Климактерический период: нормальное состояние или патология

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №18 от 16.09.2002 стр. 791
Рубрика: Гинекология

Для цитирования: Серов В.Н. Климактерический период: нормальное состояние или патология // РМЖ. 2002. №18. С. 791

Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии РАМН, Москва



Климактерический период предшествует старению, и в зависимости от прекращения менструации делится на пременопаузу, менопаузу и постменопаузу. Являясь нормальным состоянием, климактерический период характеризуется выраженными признаками старения. Климактерический синдром, сердечно–сосудистая патология, гипотрофические проявления в мочеполовой системе, остеопения и остеопороз – вот неполное перечисление патологии климактерического периода, обусловленной старением и выключением функции яичников. Почти треть жизни женщины проходит под знаком климактерия. В последние годы убедительно показана возможность значительно улучшить качество жизни в период климактерия с помощью заместительной гормональной терапии (ЗГТ), позволяющей вылечить климактерический синдром, на 40–50% уменьшить сердечно–сосудистую патологию, остеопороз, недержание мочи.

Пременопауза предшествует менопаузе соматическими и психологическими изменениями, обусловленными угасанием функции яичников. Их раннее выявление позволяет предупредить развитие тяжелого климактерического синдрома. Пременопауза обычно начинается после 45 лет. Сначала ее проявления незначительны. Как сама женщина, так и ее врач обычно либо не придают им значения, либо связывают их с психическим перенапряжением. Гипоэстрогению следует исключать у всех женщин после 45 лет, обращающихся с жалобами на утомляемость, слабость, раздражительность. Наиболее характерное проявление пременопаузы – нарушения менструального цикла. В течение 4 лет, предшествующих менопаузе, этот симптом отмечается у 90% женщин.

Менопауза – часть естественного процесса старения, собственно, это прекращение менструаций в результате угасания функции яичников. Возраст менопаузы определяется ретроспективно, по истечении 1 года после последней менструации. Средний возраст наступления менопаузы – 51 год. Он определяется наследственными факторами и не зависит от особенностей питания и национальности. Менопауза наступает раньше у курящих и нерожавших женщин.

Постменопауза следует за менопаузой и продолжается в среднем треть жизни женщины. Для яичников – это период относительного покоя. Последствия гипоэстрогении очень серьезны, они сходны по значимости для здоровья с последствиями гипотиреоза и надпочечниковой недостаточности. Несмотря на это, врачи не уделяют должного внимания ЗГТ в постменопаузе, хотя она представляет собой одну из важнейших составляющих профилактики и лечения разнообразной патологии у пожилых женщин. По–видимому, это связано с тем, что последствия гипоэстрогении развиваются медленно (остеопороз) и часто приписываются старению (сердечно–сосудистые заболевания).

Гормональные и метаболические изменения происходят в пременопаузе постепенно. После почти 40–летнего периода, в течение которого яичники циклически секретировали половые гормоны, постепенно снижается и становится монотонной секреция эстрогенов. В пременопаузе меняется метаболизм половых гормонов. В постменопаузе яичники не полностью утрачивают свою эндокринную функцию, они продолжают секретировать некоторые гормоны.

Прогестерон вырабатывается только клетками желтого тела, образующегося после овуляции. В пременопаузе все большая часть менструальных циклов становится ановуляторной. У некоторых женщин овуляция происходит, однако развивается недостаточность желтого тела, что приводит к снижению секреции прогестерона.

Секреция эстрогенов яичниками в постменопаузе практически прекращается. Несмотря на это, у всех женщин в сыворотке определяются эстрадиол и эстрон. Они образуются в периферических тканях из андрогенов, секретируемых надпочечниками. Большая часть эстрогенов образуется из андростендиона, секретируемого в основном надпочечниками и в меньшей степени яичниками. Это происходит преимущественно в мышечной и жировой тканях. В связи с этим при ожирении уровни эстрогенов в сыворотке повышаются, что в отсутствие прогестерона увеличивает риск рака тела матки. У худых женщин уровни эстрогенов в сыворотке ниже, поэтому у них повышен риск остеопороза. Интересно, что климактерический синдром возможен даже при высоких уровнях эстрогенов у женщин с ожирением.

В постменопаузе секреция прогестерона прекращается. В детородном периоде прогестерон защищает эндометрий и молочные железы от эстрогенной стимуляции. Он снижает содержание рецепторов эстрогенов в клетках. В пременопаузе и постменопаузе у некоторых женщин сохраняются достаточно высокие уровни эстрогенов, чтобы стимулировать пролиферацию клеток эндометрия. Это, а также отсутствие секреции прогестерона приводит к повышению риска гиперплазии эндометрия, рака тела матки и молочных желез [1].

Психологические последствия, связанные со старением, обычно гораздо более выражены, чем связанные с утратой детородной функции. В современном обществе молодость ценится выше зрелости, поэтому менопауза, как ощутимое доказательство возраста, у части женщин вызывает тревожность и депрессию. Психологические последствия во многом зависят от того, какое внимание женщина уделяет своему внешнему виду. Быстрое старение кожи, особенно в постменопаузе, беспокоит многих женщин. Результаты многочисленных исследований подтверждают, что возрастные изменения кожи у женщин обусловлены гипоэстрогенией.

В климактерическом периоде многие женщины отмечают тревожность и раздражительность. Эти симптомы даже стали неотъемлемой частью климактерического синдрома. Принято считать, что они связаны с гипоэстрогенией. Несмотря на это, ни в одном из проведенных исследований связь тревожности с менопаузой и ее исчезновение во время заместительной гормональной терапии не подтверждены. Вероятно, тревожность и раздражительность обусловлены различными социальными факторами. Врач должен помнить об этих часто встречающихся у пожилых женщин симптомах и оказывать соответствующую психологическую поддержку.

Приливы – пожалуй, наиболее известное проявление гипоэстрогении. Больные описывают их, как периодическое кратковременное ощущение жара, сопровождающееся потливостью, сердцебиением, тревожностью, иногда с последующим ознобом. Приливы длятся, как правило, 1–3 мин и повторяются 5–10 раз в сутки. В тяжелых случаях больные отмечают до 30 приливов в сутки. При естественной менопаузе приливы возникают примерно у половины женщин, при искусственной – гораздо чаще. В большинстве случаев приливы незначительно нарушают самочувствие.

Однако примерно 25% женщин, особенно перенесших двустороннюю овариэктомию, отмечают тяжелые и частые приливы, приводящие к повышенной утомляемости, раздражительности, тревожности, подавленному настроению и снижению памяти. Отчасти эти проявления могут быть обусловлены нарушением сна при частых ночных приливах. В ранней пременопаузе эти нарушения могут возникать в результате вегетативных нарушений и не связаны с приливами.

Приливы объясняют значительным повышением частоты и амплитуды секреции гонадолиберина. Не исключено, что усиление секреции гонадолиберина не вызывает приливов, а лишь является одним из симптомов нарушений функции ЦНС, приводящих к расстройствам терморегуляции.

ЗГТ быстро устраняет приливы у большинства женщин. Некоторым из них, особенно перенесшим двустороннюю овариэктомию, требуются высокие дозы эстрогенов. В легких случаях в отсутствие других показаний к ЗГТ (например, остеопороз) лечение не назначают. Без лечения приливы проходят через 3–5 лет.

Эпителий влагалища, мочеиспускательного канала и основания мочевого пузыря является эстрогензависимым. Через 4–5 лет после менопаузы примерно у 30% женшин, не получающих заместительную гормональную терапию, развивается его атрофия. Атрофический вагинит проявляется сухостью во влагалище, диспареунией и рецидивирующими бактериальными и грибковыми вагинитами. Все эти симптомы полностью исчезают на фоне заместительной гормональной терапии.

Атрофические уретрит и цистит проявляются учащенным и болезненным мочеиспусканием, императивными позывами на мочеиспускание, недержанием мочи при напряжении, а также рецидивирующими инфекциями мочевых путей. Обусловленные гипоэстрогенией атрофия эпителия и укорочение мочеиспускательного канала способствуют недержанию мочи. ЗГТ эффективна у 50% больных в постменопаузе, страдающих недержанием мочи при напряжении.

Женщины в климактерическом периоде часто отмечают нарушения концентрации внимания и кратковременной памяти. Ранее эти симптомы объясняли старением или нарушениями сна, вызванными приливами. В настоящее время показано, что они могут быть обусловлены гипоэстрогенией. Заместительная гормональная терапия улучшает функции ЦНС и психологическое состояние женщин в постменопаузе.

Одно из наиболее интересных направлений будущих исследований – определение роли ЗГТ в профилактике и лечении болезни Альцгеймера. Имеются данные, что эстрогены снижают риск этого заболевания, хотя роль гипоэстрогении в патогенезе болезни Альцгеймера пока не доказана [2].

Сердечно–сосудистые заболевания имеют много предрасполагающих факторов, самым главным из которых остается возраст. В возрастом риск сердечно–сосудистх заболеваний увеличивается как у мужчин, так и у женщин. Риск смерти от ИБС у женщин детородного возраста в 3 раза меньше, чем у мужчин. В постменопаузе он резко повышается. Раньше увеличение частоты сердечно–сосудистых заболеваний в постменопаузе объясняли только возрастом. В настоящее время показано, что в их развитии большую роль играет гипоэстрогения. Это один из наиболее легко устраняемых факторов риска атеросклероза. В постменопаузе у женщин, получающих эстрогены, риск инфаркта миокарда и инсульта снижается более чем в 2 раза. Врач, наблюдающий женщину в постменопаузе, должен рассказать ей о сердечно–сосудистых заболеваниях и возможности их профилактики. Это особенно важно, если она по каким–либо причинам отказывается от ЗГТ.

Помимо гипоэстрогении, следует стремиться к устранению и других факторов риска атеросклероза. Пожалуй, наиболее значимые из них – артериальная гипертония и курение. Так, артериальная гипертония увеличивает риск инфаркта миокарда и инсульта в 10 раз, а курение не менее чем в 3 раза. В числе других факторов риска следует отметить сахарный диабет, гиперлипидемию и сидячий образ жизни.

Давно известно, что менопауза, естественная или искусственная, приводит к остеопорозу. Остеопороз – это уменьшение плотности и перестройка костной ткани. Для удобства некоторые авторы предлагают называть остеопорозом такое снижение плотности кости, при котором возникают переломы, или очень высок их риск. К сожалению, степень потери компактного и губчатого вещества кости в большинстве случаев остается неизвестной вплоть до возникновения перелома. Число пожилых женщин с переломами лучевой кости, шейки бедренной кости и компрессионными переломами позвонков на фоне остеопороза велико. С увеличением средней продолжительности жизни оно, по–видимому, будет только возрастать.

Несмотря на то, что скорость резорбции костной ткани возрастает уже в пременопаузе, наибольшая частота переломов, обусловленных остеопорозом, отмечается через несколько десятилетий после менопаузы. Риск перелома шейки бедренной кости у женщин старше 80 лет составляет 30%. Примерно 20% из них умирают в течение 3 мес после перелома от осложнений длительной иммобилизации. Лечить остеопороз уже на стадии переломов крайне трудно.

Существует много факторов риска остеопороза. Наиболее важный из них – возраст. Еще одним фактором риска остеопороза, несомненно, является гипоэстрогения. Как уже отмечалось, в отсутствие ЗГТ потеря костной ткани в постменопаузе достигает 3–5% в год. Наиболее активно костная ткань резорбируется в течение первых 5 лет постменопаузы. Считается, что за этот период утрачивается 20% компактного и губчатого вещества шейки бедренной кости, теряемых в течение жизни.

К остеопорозу приводит и низкое содержание кальция в пище. Употребление продуктов, богатых кальцием (прежде всего молочных продуктов), уменьшает потерю костной ткани в пременопаузе. В постменопаузе женщинам, получающим ЗГТ, для поддержания плотности кости достаточно принимать препараты кальция в дозе 500 мг/сут внутрь. Прием кальция в указанных дозах не повышает риск мочекаменной болезни, хотя может сопровождаться желудочно–кишечными нарушениями: метеоризмом и запорами. Физические упражнения и отказ от курения также предупреждают потерю костной ткани и снижают риск остеопороза.

С целью профилактики осложнений климактерического периода наиболее эффективна заместительная гормональная терапия. Климактерический синдром, чаще всего наблюдающийся в перименопаузальном периоде, характеризуется вегето–сосудистыми, неврологическими и обменными проявлениями. Характерны приливы жара, неустойчивость настроения, склонность к депрессии, нередко усугубляется гипертония, прогрессирует сахарный диабет 2 типа, возникают обострения язвенной болезни, патологии легких. Постепенно прогрессируют гипотрофические процессы слизистой влагалища, уретры, мочевого пузыря. Создаются условия для частых мочевых и влагалищных инфекций, нарушается половая жизнь. Прогрессирует атеросклероз, возрастает риск инфаркта миокарда и инсультов. В поздней менопаузе из–за прогрессирующего остеопороза возникают переломы костей, особенно позвоночника, шейки бедра.

ЗГТ эффективна при климактерическом синдроме в 80–90% случаев [4], она вдвое снижает риск инфаркта миокарда и инсульта [3,12] и увеличивает продолжительность жизни даже у тех больных, у которых при ангиографии определяется сужение просвета коронарных артерий [6]. Эстрогены предупреждают образование атеросклеротических бляшек [12]. Эстрогены, входящие в комбинированные препараты для ЗГТ, уменьшают потерю костной ткани и частично восстанавливают ее [9], предупреждая остеопороз и переломы.

ЗГТ имеет и отрицательное действие. Эстрогены повышают риск гиперплазии и рака тела матки [8,10], но одновременное назначение прогестагенов предупреждает эти заболевания [11]. По данным литературы нельзя составить четкого представления о риске рака молочных желез; многие авторы в рандомизированных исследованиях показали отсутствие повышенного риска, однако в других исследованиях он увеличивался [5]. В последние годы показано благоприятное действие ЗГТ в отношении болезни Альцгеймера [2].

Несмотря на явные преимущества ЗГТ, она не получила широкого распространения. Считается, что только около 30% женщин в постменопаузе принимают эстрогены [7]. Это объясняется большим числом женщин, имеющих относительные противопоказания и ограничения для ЗГТ. В зрелом возрасте у многих женщин имеет место миома матки, эндометриоз, гиперпластические процессы репродуктивных органов, фиброзно–кистозная мастопатия и др. Все это заставляет искать альтернативные методы лечения климактерических расстройств (физическая активность, ограничение или отказ от курения, уменьшение потребления кофе, сахара, соли, сбалансированная диета).

Многолетние медицинские наблюдения продемонстрировали высокую эффективность сбалансированной диеты и применения поливитаминных, минеральных комплексов, а также лекарственных растений.

Климактоплан – комплексный препарат природного происхождения. Входящие в состав препарата растительные компоненты оказывают влияние на терморегуляцию, нормализуя процессы торможения в ЦНС; уменьшают частоту приступов потливости, приливов жара, головные боли (в том числе и при мигрени); снимают чувство стеснения, внутреннего беспокойства, помогают при бессоннице. Препарат применяют внутрь до полного рассасывания в полости рта за полчаса до или через час после еды по 1–2 таблетки 3 раза в сутки. Противопоказаний к применению препарата не отмечено, побочных эффектов не выявлено.

Климадинон – также препарат растительного происхожения. Таблетки по 0,02 г по 60 штук в упаковке. Капли для приема внутрь – 50 мл во флаконе.

Новым направлением в лечении климактерия являются селективные эстроген–рецепторные модуляторы. Ралоксифен стимулирует рецепторы эстрогенов, одновременно обладая антиэстрогенными свойствами. Препарат был синтезирован для лечения рака молочной железы, он входит в группу тамоксифена. Ралоксифен предупреждает развитие остеопороза, уменьшает риск инсульта и инфаркта миокарда, не повышает риска рака молочной железы.

Для ЗГТ используются конъюгированные эстрогены, эстрадиол валерат, эстриол сукцинат. В США чаще применяются конъюгированные эстрогены, в Европейских странах – эстрадиол валерат. Перечисленные эстрогены не оказывают выраженного воздействия на печень, факторы коагуляции, углеводный обмен и т.д. Обязательным является циклическое добавление к эстрогенам прогестагенов в течение 10–14 дней, что позволяет избежать гиперплазии эндометрия.

Натуральные эстрогены в зависимости от пути введения делятся на 2 группы: для перорального или парентерального применения. При парентеральном введении исключается первичный метаболизм эстрогенов в печени, в результате требуются меньшие дозы препарата для достижения терапевтического эффекта по сравнению с препаратами для перорального применения. При парентеральном применении натуральных эстрогенов используются различные способы введения: внутримышечный, накожный, чрескожный и подкожный. Использование мазей, свечей, таблеток с эстриолом позволяет достигать местного эффекта при урогенитальных расстройствах.

Широкое распространение в мире получили препараты, содержащие эстроген и прогестин. К ним относятся препараты монофазного, двухфазного и трехфазного типов.

Клиогест – монофазный препарат, 1 таблетка которого содержит 1 мг эстрадиола и 2 мг норэтистерон ацетата.

К препаратам двухфазного типа, поставляемым на российский фармацевтический рынок, в настоящее время относятся:

Дивина. Календарная упаковка с 21 таблеткой: 11 таблеток белого цвета содержат 2 мг эстрадиол валерата и 10 таблеток голубого цвета, состоящих из 2 мг эстрадиол валерата и 10 мг метоксипрогестерон ацетата.

Климен. Календарная упаковка с 21 драже, из которых 11 драже белого цвета содержат по 2 мг эстрадиол валерата, а 10 драже розового цвета – 2 мг эстрадиол валерата и 1 мг ципротерон ацетата.

Цикло–прогинова. Календарная упаковка с 21 драже, из которых 11 драже белого цвета содержат по 2 мг эстрадиол валерата, а 10 драже светло–коричневого цвета содержат 2 мг эстрадиол валерата и 0,5 мг норгестрела.

Климонорм. Календарная упаковка с 21 драже: 9 драже желтого цвета, содержащие 2 мг эстрадиол валерата и 12 драже бирюзового цвета, в состав которых входят 2 мг эстрадиол валерата и 0,15 мг левоноргестрела.

Трехфазные препараты для ЗГТ представлены Трисеквенсом и Трисеквенс–форте. Активные вещества: эстрадиол и норэтистерон ацетат.

К монокомпонентным препаратам для перорального применения относятся: Прогинова–21 (календарная упаковка с 21 драже по 2 мг эстрадиол валерата и Эстрофем (таблетки по 2 мг эстрадиола, 28 штук).

Все вышеназванные препараты предполагают кровянистые выделения, напоминающие менструацию. Этот факт смущает многих женщин в менопаузе. В последние годы в стране представлены препараты непрерывного действия Фемостон и Ливиал, при использовании которых кровянистые выделения либо не возникают вообще, либо через 3–4 месяца приема прекращаются.

Таким образом, климактерий, являясь нормальным явлением, закладывает основу многих патологические состояния. Наиболее заметное изменение в климактерии – угасание функции яичников. Уменьшение уровня эстрогенов способствует старению. Вот почему так активно изучается влияние заместительной гормонотерапии на женский организм. Было бы наивным считать, что все беды старения можно ликвидировать гормональными средствами. Но следует признать неразумным отказ от больших возможностей гормонотерапии для сохранения здоровья женщин в климактерии.

 

Литература:

1. Серов В.Н., Кожин А.А., Прилепская В.Н. – Клинико–физиологические основы.

2. Сметник В.П., Кулаков В.И. – Руководство по климактерию.

3. Bush T.Z. The epidemiology of cardiovascular disease in postmenopausal women. Ann. N.Y. Acad. Sci. 592; 263–71, 1990.

4. Canley G.A. et aal. – Prevalence and determinants of estrogen replacement therapy in eldery women. Am. J. Obster. Gynecol. 165; 1438–44, 1990.

5. Colditz G.A. et al. – The use of esstogens and progestins and the risk of breast cancer in postmenopausaal women. N. Eng. J. Med. 332; 1589–93, 1995.

6. Henderson B.E. et al. – Decreased mortality in users of estrogen replacement therapy. – Arch. Int. Med. 151; 75–8, 1991.

7. Emans S.G. et al. – Estrogen deficiency in adolescents and young adults: impact on bone mineral content and effeects of estrogen replacement therapy – Obster. and Gynecol. 76; 585–92, 1990.

8. Emster V.Z. et al. – Benefits of menopausal estrogen and progestin hormone use. – Prev. Med. 17; 301–23, 1988.

9. Genant H.K. et al. – Estrogens in the prevention of osteoporosis in postmenopausal women. – Am. J. Obster. and Gynecol. 161; 1842–6, 1989.

10. Persson Y. et al. – Risk of endometrial cancer after treatment with estrogens alone or in conjunction with progestogens: results of a prospective study. – Br. Medd. J. 298; 147–511, 1989.

11. Stampfer M.G. et al. – Postmenopausal estrogen therapy and caardiovascular disease: ten years follow–up from the Nurses’ Health Study – N. Eng. J. Med. 325; 756–62, 1991.

12. Wagner G.D. et al. – Estrogen and progesterone replacement therapy reduces low density lipoprotein accumulation in the coronary arteries of surgically postmenopausal cynomolgus monkeys. J. Clin. Invest. 88; 1995–2002, 1991.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak