Пожилой больной с болями в костях, суставах и мышцах

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №28 от 20.12.2007 стр. 2113
Рубрика: Гериатрия

Для цитирования: Дворецкий Л.И. Пожилой больной с болями в костях, суставах и мышцах // РМЖ. 2007. №28. С. 2113

Боли в различных частях скелета являются одной из частых и типичных жалоб больных пожилого и старческого возраста. Эти боли характеризуются различной выраженностью, длительностью, ответом на лечение и степенью сопутствующих функциональных нарушений. Болевые ощущения сами по себе ухудшают качество жизни и часто сопровождаются снижением двигательной активности со всеми неблагоприятными для данного возрастного контингента последствиями. Снижение двигательной активности из–за болей в суставах, костях и мышцах приобретает особенно негативное значение у пожилых пациентов. Длительное пребывание в постели из–за болей в суставах оказывает неблагоприятные последствия в виде ухудшения функции кишечника, нарушений со стороны дыхательной и сердечно–сосудистой системы, развития компрессионных нейропатий, прогрессирования остеопороза и т.д. С учетом вышеуказанного максимально быстрое и стойкое купирование болевого синдрома имеет важное значение для улучшения качества жизни и предупреждения развития или усугубления сопутствующих заболеваний. В то же время устранение или уменьшение болей в суставах, позвоночнике позволяет поддерживать способность к самообслуживанию, психосоциальную адаптацию, улучшая тем самым качество жизни пожилых и стариков.

На рисунке 1 приведены основные причины болевого синдрома, в основе которого лежат патологические процессы в различных структурах суставно–кост­но–мы­шеч­ного аппарата у больных пожилого и старческого возраста
Боли в костях
Происходящее с возрастом снижение костной мас­сы и потеря плотности кости лежат в основе развития остеопении и остеопороза с возникновением костных переломов. Наиболее частой локализацией переломов являются позвоночник, шейка бедра и лучевая кость. Одной из причин болей в позвоночнике у пожилых являются компрессионные переломы позвоночника, которые не всегда больные связывают с травмой, а врачи нередко трактуют, как проявление остеохондроза и спондилеза. В связи с этим указанные переломы выяв­ляются либо случайно, либо при рентгенографическом исследовании позвоночника по поводу выраженных болей, не укладывающихся в картину дегенеративных поражений позвоночника.
Не все переломы костей связаны с остеопорозом. Последний необходимо дифференцировать с такими патологическими процессами, как первичные и метастатические опухоли, остеомаляция, болезнь Педжета, периферическая нейропатия.
Остеомаляция характеризуется нарушением минерализации костной матрицы, связанной с дефицитом ви­тамина D (нарушение потребления, синтеза, метаболизма) и фосфатов (нарушение транспорта, прием фосфат–связывающих антацидов типа альмагеля). Остео­маляцию следует заподозрить при снижении уровня кальция в крови и моче, фосфатов в сыворотке, повышении активности щелочной фосфатазы и паратгормона.
Остеопороз с патологическими переломами позвоночника или без таковых может наблюдаться при миеломной болезни, которую следует заподозрить при наличии анемии, увеличении СОЭ, а также при изменениях в моче в виде протеинурии. Диагноз подтверждается с помощью исследования костного мозга (наличие миеломных клеток свыше 20%) и выявления моноклонового протеина в крови или моче при электрофорезе белков сыворотки или мочи.
Болезнь Педжета (деформирующий остит) характеризуется локальными поражениями скелета и обусловлена нарушениями ремоделирования костной тани. При этом происходит усиленная резорбция остеокластами и компенсаторное повышенное образование новой костной ткани. Процессы резорбции и новообразования при­водят к нарушению архитектоники костной ткани. Ос­новными клиническими проявлениями болезни Пед­же­та являются следующие:
• боль в пораженных костях;
• костные деформации (нижние конечности, позвоночник);
• вторичный остеоартроз;
• переломы;
• неврологические нарушения (компрессионные нейропатии, глухота, головокружение);
• рентгенологические признаки (перестройка костного рисунка, деформации, утолщение пораженных отделов костей);
• повышение активности щелочной фосфатазы в крови.
Одной из причин болей в костях и суставах у стариков может быть инфекционный характер поражения костей (в частности, туберкулез и остеомиелит). Ту­бер­кулез чаще локализуется в позвонках и является, как правило, результатом диссеминации туберкулезной инфекции из старых очагов, чаще легких. Остеомиелит носит гематогенный характер, нередко сопровождается лихорадкой, изменениями в крови (анемия, нейтрофильный лейкоцитоз). Подозрение на остеомиелит может базироваться на анамнестических указаниях на травматические эпизоды, предшествующие развитию клинической симптоматики. Рентгенологически костные поражения выявляются не всегда. Диагностическую помощь может оказывать сканирование костей с по­мощью радиоизотопов. На рисунке 2 приводится алгоритм диагностики при болях в костях
Боли в суставах
Боли в суставах у пожилых и стариков имеют различное происхождение и связаны с воспалительными, дегенеративными и метаболическими нарушениями в различных структурах суставного аппарата.
Наиболее частой патологий суставов у данного возрастного контингента является остеоартроз, встречающийся у 60–70% больных старше 65 лет (чаще у женщин) и характеризующийся хроническим прогрессирующим течением, болевым синдромом с постепенным развитием функциональных нарушений суставов.
Критерии остеоартроза коленных суставов:
• боль механического типа;
• болезненность при пальпации;
• крепитация;
• остеофиты;
• рентгенологические признаки (сужение суставной щели, субхондральный склероз, остеофитоз);
• ограничение подвижности.
Критерии остеоартроза тазобедренных суставов:
• боль при движении;
• сужение суставной щели, остеофиты.
Чаще всего приходится проводить дифференциальный диагноз между остеоартрозом и ревматоидным артритом (табл. 1, рис. 3).
Боли в мышцах
Ощущение болей в мышцах наблюдается при различных заболеваниях, синдромах и патологических состояниях. Миалгии могут быть проявлением как собственно ревматических заболеваний (полимиозит, ревматоидный артрит и др.), так и заболеваний иного происхождения (инфекции, травматические поражения, опухоли).
Наиболее типичной патологией у больных пожилого и старческого возраста, проявляющейся ощущениями болей в мышцах, является ревматическая полимиалгия. Заболевание относится к системным васкулитам с преимущественным поражением околосуставных тканей (капсула, связочный аппарат, сухожилии). Соб­ствен­ного поражения мышц при ревматической полимиалгии, несмотря на подобное обозначение заболевания, нет. Основными критериями ревматической полимиалгии являются следующие:
• боли в проксимальных отделах плечевого и тазового пояса;
• лихорадка, не уступающая антибиотикам;
• значительное увеличение СОЭ;
• выраженный и быстрый эффект от малых доз глюкокортикоидов.
Наличие вышеуказанных клинико–лабораторных признаков у пожилого больного требует в первую очередь исключения паранеопластического характера симптоматики, для чего проводится онкологический поис­к для исключения опухолевого процесса. Ревма­ти­ческая полимиалгия может сочетаться с височным артериитом (болезнь Хортона), который следует заподозрить у больных с жалобами на сильные, порой невыносимые головные боли, плохо купирующиеся анальгетиками, припухлостью и резкой болезненностью височной области, нарушение зрения, а также при необъяснимом значительном увеличении показателя СОЭ. Ниже представлены основные дифференциально–диагнос­тические признаки ревматической полимиалгии и первичной фибромиалгии, хотя последняя встречается в пожилом возрасте значительно реже и по своей сути представляет одно из соматоформных проявлений депрессий (табл. 2).
На рисунке 4 представлен диагностический алгоритм при болях в мышцах.
Побочные эффекты и безопасность терапии НПВП
Эффективность и переносимость НПВП определяется влиянием препаратов на синтез простагландинов. Существует две изоформы циклооксигеназы (ЦОГ) – ЦОГ–1 и ЦОГ–2. ЦОГ–1 регулирует синтез простагландинов, обеспечивающих физиологическую активность желудочной слизи, тромбоцитов, почечного эпителия. ЦОГ–2 принимает участие в продукции простагландинов в зоне воспаления. Считается, что противовоспалительное и анальгетическое действие НПВП определяется ингибицией ЦОГ–1, в то время как наиболее часто встречающиеся побочные эффекты обусловлены ингибицией ЦОГ–2. В многочисленных клинических исследованиях было показано, что эффективность неселективных и селективных ингибиторов ЦОГ–2 приблизительно одинакова, в то время как побочные эффекты реже возникают при применении селективных ингибиторов ЦОГ–2. К факторам риска побочных эффектов на фоне применения НПВП относятся следующие:
• Артериальная гипертония
• Сердечная недостаточность
• Язвенная болезнь в анамнезе
• Бронхиальная астма
• Печеночная недостаточность
• Нефропатия
• Тромбоцитопатии
• Сочетанный прием некоторых медикаментов (глюкокортикоиды, антикоагулянты, ацетилсалициловая кислота)
• Прием высоких доз НПВП
• Инфекция H. pylori.
Пациенты пожилого и старческого возраста – наиболее уязвимая группа в отношении развития побочных эффектов при лечении НПВП.
Спектр лекарственных осложнений достаточно ши­рок и включает поражение желудочно–кишечного трак­та, сердечно–сосудистой системы, почек, ЦНС, кро­ве­твор­ной ткани, реакции гиперчувствительности. Основ­ной мишенью нежелательных реакций при применении НПВП является желудочно–кишечный тракт, что обусловлено как местной, так и системной ингибицией синтеза простагландинов. При этом отмечаются поражение пищевода (эзофагиты), поверхностные эрозии и пептические язвы желудка (чаще препилорического и антрального отдела), поражение слизистых тонкого и толстого кишечника, гепатотоксичность. Самым частым и прогностически неблагоприятным осложнением при назначении НПВП у стариков являются эрозивно–яз­венные процессы в желудке (НПВП–гастропатии) с развитием кровотечений и перфораций. Особен­ностью вышеуказанной лекарственной патологии является стертая клиническая симптоматика или отсутствие таковой, что вообще свойственно пациентам пожилого и старческого возраста. Следует обращать внимание на отрицательную динамику уровня гемоглобина в виде появления гипохромной анемии наряду со снижением содержания сывороточного железа, что у больных, получающих НПВП, следует расценивать как следствие скрытых хронических кровопотерь из эрозий или язв желудка. Нередко первым проявлением НПВП–гас­тро­патий является развитие жизнеугрожающих осложнений (кровотечения, перфорации).
Пожилые пациенты составляют особую группу высокого риска развития желудочных кровотечений на фоне лечения НПВП. Дополнительными факторами риска желудочных кровотечений при применении НПВП у пожилых могут быть наличие язвенной болезни в анамнезе, прием малых доз ацетилсалициловой кислоты в целях вторичной профилактики ИБС, применение непрямых антикоагулянтов, лечение глюкокортикоидами (бронхиальная астма, ревматоидный артрит и др.). Различные НПВП обладают неодинаковой токсичностью в отношении желудочно–кишечного тракта. При этом такие наиболее сильные ингибиторы ЦОГ–1, как индометацин и пироксикам, чаще вызывают побочные эффекты по сравнению с препаратами, обладающими более сбалансированной активностью (Вольтарен, ибупрофен, кетопрофен).
Среди побочных нежелательных эффектов на фоне лечения НПВП наиболее прогностически опасными являются желудочные кровотечения, причем риск возникновения кровотечений различен у каждого из применяемых нижепредставленных НПВП [Garcia–Rodriguez L.A., 1998].
Ибупрофен 2,1
Диклофенак 2,7
Кетопрофен 3,2
Напроксен 4,3
Нимесулид 4,4
Индометацин 5,5
Пироксикам 9,5
Кеторолак триметамин 24,7
Относительной безопасностью, несколько уступающей Вольтарену и ибупрофену, обладает кетопрофен. По данным многоцентрового исследования эффективности и безопсности применения кетопрофена у пожилых больных остеоартрозом на протяжении 12 месяцев, частота поражения желудочно–кишечного тракта оказалась ниже, чем при лечении другими неселективными НПВП (1,7 и 4% соответственно), причем ни у одного из больных не было зарегистрировано тяжелых побочных реакций и смертельного исхода [3,4].
Существенно снижают частоту таких опасных осложнений, как кровотечения и перфорации, преимущественно селективные ингибиторы ЦОГ–2 (мелоксикам, нимесулид), а также специфические ингибиторы ЦОГ–2 (целекоксиб), что позволяет повысить безопасность лечения и считать их препаратами выбора у пожилых пациентов с факторами высокого риска осложнений. Следует, однако, отметить, что несмотря на относительную безопасность селективных ингибиторов ЦОГ–2 при их применении также описаны тяжелые осложнения [5]. Для профилактики НПВП–гастропатий у пожилых больных с высоким риском их развития наряду с предпочтением выбора комбинированных НПВП (диклофенак+мизопростол) и селективных ингибиторов ЦОГ–2 рекомендуется назначение ингибитора протоновой помпы омепразола. Показано, что омепразол достоверно снижает частоту язвообразования в желудке и 12–перстной кишке по сравнении с плацебо и ранитидином. В то же время блокаторы Н2–гистаминовых рецепторов эффективны для профилактики только дуоденальных язв. С учетом вероятности риска развития эрозивно–язвенных процессов в желудке у больных с высоким риском НПВП–гастропатий на фоне приема селективных ингибиторов ЦОГ–2 также оправдана профилактика осложнений в виде назначения ингибиторов протоновой помпы, мизопростола.
Парентеральное (внутримышечное) применение НПВП не снижает риск поражения желудочно–ки­шеч­ного тракта, так как при этом создается высокая концентрация препарата в сыворотке крови, что сопровождается системным воздействием на организм. В то же время локальное применение НПВП в виде мазей, крема, гелей обеспечивает максимальную концентрацию в местах их нанесения без попадания в системный кровоток. В связи с этим риск побочных эффектов при локальном применении НПВП сводится к минимуму.
Среди сердечно–сосудистых осложнений при лечении НПВП наиболее актуальными для больных пожилого возраста является повышение АД (особенно при наличии артериальной гипертонии), а также снижение эффективности некоторых гипотензивных препаратов. С учетом вышесказанного оптимальным следует считать препарат, который при сохраняющейся анальгетической активности в меньшей степени влиял на уровень АД. Больным остеоартрозом с наличием сопутствующей артериальной гипертонии может быть предпочтительнее назначение кетопрофена, который, в отличие от других НПВП (диклофенак, пироксикам, индометацин), реже и в меньшей степени вызывает повышение АД, а также не снижает эффект гипотензивных средств [6]. При лечении селективными и неселективными НПВП больных пожилого и старческого возраста, большинство из которых страдает сопутствующей сердеч­но–со­судистой патологией (ИБС, артериальная гипертония, сахарный диабет) и получает в профилактических целях ацетилсалициловую кислоту (АСК), обозначилась проблема возможного угнетения и антиагрегантного эффекта ацетилсалициловой кислоты. В наибольшей степени подобная «отмена» антиагрегантного эффекта свойственна индометацину и ибупрофену, в то время как диклофенак и кетопрофен могут применяться у больных с факторами риска тромбозов в связи с отсутствием у них ингибирующего действия на АСК–за­висимый антиагрегантный эффект.
Наряду с повышением артериального давления на фоне применения НПВП могут появляться или усиливаться признаки сердечной недостаточности в связи с задержкой жидкости, менее выраженной при использовании селективных ингибиторов ЦОГ–2. Не менее важное значение имеет предупреждение развития нефропатий при длительном применении НПВП или других анальгетиков типа ацетилсалициловой кислоты, причем риск возникновения нефропатии у пожилых и стариков значительно выше. Снижение клубочковой фильтрации могут вызвать как неселективные, так и селективные НПВП. Повышение артериального давления и функциональные нарушения со стороны почек вплоть до развития хронической почечной недостаточности на фоне приема НПВП могут оказаться особенно неблагоприятными для больных подагрой, у которых и без того высока частота артериальной гипертонии и нефропатии.
Лекарственные
взаимодействия НПВП
При назначении препаратов с анальгетической активностью (и прежде всего НПВП) следует учитывать возможность их взаимодействия с другими препаратами, назначаемым больным по поводу сопутствующих заболеваний. В связи с полиморбидностью у пожилых и часто вынужденной полипрагмазией риск лекарственных взаимодействий у данной категории пациентов гораздо выше, что требует учета и тщательного наблюдения в процессе лечения. НПВП из группы неселективных ингибиторов ЦОГ–1 могут ослаблять эффект некоторых гипотензивных препаратов (в частности, ингибиторов АПФ и b–блокаторов). К медикаментам, с которыми могут взаимодействовать НПВП, относятся дигоксин, тиазидовые диуретики, непрямые антикоагулянты, противосудорожные препараты (табл. 3).
Обеспечение эффективной
и безопасной терапии НПВП
у пожилых
• Оценка состояния ЖКТ, сердечно–сосудистой системы, почек перед назначением.
• Назначение больным с факторами риска селективных ингибиторов ЦОГ–2, комбинированных НПВП, сочетания НПВП с ингибиторами протоновой помпы (омепразолом).
• Избегать назначения неселективных НПВП при почечной недостаточности.
• Тщательный контроль за лечением (креатинин сыворотки, гастроскопия, уровень гемоглобина, активность печеночных трансаминаз).
• Обеспечение комплаентности больного (обучение, формирование мотивации к лечению, информирование о возможных побочных эффектах, сотрудничество с врачом и т.д.).















Литература
1. Насонова В.А. Гериатрические проблемы нестероидной противовоспалительной терапии. Клиническая геронтология, 1998, 2, 39–42.
2. Шекшина Е.В., Балабанова Р.М. Комбинированные аналгетики в симптоматической терапии болевого синдрома в ревматологии. РМЖ, 2004, 6, 422–424.
3. Насонов Е.Л., Чичасова Н.В., Шмидт Е.И. Перспективы применения неселективных нестероидных противовоспалительных препаратов (на примере кетопрофена) в селективных ингибиторов ЦОГ–2 в клинической практике. РМЖ, 2002, 22, 1014–1017.
4. Schattenkircher M. Long–term safety of ketoprofen in an elderly population of arthritis patients. Scand.J.Rheumatol.1991,91 (Suppl.), 27–36.
5. Simon L.S., Smolen G.S., Abramson S.B. et al. Controversies in COX–2 selective inhibition. J.Rheumatology 2002, 29, 1501–1510.
6. Марусенко И.М., Везикова Н.Н., Игнатьев В.К. Преимущества кетонала при лечении пожилых пациентов с остеоартрозом и сопутствующей артериальной гипертонией. РМЖ 2004, 6, 415–417.
7. Насонов Е.Л., Насонова В.А. Фармакотерапия боли: взгляд ревматолога. Соnsilium 2001.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak