Состояние процессов свободнорадикального перекисного окисления у больных железодефицитной анемией на фоне лечения препаратом Cорбифер Дурулес

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №17 от 05.08.2008 стр. 1116
Рубрика: Гематология

Для цитирования: Дворецкий Л.И., Заспа Е.А. Состояние процессов свободнорадикального перекисного окисления у больных железодефицитной анемией на фоне лечения препаратом Cорбифер Дурулес // РМЖ. 2008. №17. С. 1116

Широкая распространенность железодефицитной анемии в популяции обусловливает актуальность вопроса лечения больных, особенно при ограниченных возможностях радикального устранения причин анемии.

Хорошо известна способность железа активировать свободнорадикальные процессы, поэтому изучение безопасности и возможных негативных воздействий на различные системы организма препаратов железа имеет большое научно–практическое значение. Вса­сывание железа из препаратов солей железа происходит в двухвалентной форме. Попадая в желудочно–кишечный тракт, соединения двухвалентного железа проникают в мукозные клетки слизистой кишечника (проходят «слизистый барьер»), а затем в кровяное русло посредством механизма пассивной диффузии. В кровяном русле происходит процесс восстановления двухвалентного железа в трехвалентную форму с участием ферроксидазы–I и его соединение с трансферрином с образованием пула депонированного железа, которое при необходимости используется в синтезе гемоглобина, миоглобина, других железосодержащих соединений [Beaumont C., 2004]. Отдельные авторы считают, что при своем окислении в трехвалентное состояние в слизистой оболочке ЖКТ двухвалентные соли железа образуют свободные радикалы, обладающие повреждающим эффектом [Bader D. et al., 2001, Горохова С. Г., 2004]. Именно с этим связывают побочные проявления, наблюдающиеся при ферротерапии солями двухвалентного железа, а именно – гастроинтестинальные расстройства (боль, тошнота, рвота, диарея).
Причиной повреждающего действия является также их способность диссоциировать в водных растворах на двух– и трехвалентные ионы, которые взаимодействуют с различными молекулами, образуя растворимые и нерастворимые соединения [Idoate Gastearena M. A., et. al., 2003].
Однако интенсивность свободнорадикального перекисного окисления и состояние антиоксидантных систем при железодефицитной анемии изучены недостаточно, остается неясным и требует уточнения воздействие препаратов железа на свободнорадикальные процессы у больных железодефицитной анемией.
Материалы и методы
Под наблюдением находились 27 больных железодефицитной анемией (ЖДА), из них – 25 женщин и 2 мужчин. Возраст пациентов колебался от 18 до 57 лет, составляя в среднем 39,5±11,4 лет. Причинами железодефицитной анемии являлись мено– и метроррагии на фоне миомы матки (10), гиперплазии эндометрия (2), полипа эндометрия (2), эндометриоза (2). У 1–ой пациентки ЖДА развилась после беременности и кормления грудью. У 3–х больных причиной ЖДА был кровоточащий геморрой. У 7–ми пациенток причина железодефицитной анемии осталась неизвестной.
Критериями включения больных в исследование являлось: концентрация гемоглобина в крови менее 110 г/л, снижение среднего содержания гемоглобина в эритроците (MCH <27,0 pg), уровень сывороточного железа менее нижней границы нормы (6,6 мкмоль/л для женщин и 10 мкмоль/л для мужчин).
В качестве терапии больным ЖДА назначался один из препаратов солей железа Сорбифер Дурулес – препарат венгерской компании Egis, выпускающийся в таблетках и содержащий сульфат железа (100 мг элементарного железа) и аскорбиновую кислоту (60 мг). 27 человек получали Сорбифер Дурулес, по 1 таблетке 2 раза в сутки. Основные характеристики больных представлены в таблице 1.
Все пациенты получали препарат железа (ПЖ) в вышеуказанной дозировке до нормализации уровня гемоглобина. Затем им назначалась поддерживающая терапия ПЖ в течение 4–х недель в уменьшенной суточной дозе, Сорбифер Дурулес по 1 т. в сутки. Женщинам, страдающим меноррагиями, поддерживающая терапия ПЖ назначалась на более длительный срок и включала прием ПЖ в течение 5–7 дней после окончания менструации в течение нескольких месяцев.
С целью оценки темпов прироста уровня гемоглобина на фоне лечения ПЖ определяли показатели содержания гемоглобина каждые 7–10 дней после начала лечения.
Активность свободнорадикальных процессов оценивалась до начала лечения препаратами железа и через 4–6 недель после его начала.
При исследовании свободнорадикальных процессов были использованы следующие методы: определение генерации активных форм кислорода лейкоцитами (гранулоцитами, моноцитами) крови хемилюминесцентным (ХЛ) методом; перекисное окисление липидов определяли по уровню малонового диальдегида (МДА) в плазме; определение антиперекисной активности плазмы по ее ризистентности к инициированию свободнорадикальных процессов перекисью водорода.
Расчет статистических показателей проводился в программе Excel 2003 и Statistica 6.0. Распределение исследуемого признака оценивалось по критерию Лиллиефорса. Поскольку распределение количественных признаков не соответствовало закону нормального распределения, использовались непараметрические методы анализа данных.
Различия, динамика или корреляция считались достоверными при р<0,05. Поскольку показатели хемилюменисценции имели значительный разброс, для них была посчитана стандартная ошибка, тогда как для других показателей рассчитывалось стандартное отклонение от средней величины.
Результаты
и их обсуждение
У всех пациентов на фоне терапии был получен благоприятный клинический эффект (значительное уменьшение или исчезновение признаков анемии и сидеропении) и повышение или нормализация уровня гемоглобина. В среднем темпы прироста гемоглобина составили 1,8±0,6 г/л в сутки. Наибольший прирост гемоглобина наблюдался на 1–ой и 2–ой неделе лечения и составил 2,2±1,3 и 2,2±0,8 г/л соответственно. На третьей неделе лечения темп прироста гемоглобина был – 1,8±0,7 г/л в сутки, на четвертой – 1,5±0,5 г/л в сутки, на пятой 1,1±0,3 г/л в сутки и на шестой неделе – 1,3±0,7 г/л в сутки.
При оценке темпов прироста гемоглобина в исследуемой группе была получена динамика, указанная на рисунке 1.
Активность свободнорадикальных процессов у больных железодефицитной анемией на фоне лечения препаратом Сорбифер Дурулес
Анализ активности свободнорадикальных процессов у исследованных больных показал, что показатель интенсивности базальной ХЛ лейкоцитов, отражающий их способность к спонтанному образованию активных форм кислорода, не имел выраженной динамики на фоне лечения ПЖ (рис. 2). В среднем до назначения препарата железа он составил 205,9±39,8 мВ/с/106 лейкоцитов. После проведенного курса лечения и достижения целевого уровня гемоглобина базальный показатель интенсивности ХЛ лейкоцитов составил 221,0±36,8 мВ/с/106 лейкоцитов. Различие статистически недостоверно (р>0,05).
Иная динамика на фоне лечения Сорбифером Дурулес наблюдалась при исследовании стимулированного показателя интенсивности ХЛ лейкоцитов (рис. 3). До назначения препарата исследуемый показатель составил 896,7±127,9 мВ/с/106 лейкоцитов. После лечения этот показатель составил 813,7±133,3 мВ/с/106 лейкоцитов. Различие статистически недостоверно (р>0,05).
Динамика содержания МДА в плазме крови у больных ЖДА на фоне лечения носила следующий характер (рис. 4). До начала лечения содержание МДА составлял 2,920,87 мкМ/л. После достижения целевого уровня гемоглобина, на фоне лечения препаратом Сорбифер Дурулес содержание МДА в плазме снизилось до 2,220,66 мкМ/л. Различие статистически достоверно (р<0,005).
По–видимому, на фоне снижения выраженности анемии происходит более выраженное снижение активности перекисного окисления липидов, по сравнению с исходным показателем.
В других исследованиях было также отмечено снижение МДА на фоне лечения пероральными ПЖ. Так, в исследовании В.И. Ершова при назначении больным 3 различных ПСЖ (Ферроплекс, Ферро–градумент, Тардиферон и Феррум Лек) в виде в/м инъекций в суточной дозе 100–259 мг элементарного железа происходило заметное снижение МДА, которое до лечения было значительно выше, чем в контрольной группе. В исследовании Е. Kurtoglu больные ЖДА также не делились на группы в зависимости от получаемого ПЖ (какие препараты получали больные, не указывается), а исследовании И.П. Ништа все пациенты получали сульфат железа. И в обоих исследованиях было отмечено высокое по сравнению с контролем содержание МДА в плазме крови до начала лечения, которое снижалось до нормы на фоне терапии. Однако, как уже упоминалось выше, в исследованиях В.И. Ершова и И.П. Ништа не указывается, принимали ли больные ПЖ в момент определения исходного уровня МДА. В другом исследовании было отмечено повышение уровня МДА в плазме в первые дни после назначения ПЖ одновременно с повышением уровня сывороточного железа, по уровню которого оценивали степень абсорбции ПЖ [Kabat–Koperska J. et al., 2003].
При оценке антиперикисной активности плазмы (АПА) плазмы на фоне лечения, существенной динамики не выявлено (рис. 5). Исходный показатель АПА плазмы до назначения препарата железа составил 2,08±0,56. После лечения и повышения содержания гемоглобина показатель АПА плазмы не претерпел существенной динамики и составил 2,02±0,48. Различие статистически не достоверно (р>0,05).
Поскольку существенной динамики АПА плазмы не отмечено, следовательно, исследуемые ПЖ не влияют на АПА плазмы у больных ЖДА. В то же время В.И. Ершов сообщал, что на фоне лечения четырьмя различными ПЖ (Ферроплекс, Ферро–градумент, Тардиферон и Феррум Лек) больных ЖДА отмечалось повышение антиперекисной активности плазмы, которая была исходно ниже у больных ЖДА по сравнении с контролем. В нашем исследовании исходный уровень АПА плазмы при ЖДА не отличался от контроля
Таким образом, при исследовании трех различных показателей активности свободнорадикального перекисного окисления липидов (базальная и стимулированная ХЛ, МДА) и антиперекисной активности плазмы у больных ЖДА не выявлено активизации СПОЛ. Более того, на фоне лечения больных ЖДА препаратом Сорбифер Дурулес отмечалось статистически достоверное снижение МДА плазмы по сравнению с исходным уровнем. Несмотря на то, что назначаемое с лечебной целью железо, является прооксидантом, подобная динамика показателей МДА свидетельствует о снижении активности ПОЛ, что, по нашему мнению, может быть следствием коррекции анемии на фоне лечения препаратом соли железа. По–видимому, это обусловлено наличием в составе препарата антиоксиданта – аскорбиновой кислоты. Соотношение аскорбиновая кислота/сульфат железа в Сорбифере Дурулес таково, что он гарантированно предохраняет больного от возникновения оксидативного стресса. Таким образом, Сорбифер Дурулес предотвращает развитие оксидативного стресса: сохраняет активность ферментов антиоксидантной защиты, сохраняет равновесие оксидантных и антиоксидантных систем, моделирует свободнорадикальные процессы благодаря снижению активности перекисного окисления липидов.
Полученные нами данные об отсутствии активации СПОЛ и оксидативного стресса на фоне применения препаратов солей железа, к которым относится Сор­бифер Дурулес представляются принципиально новыми и могут иметь важное практическое значение. Как известно, препараты солей железа содержат двухвалентное железо, которое после поступления в кровь превращается в трехвалентное железо для последующего его включения в молекулу гемоглобина. Процесс превращения двухвалентного в трехвалентное железо благодаря потере одного электрона может сопровождаться образованием свободных радикалов (обозначается как оксидативный стресс), что может оказывать негативное влияние на физиологические процессы в различных органах и тканях. В то же время препараты железосодержащих комплексов, в состав которых входит трехвалентное железо, непосредственно использующееся для построения молекулы гемоглобина, лишены возможного прооксидантного действия. Это различие между двумя группами железосодержащих препаратов постулируется как недостаток препаратов солей железа (Сорбифер Дурулес и другие) и преимущество железосодержащих комплексов (Феррум Лек, Мальтофер). Между тем способность препаратов солей железа вызывать оксидативный стресс, в отличие от железосодержащих комплексов, показана в эксперименте на крысах и в условиях in vitro [Furman B. et al., 1994, Fereira A. L. et al., 1999, Knutson M. D. et al., 2000, Carrier J. et al., 2002]. Реальность феномена оксидативного стресса при лечении препаратами солей железа в клинических условиях оставалась недоказанной [Ершов В. И., 1996, Isler M., et al., 2002, Kurtoglu E. et al., 2003].
Выводы
Препараты солей железа (Сорбифер Дурулес) не активируют свободнорадикальное перекисное окисление липидов крови.
Применение препарата Сорбифер Дурулес обеспечивало статистически достоверное снижение уровня МДА на фоне быстрой нормализации гематологических показателей.







Литература
1. Горохова С. Г. Лечение железодефицитных состояний. Все ли решено? // РМЖ, 2004, 12(17), с. 1006 – 1009.
2. Ершов В. И. Клиника железодефицитной анемии и ишемической болезни сердца и свободнорадикальные процессы при них // Докт. дисс., Москва, 1996.
3. Ништ И. П. Перекисное окисление липидов и антиоксидантная защита при железодефицитной анемии // Дисс. канд., Уфа, 1997.
4. Bader D., Kugelman A., Maor–Rogin N. et al. The role of high–dose oral iron supplementation during erythropoietin therapy for anemia of prematurity // J Perinatol, 2001, 21(4), p. 215–20.
5. Beaumont C. Molecular mechanisms of iron homeostasis // Med Sci, 2004, 20(1), p. 68–72.
6. Carrier J., Aghdassi E., Cullen J., Allard J. Iron supplementation increases disease activity and vitamin E ameliorates the effect in rats with dextran sulfate sodium–induced colitis // J. Nutr, 2002, 132, p. 3146–3150.
7. Erichsen K., Ulvik R. J., Grimstad T., Berstad A., Berge R. K., Hausken T. Effects of ferrous sulphate and non–ionic iron–polymaltose complex on markers of oxidative tissue damage in patients with inflammatory bowel disease // Aliment Pharmacol Ther, 2005, 1, 22(9), p. 831–8.
8. Ferreira A. L. et al. Lipid peroxidation, antioxidant enzymes and glutation levels in human erytrocytes exposed to colloidal iron hydroxide in vitro // Braz. J. Med. Biol. Res, 1999, 32(6), p. 689–894.
9. Fleming R. E. Advances in understanding the molecular basis for the regulation of dietary iron absorption // Curr Opin Gastroenterol, 2005, 21(2), p. 201–6.
10. Furman B., Oiknine J., Aviram M. Iron induces lipid peroxidation in cultured macrophages, increases their ability to oxidatively modify LDL, and affects their secretory properties //. Atherosclerosis, 1994, 111(1), р. 65–78.
11. Idoate Gastearena M. A., Gil A. G., Azqueta A., Coronel M. P., Gimeno M. A comperative study on the gastroduodenal tolerance of different antianemic preparation // Hum Exp Toxicol, 2003, 22(3), p. 137–41.
12. Isler M., Delibas N., Guclu M., Guldekin F., Sutcu R., Bahceci M., Kosar A. Superoxide dismutase and glutathione peroxidase in erytrocytes of patient with iron deficieny anemia: effects of different treatment modalities // Croatian medical journal, 2002, 43(1), p. 16–19.
13. Kabat–Koperska J., Herdzik E., Safranow K., Myslak M., Domanski L., Rozanski J., Ciechanowski K. Oral iron absorption test: should it be performed before starting treatment with ferrous preparations? // Biol Trace Elem Res, 2003, 94(1), p. 87–94.
14. Knutson M. D., Walter P. B., Ames B. et al. Both Iron Deficiency and Daily Iron Supplements Increase Lipid Peroxidation in Rats // Journal of Nutrition, 2000, 130, p. 621–628.
15. Kurtoglu E., Ugor A., Baltaci A. K. and Undar L. Effect of iron supplementation on oxidative stress and antioxidant status in iron deficiency anemia // Biol Trace Elem Res, 2003, 96 (1–3), p. 117–124.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak