Метаанализ: применение фитопрепарата STW 5 (Иберогаст®) при функциональной диспепсии

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №17 от 17.10.2016 стр. 1130-1137
Рубрика: Гастроэнтерология

Для цитирования: Мельцер Й., Рош В., Рейхлинг Й., Бригноли Р., Саллер Р. Метаанализ: применение фитопрепарата STW 5 (Иберогаст®) при функциональной диспепсии // РМЖ. 2016. №17. С. 1130-1137
Ведение: несмотря на долгую историю использования лекарственных препаратов растительного происхождения для лечения диспептических симптомов, их клинической оценке было уделено мало внимания. 
Цель: оценить эффективность и безопасность препарата на основе лекарственных растений STW 5 (содержащего иберийку, перечную мяту, ромашку) для лечения функциональной диспепсии (ФД).
Методы: анализ электронных баз данных, консультации с экспертами и производителем позволили идентифицировать STW 5 (Иберогаст®) в качестве дескриптора (ключевого элемента) в 6 рандомизированных контролируемых исследованиях (РКИ). Исходные данные 3 плацебо-контролируемых исследований, удовлетворяющих критериям отбора, были повторно проанализированы и объединены для метаанализа; в 1 сравнительном исследовании проводился анализ безопасности препарата (STW 5: n=199, контроль: n=198).
Результаты: было показано, что исследуемый препарат (STW 5) (n=138) более эффективен по сравнению с плацебо (n = 135) в отношении наиболее беспокоящих желудочно-кишечных симптомов (р=0,001, отношение шансов: 0,22, 95% ДИ: 0,11–0,47). Четвертое РКИ не продемонстрировало существенной разницы между STW 5 и цизапридом. Что касается безопасности препарата исследования, то нежелательные явления (НЯ) были сходными с таковыми при применении плацебо; серьезных НЯ зафиксировано не было. 
Обсуждение: с точки зрения эффективности и безопасности растительный лекарственный препарат STW 5 является эффективным методом лечения симптомов ФД. 

Ключевые слова: фитопрепарат, функциональная диспепсия.

Для цитирования: Мельцер Й., Рош В., Рейхлинг Й., Бригноли Р., Саллер Р. Метаанализ: применение фитопрепарата STW 5 (Иберогаст®) при функциональной диспепсии // RMJ. 2016. № 17. P. 1130–1137.
Metaanalysis: phytotherapy of functional dyspepsia with the herbal drug preparation STW 5 (Iberogast)
Melzer J.1, Rösch W.2, Reichling J.3, Brignoli R.4, Saller R.1

1 Department of Internal Medicine, Complementary Medicine, University Hospital Zurich, Zurich, Switzerland
2 Medical Clinic, Hospital Nordwest, Frankfurt on Main, Germany 
3 Institute of Pharmacy and Molecular Biotechnology, University of Heidelberg, Heidelberg, Germany 
4 Tradyser GmbH, Rüschlikon, Switzerland

Background: Despite a long-standing use of herbal drugs with dyspeptic symptoms, little attention has been paid to their clinical evaluation.
Aim: to assess efficacy and safety of the herbal drug preparation STW 5 (containing, e.g. Iberis, peppermint, chamomile) in the treatment of functional dyspepsia.
Methods: research in electronic databases, consultation of experts and of the producer identified STW 5 (Iberogast) as descriptor in six randomized-controlled trials. The raw data of three placebo-controlled studies which met the selection criteria, were reanalysed and pooled for meta-analysis; one reference-controlled study supported the safety analysis (STW 5: n = 199, control: n = 198).
Results: pooled data showed verum (n = 138) to be more effective than placebo (n = 135) with regard to the severity of the most bothersome gastrointestinal symptom (P-value: 0.001, odds ratio: 0.22, 95% CI: 0.11-0.47). A fourth randomized-controlled trial showed no significant difference between STW 5 and cisapride. As to safety, adverse events were similar with verum and placebo; no serious adverse events occurred.
Discussions: from the point of view of efficacy and safety, the herbal medicinal product STW 5 appears to be a valid therapeutic option for patients seeking phytotherapy for their symptoms of functional dyspepsia.

Key words: herbal preparation, functional dyspepsia.

For citation: MelzerJ., Rösch W., Reichling J., Brignoli R., Saller R. Metaanalysis: phytotherapy of functional dyspepsia with the herbal drug preparation STW 5 (Iberogast) // RMJ. 2016. № 17. P. 1130–1137.

В статье приведен метаанализ, посвященный применению фитопрепарата STW 5 (Иберогаст®) при функциональной диспепсии

     Введение
    Функциональная диспепсия (ФД) является клиническим синдромом, характеризующимся хроническими или рецидивирующими симптомами со стороны верхних отделов желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) [1]. Для дифференциальной диагностики между органической диспепсией и более распространенной ФД (также называемой неязвенной диспепсией (НЯД) или «раздраженным желудком») происхождение и тяжесть клинической симптоматики имеют ограниченное значение [2]. Как показало исследование, длившееся 3 мес., от симптомов диспепсии страдает приблизительно 1/4 взрослого населения, и эти симптомы являются причинами около 5% всех обращений за медицинской помощью [3, 4] и другими медицинскими услугами [5]. Диагноз ФД ставится путем исключения других возможных причин симптомов. Этиология данного заболевания, по всей видимости, имеет полиморфный характер, описаны различные потенциальные патогенетические механизмы, лежащие в основе заболевания, например: замедленное опорожнение желудка, желудочная гиперсекреция, гиперчувствительность к растяжению или нарушение распределения пищи внутри желудка. Кроме того, по результатам эпидемиологических исследований, была выявлена связь между возникновением диспепсии и недавними событиями в жизни пациента – психосоциальный фактор [6].
    Для лечения ФД были предложены различные диагностические и терапевтические методики, каждая из которых имеет свои преимущества и недостатки [7, 8]. Лечение этого заболевания остается зачастую спорным вопросом, и, вероятно, «подходящая всем» терапия отсутствует. По результатам Кохрановского анализа [9], было сделано заключение, что применение прокинетиков, антагонистов Н2-рецепторов и ингибиторов протонной помпы (ИПП) приводит к значимому снижению относительного риска по сравнению с таковым при применении плацебо: на 48, 22 и 14% соответственно.
    Однако прокинетики, несмотря на наличие некоторых положительных эффектов, обладают и рядом недостатков: воздействие на центральную нервную систему (метоклопрамид) или ряд побочных эффектов со стороны сердечно-сосудистой системы (цизаприд) [10]. Препараты солей висмута, антациды и сукральфат продемонстрировали ограниченный эффект или полное его отсутствие, Helicobacter pylori-эрадикационная терапия обладает небольшим, но статистически значимым эффектом в отношении H. pylori-положительной НЯД [11]. Применение растительных препаратов при лечении диспепсических жалоб имеет долгую историю. Они используются либо самостоятельно, либо в сочетании с другими растительными препаратами, т. к. содержат эфирные масла, которые известны своими спазмолитическими эффектами, ветрогонным и местным анестезирующим действием. Механизмы действия данных препаратов до конца не изучены. Однако результаты исследований позволяют предположить, что они регулируют активность гладкой мускулатуры пищеварительного тракта [12]. Оценке эффективности растительных лекарственных препаратов при лечении больных с диспепсическими симптомами раньше уделялось недостаточно внимания [13]. Растительный лекарственный препарат STW 5 (Иберогаст® «Штайгервальд», Дармштадт, Германия) представляет собой фиксированную комбинацию 9 растительных экстрактов (табл. 1), каждый из которых (за исключением иберийки горькой [14]) содержится в очень низкой концентрации по сравнению с дозировками, используемыми в монопрепаратах из травы чистотела, корня солодки, цветков ромашки, цветков мелиссы, листьев перечной мяты [15] или плодов расторопши пятнистой [16] и корня дягиля лекарственного [17]. Клиническая эффективность этого препарата считается высокой [18]. В представленной работе проанализированы клинические данные, касающиеся лечения ФД.

Таблица 1. Состав препарата STW 5 (Иберогаст®)

    Материал и методы
    Стратегия поиска
    Для проведения настоящего метаанализа были использованы следующие базы данных: TOXLINE, MEDLINE, HealthSTAR, AIDSLINE и CANCERLIT, Embase, AMED и Cochrane Collaboration, которые анализировались со дня их формирования до декабря 2003 г. Условия поиска были следующими: STW 5, Иберогаст, растительные препараты, диспепсия, диспепсические и желудочно-кишечные расстройства, фитотерапия. Кроме того, были тщательно изучены ссылки на источники литературы из соответствующих статей, обзоров и книг, были установлены контакты со специалистами в данной области и производителем растительного препарата. В случае наличия дублирующихся публикаций в анализ включалась более поздняя или та, что была опубликована в рецензируемом журнале. Поскольку опубликованные данные были немногочисленны, в анализ также были включены неопубликованные данные и результаты отчетов, представленных для регистрации препарата в органы здравоохранения Германии (в Федеральный институт лекарственных средств и изделий медицинского назначения (BfArM)). Использование разносторонних данных способствовало снижению количества ошибок и отклонений анализа [19]. Для более точной уверенности в достоверности и сравнимости первичных данных была проведена перепроверка всех необработанных данных РКИ.

     Критерий отбора
    Для формирования обзора изначально были взяты все статьи с упоминанием о STW 5. Затем статьи были разделены в соответствии с тематикой или особенностями отбора пациентов и качеством методологии публикации (использованные методы, участники исследования, получаемая терапия и оценка результатов). Статьи о комбинированных лекарственных препаратах, опубликованные до 1992 г., не были включены в анализ, поскольку они не соответствуют современным стандартам надлежащей клинической практики (GCP), а также современным диагностическим критериям (Римские критерии). Для включения в данный анализ исследования должны были быть двойными слепыми рандомизированными плацебо-контролируемыми, с включением пациентов с ФД, кроме того, исследования должны были соответствовать стандартам GCP и использовать адекватные статистические методы. Исследования, которые не отвечали данным критериям, были исключены из нашего метаанализа. В своем анализе мы также следовали принципам, предусмотренным Кохрановским сообществом [20]. 

    Статистические методы
    После отбора исследований соответствующие исходные данные были перепроверены с использованием метода на основе пациентов, начавших получать лечение (ITT), и переноса вперед данных последнего наблюдения (метод замены пропущенных данных последним значением) (LOCF). Анализ отобранных исследований с учетом диагностических критериев и характеристик пациентов проводили в соответствии с Римскими критериями II [21]. Эти критерии классифицируют функциональные желудочно-кишечные расстройства как ФД, аэрофагию и функциональную рвоту. ФД подразделяется на 3 группы симптомов: «язвенного типа», «нарушения моторики» и «неспецифические» симптомы. Кроме того, был проведен анализ в соответствии с наиболее часто встречающимися симптомами, т. е. симптомами, получившими наиболее высокий балл у пациента. Анализ отобранных исследований продемонстрировал, что у 1/3 пациентов с ФД дополнительно присутствуют симптомы гастроэзофагеального рефлюкса (ГЭР) или синдрома раздраженного кишечника [22]. Таким образом, были отобраны все исследования, где изучали ФД, т. е. жалобы, которые не сопровождались нарушениями по данным эзофагогастродуоденоскопии, УЗИ или стандартных лабораторных показателей.
    Полученные данные были сведены в таблицу для работы в соответствующей компьютерной программе [23]. Изучаемые исследования были преобразованы в «стандартное исследование» для возможности адекватного сопоставления первичных данных: вводный период – 7 дней, рандомизация при поступлении (включении), лечение после консультаций 3 и 5 нед. Полученные результаты были обобщены в таблицах и статистически проанализированы: в случае наличия дихотомических данных были определены отношение шансов и различия рисков по критериям Пето, Мантеля – Гензеля. У непрерывных данных было приведено среднее взвешенное по разности обратной дисперсией. При наличии значимости полученных результатов проводился анализ чувствительности. Уровень значимости был рассчитан с использованием двусторонних тестов, порог значимости был определен как p≤0,05, а незначимый результат соответствовал p>0,1; значения между р >0,05 и р<0,1 были определены как тенденции. Для оценки степени выраженности симптомов была использована шкала 10 наиболее часто встречающихся гастроинтестинальных симптомов (ГИС): от резко выраженных до мягких (с использованием 5-балльной шкалы Лайкерта: симптом резко выраженный, выраженный, умеренно выраженный, незначительно выраженный, симптом отсутствует).

    Результаты
    В электронных базах данных STW 5 и Иберогаст® были идентифицированы в 5 статьях. Также в анализ были включены 2 дополнительных клинических исследования. Так как основной целью настоящего метаанализа явилась оценка эффективности STW 5 с клинической точки зрения, особое внимание было обращено на клинически значимые конечные точки. Из 7 отобранных исследований 4 не соответствовали критериям включения (различная структура исследования и повторная публикация [24, 25], наблюдательное исследование [26], использован простой слепой метод [27]), в связи с чем в метаанализ были включены 3 исследования [28–30]. Четвертое исследование [31] было взято для анализа безопасности. Клинико-диагностические характеристики пациентов, включенных в исследования, достоверно не различались (табл. 2).

Таблица 2. Клинико-диагностические характеристики пациентов, включенных в анализируемые ис- следования по эффективности и безопасности STW 5 (Иберогаст®)

     Плацебо-контролируемые исследования STW 5 (Иберогаст®): отдельные исследования 
    Все 3 рандомизированных исследования STW 5 были многоцентровыми, двойными слепыми плацебо-контролируемыми. В каждом исследовании пациенты получали STW 5 по 20 капель (20 капель = 1 мл) 3 р./сут в течение 4-х нед., за этот период было 4 визита (табл. 3). Анамнез пациентов был сопоставим, но длительность симптомов была весьма разнородна, что, вероятно, могло быть связано с различными способами запроса для определения продолжительности симптомов. В каждом исследовании было проанализировано улучшение симптомов у пациентов, начавших получать лечение. Помимо STW 5 в каждом из исследований изучался и другой дополнительный препарат, схожий с STW 5, но не содержащий всех 9 его растительных компонентов. Последние были отмечены в таблице 2 как STW 5-S, STW 6, STW 5-II.

Таблица 3. Сроки наблюдения пациентов и допу- щения, сделанные для получения сравнимого количества посещений (В)

    1. В небольшом РКИ, опубликованном Madisch et al. [30], было рандомизировано 60 пациентов, получавших STW 5 (n=20), STW 5-S (n=20) или плацебо (n=20). На последнем визите 15 из 20 пациентов, получавших STW 5, сообщили о том, что наиболее часто встречающиеся симптомы идентифицировались как «незначительно выраженный» или «симптом отсутствует», по сравнению с отсутствием таковых у пациентов из группы, получавшей плацебо. Исследователями также был сделан вывод о более высокой эффективности STW 5 по сравнению с плацебо (р<0,05).
    2. Второе РКИ, проведенное Schnitker и Schulte-Körne [29], не было опубликовано. Оно основано на данных о 118 пациентах, получавших STW 5 (n=35), STW 6 (n=38), плацебо (n=35); 10 пациентов были исключены из анализа, т. к. не была известна информация о получаемой ими терапии. В общей сложности 91 пациент побывал на всех 4-х контрольных визитах. На последнем визите 16 из 35 пациентов, получавших STW 5, сообщили о том, что наиболее часто встречающиеся симптомы идентифицировались как «незначительно выраженный» или «симптом отсутствует», в то время как 7 из 35 идентифицировали симптомы как «выраженный» или «резко выраженный». Мнение о симптоматике и пациентов, и исследователей было отрицательным – не удалось показать существенную разницу между STW 5 и плацебо (визит 4, χ2 тенденция: статистически недостоверно).
    3. Третье РКИ – это абстракт, опубликованный Buchert [28]. Было набрано 247 пациентов, 243 из них были включены в исследование. О 4-х исключенных пациентах нет данных. Пациенты были разделены на 3 группы, получавшие STW 5 (n=83), STW 5-II (n=80), плацебо (n=80). На последнем визите 52 из 83 пациентов, получавших STW 5, сообщили о том, что наиболее часто встречающиеся симптомы идентифицировались как «незначительно выраженный» или «симптом отсутствует», по сравнению с 14 из 80, получавших плацебо (χ2 тенденция: p<0,01). Анализ отдельных симптомов на последнем визите продемонстрировал значимые различия между STW 5 и плацебо в пользу препарата исследования для всех симптомов, за исключением спастических болей в животе.

Плацебо-контролируемые исследования препарата STW 5 (Иберогаст®): объединенные исследования 
    В настоящем метаанализе были использованы данные пациентов, участвующих в 3-х РКИ (первичные данные были сопоставимы по общим клинико-диагностическим, анамнестическим характеристикам и проводимой терапии): STW 5 (138 пациентов) и плацебо (135 пациентов). У большинства пациентов среди симптомов преобладала отрыжка кислым (n=124), остальных в основном беспокоила боль в эпигастральной области (n=101), преобладали симптомы расстройства моторики (n=30) или функциональной рвоты (n=18). На заключительном визите 83 из 138 пациентов, получавших препарат исследования, сообщили о том, что наиболее часто встречающиеся симптомы идентифицировались как «незначительно выраженный» или «симптом отсутствует» по сравнению с 33 из 135 пациентов в группе плацебо (V2 тенденция: p<0,01 (рис. 1).

Рис. 1. Доля пациентов (%), оценивающих наиболее беспокоящие симптомы (оценка в диапазоне от «симптом отсутствует» до «резко выраженный») на каждом визите: STW 5 по сравнению с плацебо

Был выполнен пошаговый регрессионный анализ, в качестве независимых переменных использовались данные, полученные при включении (лечение, возраст, пол, рост, курение, ИМТ, наиболее часто встречающиеся симптомы: максимальное количество баллов при поступлении) и исходы (наиболее часто встречающиеся симптомы: максимальное количество баллов на последнем визите). В качестве зависимой переменной были использованы только лечение (p<0,001) и оценка наиболее часто встречающихся симптомов при включении (p=0,013), которые коррелировали с исходами. В конце периода лечения наиболее часто встречавшиеся симптомы идентифицировались как «выраженный» и «резко выраженный» у 26% пациентов в группе плацебо и только у 7% в группе STW 5. Различие между плацебо и STW 5 составляет 19% (р<0,001; отношение шансов 0,22; 95% ДИ: 0,11–0,47) (рис. 2).

Рис. 2. Разница между оценкой наиболее часто беспокоящего симптома на фоне лечения STW 5 и плацебо, 95% ДИ

    На финальных визитах результаты индивидуальной оценки симптомов были получены в пользу препарата исследования (STW 5) – это касалось боли в эпигастральной области, отрыжки кислым и дискомфорта за грудиной (не было оценено у Schnitker и Schulte-Körne [29]). Пошаговый регрессионный анализ данных при включении в исследование и финальном визите продемонстрировал, что лечение было в значительной степени связано с исходом (p<0,001) для 6 из 10 симптомов (спастические боли в животе, боли в эпигастральной области, тошнота, отрыжка кислым, дискомфорт за грудиной, рвота), не было выявлено значимой корреляции для оставшихся 4-х симптомов: отсутствие аппетита, ощущение «переполнения», рвотные позывы и раннее насыщение.

     Контролируемое исследование STW 5 с использованием эталонного препарата
    Представлено многоцентровое контролируемое исследование по сравнению STW 5 с эталонным препаратом – прокинетиком цизапридом [31]. В общей сложности в это исследование было включено 193 пациента с ФД с нарушением моторики, 186 были рандомизированы, а 183 были проанализированы как начавшие получать лечение. 137 пациентов участвовали в протоколе исследования. В настоящем метаанализе были перепроверены первичные данные всех рандомизированных пациентов, получавших STW 5 (n=61), STW 5-II (n=62), цизаприд (n=463) (всего: n=186). При включении пациенты были сопоставимы по общим клинико-диагностическим характеристикам, продолжительности симптомов, результатам эндоскопических исследований и частоте встречаемости симптомов – от незначительных до резко выраженных (кроме рвотных позывов, для которых была отмечена тенденция к преобладанию в группе цизаприда (от незначительных до выраженных, p<0,1)).
    Как показано на рисунке 3, баллы наиболее часто встречающегося симптома значительно сдвинуты в сторону STW 5 и цизаприда по сравнению с плацебо: от «преимущественно выраженный»/«резко выраженный» до «симптом отсутствует»/«незначительно выраженный».

Рис. 3. Доля пациентов (%), оценивающих наиболее часто беспокоящие симптомы (от «симптом отсутствует» до «резко выраженный») на каждом визите: STW 5 по сравнению с цизапридом (p=0,216)

    Тем не менее сравнительный анализ 2-х групп, получавших препарат исследования, в отношении индивидуальных оценок симптомов в конце лечения продемонстрировал значительно меньшее количество таких симптомов, как отсутствие аппетита (p<0,01) и тенденцию к меньшему количеству симптомов раннего насыщения в группе STW 5 (р<0,1). Кроме того, общая оценка эффективности и переносимости исследуемых препаратов не продемонстрировала каких-либо существенных различий, хотя по данным опроса пациентов была тенденция к лучшей переносимости STW 5 по сравнению с цизапридом (р<0,1).

    Безопасность
    STW 5, как правило, хорошо переносится, при этом частота встречаемости НЯ значительно варьирует среди проведенных исследований, что может быть связано с более активным или пассивным сбором информации о НЯ. В анализируемых исследованиях регистрировались следующие процентные отношения частоты НЯ на фоне приема STW 5 или плацебо, соответственно: Buchert [28] 3,6% против 1,3%, Schnitker и Schulte-Körne [29] 22,9% против 25,7%, Madisch et al. [30] 5% против 10 % и Rösch et al. [31] 24,6% против 34,9% у цизаприда. Классификация НЯ, зарегистрированных в исследованиях в соответствии с системой (табл. 4), показала аналогичное число НЯ на фоне приема STW 5, плацебо или цизаприда. В действительности для любого препарата серьезных побочных эффектов в этих исследованиях зарегистрировано не было, а также не было обнаружено отклонений от соответствующих стандартных биохимических показателей. В одном наблюдательном исследовании (постмаркетинговые наблюдения), проведенном производителем STW 5 и включавшем 2267 пациентов, было выявлено единственное серьезное НЯ, которое не могло быть связано с лечением, – хирургическое вмешательство по поводу рака толстой кишки через 4 дня после завершения исследования [18, 26]. В течение 14 лет среди сообщений о НЯ было зарегистрировано 7 случаев экзантематозной кожной реакции (1 – с отеком Квинке и 1 – с рассеянным нейродермитом), 6 случаев непереносимости и 1 случай аллергической астмы. На фоне приема STW 5 побочные эффекты со стороны центральной нервной или сердечно-сосудистой системы зарегистрированы не были.

Таблица 4. Доля нежелательных явлений, классифицированных по системам органов, %

    Обсуждение
    273 пациента с ФД, получавших STW 5 (Иберогаст®) и плацебо в нескольких РКИ, – это довольно ограниченное, но все же достаточно большое количество наблюдений, необходимых для четкого представления о кратковременной клинической эффективности лекарственного препарата. Представленный анализ позволяет избежать проблем, часто встречающихся в метаанализах и анализах объединенных данных [32, 33]: (I) в анализ были включены все исследования, которые удовлетворяли текущим нормативам и стандартам, (II) дизайн исследования и схемы оценки симптомов были идентичны во всех исследованиях, и (III) все исследования проводились в одной социально-культурной среде. В отличие от ранее проведенного анализа тех же данных [29] мы избежали использования суммы баллов и провели повторный анализ всех первичных данных пациентов, начавших получать лечение, и метода переноса вперед данных последнего наблюдения (метод замены пропущенных данных последним значением). 
    Этот подход характеризуется некоторой потерей чувствительности, однако полученные результаты фактически подтвердили результаты, опубликованные или представленные в отдельных исследованиях с использованием оценки различных ГИС в качестве критерия эффективности. Хотя используемые в исследовании STW 5 профили ГИС не сильно различаются, всех их объединяет проблема многих других методов оценки клинических симптомов – они недостаточно апробированы для оценки ФД. Метод определения баллов наиболее часто встречающихся симптомов ранее уже использовался с целью разработки классификации [4] и определения эффективности другой группы лекарственных препаратов, используемых для лечения ФД (например, ИПП омепразола) [34]. Для обеспечения сопоставимости демографических и клинико-диагностических характеристик пациентов был предпринят повторный анализ первичных данных опубликованных и неопубликованных исследований, что помогло свести к минимуму различные отклонения. Применение метода для пациентов, начавших получать лечение, ко всем данным, увеличило надежность использованных в этом анализе данных. Хотя включение неопубликованных данных в метаанализ по-прежнему является предметом дискуссий, существуют указания, свидетельствующие о том, что это возможно, например, в случае скудности опубликованных данных. При этом неопубликованные данные могут быть подвергнуты такому же пристальному анализу, как и опубликованные [19].
    Результаты объединенных исследований продемонстрировали, что STW 5 с точки зрения симптоматической помощи пациентам с ФД является более эффективным, чем плацебо. При сочетании с ГЭР или при преобладании боли в эпигастральной области такое различие имеет еще более высокую степень значимости. Однако данные результаты должны быть подтверждены в более крупных исследованиях.
    С учетом данных, полученных в ходе клинических и наблюдательных исследований, а также того факта, что препарат применяется на немецком фармацевтическом рынке около 40 лет, профиль безопасности STW 5 является благоприятным. Хорошая переносимость препарата может быть связана с низкими концентрациями его отдельных компонентов. Вероятно, существует синергизм терапевтических эффектов, например, спазмолитического, ветрогонного, противовоспалительного и местного обезболивающего, и при этом без присоединения токсических эффектов. По данным ряда работ, только на фоне приема чистотела в составе других препаратов и в более высокой концентрации регистрировались редкие случаи холестатического гепатита [35, 36]. Данный факт объясняет отсутствие таких явлений на фоне приема STW 5 [18]. Исследования, проведенные в течение 4-х нед. в отношении других фиксированных комбинаций, таких как перечная мята и масло тмина [37, 38] или масло перечной мяты и экстракт имбиря [39], продемонстрировали улучшение течения ФД или НЯД по сравнению с результатами при применении плацебо или цизаприда, что сопоставимо с результатами на фоне приема STW 5. Результаты, касающиеся безопасности и эффективности лечения, обнадеживающие, однако необходимы дальнейшие исследования безопасности препарата при длительном применении, а также возможных взаимодействий растительных препаратов [13].
    Таким образом, с точки зрения эффективности и профиля безопасности препарат STW 5 (Иберогаст®) может быть рекомендован в качестве перспективного препарата первой линии терапии ФД для пациентов, нуждающихся в комплексном медицинском подходе. Для подтверждения полученных данных необходимо дальнейшее проведение крупномасштабных исследований.

Перевод с английского выполнен к.м.н. Ю.Е. Ефремовой
Литература
1. Meineche-Schmidt V., Jorgensen T. Fluctuation in dyspepsia subgroups over time. A three-year follow-up of patients consulting general practice for dyspepsia // Dig Liver Dis. 2002. Vol. 34. Р. 332–338.
2. Lundquist P., Seensalu R., Linden B. et al. Symptom criteria do not distinguish between functional and organic dyspepsia // Eur J Surg. 1998. Vol. 164. Р. 345–52.
3. Stanghellini V. Three-month prevalence rates of gastrointestinal symptoms and the influence of demographic factors: results from the Domestic/International Gastroenterology Surveillance Study (DIGEST) // Scand J Gastroenterol Suppl. 1999. Vol. 231. Р. 20–28.
4. Talley N.J. Therapeutic options in nonulcer dyspepsia // J Clin Gastroenterol. 2001. Vol. 32. Р. 286–293.
5. Giger M., Brignoli R. Oberbauchbeschwerden und deren Einfluss auf Lebensqualität und Konsum von medizinischen Leistungen [Prevalence of upper abdominal complaints and their effect on the quality of life and utilization of medical resources. Swiss Primary Care Group] // Schweiz Med Wochenschr. 1998. Vol. 128. Р. 874–879.
6. Stanghellini V. Relationship between upper gastrointestinal symptoms and lifestyle, psychosocial factors and comorbidity in the general population: results from the Domestic/International Gastroenterology Surveillance Study (DIGEST) // Scand J Gastroenterol Suppl. 1999. Vol. 231. Р. 29–37.
7. Stanghellini V., de Ponti F., de Giorgio R. et al. New developments in the treatment of functional dyspepsia // Drugs. 2003. Vol. 63. Р. 869–892.
8. Bazaldua O.V., Schneider F.D. Evaluation and management of dyspepsia // Am Fam Physician. 1999. Vol. 60. Р. 1773–1784, 1787–1788.
9. Moayyedi P., Soo S., Deeks J. et al. Pharmacological interventions for non-ulcer dyspepsia // Cochrane Database Syst Rev. 2003(1). CD001960.
10. Wysowski D.K., Corken A., Gallo-Torres H. et al. Postmarketing reports of QT prolongation and ventricular arrhythmia in association with cisapride and Food and Drug Administration regulatory actions // Am J Gastroenterol. 2001. Vol. 96. Р. 1698–1703.
11. Moayyedi P., Soo S., Deeks J. et al. Eradication of Helicobacter pylori for non-ulcer dyspepsia // Cochrane Database Syst Rev. 2003(1). CD002096.
12. Saller R., Iten F., Reichling J. Dyspeptische Beschwerden und Phytotherapie – eine Übersichtü ber traditionelle und modern Phytotherapeutika [Dyspeptic pain and phytotherapy – a review of traditional and modern herbal drugs] // Forsch Komplementarmed Klass Naturheilkd. 2001. Vol. 8. Р. 263–273.
13. Thompson Coon J., Ernst E. Systematic review: Herbal medicinal products for non-ulcer dyspepsia // Aliment Pharmacol Ther. 2002. Vol. 16. Р. 1689–1699.
14. Reichling J., Saller R. Iberis amara L. (Bittere Schleifenblume) – Profil einer Heilpflanze [Iberis amara L. (bitter candytuft) – profile of a medicinal plant] // Forsch Komplementarmed Klass Naturheilkd. 2002. Vol. 9 (Suppl. 1). Р. 21–33.
15. ESCOP. European Scientific Cooperative on Phytotherapy Monographs. 2nd edn. Stuttgart, Germany: Thieme, 2003.
16. Saller R., Meier R., Brignoli R. The use of silymarin in the treatment of liver diseases // Drugs. 2001. Vol. 61. Р. 2035–2063.
17. Willuhn G. Angelica root. In: Wichtl M. eds. Herbal Drugs and Phytopharmaceuticals. Stuttgart, Germany: Medpharm Scientific Publisher, 2004. Р. 38–41.
18. Saller R., Pfister-Hotz G., Iten F. et al. Iberogast: Eine moderne phytotherapeutische Arzneimittelkombination zur Behandlung funktioneller Erkrankungen des Magen-Darm-Trakts (Dyspepsie, Colon irritabile) – von der Pflanzenheilkunde zur ‘Evidence based Phytotherapy’: Eine systematische Übersicht [Iberogast: a modern phytotherapeutic combined herbal drug for the treatment of functional disorders of the gastrointestinal tract (dyspepsia, irritablebowel syndrome) – from phytomedicine to ‘evidence based phytotherapy’. A systematic review] // Forsch Komplementarmed Klass Naturheilkd. 2002. Vol. 9 (Suppl. 1). Р. 1–20.
19. MacLean C.H., Morton S.C., Ofman J.J. et al. How useful are unpublished data from the Food and Drug Administration in meta-analysis? // J Clin Epidemiol. 2003. Vol. 56. Р. 44–51.
20. Mulrow C.D., Oxman A.D. Cochrane Collaboration Handbook. Update Software: The Cochrane Collaboration, 1996.
21. Talley N.J., Stanghellini V., Heading R.C. et al. Functional gastroduodenal disorders // Gut. 1999. Vol. 45 (Suppl. 2). Р. 37–42.
22. Stanghellini V., Tosetti C., Paternico A. et al. Predominant symptoms identify different subgroups in functional dyspepsia // Am J Gastroenterol. 1999. Vol. 94. Р. 2080–2085.
23. ESCOP. Software RevMan and RevMan Manual, 3rd edn. NCC: Monica Fischer, 1996.
24. Holtmann G., Madisch A., Hotz J. et al. A double-blind, randomized, placebo-controlled trial on the effects of a herbal preparation in patients with functional dyspepsia // Gastroenterology. 1999. Vol. 116. A65 (Abstract).
25. Madisch A., Holtmann G., Mayr G. et al. Treatment of functional dyspepsia with a herbal preparation. A doubleblind, randomized, placebo-controlled, multicenter trial // Digestion. 2004. Vol. 69. Р. 45–52.
26. Sassin I., Buchert D. Efficacy and tolerability of the herbal preparation Iberogast in the therapy of functional dyspepsia // Phytomedicine. 2000. Vol. 7 (Suppl.). Р. 91–92.
27. Nicolay K. Funktionelle Gastroenteropathien im therapeutischen Blindvergleich von Metoclopramid mit dem Phytotherapeutikon Iberogast // Gastro-Entero-Hepatologie. 1984. Vol. 2. Р. 1–12.
28. Buchert D. Wirkung einer fixen Kombination bei gesicherter Non-Ulcus-Dyspepsie (Abstracts): 5. Phytotherapiekongress, Bonn, 1993 // Zeitschrift für Phytotherapie. 1994. Vol. 15. Р. 24, 27.
29. Schnitker J., Schulte-Körne C. Integrierter Abschlussbericht PFK CR-III-003-94 G Biometrischer Teil. Bielefeld: Institut für angewandte Statistik, Schnitker GmbH, 1999, Report No. 1.
30. Madisch A., Melderis H., Mayr G. et al. A plant extract and its modified preparation in functional dyspepsia. Results of a double-blind placebo controlled comparative study // Z Gastroenterol. 2001. Vol. 39. Р. 511–517.
31. Rösch W., Vinson B., Sassin I. A randomised clinical trial comparing the efficacy of a herbal preparation STW 5 with the prokinetic drug cisapride in patients with dysmotility type of functional dyspepsia // Z Gastroenterol. 2002. Vol. 40. Р. 401–408.
32. Bailar J.C. The promise and problems of meta-analysis // N Engl J Med. 1997. Vol. 337. Р. 559–561.
33. Berlin J.A., Santanna J., Schmid C.H. et al. Individual patient- versus group-level data meta-regressions for the investigation of treatment effect modifiers: ecological bias rears its ugly head // Stat Med. 2002. Vol. 21. Р. 371–387.
34. Talley N.J., Meineche-Schmidt V., Pare P. et al. Efficacy of omeprazole in functional dyspepsia: double-blind, randomized, placebo-controlled trials (the Bond and Opera studies) // Aliment Pharmacol Ther. 1998. Vol. 12. Р. 1055–1065.
35. Greving I., Meister V., Monnerjahn C. et al. Chelidonium majus: a rare reason for severe hepatotoxic reaction. Pharmacoepidemiol Drug Saf 1998; Vol. 7: S66–9.
36. Benninger J., Schneider H.T., Schuppan D. et al. Acute hepatitis induced by greater celandine (Chelidonium majus) // Gastroenterology. 1999. Vol. 117. Р. 1234–1237.
37. Freise J., Kohler S. Peppermint oil-caraway oil fixed combination in non-ulcer dyspepsia – comparison of the effects of enteric preparations // Pharmazie. 1999. Vol. 54. Р. 210–215.
38. May B., Kohler S., Schneider B. Efficacy and tolerability of a fixed combination of peppermint oil and caraway oil in patients suffering from functional dyspepsia // Aliment Pharmacol Ther. 2000. Vol. 14. Р. 1671–1677.
39. Stadelmann O., Köhler S., Kieser M., Stolte M. Pfefferminzöl/Ingwerextrakt bei funktioneller Dyspepsie. Randomisierte plazebo-kontrollierte Wirksamkeits- und Verträglichkeitsstudie mit Kombinationspra¨parat // Leber Magen Darm. 1999. Vol. 29 (Suppl. 2). Р. 1–8.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak