Туберкулез в наши дни

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №21 от 04.11.2001 стр. 951
Рубрика: Фтизиатрия

Для цитирования: Карачунский М.А. Туберкулез в наши дни // РМЖ. 2001. №21. С. 951

ЦНИИ туберкулеза РАМН



Эпидемическая вспышка туберкулеза, свидетелями которой мы стали сегодня, возникла в весьма своеобразных условиях. Ей предшествовали значительные успехи в борьбе с этим заболеванием, остававшимся спутником человечества на протяжении всей его истории. В 50–80–х годах ХХ века заболеваемость и смертность от него быстро снижались, а в экономически развитых странах Европы и Северной Америки туберкулез наблюдали почти исключительно у иммигрантов из стран третьего мира и у социально дезадаптированных групп населения. Эти несомненные успехи, происходившие и в России, породили, казалось бы, вполне обоснованные надежды на скорую победу над этой инфекцией. Действительно, задача ликвидации туберкулеза, как распространенного заболевания, была вполне официально поставлена в качестве одной из основных задач перед органами здравоохранения в последние два десятилетия существования Советского Союза. Основания для подобных радужных надежд представлялись, на первый взгляд, достаточными, поскольку туберкулез относился к досконально изученным инфекциям, имелись высоко эффективные противотуберкулезные препараты и были разработаны надежные методы его лечения.

 

В России в 2000 г. заболеваемость туберкулезом достигла 90,4 на 100 тыс, а смертность - 20,4 на 100 тыс.

Следствия подобных утопических прогнозов и надежд не замедлили сказаться. Специальность фтизиатра начала считаться неперспективной и непривлекательной. Были свернуты дальнейшие исследования по созданию новых противотуберкулезных средств, закрывались специализированные учреждения, а врачи других специальностей все реже вспоминали о существовании туберкулеза.

Современное положение с туберкулезом в России следует характеризовать, как серьезную и бурно нарастающую эпидемию. Это заболевание прочно и с большим отрывом заняло первое место среди всех инфекций и продолжает быстро распространяться. За последние 10 лет основные его эпидемиологические показатели возросли более чем в два раза и стали самыми высокими в Европе. В среднем по России за 2000 г. заболеваемость туберкулезом достигла 90,4 на 100 тыс, а смертность – 20,4 на 100 тыс населения. Особенно тяжелая ситуация сложилась на Дальнем Востоке, в Сибири, в районах Северного Кавказа, Калмыкии и среди народов Крайнего Севера. В отдельных регионах заболеваемость детей туберкулезом превышает средний по России уровень в 50 раз.

Основной причиной этого следует признать социально–экономические потрясения в результате распада СССР, сопровождавшиеся обнищанием населения, массовой безработицей, военными конфликтами. Кроме того, в Россию хлынул поток беженцев из так называемых «горячих точек», из бывших республик Закавказья и Средней Азии, где туберкулез был весьма распространен. Социальные и экономические потрясения наслоились на весьма благоприятную для развития туберкулеза почву. Действительно, в стране сохранялся большой резервуар туберкулезной инфекции. Большинство взрослого населения России было инфицировано туберкулезом уже в молодые годы или незаметно для себя преодолело эту инфекцию. Она оставила в их организме более или менее выраженные остаточные изменения в виде рубцов или осумкованных очагов, содержащих «дремлющие» возбудители (обычно в виде L–форм микобактерий). Потрясения последних лет способствовали их пробуждению.

Серьезным и в прошлом замалчиваемым «заповедником» туберкулеза всегда были места заключения, где отмечались наиболее тяжелые формы этого заболевания. Наконец, немаловажное значение имели невысокий уровень санитарной культуры и уклонение некоторой части хронических больных от систематического лечения. Такие лица, обычно страдавшие и алкоголизмом, предпочитали пользоваться немалыми льготами, закрепленными за больными туберкулезом, и были мало заинтересованы в полном его излечении. Попытки же узаконить принудительное лечение подобных асоциальных личностей, служивших источником заражения окружающих, остались безрезультатными в силу разных причин, в том числе и из–за неправильного понимания «прав человека». Все указанные факторы и привели к взрыву «инфекционной бомбы замедленного действия».

Эпидемия туберкулеза никогда не прекращалась и в большинстве развивающихся стран мира, но в последние годы тревога по поводу ее нарастания возникла и в промышленно развитых странах. Действительно, основные эпидемиологические показатели этого заболевания в странах Западной Европы, в США и Канаде с 90–х годов начали повышаться. Главными причинами этого было не только усиление миграционных потоков, но и быстрое распространение эпидемии ВИЧ–инфекции. Как туберкулез, так и ВИЧ поражают преимущественно одни и те же контингенты населения и весьма часто сочетаются. Это позволило ввести понятие «эпидемия в эпидемии». Поэтому во многих странах мира обнаружение туберкулеза у больного служит сигналом о необходимости целенаправленного обследования его на ВИЧ–инфекцию и, напротив, инфицирование ВИЧ служит показанием для проведения противотуберкулезных мероприятий. Это правило в полной мере применимо и для России.

Нарастание эпидемии туберкулеза в нашей стране сопровождается не только количественными, но и выраженными качественными изменениями этого заболевания. Наиболее наглядным отражением подобного сдвига является увеличение частоты наиболее тяжелых, распространенных и бурно прогрессирующих форм туберкулеза среди впервые заболевших. Это нарастание оказалось столь значительным, что вынудило восстановить в клинической классификации туберкулеза такие его формы, как казеозная пневмония и милиарный туберкулез, уже забывшиеся и ставшие редкостью в предшествовавшие эпидемии годы.

Клиническая симптоматика подобных форм заболевания отличается острым началом и тяжелым общим состоянием пациентов. Такие больные, как правило, обращаются в поликлиники и госпитализируются в стационары общего профиля с диагнозом неспецифической пневмонии или гриппа. Подозрение на туберкулезную природу подобной пневмонии обычно возникает с опозданием из–за неэффективности обычного лечения. Эпидемиологическая опасность в этих случаях особенно велика, поскольку такие больные в подавляющем большинстве случаев бывают массивными бактериовыделителями и становятся источником заражения как окружающих больных, так и медперсонала.

Особого внимания требует диагностика туберкулеза у специальных контингентов больных, среди которых острое и нетипичное начало этого заболевания отмечается наиболее часто. К таким контингентам относятся больные сахарным диабетом, алкоголики, инфицированные ВИЧ, пожилые лица, а также пациенты, получающие иммуносупрессивную и цитостатическую терапию по поводу самых различных заболеваний. У них туберкулез развивается в несколько раз чаще, чем у остальных групп населения.

Рентгенологическая симптоматика остро прогрессирующих форм туберкулеза легких, особенно у больных с указанной сочетанной патологией, мало специфична. В половине всех подобных случаев она проявляется обширными инфильтративными изменениями вплоть до лобитов, несколько реже – картиной распространенных диссеминированных поражений обоих легких. Быстрое формирование множественных полостей распада отмечается примерно у 70% таких больных. Приходится учитывать, что у больных с резко подавленным иммунитетом, в частности, при СПИД и гемобластозах, полости распада и типичные туберкулезные каверны возникают гораздо реже и на более поздних этапах заболевания. Тем не менее именно рентгенологический метод исследования остается наиболее распространенным и результативным, а его техническое совершенствование и более широкое применение компьютерной томографии еще более повышают его значимость в диагностике туберкулеза.

Исследование мокроты и любого патологического материала на микобактерии туберкулеза остается наиболее важным и достоверным методом диагностики заболевания. Прежде всего, это обычная бактериоскопия мазков – простой, быстрый и общедоступный метод диагностики, требующий лишь особой тщательности и определенного навыка при сборе, обработке и исследовании материала. К сожалению, большинство лабораторий общих больниц и поликлиник плохо владеют этим методом и применяют его явно недостаточно. Возрождение и широкое его внедрение является наиболее простым и доступным способом улучшения диагностики туберкулеза в условиях современной эпидемии. Несомненно, более совершенными являются разработанные в последнее время методы микробиологической диагностики туберкулеза, основанные на достижениях молекулярной биологии и позволяющие обнаруживать в патологическом материале компоненты микобактерий, прежде всего их ДНК. Однако более высокая стоимость и трудоемкость этих новых методов сегодня не позволяют повсеместно использовать их в широкой практике – это удел будущего.

Больные туберкулезом, выделяющие микобактерии с мокротой, являются основным источником заражения окружающих. Поэтому лечение таких больных имеет не только чисто медицинское, но и эпидемиологическое значение. В настоящее время ему отводят центральную роль в преодолении нарастающей эпидемии этого заболевания, поскольку именно быстрое прекращение бактериовыделения позволяет разорвать эпидемическую цепочку распространения туберкулезной инфекции среди населения.

Разработка наиболее эффективных методов химиотерапии была главной задачей фтизиатрии на протяжении последних десятилетий. К настоящему времени сформулированы и многократно апробированы основные принципы «рациональной терапии туберкулеза». Первым из этих принципов является, выделение двух этапов лечения: начального максимально интенсивного, и последующего – этапа долечивания. Целью первого этапа является прекращение бактериовыделения в результате устранения или подавления всех имеющихся в организме фракций микобактериальной популяции. Но в первую очередь на этом этапе должна быть ликвидирована наиболее многочисленная и бурно размножающаяся внеклеточная фракция возбудителя. Цель второго этапа лечения состоит в воздействии на оставшиеся фракции микобактериальной популяции, располагающиеся внутриклеточно или в очагах казеоза, чтобы не допустить их размножения. На данном этапе нет необходимости в особо интенсивной химиотерапии, поскольку сохранившиеся возбудители менее многочисленны, а процессы их метаболизма замедлены, что делает их менее восприимчивыми к действию противотуберкулезных средств.

Выбранную комбинацию противотуберкулезных препаратов и сроки их назначения на каждом из выделенных этапов называют режимом химиотерапии. В настоящее время в большинстве стран мира, в том числе и в нашей стране, все шире применяют режимы, рекомендуемые Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ). Согласно этим рекомендациям, больным с впервые выявленным туберкулезом, сопровождающимся бактериовыделением, на первом этапе назначают четыре противотуберкулезных препарата – изониазид, рифампицин, пиразинамид и этамбутол (или стрептомицин). Больным с рецидивами туберкулеза или при неэффективности ранее проводившегося его лечения следует назначать все пять указанных препаратов или же заменять один из них протионамидом. Менее интенсивное лечение (прием изониазида, рифампицина и пиразинамида или этамбутола) рекомендовано только больным с ограниченными поражениями легких, без бактериовыделения. Необходимость столь интенсивной терапии на первом этапе лечения, помимо высокой эффективности, обусловлена все более частыми случаями лекарственной устойчивости (первичной и вторичной), выявляемой обычно со значительным опозданием. Назначение же одновременно нескольких противотуберкулезных средств позволяет преодолеть возможную лекарственную устойчивость к одному или даже к двум из них. На втором этапе лечения химиотерапию рекомендовано проводить двумя или тремя противотуберкулезными препаратами (предпочтительно с включением изониазида и рифампицина), если отсутствует устойчивость к ним возбудителя.

Продолжительность первого этапа лечения определяется прежде всего длительностью бактериовыделения, но должна быть не менее 2–3 месяцев. Сроки второго этапа химиотерапии остаются спорными, обычно общая продолжительность химиотерапии не должна быть меньше 6–9 месяцев.

Приведенные выше рекомендации ВОЗ легли в основу концепции стандартной терапии больных туберкулезом. В настоящее время подобная концепция стала доминирующей во всем мире. Ее распространению способствовали накопление опыта в условиях строгого и объективного контроля, легкость организации и контроля за стандартной терапией, а также более высокая ее эффективность, мало зависящая от квалификации лечащего врача, полноты и качества проводимых обследований. Важно подчеркнуть, что стандартизация химиотерапии отнюдь не исключает перехода на индивидуальный режим лечения. Подобная необходимость возникает чаще всего при заражении лекарственно устойчивыми формами возбудителя (первичная устойчивость) или при ее развитии в процессе неправильно и нерегулярно проводимой химиотерапии (вторичная устойчивость).

Особенностью современной эпидемиологической ситуации по туберкулезу является резкое возрастание частоты первичной лекарственной устойчивости. Среди факторов, способствующих ее возникновению, на первом месте стоит недисциплинированность и несознательность больных, по разным поводам уклоняющихся от систематического приема противотуберкулезных препаратов. Значительно реже лекарственная устойчивость развивается из–за плохой переносимости отдельных препаратов, заставляющей прерывать их прием или назначать менее действенные режимы лечения. Быстрое нарастание частоты лекарственной устойчивости стало главной причиной недостаточной эффективности современных режимов химиотерапии туберкулеза. По прогнозам ВОЗ, к 2004 г. в мире заболеют бациллярными формами туберкулеза более 12 млн человек, и у 20–30% из них будет иметь место первичная лекарственная устойчивость к обычным противотуберкулезным препаратам.

В этой связи особо остро стоит проблема изыскания новых противотуберкулезных препаратов, обладающих достаточной эффективностью. После нескольких десятилетий затишья наметилось оживление в данном направлении. Удалось расшифровать генетическую основу устойчивости микобактерий к изониазиду, что открыло пути для ее преодоления. Обнаружена группа веществ с выраженной противотуберкулезной активностью (фторхинолоны). Реабилитированы и вновь начали применяться в клинике ранее признанные не столь необходимыми препараты: канамицин, капреомицин, циклосерин и даже ПАСК. Намечено изучение около 50 тысяч соединений, обладающих противотуберкулезными свойствами, и 5 тысяч из них уже испытаны. Однако добиться прорыва в данном направлении пока не удалось, как не приходится говорить и о создании препарата, сопоставимого по своей противотуберкулезной активности с изониазидом или рифампицином.

Химиотерапия является основным, необходимым и обычно решающим компонентом лечения больных туберкулезом. Тем не менее даже самое интенсивное ее проведение не решает всех терапевтических проблем. Окончательное устранение инфекции, рассасывание либо отграничение очагов поражения остаются задачей защитных механизмов самого организма. Все многочисленные и применяемые в настоящее время методы лечения, направленные на укрепление защитных сил организма, на преодоление побочного действия противотуберкулезных препаратов, а также на регулирование патогенетических механизмов туберкулезного процесса, объединяют понятием «патогенетическая терапия туберкулеза». К ней относятся здоровый образ жизни, рациональное питание, разумное использование климатических факторов, воздействие на процессы тканевого обмена, на течение специфического и неспецифического воспаления, а также на механизмы иммунитета. Но все многообразные и разнонаправленные методы патогенетической терапии туберкулеза играют второстепенную роль и могут принести пользу только при условии достаточно интенсивной и действенной химиотерапии. Если же возможности последней исчерпаны, то не следует предаваться иллюзии, надеясь на существенный перелом в течении прогрессирующей туберкулезной инфекции под влиянием какого–либо из патогенетических методов лечения. В подобных ситуациях остается возможность использования хирургических методов лечения туберкулеза, получивших весьма широкое распространение опять–таки благодаря возможностям специфической химиотерапии туберкулеза.

Завершая обзор современной ситуации с туберкулезом, отмечая ее значительное ухудшение, необходимо подчеркнуть не только необходимость, но и возможность преодоления всех этих неблагоприятных тенденций. Для подобного оптимистического утверждения имеются определенные основания. Так, несмотря на все трудности, еще сохраняется основной костяк противотуберкулезной службы, имеются высокоэффективные средства лечения туберкулеза, разрабатываются новые и совершенствуются существующие методы выявления и профилактики этой инфекции. Однако необходимо помнить, что туберкулез остается не только инфекционным, но и социальным заболеванием. Поэтому преодоление разрастающейся эпидемии непосредственно связано с решением стоящих перед нашей страной политических и экономических проблем, с повышением уровня жизни населения и ростом его санитарной культуры.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak