Грибковые поражения желудочно-кишечного тракта

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №11 от 30.06.2016 стр. 687-691
Рубрика: Гастроэнтерология

Для цитирования: Омаров Т.Р., Омарова Л.А. Грибковые поражения желудочно-кишечного тракта // РМЖ. 2016. №11. С. 687-691
По данным ВОЗ, в последнее десятилетие человечество переживает эпидемию оппортунистических инфекций, среди которых микозам принадлежит одно из ведущих мест: около 20% населения мира страдает грибковыми заболеваниями. Грибковые поражения возникают в результате дисфункций иммунной системы и дисметаболических расстройств в организме, которые имеют различную этиологию. Неблагоприятная экологическая обстановка, оказывающая отрицательное воздействие на иммунную систему организма человека, также имеет значение в развитии микозов. 
Наиболее распространенными возбудителями оппортунистических микозов являются кандиды. Заболеваемость кандидозами значительно возросла с началом эры применения антибиотиков и продолжает расти. Кандидоз может носить системный характер (массивный рост возбудителя в организме) и иметь картину грибкового сепсиса с поражением почек, сердца, селезенки, мозга, а иногда с развитием септического шока.
В статье рассмотрены патогенез грибковых заболеваний человека, резистентность и иммунный ответ организма, уделено внимание микст-инфекции и дисбиозу. Подробно разобраны эпидемиология, клинические проявления и диагностика микозов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) различной локализации: оральный (орофарингеальный) кандидоз, микозы желудка, кандидоз кишечника.

Ключевые слова: микоз, кандидоз, микст-инфекция, дисбиоз, иммунодефицит, СПИД.

Для цитирования: Омаров Т.Р., Омарова Л.А. Грибковые поражения желудочно-кишечного тракта // РМЖ. Гастроэнтерология. 2016. № 11. С. 687–691.

Fungal infections of gastrointestinal tract
Omarov T.R.1,Omarova L.A.2

1 Republican Scientific Center of Emergency Medical Aid, Astana, Kazakhstan
2 Medical University Astana, Kazakhstan

According to the World Health Organization, about 20% of the world’s population are affected by mycoses. Currently, the mankind experiences an outbreak of opportunistic infections, and mycoses are among the leading causes. In recent years, candida is the most common etiological agent of opportunistic mycoses. Beginning from the antibiotic era and until the present day, the morbidity associated with candidiasis has significantly increased and continues to grow. Adverse environmental conditions which affect immune system have an important role in candidiasis as well. Candidiasis generally occurs endogenously as a result of immune dysfunctions and metabolic disorders. Candidiasis can be systemic and disseminated due to massive growth spurt thus transforming into fungal sepsis which affects kidneys, heart, spleen, and brain, or even into septic shock.
The paper discusses pathogenic aspects of human fungal infections, resistance, host immune responses, mixed infections, and dysbiosis. Epidemiology, clinical signs, and diagnosis of gastrointestinal mycoses with various localization (oral/oropharyngeal, gastric, enteric) are described in details.

Key words: mycosis, сandidiasis, mixed infection, dysbiosis, immune deficiency, AIDS

For citation: Omarov T.R., Omarova L.A. Fungal infections of gastrointestinal tract // RMJ. Gastroenterology. 2016. № 11. P. 687–691.

Статья посвящена вопросам грибковых поражений желудочно-кишечного тракта

     Сегодня человечество переживает эпидемию оппортунистических инфекций, среди которых микозам принадлежит одно из ведущих мест. По данным ВОЗ, в последнее десятилетие около 20% населения мира страдает микозами [1].
     Микозы – инфекционные заболевания, этиологическим возбудителем которых являются грибы. Чаще всего микозом болеют люди, имеющие первичные или вторичные иммунодефицитные состояния [2]. Микоз относится к оппортунистическим инфекциям [3, 4].
    Грибы – низшие растения (более 100 тыс. видов), лишенные хлорофилла, поэтому для их существования требуются готовые органические вещества. Подавляющее большинство грибов относится к сапрофитам, меньшая часть из них – паразиты человека и животных. Около 500 видов грибов могут вызывать инфекционные болезни у человека. Чаще всего у человека встречаются дрожжеподобные С. albicans [5]. Кандидоз – антропонозный микоз, характеризующийся поражением слизистых оболочек и кожи.
     Поражения у человека вызывают С. albicans (более 90% поражений), С. tropicalis, С. krusei, С. lusitaniae, С. parapsilosis, С. kefyr, С. guilliermondii и др. [6–8]. В начале XX в. кандидозы наблюдали сравнительно редко. С началом применения антибиотиков и по настоящее время заболеваемость кандидозами значительно возросла и продолжает расти. Немаловажное значение в развитии кандидозов имеет неблагоприятная экологическая обстановка, оказывающая отрицательное воздействие на иммунную систему организма человека [9]. Кандидоз обычно возникает эндогенно в результате дисфункций иммунной системы и дисметаболических расстройств в организме. В последние годы кандиды являются наиболее распространенными возбудителями оппортунистических микозов [4]. При поражении организма кандидами возможно развитие тяжелых висцеральных форм, чаще с вовлечением легких и органов пищеварения и других систем организма. Кандидоз может носить системный характер и стать диссеминированным (массивный рост возбудителя в организме) и принять картину грибкового сепсиса с поражением всех органов (почек, сердца, селезенки, мозга), а иногда с развитием септического шока [10]. Чаще эта форма кандидоза поражает больных с последней стадией рака и СПИДа [11, 12].

     Этиология и патогенез
     Наиболее часто встречающийся возбудитель микозов С. albicans – нормальный комменсал полости рта, ЖКТ, влагалища и иногда кожи. С. albicans относятся к условно-патогенным микроорганизмам с высоким уровнем носительства и с выраженной тенденцией к его повышению: если в 1920-е гг. носительство на слизистой ротовой полости составляло10%, то в 1960–1970-е гг. возросло до 46–52% [13].
     Во многих исследованиях показано, что любые нарушения резистентности организма или изменения нормального микробного ценоза кишечника могут приводить к развитию заболевания – кандидоза [14].
     Кожные покровы и слизистые оболочки являются «открытыми системами» макроорганизма, непрерывно контактирующими с окружающей средой. В свою очередь Candida spp. широко распространены в природе, часто контаминируют почву, воду, продукты питания, бытовые поверхности. Частый контакт человека с Candida spp. объясняет значительную распространенность транзиторного кандидоносительства в популяции людей. По статистическим данным, среди населения стран Европы кандиды выделяются в кале у 65–80%. Как условно-патогенный представитель микрофлоры человека грибы не представляют серьезную угрозу здоровью иммуннокомпетентного человека [15]. В то же время на фоне увеличения числа пациентов с нарушениями в системах антимикробной резистентности наблюдается значительный рост заболеваемости кандидозом [16]. Многие исследователи связывают рост кандидозов с факторами риска, к которым относят детский и старческий возраст, терапию глюкокортикостероидами и антибактериальными препаратами, интенсивную цитостатическую полихимиотерапию, сахарный диабет и другие заболевания эндокринной системы, СПИД, тяжелые истощающие заболевания, нарушение трофологического статуса, генетически детерминированные иммунодефициты [17–19].
     Первичное инфицирование организма человека кандидами происходит при прохождении через родовые пути матери, о чем свидетельствуют высокая частота выделения Candida у новорожденных (до 58%) и почти полное совпадение видового состава Candida у ребенка и матери. Инфицированию способствует увеличенная частота носительства и кандидоза влагалища в последней трети беременности. Имеются сведения о передаче грибов рода Candida при кормлении грудью [20].
     Грибы, паразитирующие на коже человека, питаются частицами эпидермиса, роговыми массами ногтевых пластинок, а продукты их жизни – белки вызывают аллергическую реакцию.
     Фактором патогенности грибов рода Candida является их способность к адгезии и инвазии с последующим цитолизом ткани, а затем и к лимфогематогенной диссеминации [21]. Candida spp. способны к инвазивному процессу в слизистых оболочках, в первую очередь представленных многослойным плоским эпителием, реже – однослойным цилиндрическим. Чаще всего инвазивный микотический процесс наблюдается в полости рта, пищеводе, желудке и кишечнике. Доказано, что даже без внедрения вглубь эпителия Candida spp. [22] могут вызывать патологию – неинвазивную форму кандидоза. Контакт поверхностных и корпускулярных антигенов гриба с имммунокомпетентными клетками макроорганизма может привести к выработке повышенных количеств специфических IgE и сенсибилизированных лимфоцитов, что служит патогенетической основой для микогенной сенсибилизации. Аллергенами у Candida albicans являются и первичные метаболиты – алкогольдегидрогеназа и кислый P2-протеин. Это потенциально опасно в плане развития микогенных аллергических заболеваний: специфической бронхиальной астмы, атопического дерматита, крапивницы. Резорбция в кишечнике продуктов метаболизма грибов рода Candida – его плазмокоагулаза, протеазы, липофосфорилазы, гемолизин и эндотоксины могут вызвать специфическую интоксикацию и вторичный иммунодефицит [23].
     За счет взаимодействия с представителями облигатной нормобиоты и условно-патогенными микроорганизмами Candida spp. могут индуцировать дисбиоз и микст-инфекцию слизистых оболочек. Ключевым фактором начала инфекционного кандидозного процесса является нарушение неспецифической и специфической резистентности организма как на местном, так и на общем уровне [23].
     К факторам неспецифической резистентности традиционно относят адекватный баланс десквамации и регенерации эпителиоцитов, мукополисахариды слизи, нормальную микробиоту слизистых оболочек (Bifidobacterium spp., Lactobacillus spp., Escherichia coli, Peptostreptococcus spp.), перистальтическую активность и кислотно-ферментативный барьер пищеварительного тракта. Показано, например, что лечение больных препаратами, содержащими бифидобактерии, значительно снижает содержание грибов рода Candida в кале больных [24]. К неспецифическим факторам относят также секреторный IgA, лизоцим, трансферрин, компоненты комплемента. Однако наиболее важны число и функция полиморфноядерных мононуклеарных фагоцитов, в частности их способность к хемотаксису, аттракции, килингу и презентированию грибкового антигена. Именно в условиях нейтропении развиваются жизнеугрожающие формы кандидоза, включая висцеральные поражения (печени, желчного пузыря, поджелудочной железы) [11].
     Специфический иммунный ответ при кандидозе представлен наработкой специфических противокандидозных антител классов IgA, IgG, IgM, инактивирующих ферменты инвазии и эндотоксины гриба, а также вместе с компонентами комплемента участвующих в опсонизации [25, 26].
     Конфликт между факторами патогенности гриба и факторами антифунгальной резистентности приводит к развитию той или иной формы кандидоза. Механизмы патогенеза 2-х принципиально различных форм кандидоза (инвазивного и неинвазивного) легли в основу классификации кандидоза кишечника. 

     Клинические формы
    Для практических целей необходимо выделять 3 формы поражения:
     – инвазивный диффузный; 
     – фокальный (вторичный при язве двенадцатиперстной кишки, неспецифическом язвенном колите); 
    – неинвазивный (так называемый кандидозный дисбиоз) [27].
    Довольно часто кандидоз органов пищеварения протекает в виде микст-инфекции: Candida-бактериальной, Candida-герпетической, Candida-протозойной, что делает клиническую картину заболевания довольно вариабельной. Частота микст-инфекции при дисбиозе кишечника с повышенной пролиферацией грибов рода Candida, по некоторым данным, составляет 63%. При этом чаще обнаруживают ассоциацию со значительным количеством бактерий с так называемым протеолитическим основным путем метаболизма (условно-патогенными): Escherichia coli, Ristella, Clostridium perfringens, Klebsiella, Morganella, Bacteroides, Staphylococcus aureus, Pseudomonas aeruginosa [28].
     Среди всех локализаций кандидоза пищеварительного тракта орофарингеальная локализация занимает 1-е место [29]. Кандидозный стоматит у новорожденных — распространенное заболевание. В первые дни после рождения слизистые ребенка устойчивы к грибам. В дальнейшем недостаточная секреция IgA и постепенное снижение антимикробного иммунитета, переданного от матери, приводят к высокой заболеваемости [30, 31]. 
    Оральный (орофарингеальный) кандидоз – широко распространенный микоз у лиц, страдающих различными формами иммунодефицитов, прежде всего СПИДом и гемобластозами, причем гастроинтестинальная локализация кандидоза у больных СПИДом может быть источником кандидемии, которая у таких больных при других локализациях кандидоза встречается всего в 1% случаев [32, 33].
     Частым микозом пищеварительного тракта является кандидоз пищевода, который регистрируют как у иммунокомпетентных, так и (гораздо чаще) у иммунокомпрометированных лиц [34]. Кандидозный эзофагит в стационарах общего профиля встречается у 1,3–2,8% больных, в отделениях трансплантации — у 4%, при диссеминированном карциноматозе — у 2,8–6,7%. Это заболевание протекает часто без субъективных жалоб и выявляется случайно при «сплошных» исследованиях населения в 1–7% случаев. Иногда больные отмечают боль и дискомфорт при прохождении твердой и жидкой пищи, дисфагию, гиперсаливацию. По глубине поражения эндоскопически выделяют 4 типа — от легкого отека, гиперемии, единичных белых налетов < 1 мм в диаметре до массивного воспаления, деформации и кровоточивости слизистой, изъязвлений, вплоть до перфорации. Сравнительной оценкой различных методов диагностики кандидоза пищевода показано, что в 95% случаев кандидоз был выявлен при анализе соскобов и только в 39% – при анализе материала биопсий [35].
     Микозы желудка, в т. ч. и кандидоз, при отсутствии какой-либо другой патологии соматической или бактериальной этиологии отмечают редко [36–38]. Их доля среди всех случаев кандидоза верхнего отдела пищеварительного тракта составляет лишь 5,2%. Гораздо чаще (до 17–30%) Candida spp. находят в биоптатах гастродуоденальных язв, а также при хронических гастритах [39]. Однако лишь находки псевдомицелиальных структур гриба, а не отдельных непочкующихся клеток, при морфологическом исследовании окрашенных по Романовскому – Гимзе или PAS-методом цитологических и/или гистологических препаратов, достоверно подтверждают диагноз кандидоза желудка. В последние годы Candida spp. часто выделяют в ассоциации с Helicobacter pylori, причем стандартная противохеликобактерная терапия способствует увеличению частоты кандидоза желудка [40]. Подавляющее большинство Candida spp., выделенных от больных (65,6%), обладали высокой или умеренной вирулентностью. При выделении из желудочного сока больных гастродуоденальными заболеваниями ассоциации Candida spp. и Helicobacter pylori можно предполагать более тяжелое течение заболевания, а планируемую антибактериальную терапию необходимо проводить совместно с антифунгальной [39].
     Кандидоз кишечника как изолированная форма заболевания бывает нечасто. Обычно он является продолжением кандидоза желудка и верхнего отдела пищеварительного тракта. Кандидоз кишечника нередко сопровождается диареей. Различают диареи различной этиологии [40] с сопутствующим выделением Candida и кандидозные диареи (КД), при которых Candida является единственным выделяемым возбудителем. Основным предрасполагающим фактором риска КД, особенно у госпитализированных больных, является антибиотикотерапия. Другие факторы риска: эндокринные нарушения, иммунные дисфункции, неоплазмы, стероидная терапия; играет роль и пожилой возраст больных [41]. У больных КД чаще выделяют С. albicans, далее – C. krusei, C. tropicalis, C. kefyr, C. stellatoidea, C. guilliermondii, C. parapsilosis, C. lusitaniae [41]. В тех случаях, когда Candida является компонентом нормальной биоты кишечника, его рост и размножение подавляются микроорганизмами кишечника, где гриб присутствует в стабильном количестве и не размножается [35]. При подавлении бактериобиоты антибиотиками отмечается размножение дрожжей с образованием у них ростовых трубок и появлением мицелиальных структур. По данным Т.В. Толкачевой с соавт. [13], частота выделения дрожжевых грибов из кишечника иммунокомпрометированных больных сохраняется высокой, достигая в последние 2 года 63–65%. Соотношение частоты выявления штаммов C. albicans и non-albicans составляет 52,5%. Среди последних доминируют C. krusei (40%), C. glabrata (28%) и C. kefyr (15,6%) [42]. Отмечено увеличение частоты встречаемости ассоциации из 2-х видов Candida non-albicans и расширение видового спектра дрожжевых грибов, колонизирующих кишечник больных гемобластозами. Кандидоз толстого кишечника – редкое заболевание, чаще он регистрируется в ассоциации с другими кишечными патогенами бактериальной природы [43]. В последние годы выдвинута гипотеза о том, что хронический кишечный кандидоз является, возможно, этиологическим фактором формирования синдрома хронической усталости [44].
     Признаки микогенной сенсибилизации выявляют у 10,4% больных с дисбиозом кишечника с избыточным ростом грибов рода Candida. Диагноз устанавливают при наличии следующих критериев, таких как: флатуленция, абдоминальный дискомфорт, изменения консистенции и частоты стула, признаки умеренной интоксикации и тенденция к обострению аллергических заболеваний. 
     Грибковому поражению билиарной системы способствуют предшествующие дискинезия желчевыводящих путей, диспанкреатизм, лямблиоз, холестаз, гипотония желчного пузыря и другие поражения. При этих состояниях создаются благоприятные условия для размножения грибов и других микроорганизмов. Причиной кандидозного холецистита могут быть камни в желчных протоках, которые часто являются «резервуаром» для грибов, некоторые авторы даже называют их «грибковыми тельцами» или «кандидозными камнями». Микозы желчевыводящих путей встречаются чаще, чем принято считать. 
    Диагностика
    Диагностика кандидоза с помощью чисто клинических методов невозможна ввиду того, что его клинические проявления не имеют абсолютной специфичности. В подавляющем большинстве случаев современная клинико-лабораторная инструментальная база позволяет провести высококачественное обследование и помочь клиницисту в постановке диагноза, а также назначить эффективное лечение инфекций, вызванных грибами. В последние годы за счет эндоскопических технологий расширились возможности диагностики грибкового эзофагита и гастрита. При эзофагогастродуоденоскопии обращают внимание на гиперемию и изъязвления слизистой, наличие белых налетов и пленок, сужение просвета пищевода, скопление слизи [45]. Во время этой процедуры в обязательном порядке следует брать материал для микробиологического исследования, т. к. не всегда этиология этих проявлений – грибковая. Причем информативность исследования налетов выше, чем биоптатов (95% по сравнению с 39%). Особенно перспективны видеоинформационные эндоскопические исследования с цифровой регистрацией и анализом изображения. Четкое разграничение неизмененных и патологических тканей, анализ гистохимических процессов в слизистой оболочке пищеварительного тракта возможны с помощью эндоскопической спектроскопии и флюоресцентной эндоскопии [46]. Видео- и колоноскопия, хромоэндоскопия на фоне «лекарственного» сна по технологии «Диантек» отличаются высоким качеством исследования, безболезненностью манипуляций и отсутствием стресса и страха у пациентов [8].
     Следует, однако, подчеркнуть, что инвазивные манипуляции при воспаленной слизистой ЖКТ небезопасны, могут способствовать грибковой и бактериальной диссеминации, а иногда приводят к травме и перфорации стенки пищевода или желудка. Эндоскопическая ультрасонография с допплеровским картированием, контрастным усилением тканевых и сосудистых структур перспективна, она позволяет детально дифференцировать все слои стенки пищеварительного тракта. Неинвазивные методы — виртуальная эндоскопия, позволяющая получить 3-мерное изображение, магнитно-резонансное исследование — имеют большое будущее [47].
     Изучение гастродуоденальной моторики с помощью сцинтиграфии и электрогастрографии также важно для диагностики и назначения дополнительных лекарственных средств, т. к. нарушение двигательной функции желудка, «застой» в ЖКТ создают условия для размножения грибов и бактерий. Колоноскопия дает возможность оценить состояние слизистой кишечника, наличие белого налета, язвенных дефектов и т. д. В перспективе в гастроэнтерологии будут внедряться методы, в основе которых лежат новые научно-практические исследования: иммуноферментный анализ фекальных антигенов, ПЦР и даже генетическое тестирование [5, 47]. 
     Лабораторное подтверждение грибкового заболевания ЖКТ возможно при микроскопировании и/или культуральном исследовании смывов со слизистых оболочек полости рта и пищевода, содержимого желудка и кишечника, патологических пленок, налетов и др. Количественная оценка грибов в биосубстратах должна проводиться в сопоставлении с клинической симптоматикой, с учетом наличия фоновых заболеваний, микст-инфекции и т. д. [48]. Например, обнаружение на слизистых единичных колоний Candida не является основанием для постановки диагноза «кандидоз» у иммунокомпетентных пациентов. В кале диагностическую значимость приобретает количество колоний (более 105–106). По-другому, с более низким диагностическим порогом, интерпретируются результаты посевов у иммуносупрессированных лиц, при нейтропении у больных СПИДом и в отделениях интенсивной терапии [49, 50]. Следует также обращать внимание на способность грибов к вегетации и образованию мицелия, т. к. это является одним из лабораторных признаков, подтверждающих диагноз кандидоза. Гистологическое (окраска по Гомори–Гроккоту, ШИК-реакция) и цитологическое (окраска по Романовскому – Гимзе) исследования биоптатов позволяют обнаружить тканевые формы грибов. Многими авторами эти методы рассматриваются как наиболее достоверные. Кроме того, мицелий и псевдомицелий в тканях служат подтверждением наличия инвазивной формы грибковой инфекции ЖКТ [51].
     Микробиологическое исследование порций желчи, полученных при многофракционном дуоденальном зондировании, позволяет дифференцировать грибковую от бактериальной или функциональной патологии двенадцатиперстной кишки, желчного пузыря, желчевыводящих путей и печени. 

    Заключение
    Таким образом, на сегодняшний день кандидоз является наиболее часто встречающимся типом грибковой инфекции. Люди с ослабленным иммунитетом должны воспринимать любые проявления кандидоза серьезно и обращаться к врачу при первых признаках заболевания для проведения терапии.

Литература
1. Coogan M.M., Fidel P.L., Komesu M.C., Maeda L.P. Candida and Mycotic Infections // Adv. Dent. Res. 2006. Vol. 19. P. 130–138.
2. Thakur K., Singh G., Agarwal S., Rani L. Meningitis caused by Rhoditorula mucilaginosa in human immunodeficiency virus infected patient // Indian J. of Med. Microbiol. 2007. Vol. 25 (2). Р.166–168.
3. Елинов Н.П. Токсигенные грибы в патологии человека // Пробл. мед. микологии. 2002. Т. 4. № 4. С. 3–7 [Elinov N.P. Toksigennye griby v patologii cheloveka // Probl. med. Mikologii. 2002. T. 4. № 4. S. 3–7 (in Russian)].
4. Проценко О.А., Климко Н.Н. Диагностика и лечение оппортунистических микозов. СПб., 2008. С. 109–111 [Procenko O.A Klimko N.N. Diagnostika i lechenie opportunisticheskih mikozov. SPb., 2008. S. 109–111 (in Russian)].
5. Бабьева И.П., Чернов И.Ю. Биология дрожжей. М.: Изд-во МГУ, 2004. 221 с. [Bab'eva I.P., Chernov I.Ju. Biologija drozhzhej. M.: Izd-vo MGU, 2004. 221 s. (in Russian)].
6. Standaert-Vitse A., Jouault T., Vandewalle P. et al. Candida albicans is an immunogen for anti–Saccharomyces cerevisiae antibody markers of Crohn’s disease // Gastroenterology. 2006. Vol. 130 (6). P. 1764–1775.
7. Лисовская С.А., Халдеева Е.В., Глушко Н.И. Адгезивные и антигенные характеристики штаммов Candida albicans при поверхностных кандидозах // Успехи медиц. микологии. 2006. Т. 7. 346 с. [Lisovskaja S.A., Haldeeva E.V., Glushko N.I. Adgezivnye i antigennye harakteristiki shtammov Candida albicans pri poverhnostnyh kandidozah // Uspehi medic. mikologii. 2006. T. 7. 346 s. (in Russian)].
8. Безкоровайний Б.О., Сіротченко Т.А. Етіотропна терапія та профілактика поверхневого кандидозу ротової порож нини у новонароджених та дітей раннього віку // Клиническая педиатрия. 2007. Т. 1. № 4. С. 87–89 [Bezkorovajnij B.O., Sіrotchenko T.A. Etіotropna terapіja ta profіlaktika poverhnevogo kandidozu rotovoї porozh- nini u novonarodzhenih ta dіtej rann'ogo vіku // Klinicheskaja pediatrija. 2007. T. 1. № 4. S. 87–89 (in Ukranian)].
9. Абидова З.И., Карабаева И.Т. Состояние клеточного звена иммунитета у детей с микроспорией // Актуальные вопросы дерматологии и венерологии: Сб. науч. трудов науч.-практ. конференции. Ташкент, 2006. С. 43–44 [Abidova Z.I., Karabaeva I.T. Sostojanie kletochnogo zvena immuniteta u detej mikrosporiej // Aktual'nye vo prosy dermatologii i venerologii: Sb. nauch. trudov nauch.-prakt. konferencii. Tashkent, 2006. S. 43–44 (in Russian)].
10. Llanos Cuentas A., de Wet N., Suleiman J., Baraldi E. et al. Dose-response study of micafungin compared with fluconazole for the treatment of esophageal candidiasis in HIV-positive patients // Clin. Infect. Dis. 2004. Vol. 39. P. 842–849.
11. Столярова Л.Ю., Доброхотова В.Н., Федотова Т.Я. Случай генерализованного микоза (криптококкоза) в практике судебно-медицинского эксперта // Здравоохранение Чувашии. 2011. № 1. С. 86–89 [Stoljarova L.Ju., Dobrohotova V.N., Fedotova T.Ja. Sluchaj generalizovannogo mikoza (kriptokokkoza) v praktike sudebno-medicinskogo jeksperta// Zdravoohranenie Chuvashii. 2011. № 1. S. 86–89 (in Russian)].
12. Проценко О.А. ВИЧ-ассоциированные поражения кожи и слизистых оболочек // Междун. мед. журнал. 2009. № 3. С. 106–110 [Procenko O.A. VICh-associirovannye porazhenija kozhi i slizistyh obolochek // Mezhdun. med. zhurnal. 2009. № 3. S. 106–110 (in Russian)].
13. Толкачева Т.В., Петрова Н.А., Клясова Г.А. Частота выделения и видовой спектр дрожжевых грибов в кишечнике у больных гемобластозами // Успехи медицинской микологии: Сб. Материалы I Всероссийского конгресса по медицинской микологии. М., 2003. Т.1. С. 30–32 [Tolkacheva T.V., Petrova N.A., Kljasova G.A. Chastota vydelenija i vidovoj spektr drozhzhevyh gribov v kishechnike u bol'nyh gemoblastozami // Uspehi medicinskoj mikologii: Sb. Materialy I Vserossijskogo kongressa po medicinskoj mikologii. M., 2003. T. 1. S. 30–32 (in Russian)].
14. Лебедева Т.Н. Иммунитет при кандидозе (обзор) // Пробл. мед. микологии. 2004. Т. 6. № 4. С. 8–16 [Lebedeva T.N. Immunitet pri kandidoze (obzor) // Probl. med. mikologii. 2004. T. 6. № 4. S. 8–16 (in Russian)].
15. Мавлянова Ш.З., Тешабаева Д.А., Алимухамедова Ю.А. Субклассы иммуноглобулинов G как критерии диагностики степени тяжести атопического дерматита // Дерматовенерология и эстетическая медицина. 2010. № 3. С. 14–16. [Mavljanova Sh.Z., Teshabaeva D.A., Alimuhamedova Ju.A. Subklassy immunoglobulinov G kak kriterii diagnostiki stepeni tjazhesti atopicheskogo dermatita // Dermatovenerologija i jesteticheskaja medicina. 2010. № 3. S. 14–16 (in Russian)].
16. Шабашова Н.В. Особенности локального иммунного ответа и его дефекты при орофарингеальном кандидозе // Пробл. мед. микологии. 2010. Т. 12. № 4. С. 3–9. [Shabashova N.V. Osobennosti lokal'nogo immunnogo otveta i ego defekty pri orofaringeal'nom kandidoze // Probl. med. Mikologii. 2010. T. 12. № 4. S. 3–9 (in Russian)].
17. Шевяков М.А. Антибиотик-ассоциированная диарея и кандидоз кишечника: возможности лечения и профилактики // Антибиотики и химиотерапия. 2004. Т. 49. № 10. С. 26–29 [Shevjakov M.A. Antibiotik-associirovannaja diarejа i kandidoz kishechnika: vozmozhnosti lechenija i profilaktiki // Antibiotiki i himioterapija. 2004. T. 49. № 10. S. 26–29 (in Russian)].
18. Weerasuriya N., Snape J. Oesophageal candidiasis in elderly patients: risk factors, prevention and management // Drugs Aging. 2008. Vol. 25 (2). P. 119–130.
19. Поддубная А.И., Чемич Н.Д. Грибковые поражения у ВИЧ-позитивных лиц в северо-восточном регионе Украины // Пробл. мед. микологии. 2011. Т. 13. № 2. С. 102 [Poddubnaja A.I., Chemich N.D. Gribkovye porazhenija u VICh-pozitivnyh lic v severo-vostochnom regione Ukrainy // Probl. med. mikologii. 2011. T. 13. № 2. S. 102 (in Russian)].
20. Бурова С.А. Особенности течения и терапии грибковых инфекций у детей // Доктор. Ру. 2003. Декабрь. С. 24–25 [Burova S. A. Osobennosti techenija i terapii gribkovyh infekcij u detej // Doktor. Ru. 2003. Dekabr'. S. 24–25 (in Russian)].
21. Веселов А.В. Ведение пациентов с кандидозом: обзор новых рекомендаций IDSA // Клинич микробиол. и антимикробная химиотерапия. 2004. Т. 6. № 2. С. 168–185. [Veselov A.V. Vedenie pacientov s kandidozom: obzor novyh rekomendacij IDSA // Klinich mikrobiol. i antimikrobnaja himioterapija. 2004. Т. 6. № 2. S. 168–185 (in Russian)].
22. Шевяков М.А. Стандарты и перспективы фармакотерапии кандидоза органов пищеварения // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга. 2006. № 1-2. С. 17–20 [Shevjakov M.A. Standarty i perspektivy farmakoterapii kandidoza organov pishhevarenija // Gastrojenterologija Sankt-Peterburga. 2006. № 1–2. S. 17–20 (in Russian)].
23. Цинкернагель Р. Основы иммунологии. М.: Мир, 2008. 134 с. [Cinkernagel' R. Osnovy immunologii. M.: Mir, 2008. 134 s. (in Russian)].
24. Сичинава И.В., Каннер Е.В., Горелов А.В. Эффективность препарата лактулозы в профилактике антибиотикоассоциированных диарей у детей, получающих антихеликобактерную эрадикационную терапию // Вопросы практической педиатрии. 2009. Т. 4. № 3. C. 39–45 [Sichinava I.V., Kanner E.V., Gorelov A.V. Jeffektivnost' preparata laktulozy v profilaktike antibiotikoasso- ciirovannyh diarej u detej, poluchajushhih antihelikobakternuju jeradikacionnuju terapiju // Voprosy prakticheskoj pediatrii. 2009. T. 4. № 3. C. 39–45 (in Russian)].
25. Wilar C.C., Dongari-Bagtzoglou A. Immune defense mechanisms and immunoenhancement strategies in oropharyngeal candidiasis // Expert. Rev. Mol. Med. Author manuscript; available in PMC. 2009. 20 p.
26. Караев З.О., Гасанова Ф.М. Исследование содержания иммуноглобулинов и титры антител к Candida albicans в слюне у больных оральным кандидозом // Проблемы медицинской микологии. 2010. Т.12. № 2. С. 93. [Karaev Z.O., Gasanova F.M. Issledovanie soderzhanija immunoglobulinov i titry antitel k Candida albicans v sljune u bol'nyh oral'nym kandidozom // Problemy medicinskoj mikologii. 2010. T.12. № 2. S. 93 (in Russian)].
27. Васильева Н.В., Климко Н.Н., Цинзерлинг В.А. Диагностика и лечение инвазивных микозов: современные рекомендации // Вестник СПбМАПО. 2010. Т. 2. № 4. C. 5–18 [Vasil'eva N.V., Klimko N.N., Cinzerling V.A. Diagnostika i lechenie invazivnyh mikozov: sovremennye rekomendacii // Vestnik SPbMAPO. 2010. T. 2. № 4. C. 5–18 (in Russian)].
28. Лисовская С.А., Халдеева Е.В., Глушко Н.И. Взаимодействие Candida albiсans и бактерий-ассоциантов при кандидозах различной локализации // Пробл. мед. микологии. 2013. Т. 15. № 2. С. 40–43 [Lisovskaja S.A., Haldeeva E.V., Glushko N.I. Vzaimodejstvie Candida albisans i bakterij-associantov pri kandidozah razlichnoj lokalizacii // Probl. med. mikologii. 2013. T. 15. № 2. S. 40-43 (in Russian)].
29. Шевяков М.А., Авдеенко Ю.Л., Бурыгина Е.В. «Белые налеты» в пищеводе, диагностика кандидоза, включая дифференциальную // Пробл. мед. микологии. 2013. Т. 15. № 2. С. 25–27 [Shevjakov M.A., Avdeenko Ju.L., Burygina E.V. «Belye nalety» v pishhevode, diagnostika kandidoza, vkljuchaja differencial'nuju // Probl.med. mikologii. 2013. T.15. № 2. S. 25–27 (in Russian)].
30. Готовский Ю.В. Грибковые инфекции. Диагностика и терапия: Методич. пособие. М.: Имедис, 2004. 128 с. [Gotovskij Ju.V. Gribkovye infekcii. Diagnostika i terapija: Metodich. posobie. M.: Imedis, 2004. 128 s. (in Russian)].
31. Мелехина Ю.Э., Фролова Е.В., Мирзабалаева А.К. Хронический рецидивирующий кандидоз слизистых оболочек // Пробл. мед. микологии. 2011. Т. 13. № 1. С. 49–53 [Melehina Ju.Je., Frolova E.V., Mirzabalaeva A.K. Hronicheskij recidivirujushhij kandidoz slizistyh obolochek // Probl.med. mikologii. 2011 T. 13. № 1. S. 49–53 (in Russian)].
32. Лесовой В.С., Липницкий А.В., Очкурова О.М. Микозы пищеварительного тракта // Проблемы мед. микологии. 2004. Т. 6. № 2. С. 19–23 [Lesovoj V.S., Lipnickij A.V., Ochkurova O.M. Mikozy pishhevaritel'nogo trakta // Problemy med. mikologii. 2004. T. 6. № 2. S. 19–23 (in Russian)].
33. Laurent M., Gogly B., Tahmasebi F., Paillaud E. Oropharyngeal candidiasis in elderly patients // Geriatr. Psychol. Neuropsychiatr.Vieil. 2011. Vol. 9 (1). P. 21–28.
34. Шевяков М.А., Авалуева Е.Б., Барышникова Н.В. Грибы рода Candida в кишечнике: клинические аспекты // Пробл. мед. микологии. 2007. Т. 9. № 4. С. 4–11 [Shevjakov M.A., Avalueva E.B., Baryshnikova N.V. Griby roda Candida v kishechnike: klinicheskie aspekty // Probl. med. mikologii. 2007. T. 9. № 4. S. 4–11 (in Russian)].
35. Албегова Д.М. Особенности кандидоза пищевода у больных пожилого и старческого возраста // Проблемы медицинской микологии. 2013. Т. 14. № 3. С. 48–52 [Albegova D.M. Osobennosti kandidoza pishhevoda u bol'nyh pozhilogo i starcheskogo vozrasta // Problemy medicinskoj mikologii. 2013. T. 14. № 3. S. 48–52 (in Russian)].
36. Гурова М.М., Новикова В.П. Факторы, влияющие на антифунгальную резистентность у детей с хроническим гастродуоденитом // Пробл. мед. микологии. 2010. Т. 12. № 4. С. 10–13 [Gurova M.M.,Novikova V.P. Faktory, vlijajushhie na antifungal'nuju rezistentnost' u detej s hronicheskim gastroduodenitom // Probl. med. Mikologii. 2010. T. 12. № 4. S. 10–13 (in Russian)].
37. Шевякова М.А. Диагностика и лечение кандидоза желудка // Пробл. мед. микологии. 2002. Т. 4. № 2. С. 50 [Shevjakova M.A. Diagnostika i lechenie kandidoza zheludka // Probl. med. mikologii. 2002. T. 4. № 2. S. 50 (in Russian)].
38. Мидленко В.И., Чарышкин А.Л. Патогенетическое влияние хеликобактерной инфекции и Candida albicans на развитие осложнений у больных с перфоративными гастродуоденальными язвами // Сибир. мед. журнал. 2006. № 6. C. 51–53 [Midlenko V.I., Charyshkin A.L. Patogeneticheskoe vlijanie helikobakternoj infekcii i Candida albicans na razvitie oslozhnenij u bol'nyh s perforativnymi gastroduodenal'nymi jazvami // Sibir. med. zhurnal. 2006. № 6. S. 51–53 (in Russian)].
39. Zwolinska-Wsislo M., Brozovski T., Budak A. Effect of Candida colonization on human ulcerative colitis and healing of inflammatory changes of the colon in experimental model of colitis ulcerosa // J. Physyol. and Pharmac. 2009. Vol. 60 (1). P. 107–119.
40. Kalkanci A., Tuncer C., Degertekin B. Detection of Candida albicans by culture, serology and PCR in clinical specimens from patients with ulcerative colitis: reevaluation of an old hypothesis with a new perspective // Folia Microbiol (Praha). 2005. Vol. 50. P. 263–267.
41. Ziegler T.R., Cole C.R. Small bowel bacterial overgrowth in adults:a potential contributor to intestinal failure // Curr Gastroenterol Rep. 2007. Vol. 9 (6). Р. 463–467.
42. Пасечников В.Д. Синдром избыточного бактериального роста в тонкой кишке // Медицинский вестник. 2009. № 27 (496). С. 12 [Pasechnikov V.D. Sindrom izbytochnogo bakterial'nogo rosta v tonkoj kishke // Medicinskij vestnik. 2009. № 27 (496). S. 12 (in Russian)].
43. Елинов Н.П. Синдром хронической усталости макроорганизма, или астения, – его признанная реальность; симптоматика, диагноз и лечение (обзор) // Пробл. мед. микологии. 2012. Т.14. № 2. С. 10–17 [Elinov N.P. Sindrom hronicheskoj ustalosti makroorganizma, ili astenija, – ego priznannaja real'nost'; simptomatika, diagnoz i lechenie(obzor) // Probl. med. mikologii. 2012. T.14. № 2. S. 10–17 (in Russian)].
44. Кононов А.В. Диагноз клинический и патологоанатомический в гастроэнтерологии: как избежать врачебных ошибок. Тюмень: Печатник, 2008. 168 с. [Kononov A.V. Diagnoz klinicheskij i patologoanatomicheskij v gastrojenterologii: kak izbezhat' vrachebnyh oshibok. Tjumen': Pechatnik, 2008. 168 s. (in Russian)].
45. Албегова Д.М., Шевяков М.А., Сайденова М.С., Иншаков Л.Н. Эндоскопическая диагностика кандидоза верхних отделов желудочно-кишечного тракта у больных пожилого и старческого возраста // Пробл. мед. микологии. 2010. Т. 12. № 2. С. 60. [Albegova D.M., Shevjakov M.A., Sajdenova M.S., Inshakov L.N. Jendoskopicheskaja diagnostika kandidoza verhnih otdelov zheludochno-kishechnogo trakta u bol'nyh pozhilogo i starcheskogo vozrasta // Probl. med. Mikologii. 2010. T.12. № 2. S. 60 (in Russian)].
46. Эндоскопическая диагностика и лечение заболеваний органов желудочно-кишечного тракта: Методические рекомендации СПб. (разработаны Б.Х. Самедовым и др.) Компания IPSEN. Комитет по здравоохранению правительства Санкт-Петербурга. ВМА, 2006. 178 с. [Jendoskopicheskaja diagnostika i lechenie zabolevanij organov zheludochno-kishechnogo trakta: Metodicheskie rekomendacii SPb. (razrabotany B.H. Samedovym i dr.) Kompanija IPSEN. Komitet po zdravoohraneniju pravitel'stva Sankt-Peterburga. VMA, 2006. 178 s. (in Russian)].
47. Ивашкин В.Т., Лапина Т.Л. Гастроэнтерология XXI века // РМЖ. 2000. Т. 8. № 17 (118). С. 697–703 [Ivashkin V. T., Lapina T. L. Gastrojenterologija XXI veka // RMZh. 2000. T. 8. № 17 (118). S. 697–703 (in Russian)].
48. Руднева М.В., Полищук А.Г., Васильева Н.В. Опыт использования ПЦР с электроспрей-ионизационной масс-спектрометрией для идентификации возбудителей инфекций кровотока в гемокультурах // Пробл. мед. микологии. Кашинские чтения. Тезисы. 2013. Т.15. № 2. С. 116 [Rudneva M.V., Polishhuk A.G., Vasil'eva N.V. Opyt ispol'zovanija PCR s jelektrosprej-ionizacionnoj mass-spektrometriej dlja identifikacii vozbuditelej infekcij krovotoka v gemokul'turah // Probl.med.mikologii. Kashinskie chtenija. Tezisy. 2013. T. 15. № 2. S. 116 (in Russian)].
49. Алиева А.И., Касумова А.М. Совершенствование методов микробиологической диагностики нозокомиальных инфекций в родильном стационаре // Пробл. мед. микологии. Кашинские чтения. Тезисы. 2013. Т. 15. № 2. С. 53 [Alieva A.I., Kasumova A.M. Sovershenstvovanie metodov mikrobiologicheskoj diagnоstiki nozokomial'nyh infekcij v rodil'nom stacionare // Probl. med. mikologii. Kashinskie chtenija. Tezisy. 2013. T. 15. № 2. S. 53 (in Russian)].
50. Баринов А.Н., Плавинский С.Л., Зайцева Е.Е. Микозы у ВИЧ-инфицированных больных // Пробл. мед. микологии. 2012. Т.14. № 2. С. 34–38 [Barinov A.N., Plavinskij S.L., Zajceva E.E. Mikozy u VICh inficirovannyh bol'nyh // Probl. med. mikologii. 2012. T. 14. № 2. S. 34–38 (in Russian)].
51. Лисовская С.А., Глушко Н.И., Халдеева Е.В. Лабораторная модель для определения адгезивных свойств дрожжеподобных грибов // Пробл. мед. микологии. 2006. Т. 8. № 3. С. 36–39 [Lisovskaja S.A., Glushko N.I., Haldeeva E.V. Laboratornaja model' dlja opredelenija adgezivnyh svojstv drozhzhepodobnyh gribov // Probl. med. mikologii. 2006. T. 8. № 3. S. 36–39 (in Russian)].

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak