 мл, при колебаниях от 5,0 до 28,5 мл. АТ к ТГ выявлены у 9,4% подростков, АТ к ТПО – у 21,4%. Функциональное состояние щитовидной железы по данным исследования тиреоидных гормонов и ТТГ расценено, как эутиреоидное. Данные исследования представлены в таблице 1.

 

Район считается свободным от йодного дефицита, если медиана концентрации йода в моче в популяции превышает 100 мкг/л.

В 1–й группе медиана концентрации йода в моче до и на фоне приема 200 мкг калия йодида варьировала от 86 до 168 мкг/л. Во 2–й группе – от 75 до 180 мкг/л. На рисунке 1 представлены данные исследования экскреции йода в разные периоды наблюдения.

 

Рис. 1. Медиана концентрации йода в моче на фоне приема калия йодида 200 мкг в разные периоды наблюдения

В 1–й группе средний объем щитовидной железы через 9 месяцев уменьшился от 22,97±1,5 мл до 20,8±1,6 мл (p > 0,5). Индекс превышения (ИП) – среднее отклонение объема щитовидной железы от верхней границы нормы (97 перцентили) уменьшилось от 4,97±0,7 мл до 2,8±0,8 мл (p < 0,05). У 12% – объем щитовидной железы нормализовался.

Уровень ТТГ увеличился незначительно от 1,4±0,3 до 2,0 ±0,2 мЕ/мл (p > 0,1), при колебаниях от 0,5 до 6,7 мЕ/мл до лечения и от 0,3 до 8,9 мЕ/мл через 9 месяцев. Уровень св. Т4 уменьшился от 12,7±0,4 до 11,8±0,3 пмоль/л (p > 0,1), но недостоверно, при колебаниях от 9,8 до 16,9 и от 9,1 до 15,2 пмоль/л, соответственно. По данным лабораторного исследования субклинический гипотиреоз был выявлен у 2,9% лиц.

АТ к ТГ были обнаружены только у 7,7% женщин. Уровень антител варьировал от 24 до 106 UV/ml до лечения и от 10 до 1400 UV/ml через 9 месяцев. Высокий уровень антител имела больная с клиникой аутоиммунного тиреоидита (диагноз был поставлен до начала лечения).

Через 9 месяцев антитела к ТПО были выявлены у 13,8% лиц. Уровень антител варьировал от 14 до 126 Uv/ml до лечения и от 10 до 316 Uv/ml через 9 месяцев.

Во 2–й группе объем железы уменьшился от 15,4±1,4 до 12,7±1,2 мл (p > 0,5). Индекс превышения уменьшился от 1,5±0,8 до 0,9±0,6. У 16,3% подростков объем щитовидной железы нормализовался.

Уровень ТТГ достоверно увеличился от 1,04 ±0,05 до 2,6±0,6 мЕ/мл (p < 0,01), но оставался в пределах нормальных величин. Уровень ТТГ варьировал от 0,03 до 2,1 мЕ/мл до лечения и от 0,8 до 9,5 мЕ/мл через 9 месяцев. Уровень св. Т4 практически не изменился. Субклинический гипотиреоз был выявлен в 6% случаев через 9 месяцев приема препарата у лиц с повышенным титром антител до и на фоне лечения, что можно расценить, как прогрессирование аутоиммунного процесса, причиной которого может быть естественное течение заболевания.

Антитела к ТГ обнаружены не были. Уровень антител варьировал от 23 до 88 UV/ml до лечения и от 10 до 70 UV/ml через 9 месяцев.

Антитела к ТПО были выявлены у 16,6% лиц, при колебаниях от 7 до 384 Uv/ml.

Обсуждение

Методом групповой и индивидуальной йодной профилактики является назначение стандартной дозы йода в виде йодсодержащих препаратов. В своем исследовании для восполнения йодной недостаточности в районах с легким дефицитом йода мы использовали препарат калия йодид 200, содержащий физиологическую дозу йода.

Проанализировав результаты исследования, мы не выявили существенного влияния физиологических доз йода на функциональное состояние щитовидной железы, но отметили снижение частоты встречаемости антител к тиреоидной ткани.

Средний уровень ТТГ и тиреоидных гормонов существенно не изменился на фоне лечения. Развитие субклинического гипотиреоза у лиц с исходно повышенным титром тиреоидных антител могло быть обусловлено прогрессированием аутоиммунного процесса вследствие естественного течения заболевания.

Обращает на себя внимание снижение частоты встречаемости и титров антител к ТГ и ТПО в процессе приема препарата, что свидетельствует об отсутствии стимулирующего влияния физиологических доз йода на активность аутоиммунных процессов. С другой стороны данные подтверждают, что тиреоидные антитела в невысоких титрах большого клинического значения не имеют.

Медиана концентрации йода в моче, как показатель йодной обеспеченности, варьировала в диапазоне 100 – 200 мкг/л, т.е. была в пределах установленной нормы.

Объем щитовидной железы на фоне лечения уменьшился, но не достоверно: у лиц старше 20 лет на 9,8%, у подростков – на 17,5%.

Однако на фоне лечения отмечено значительное уменьшение объема железы у пациентов, имеющих зоб. Индекс превышения, т.е. среднее отклонение объема железы от верхнего предела нормы, уменьшился на 43,7% у лиц в возрасте от 20 до 59 лет (p < 0,05) и на 40% у подростков от 16 до 20 лет (p > 0,5).

В предыдущих исследованиях [2,4] мы показали высокую эффективность использования физиологических доз йода 100–150 мкг для профилактики и лечения эндемического зоба у детей школьного возраста в районах с легкой и умеренной степенью йодной недостаточности: частота зоба через 6 месяцев от начала приема препарата снизилась в 2 раза, объем щитовидной железы уменьшился на 18,2%. В настоящем исследовании прием калия йодида 200 оказался более эффективным у подростков по сравнению с лицами детородного возраста.

Во время проведения йодной профилактики следует принимать во внимание вероятность увеличения частоты ЙИТ в популяции, особенно у лиц старше 45 лет, имеющих узловые образования в щитовидной железе, даже при относительно небольшом возрастании потребления йода [13,14]. Наибольшая встречаемость ЙИТ в старших возрастных группах определяет и клинику заболевания: у больных преобладают кардиальные симптомы и депрессивное состояние.

О случаях ЙИТ сообщено из разных стран: США, Голландии, Австрии, Югославии и Австралии. После введения йодной профилактики в этих странах увеличение случаев тиреотоксикоза носило транзиторный характер и несмотря на продолжающуюся йодную профилактику снижалось к исходному [6,27,35].

Важно подчеркнуть, что проведение йодной профилактики предупреждает развитие диффузной и узловой автономии щитовидной железы и, следовательно, ЙИТ в дальнейшем. В этой связи ЙИТ в настоящее время рассматривают, как одно из проявлений йоддефицитной патологии [37]. ЙИТ может иметь тяжелые последствия в основном со стороны сердечно–сосудистой системы, и приводить к недостаточности кровообращения, фибрилляции предсердий, ухудшению течения сопутствующих сердечных заболеваний [20]. Диагностика ЙИТ нередко затруднена, особенно в случаях «субклинических» форм заболевания и у лиц пожилого возраста, в то время как раннее выявление и своевременное лечение ЙИТ может предотвратить серьезные осложнения.

Возможность развития ЙИТ требует повышенного внимания работников здравоохранения к состоянию здоровья лиц, подверженных риску заболеть явным тиреотоксикозом. Важнейшей мерой по предупреждению ЙИТ является организация мониторинга йодного потребления и его биологического действия. Если йодная профилактика осуществляется посредством йодирования поваренной соли, необходимо контролировать другие источники йода, особенно различные пищевые добавки, доза йода в которых не нормирована.

Высокие уровни йода в моче и в соли предполагают, что у ряда лиц обязательно разовьется ЙИТ. Для выявления ЙИТ необходимо следить за регистрацией всех случаев тиреотоксикоза в амбулаторных и стационарных учреждениях. Кроме того, необходимо повышать уровень знаний медицинского персонала. Полная информация о ЙИТ должна включаться в программы обучения в медицинских институтах и на курсах усовершенствования врачей.

Тем не менее многие люди регулярно принимают огромные дозы йода – от 6 до 200 мг в день без каких–либо побочных эффектов. Например, в составе амиодарона, йодсодержащих рентгеноконтрастных препаратов [23].

Лица, не имеющие патологии щитовидной железы в анамнезе, как правило, сохраняют толерантность к приему больших доз йода и остаются эутиреоидными. Мировой опыт, накопленный в течение многих лет, свидетельствует о безопасности проведения йодной профилактики, что отмечено в Заявлении Всемирной Организации Здравоохранения в 1996 году [38].

Введение йода как в органической, так и в неорганической форме может приводить к неблагоприятным реакциям со стороны щитовидной железы, которые включают не только развитие тиреотоксикоза, но и гипотиреоза с увеличением или без тиреоидного объема, а также к запуску аутоиммунных реакций [1].

Эксперименты на животных показали, что йод стимулирует или усиливает проявления тиреоидита как за счет увеличения иммуногенности тиреоглобулина, так и за счет повреждения щитовидной железы свободными радикалами [36]. Введение йода чувствительным линиям цыплят и крыс (BB/W, Obese – strain), предрасположенным к развитию тиреоидита, приводит к увеличению титров АТ к ТГ и ТПО, а также лимфоидной инфильтрации щитовидной железы. То же количество йода не оказывает соответствующего эффекта у особей нормальной линии. Из этого следует, что йодиндуцированные тиреоидиты развиваются у генетически предрасположенных животных. В то же время назначение пищевого рациона с низким содержанием йода или препаратов, блокирующих поступление йода в щитовидную железу или органификацию йода (метимазол, пропилтиоурацил), предупреждает синтез АТ к ТГ и ТПО, лимфоидную инфильтрацию и сохраняет эутиреоидный статус у чувствительной линии крыс и цыплят, в то время как у нелеченных особей выраженная лимфоидная инфильтрация и гипотиреоз развиваются в первые 5 недель жизни.

Другие исследования показали, что высокойодированный тиреоглобулин более иммуногенен, чем низкойодированный, и это непосредственно связано с формированием йодированных тиронинов в молекуле тиреоглобулина, т.к. иммунизация высокойодированным тиреоглобулином увеличивала содержание антител к Т3 и Т4 [15,19].

Хорошо известно, что йод может повреждать тиреоциты при определенных условиях. Высокие дозы йода могут вызывать некроз гиперплазированных тиреоцитов у нормальных животных и тиреоидных фолликулов человека in vitro [29]. Если же активность пероксидазы блокирована, повреждение может не произойти, что указывает на оксидант–опосредованный механизм йодиндуцированного повреждения. Кроме того, для развития йодопосредованного окислительного повреждения у животных необходимой предпосылкой является высокая стимуляция щитовидной железы эндогенным ТТГ.

Изучение эффектов антиоксидантов показало, что разрушение, вызванное йодом, опосредуется кислородными радикалами. Так, например, введение экзогенных антиоксидантов или дефицит внутриклеточных антиоксидантов могут ослаблять либо потенцировать эффекты йода, уменьшая или усиливая тяжесть тиреоидитов [7].

Первичное повреждение щитовидной железы является важным фактором в развитии аутоиммунных тиреоидитов у генетически предрасположенных животных.

В то время как роль йода в запуске или обострении аутоиммунной патологии у животных доказана в экспериментах, участие его в патогенезе аутоиммунных заболеваний щитовидной железы человека все еще обсуждается. Имеются лишь косвенные доказательства, что длительный избыток йода может провоцировать развитие аутоиммунных заболеваний щитовидной железы у предрасположенных лиц.

Так, в недавнем исследовании, проведенном в различных районах Англии и Уэльса [32], не было установлено связи между уровнем АТ к ТГ, ТПО, распространенностью зоба и уровнем потребления йода. Авторы пришли к выводу, что генетическая предрасположенность к заболеваниям щитовидной железы, а не различия в потреблении йода, является главной причиной появления тиреоидных антител.

Несмотря на то, что в большинстве эпидемиологических исследований установлена взаимосвязь между уровнем потребления йода и частотой аутоиммунной патологии щитовидной железы, некоторые работы свидетельствуют, что у лиц с эндемическим зобом также распространены аутоиммунные феномены. В частности, более высокая частота АТ к ТГ, ТПО была обнаружена в районах с умеренной йодной недостаточностью по сравнению с йодобеспеченными районами [22].

Переоценка проблемы была произведена после обследования, проведенного в Сардинии, целью которого было изучение распространенности и географическое распределение АТ к ТГ и ТПО и зоба у школьников 6–14 лет в 28 населенных пунктах острова [30]. Дополнительно исследовались антитела к островковым клеткам поджелудочной железы (АОК), так как распространенность диабета I типа в Сардинии высока. Результаты исследования показали колебания уровня АТ к ТГ и ТПО (0–8.7%) и зоба (11–48%) в разных районах. Корреляция между этими показателями отсутствовала. Не было корреляции между АТ к ТГ и ТПО, АОК и тяжестью зобной эндемии. Исследователи пришли к выводу, что в запуске аутоиммунных реакций главную роль играют генетические и/или факторы окружающей среды независимо от уровня потребления йода.

По аналогии с экспериментальными моделями на животных можно предположить, что введение йода способно модулировать активность и/или клинические проявления аутоиммунных заболеваний щитовидной железы у генетически предрасположенных людей.

После введения йодной профилактики в США [34] ремиссия аутоиммунного тиреотоксикоза на фоне приема антитиреоидных препаратов наступала в более отдаленные сроки. Частота рецидивов аутоиммунного тиреотоксикоза после тиреоидэктомии была выше в районах с избыточным потреблением йода, чем в районах с нормальным его потреблением. Одинаковые дозы антитиреоидных препаратов чаще вызывали развитие гипотиреоза у пациентов, проживающих в йоддефицитных районах, чем в йодобеспеченных. За последние 50 лет после введения йодной профилактики было отмечено увеличение распространенности тиреоидита Хашимото (с другой стороны, это можно объяснить появлением новых методов обследования и улучшением качества диагностики).

В эндемичных районах Греции после введения йодной профилактики увеличилась частота встречаемости АТ к ТГ и ТПО, в то время как введение йодной профилактики в Финляндии не привело к увеличению частоты гипотиреоза и аутоиммунного тиреоидита [8,26].

Изучая эффекты введения 400 мг йода в составе пролонгированного препарата йодированного масла (липиодола) у лиц детородного возраста без патологии щитовидной железы, мы не выявили его влияния на функцию щитовидной железы и активность аутоиммунных процессов [5,24].

В настоящем исследовании мы показали, что назначение физиологических доз йода в составе препарата калия йодида 200 с целью профилактики и лечения диффузного эндемического увеличения щитовидной железы у лиц старше 16 лет, проживающих в районах с легкой степенью йодной недостаточности, оправдано и эффективно. Риск развития йодиндуцированных состояний при введении физиологических доз йода лицам без узловых образований в щитовидной железе практически отсутствует.

Однако в настоящее время у населения нет достаточной мотивации проведения индивидуальной йодной профилактики, что сказывается на результатах профилактических мероприятий. Лица, включенные в настоящее исследование, принимали препарат нерегулярно, особенно подростки, ссылаясь на забывчивость, безразличие к своему состоянию, отсутствие возможности приобрести препарат.

Выводы

1. Групповая и индивидуальная йодная профилактика в районах с легкой степенью йодной недостаточности с использованием калия йодида в дозе 200 мкг в сутки приводит к снижению частоты зоба и уменьшению объема щитовидной железы, а также обеспечивает нормальную экскрецию йода с мочой у подростков и лиц детородного возраста.

2. Физиологические дозы йода у лиц без патологии щитовидной железы не оказывают существенного влияния на ее функциональное состояние и активность аутоиммунных процессов. У лиц с исходно повышенным титром тиреоидных антител отмечается снижение их уровня в процессе коррекции йодной недостаточности.

3. Профилактические дозы йода в составе калия йодида 200 не провоцируют манифестацию аутоиммунных процессов в щитовидной железе, однако у лиц с доказанной аутоиммунной патологией не исключено обострение заболевания.

4. Проведение групповой и индивидуальной йодной профилактики не требует предварительного обследования с целью исключения аутоиммунной патологии.

 

Список литературы Вы можете найти на сайте http://www.rmj.ru

 

Калия йодид –

Калия йодид 200 Берлин–Хеми (торговое название)

(Berlin–Chemie AG)

 

 

Литература:

1. Герасимов Г.А., Петунина Н.А. Йод и аутоиммунные заболевания щитовидной железы // Пробл. эндокринол. – 1993.– № 3 – С.52– 54.

2. Дедов И.И., Герасимов Г.А., Свириденко Н.Ю. и др. Использование таблетированных препаратов йода для профилактики эндемического зоба // Пробл. эндокринол.– 1998.–N 1.– С. 24–27

3. Дедов И.И., Юденич О.Н., Герасимов Г.А., Смирнов Н.П. Эндемический зоб. Проблемы и решения // Пробл. эндокринол. – 1992.– T.38 – N З. – С. 6–15.

4. Петеркова В.А., Герасимов Г.А., Свириденко Н.Ю. и др. Альтернативные методы проведения йодной профилактики с целью компенсации йодной недостаточности у детей. Применение в качестве йодной профилактики поливитаминного препарата юникап М и йодида калия // Педиатрия.– 1996.– N6.– С. 72–75

5. Свириденко Н.Ю., Майорова Н.М., Назаров А.Н. и др. Использование препарата иодированного масла (липиодол) в районах с умеренной йодной недостаточностью // Проб. эндокринол.- 1995.- №6.- С. 8- 11.

6. Свириденко Н.Ю., Майорова Н.М., Назаров А.Н. и др. Использование препарата иодированного масла (липиодол) в районах с умеренной йодной недостаточностью // Пробл. эндокринол.– 1995.– №6.– С. 8 – 11.

7. Bagchi N, Brown TR, Herdegen DM, Dhar A et al. Antixidants delay the onset of thyroiditis in Obese strain chickens. // Endocrinol.- 1990 - Vol. 127 - P.1590-1595.

8. Adams D., Kennedy T., Stewart J. Hyperthyroidism in Tasmania following iodide supplementation: measurments of thyroid– stimulating autoantibodies and thyrotropin // J. Clin. Endocrinol. Metab. – 1975. – Vol.41 – N. 2.– P.221–228.

9. Bagchi N, Brown TR, Herdegen DM, Dhar A et al. Antioxidants delay the onset of thyroiditis in Obese strain chickens. // Endocrinol. – 1990 – Vol.127 – P.1590–1595.

10. Boukis M.A., Koutras D.A., Souvatzoglou A. Thyroid Hormone and Immunological Studies in Endemic Goiter//J. Clin. Endocrinol. Metab. – 1983. – Vol.57 – N. 4. – P.859–862.

11. Bourdoux P., Mahangaiko E., Batende J. et al. Iodine–induced thyrotoxicosis five years after iodine supplementation // J. Endocrinol. Invest.– 1999.–Vol.22, Suppl. №6.–P.120

12. Boyages S.C., Bloot A.M., Maberly G.F. Thyroid autoimmunity in endemic goitre caused by excessive iodine intake // Clin. Endocrinol. – 1989.– Vol.31 – N. 4 – P.453–465.

13. Braverman L. Adequate iodine intake: the good far outweighs the bad //Eur.J. Endocrinol.–1998.–Vol.139,№1.–P.14–15.

14. Bravermann L. Iodine induced thyroid disease // AMA. – 1990. – Vol. 17 – P. 29–33

15. Corvilain B., Sande J., Dumont J. Autonomy in endemic goiter // Thyroid. – 1998. – Vol.8. – N.1. – P. 107–113.

16. Galofre J., Fernandez–Calvet L., Rios M., Garcia–Mayor R. Increased incidence of thyrotoxicosis after iodine supplementation in an iodine sufficient area //J. Endocrinol. Invest. – 1994 – Vol. 17. – P. 23–27

17. Champion BR, Rayner DC, Byfield PGH, Page CTJ et al. Critical role of iodization for T cell recognition of thyroglobulin in experimental murine thyroid autoimmunity. // J. Immunol. – 1987. – Vol. 139. – P.3665–3670.

18. Glinoer D. Maternal and neonatal thyroid function in mild iodine deficiency // In: The thyroid and iodine. – Stuttgart, New York – 1996 – P. 129–143.

19. Glinoer D., De Nayer P., Delange F., Lemone M., et al. A randomized trial for the treatment of mild iodine deficiency during pregnancy: maternal and neonatal effects //J. Clin. Endocrinol. Metab. – 1995. – V. 80 – P. 258–269

20. Delange F, Benker G., Caron P. et al. Thyroid and urinary iodine in European schoolchildren: standardization of values for assessment of iodine deficiency //Eur. J. Endocrinol. – 1997. – Vol. 136. – P. 180–187.

21. Ebner SA, Lueprasitsakul W, Alex S, Fang SL et al. Iodine content of rat thyroglobulin affects its antigenicity in inducing lymphocytic thyroidits in the BB/W or rat. //Autoimmunity. – 1992. – Vol.13. – P. 209–14.

22. Dunn J., Semigran M., Delange F. The prevention and management of iodine–induced hyperthyroidism and its cardiac features // Thyroid. – 1998. – Vol.8. – N.1. – P. 101–106.

23. Dremier S., Coppee F., Delange et al. Thyroid autonomy: mechanism and clinical effects //J. Clin. Endocrinol. Metab.–1996.–N.– 81.–P. 4187–4193.

24. Fenzi G.F., Bartalena L, Lombardi A. Thyroid Autoimmunity and Endemic Goiter // Endocr. Exp. – 1986.–Vol.20 – N.1. – P.49–56.

25. Franklyn J., Sheppard M. Amiodarone and thyroid dysfunction // Trends Endocrinol. Metab. – 1993 – Vol. 4. – P. 128–131.

26. Gerasimov G., Sviridenko N., Delange F. // Iodine in Pregnancy / Eds. J. Stanbury. et al.– New Delhi, 1998.– P. 171–180.

27. ICCIDD. Guidelines for assessment of progress towards IDD elimination // IDD Newsletter.– 1996.– Vol. 12.– P.64.

28. Lamberg B.A. Endemic goitre in Finland and changes duiring 30 of iodine prophilaxis.//Endocrinol. Exper.– 1986. –Vol.20. – P.35–47.

29. Lima N., Medeiros–Neto G. Transient thyrotoxicosis in endemic goiter patients following exposure to a normal iodine intake // Clin. Endocrinol. – 1984. – Vol.21 – N.6. – P.631–637.

30. Mannar M. The iodization of salt the elimination of Iodine Deficiency Disorders // Hetzel B., Pandav C. S.O.S for a Billion. – New Delhi, 1996. – P.99 – 119.

31. Many MC, Mestdagh C, Hove MFVD, Denef JF. In vitro study of acute toxic effects of high iodine doses in human thyroid follicles. // Endocrinol. – 1992. – N. 131. – P. 621–30.

32. Mariotti S., Loviselli A., Cambosu A., Velluzi F. et al. The role of iodine in autoimmune thyroid disease in humans /In: The thyroid and iodine //Stuttgart, New York. – 1996. – P.155–168.

33. Pennington J. A review of iodine toxicity reports // J. Amer. Diet. Assoc. – 1990. – Vol. 90 – P.1571–1581.

34. Prentice L., Phillips D., Sarsero D. et al. Geographical distribution of subclinical autoimmune thyroid disease in Britain: a study using highly sensitive direct assays for autoantibodies to thyroglobulin and thyroid peroxidase // Acta Endocr. (Copenh) – 1990. – Vol.123 – P.493–498.

35. Roti E., Braverman L. Iodine excess and thyroid function. In: The thyroid and iodine //Stuttgart, New York. – 1996. – P. 7 – 17.

36. Roti E., Gardini E., Minelli R., Bianconi L. et al. Effects of chronic iodine administration on thyroid status in euthyroid subjects previously treated with antithyroid drugs for Graves’ Hyperthyroidism //J. Clin. Enocrinol. Metab. – 1993. – Vol. 26. – P. 928 – 932

37. Stanbury J., Ermans A., Bourdoux P. et al. Iodine–induced hyperthyroidism: occurrence and epidemiology //Thyroid. – 1998. – Vol.8. – N.1. – P. 83–100.

38. Sundick R., Bagchi N., Brown T. The role of iodine in experimental thyroiditis. /In: The thyroid and iodine //Stuttgart, New York. – 1996. – P. 148 – 154.

39. WHO: Assessment of Iodine Deficiency Disorders and Monitoring their Elimination. – Geneva, 2001.

40. WHO. Eliminationg Iodine Deficiency Disorders Safely Through Solt Iodization: A WHO Statement.– 1994.–WHO/NUT/94.4

41. WHO: Indicators for Assessing Iodine Deficiency Disorders and their Control Programmes: Report of a Joint WHO/UNICEF/ICCIDD Consultation.– Geneva, 1993.

42. WHO: Recommended iodine levels in salt and guidelines for monitoring their adequacy and effectiveness. – Geneva, WHO/NUT/96.13

43. Wilson R., Mckillop J., Thomson J. The effect of pre–operative potassium iodide therapy on antibody production //Acta Endocr. (Copenh.) – 1990 – Vol. 123 – P. 531 – 534.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak