Бактериальный вагинит: защита от инфекции и уровни секреторного иммуноглобулина во влагалище после иммунизации СолкоТриховаком

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №4 от 17.02.2002 стр. 219
Рубрика: Гинекология

Для цитирования: Рюттгерс Х. Бактериальный вагинит: защита от инфекции и уровни секреторного иммуноглобулина во влагалище после иммунизации СолкоТриховаком // РМЖ. 2002. №4. С. 219

Университетский женский госпиталь, Гейдельберг, Женский госпиталь Св. Антония, Вупперталь, Германия




Введение

Термин «неспецифический бактериальный вагинит» сегодня часто отождествляется с кольпитом, вызванным Gardnerella (G.) vaginalis. Это неверно, хотя при этом заболевании часто можно обнаружить G. vaginalis, для практикующего гинеколога бактериальный вагинит – это, скорее, заболевание, в большей степени определяемое по симптоматике, чем по бактериологии. Симптомы заболевания следующие: зуд, жжение, воспаление и боль во влагалище, а также иногда в области входа во влагалище, и жидкие выделения, обладающие сильно неприятным запахом. Различают гнойный и негнойный вагинит (влагалищный статус степени II и III по классификации Джировека и др.) [12]. Во многих случаях результаты аминотестов (КОН–тест) бывают положительными, часто можно обнаружить «ключевые клетки». Внутривлагалищный рН и рН выделений часто повышены (рН>4,5). Однако, положительные результаты аминотеста, обнаружение «ключевых клеток» и повышенные рН не являются существенными критериями для «неспецифического вагинита».

Термин «неспецифический бактериальный вагинит» сегодня часто отождествляется с кольпитом, вызванным Gardnerella (G.) vaginalis. Это неверно, хотя при этом заболевании часто можно обнаружить G. vaginalis, для практикующего гинеколога бактериальный вагинит – это, скорее, заболевание, в большей степени определяемое по симптоматике, чем по бактериологии. следующие: зуд, жжение, воспаление и боль во влагалище, а также иногда в области входа во влагалище, и жидкие выделения, обладающие сильно неприятным запахом. Различают гнойный и негнойный вагинит (влагалищный статус степени II и III по классификации Джировека и др.) [12]. Во многих случаях результаты аминотестов (КОН–тест) бывают положительными, часто можно обнаружить «ключевые клетки». Внутривлагалищный рН и рН выделений часто повышены (рН>4,5). Однако, положительные результаты аминотеста, обнаружение «ключевых клеток» и повышенные рН не являются существенными критериями для «неспецифического вагинита».

Если, в случае влагалищных выделений, налицо только слабые симптомы или отсутствие симптомов, то речь следует вести лишь о «бактериальном вагинозе». При таком определении вагинита, вызванного только G. vaginalis, практически не бывает, более того, вопрос о патогенности G. vaginalis был поставлен после обнаружения его у здоровых женщин и даже у девочек [8, 13, 15, 16]. G. vaginalis можно обнаружить почти у 1/3 женщин, не имеющих симптомов. Появление выделений с неприятным запахом соотносится с наличием G. vaginalis. Однако, практически во всех случаях «неспецифического вагинита» помимо G. vaginalis и других анаэробных бактерий, таких как Bacteroides bividus, Peptostreptococcus и Peptococcus sp. [19, 25], также могут быть обнаружены аэробные бактерии типа Escherichia соli, Staphylococci и т.д. Типичный запах рыбы, наблюдаемый в аминотесте, вызван наличием анаэробных патогенных бактерий во влагалищном секрете. Однако, по–прежнему не ясно, только ли сами эти анаэробы приводят состояние вагиноза к вагиниту, или только в сочетании с аэробными бактериями. В любом случае, говорить о G. vaginalis как о типичном микроорганизме для определения «бактериального вагинита» представляется неоправданным.

Сегодня в большинстве случаев бактериального вагинита успешным является лечение с применением антибиотиков и/или пероральное применение нитроимидазола. Однако, в случаях частых реинфекций и появления резистентности такое лечение становится проблематичным. Есть пациентки с повышенной предрасположенностью к бактериальным влагалищным инфекциям, не связанным с сексуальным поведением и неразборчивыми половыми связями. Предположительно, причиной этого является недостаточный местный иммунитет в слизистой влагалища [26]. Похожая картина низкого местного иммунитета наблюдается также у пациенток с рецидивирующими инфекциями мочевых путей [5, 10, 20]. Ранее мы и другие авторы уже докладывали о начальном клиническом опыте работы с иммуно–терапевтическим средством СолкоТриховак (производитель: Солко Базель AГ, Швейцария) и при лечении трихомониаза, и при лечении неспецифического вагинита [21, 22]. Вакцинация СолкоТриховаком ведет к специфической иммунной реакции в сыворотке [17], Однако, имеется очень мало информации о местной иммунной реакции в форме секреторных иммуноглобулинов (sIgA) во влагалище (18). Целью нашего исследования было изучение эффективности СолкоТриховака в перспективном рандомизированном двойном слепом исследовании у пациенток с бактериальным вагинитом в плане предотвращения реинфекций. В тоже время представлялось интересным определить степень местной иммунной реакции влагалища и степень соотношения между наличием защиты от реинфекций и концентрацией sIgA во влагалище.

Пациенты и методы

В исследование было включено 200 пациенток с выраженными симптомами неспецифического вагинита. В течение одной недели пациентки получали местное лечение антибиотиками с применением вагинальных суппозиториев тетрациклина. В качестве дополнения к этому лечению половине пациенток применялся СолкоТриховак, а другой половине – плацебо, которое внешне было идентично с лекарством в соответствии с планом двойного слепого рандомизированного исследования. Все пациентки жаловались на сильный зуд, жжение или наличие болевых ощущений. У всех пациенток были обладающие неприятным запахом и в большинстве случаев обильные выделения. Диагноз «бактериальный вагинит» был поставлен на основании нативного препарата, состояние влагалища по Джировеку. Из исследования исключались пациентки с микозами, трихомониазом и гонореей. Симптомы инфекции с анаэробными бактериями и/или G. vaginalis были выявлены с помощью аминотеста (КОН тест) и обнаружения «ключевых клеток» [6, 11]. Значение рН влагалища было определено в средней трети влагалища с помощью рН–электрода (4). Для дезинфекции электрода применялся 70% этанол.

Влагалищный секрет брали для определения sIgA. Для удаления секрета на свод влагалища наносилось 1–2 мл муколитического препарата (раствор ацетилцистеина, флуилеуцил). Спустя 3–5 мин. при помощи вакуума влагалищный секрет можно было перенести в стеклянный сосуд. Определение sIgA проводилось с помощью ELISA теста [1, 2]. В качестве терапевтического средства быстрого действия всем пациенткам были назначены антибиотические вагинальные суппозитории: по 2 суппозитория в день в течение недели. Иммунотерапия состояла из трех инъекций, по 0,5 мл СолкоТриховака внутримышечно с интервалом в 7 дней. Контрольные обследования были проведены через 1, 3, 6 и 12 месяцев. Как и на начальном обследовании, на контрольных обследованиях определяли состояние влагалища, были проведены аминотесты, тесты «ключевой клетки», определялись рН влагалища и уровень sIgA. Бактериологические исследования проводились только в случае возобновления инфекции. При необходимости для проверки терапевтического успеха лечения с применением антибиотиков вновь назначали местную антибиотикотерапию, а в некоторых случаях и общую терапию в соответствии с антибиотикограммой, и проводили дополнительные контрольные обследования.

Статистический анализ результатов для сравнения двух групп был проведен по 4–польному тесту Chi–квадрат, и по t–тесту – для сравнения значений sIgA.

Результаты

Из 200 первоначально включенных в исследование пациенток 8 были исключены. У 6 из них в результате бактериологического обследования помимо бактериальной инфекции был обнаружен кандидоз, у одной пациентки проявилась болезненная реакция на инъекцию, и она отказалась от дальнейшей иммунизации, одна пациентка не пришла на третью инъекцию по неизвестным причинам,

Средний возраст женщин в группе плацебо составил 40,3±6,2 года, в группе СолкоТриховака — 37,4±7,8 года. Статистическое различие между двумя группами отсутствует. Наличие клинических симптомов вагинита в обоих группах было статистически одинаково (табл. 1).

 

Начальный бактериологический статус и информация о предыдущих инфекциях

Бактериологический спектр в обоих группах не показал заметных различий, и в отношении видов обнаруженных бактерий и частоты комбинаций различных бактерий соответствовал более ранним данным (табл. 2). Бактериальные пробы для обнаружения G. vaginalis или других анаэробных бактерий не проводились, В 95 случаях из обеих групп имелись записи из истории болезни пациенток. Данные по предыдущим случаям влагалищных инфекций показали небольшие различия между двумя группами, которые, однако, не были статистически значимы.

Бактериологический спектр в обоих группах не показал заметных различий, и в отношении видов обнаруженных бактерий и частоты комбинаций различных бактерий соответствовал более ранним данным (табл. 2). Бактериальные пробы для обнаружения G. vaginalis или других анаэробных бактерий не проводились, В 95 случаях из обеих групп имелись записи из истории болезни пациенток. Данные по предыдущим случаям влагалищных инфекций показали небольшие различия между двумя группами, которые, однако, не были статистически значимы.

 

Контрольные обследования

На первом контрольном обследовании через 1 месяц после вакцинации присутствовали 174 женщины, у 146 (84%) из которых симптомы отсутствовали и были клинически вылечены. 15 пациенток группы плацебо и 13 группы СолкоТриховака по–прежнему жаловались на симптомы вагинита, они прошли тщательное дополнительное лечение и обследование. Между двумя группами не было статистически значимых различий относительно появления выделений и состояния чистоты влагалища степени III. Различия не было также в плане количества пациенток с положительными результатами теста на обнаружение «ключевых клеток», либо с позитивным аминотестом, либо с повышенным рН влагалища (табл. 3).

На первом контрольном обследовании через 1 месяц после вакцинации присутствовали 174 женщины, у 146 (84%) из которых симптомы отсутствовали и были клинически вылечены. 15 пациенток группы плацебо и 13 группы СолкоТриховака по–прежнему жаловались на симптомы вагинита, они прошли тщательное дополнительное лечение и обследование. Между двумя группами не было статистически значимых различий относительно появления выделений и состояния чистоты влагалища степени III. Различия не было также в плане количества пациенток с положительными результатами теста на обнаружение «ключевых клеток», либо с позитивным аминотестом, либо с повышенным рН влагалища (табл. 3).

 

На втором контрольном обследовании через 3 месяца присутствовали 160 женщин. В группе СолкоТриховака 64 из 82 женщин (78%), а в группе плацебо 47 из 78 (60%) могли быть оценены как вылеченные (табл. 3). Различия касательно всех рассмотренных параметров (выделения, степень чистоты влагалища, «ключевая клетка»/аминотест, (рН>4,5) были статистически значимы (р<0,05), а в некоторых случаях высоко значимы (р<0,005). Эти различия были еще более выражены во время третьего и четвертого обследования, через 6 и 12 месяцев соответственно.

Частота повторных инфекций

В таблице 4 приведено сравнение частоты реинфекций до иммунизации или применения плацебо и после в течение 12 месяцев в рамках каждой группы. На всех контрольных обследованиях присутствовали 65 пациенток группы плацебо и 67 пациенток группы СолкоТриховака. В течение всего 12 месячного периода исследования реинфекций не было у 7 пациенток (11%) группы плацебо и у 34 пациенток (51%) группы СолкоТриховака. Сделав предположение, что женщины, не пришедшие на контрольное обследование, не имели симптомов и были вылечены, мы можем сравнивать группы пациенток к концу исследования с начальным количеством 95 пациенток. При таком предположении у 58 пациенток (61% всех пациенток группы плацебо) в течение 12 месяцев были одна и более реинфекций, что не является статистически достоверным по сравнению с 58% случаев реинфекций в течение 1 года до начала исследования. Соответствующая оценка для группы СолкоТриховака показывает одну и более реинфекций в течение I года после вакцинации у 33 пациенток (35%) по сравнению с 68 случаями (72%) одной и более реинфекции в течение одного года до исследования на основании данных из истории болезни. Сокращение составляет примерно 50%.

 

sIgA во влагалищном секрете

Для того, чтобы понять механизм действия данного иммуно–терапевтического препарата, особый интерес представляет определение местных секреторных антител (sIgA.) во влагалищном секрете. Статистически базисные значения были одинаковы в обоих группах. Через месяц после начала вакцинации, т.е. через 2 недели после третьей инъекции, концентрация sIgA в группе СолкоТриховака значимо возросла (р<0,01), а по сравнению с группой плацебо – очень значимо (р<0,001), Это различие сохранилось и осталось высоко значимым также через 3 и 6 месяцев. Через 12 месяцев концентрация sIgA во влагалищном секрете у пациенток группы СолкоТриховака вновь снизилась, статистически значимых различий по сравнению с группой плацебо не было (табл. 5). Для того, чтобы определить, соотносится ли защите от реинфекции с концентрацией sIgA во влагалищном секрете, сравнение провели на пациентках группы СолкоТриховака, у которых была одна и более реинфекции. Значения sIgA у здоровых женщин были значительно выше (р<0,0001) относительно пациенток с реинфекциями. Средние значения sIgA пациенток с реинфекциями не были выше, чем в группе плацебо. Таким образом, в данных случаях (35%) можно говорить об отсутствии реакции и слабом реагировании (табл. 5). У 13 из этих женщин реинфекция была уже через 1 месяц, а еще у 8 пациенток к моменту следующего контрольного обследования через 3 месяца, Очевидно, эти женщины не получили пользы от иммунотерапии, Еще у одной группы пациенток наблюдалась адекватно повысившаяся концентрация sIgA в течение нескольких месяцев; через некоторое время она опять снизилась. Наличие защиты от инфекции и местная концентрация sIgA соотносились в значительной степени.

Для того, чтобы понять механизм действия данного иммуно–терапевтического препарата, особый интерес представляет определение местных секреторных антител (sIgA.) во влагалищном секрете. Статистически базисные значения были одинаковы в обоих группах. Через месяц после начала вакцинации, т.е. через 2 недели после третьей инъекции, концентрация sIgA в группе СолкоТриховака значимо возросла (р<0,01), а по сравнению с группой плацебо – очень значимо (р<0,001), Это различие сохранилось и осталось высоко значимым также через 3 и 6 месяцев. Через 12 месяцев концентрация sIgA во влагалищном секрете у пациенток группы СолкоТриховака вновь снизилась, статистически значимых различий по сравнению с группой плацебо не было (табл. 5). Для того, чтобы определить, соотносится ли защите от реинфекции с концентрацией sIgA во влагалищном секрете, сравнение провели на пациентках группы СолкоТриховака, у которых была одна и более реинфекции. Значения sIgA у здоровых женщин были значительно выше (р<0,0001) относительно пациенток с реинфекциями. Средние значения sIgA пациенток с реинфекциями не были выше, чем в группе плацебо. Таким образом, в данных случаях (35%) можно говорить об отсутствии реакции и слабом реагировании (табл. 5). У 13 из этих женщин реинфекция была уже через 1 месяц, а еще у 8 пациенток к моменту следующего контрольного обследования через 3 месяца, Очевидно, эти женщины не получили пользы от иммунотерапии, Еще у одной группы пациенток наблюдалась адекватно повысившаяся концентрация sIgA в течение нескольких месяцев; через некоторое время она опять снизилась. Наличие защиты от инфекции и местная концентрация sIgA соотносились в значительной степени.

 

Обсуждение

В начале лечения исходные ситуации в обеих группах (СолкоТриховак и плацебо) были в значительной степени сопоставимы. Касательно клинических симптомов и их серьезности, то пациентки, согласно определению, данному во введении, страдали исключительно от «бактериального вагинита». У всех пациенток были значительные влагалищные выделения, а у 72% пациенток группы плацебо и у 78% пациенток группы СолкоТриховака была гнойная бактериальная инфекция. Помимо анаэробов, обнаруженных при помощи аминотеста, бактериологический спектр во всех случаях показывал наличие аэробов и факультативных анаэробов, в обеих группах они проявлялись приблизительно с одинаковой частотой.

В начале лечения исходные ситуации в обеих группах (СолкоТриховак и плацебо) были в значительной степени сопоставимы. Касательно клинических симптомов и их серьезности, то пациентки, согласно определению, данному во введении, страдали исключительно от «бактериального вагинита». У всех пациенток были значительные влагалищные выделения, а у 72% пациенток группы плацебо и у 78% пациенток группы СолкоТриховака была гнойная бактериальная инфекция. Помимо анаэробов, обнаруженных при помощи аминотеста, бактериологический спектр во всех случаях показывал наличие аэробов и факультативных анаэробов, в обеих группах они проявлялись приблизительно с одинаковой частотой.

В этом исследовании эффект иммунотерапии был показан особенно очевидно. Сравнение процентных показателей несколько проблематично, это связано с тем, что трудно было надеяться на прохождение пациентками контрольных обследований в течение длительного периода наблюдения. Предположение о том, что у всех женщин, не пришедших на контрольное обследование, не было симптомов и все они были вылечены, вероятно, было не полностью оправдано. С другой стороны, точно известно, что все те женщины, у которых были реинфекции и которые должны были получать дополнительное лечение между запланированными контрольными обследованиями, фактически присутствовали на всех этих контрольных обследованиях. Что касается результатов, из таблицы 3 видно, что у 30–40% женщин группы плацебо через 3 месяца наблюдались реинфекции, через 6 и 12 месяцев это количество оставило 40–45%, тогда ка в группе СолкоТриховака доля таких пациенток составила лишь 20% на каждом отмеченном отрезке времени. В течение одного года исследования реинфекции отмечались у 58 женщин группы плацебо (60%) по сравнению с 33 (35%) в группе СолкоТриховака. Кроме того, в группе плацебо было необходимо дополнительное лечение реинфекции в 125 случаях, в то время как в группе СолкоТриховака было отмечено лишь 67 случаев появления новых инфекций. Эти цифры, насколько их можно сравнить с более ранними исследованиями Харриса [9], Личги [14] и Ферлинга [24] и учитывая различия в методологии, подтверждают положительный опыт проведения данной иммунотерапии [4]. У нас не было информации о половых контактах наших пациенток, поэтому мы лишь можем сделать предположение о возникновении повторных инфекций у этих женщин в результате половых контактов. Можно, однако, предположить, что такой риск был одинаковым в обеих группах и, следовательно, не оказал значимого влияния на полученные результаты. Нельзя не отметить и тот факт, что только 65–70% пациенток адекватно прореагировали на вакцинацию. Значительные различия в концентрации sIgA во влагалищном секрете у здоровых женщин и женщин с реинфекциями в группе СолкоТриховака соотносятся с позитивным действием иммунотерапии или с терапевтическими неудачами. В более ранних исследованиях у 95% провакцинированных женщин отмечалось повышение уровня специфических гуморальных антител в сыворотке [17]. Различие между уровнями антител в сыворотке и местной иммунной реакцией во влагалище, выраженной в выбросе sIgA, свидетельствует о том, что в около 30% случаев местная иммунная стимуляция отсутствовала. Похожая ситуация описана у пациенток с рецидивирующими инфекциями мочевых путей [5, 10, 19]. Вопрос о том, обладают ли эти 30% пациенток общим иммуннодефицитом влагалища или тип иммунотерапии СолкоТриховаком оказался неподходящим, на некоторое время остается открытым. Однако, после результатов, сообщенных Стойковичем [23] и Бонилла–Музалзом [3], предположение де Века о том, что эта вакцина может применяться для провоцирования различных перекрестных реакций антител против большого числа нежелательных бактерий и даже трихомонад в слизистой влагалища, отвергать далее не представляется возможным.

 

Литература:

1. Акерлунд А.С., Альштедт С., Хансон Л.А., Линдберг У., Оллинг С.: Различия в антигенности штаммов Escherchia coli, выделенных у пациенток с различными формами инфекций мочевых путей. Int. Archs Allergy appl. Immun. 55 458–467 (1977).

2. Акерлунд А. С., Хансон Л.А., Альштедт С., Карлссон Б.: Чувствительный метод для специфического определения количества секреторного IgA. Scan. J. ImmwioL G.: 1275–1282 (1977).

3. Бонилла–Музолз Ф.: Разрушающее действие сывороточных антител, индуцированных СолкоТриховако при Trichornonas vaginalis, исследование при помощи электронного микроскопа. Gynaek. Rdsch. 24; suppl. 3, 38^43 (1984).

4. Бус Р., Рюттгерс X.: Новый терапевтический подход к неспецифическому вагиниту. Gynaek. Rdsch. 24: suppl. 3, pp. 7–16 (1984).

5. Брукс С.Дж.Д., Лайонз Дж.М., Брауд А.И.: Иммунизация против ретроградного пиелонефрита: предотвращение с помощью вакцин ретроградного пиелонефрита. вызванного Escherichia coli. Am. J. Path. 79: 359–364 (1974)

6. Чен К.К.С., Форзит П.С., Буханан Т.М., Холмс К.К.: Содержание аминов во влагалищном секрете у проходивших и непроходивщих лечение женщин с неспецифическим вагинитом. J. din. Invest, 63: 828–835 (1979).

7. Клей Дж.: Неспецифический вагинит: диагноз и лечение. J. antimicrob. Chemother. 7: 501–504 (1981).

8. Фрэмтон Дж., Ли И.: Является ли Haemophilus vaginalis патогеном женских половых путей? J. Obstet. Gynaec. Br. Commonw. 71: 436–442 (1964).

9. Харрис Дж.Р.В.: СолкоТриховак в лечении неспецифических вагинитов. Gynaec. Rdsch. 24: suppl. 3, pp. 50–57 (1984).

10. Хуланд Х., Буш Р., Клостерхалфен X.: Об этиологии инфекции мочевых путей. Dt. med. Wschr. 109: 1370–1374 (1984).

11. Изон К.А., Даузон С.Дж., Хилтон Дж., Кзонке Г.В., Изнон К.С.Ф.: Сравнение культуры и микроскопического исследования в диагностике инфекций Gardnerella vaginalis. J. clin. Path. 35: 550–554 (1982).

12. Джировек О., Петер Р., Малек И.: Neue Spezifikation der Vaginalbiocoenose aufsechs Grundbilder. Gynaekologia 126/2; 77–99 (1948).

13. Лапаге С.П.: Haemophilus vaginalis и его роль при вагинозе. Acta pathol. microbiol. scand. 52: 34–54 (1961).

14. Личги М.: Лечение неспецифического кольпита с помощью СолкоТриховака. Gynaek. Rdsch, 24: suppl. 3, pp. 58–62 (1984).

15. МакКормак В.М.. Иврард Дж.Р , Лафлин К.Ф., Рознер Б., Альперт С., Крокетт В.А, МакКом Д., Ценнер С.Х.: Колонизация влагалища с помощью Corynebacterium vaginale (Haemophylus vaginalis), J. infect, Dis. 136: 740–745 (1977).

16. МакКормак В.М., Иврард Дж.Р., Лафлин К.Ф., Рознер Б., Альперт С., Крокетт В.А., МакКом Д., Ценнер С.Х.: Заболевания, передаваемые половым путем, у студенток колледжа. Am. J. Obstet. Gynec. 139, 130–133 (1981).

17. Милованович Р., Гржич Р., Стойкович Л.: Серологическое исследование с использованием СолкоТриховака, вакцины против Trichomonas vaginalis. Gynaek. Rdsch. 23: suppl. 2. pp. 39–45 (1983).

18. Милованович Р., Гржич Р.. Стойкович Л.: Антитела IgA во влагалищном секрете после вакцинации СолокоТриховаком. Gynaek. Rdsch. 23: suppl, 2, pp. 46 – 49 (1983).

19. Павик Н., Фанкхаузер К., Ренггли Р., Шванк А: Анаэроб и Gardnerella при «неспецифических» Ftuor vaginalis («вагиноз»). Gynaek. Rdsch. 24: 1–23 (1984)

20. Ридаш Г., Меринг К.: Иммунотерапия при рецидивирующих инфекциях мочевых путей у женщин, Therapiewoche 10: 896–900 (1982).

21. Рюттгерс Х.: Трихомониаз. Научные материалы симпозиума по трихомониазу. Базель. Gynaek. Rdsch. 23: suppl. 2, pp. 1–88 (1992).

22. Рюттгерс Х.: Иммунотерапия влагалищных инфекций. Научные материалы, представленные на международных симпозиумах в ЛаСарразе и Цюрихе. Gynaek. Rdsch. 24: suppl. 3 pp. 1–90 (1984).

23. Стойкович Л.: Новые данные по механизму действия СолкоТриховака. Gynaek. Rdsch. 24: suppl. 3, pp. 29–37 (1984).

24. Ферлинг В.Х.: Лечение хронического кольпо–вагинита путем стимуляции иммунной системы. Gynaek. Rdsch. 24: suppl. 3, pp. 81–90 (1984).

25. Уилкс М., Фин Р.Н., Тобакхали С.: Количественная бактериология влагалищной флоры при заболеваниях половых путей. J. med, Microbiol. 18: 217–231 (1984).

26. Де Век А.: Объяснение способа действия СолкоТриховака, основанное на иммунологических соображениях. Gynaek. Rdsch. 24: suppl. 3, pp. 25–28 (1984)


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak