Инфекционные болезни

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №18 от 18.09.1997 стр. 11
Рубрика: Инфекция

Для цитирования: Инфекционные болезни // РМЖ. 1997. №18. С. 11

ОСТРЫЙ БАКТЕРИАЛЬНЫЙ МЕНИНГИТ У ВЗРОСЛЫХ КРИТЕРИИ ДЬЮКА: СПЕЦИФИЧНОСТЬ И ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ ДЛЯ ДИАГНОЗА ИНФЕКЦИОННОГО ЭНДОКАРДИТА СТЕПЕНЬ РИСКА ИНФИЦИРОВАНИЯ РАБОТНИКОВ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ВИРУСОМ ГЕПАТИТА С

ОСТРЫЙ БАКТЕРИАЛЬНЫЙ МЕНИНГИТ У ВЗРОСЛЫХ

М. Усюкина
M. Usyukina

Несмотря на более чем 60-летний опыт применения антибиотиков, бактериальный менингит (БМ) остается тяжелой болезнью, характеризующейся высоким уровнем смертности. Большинство работ последних лет, посвященных исследованию менингококковых инфекций, было направлено на изучение БМ у взрослых и детей или только у детей и лишь в небольшом числе работ рассматривались клинические и патологические особенности этой болезни только у взрослого населения, которое преимущественно и страдает от данного заболевания.
   Настоящее исследование проводилось в департаменте клинической микробиологии (Национальный университетский госпиталь), Рейкьявик, Исландия. Выбор места исследования обусловлен тем, что Исландия является высокоразвитой страной с населением примерно 250 000 человек и полученные данные могут быть репрезентативны в отношении Северной Америки и европейских стран. С 1974 по 1994 г. БМ и менингококковый сепсис были диагностированы у 132 больных (59 мужчин и 73 женщины ). Исследование проводилось выборочно с 1975 по 1980 г., с 1981 по 1986 и с 1987 по 1994 г. Встречаемость БМ составила 3,8 на 100 000 населения.
   Целью настоящего исследования было выявление клинических и микробиологических особенностей БМ у взрослого населения Исландии.
   Основными симптомами заболевания были жар, напряжение мышц шеи и затемненное сознание. У всех пациентов, кроме одного, отмечалось не менее одного симптома болезни. У 9 - 7% обследуемых температура тела была выше 38оС; у 55% - 40оС и выше. Температура держалась 10 дней у 12% пациентов. Напряжение мышц шеи отмечалось у 97 пациентов. У 62 больных наблюдались петехии, пурпуры, из них у 51 был выявлен Neisseria meningitidis, у двух - Streptococcus pneumoniae, у девяти культуры были отрицательными. У 79 больных отмечались нарушения психического состояния: у 53 - измененное сознание, 13 пациентов находились в коме. Эпилептические припадки наблюдались у 12 больных и были представлены в большинстве случаев фокальными припадками и только в двух случаях имели место генерализованные приступы. При этом припадки наиболее часто (20%) отмечались при пневмококковой инфекции, в то время как при менингококковой - в 3% случаев. Рассматривая этиологию бактериального менингита, авторы отмечают, что наиболее частым возбудителем является Neiss
eria meningitidis (56%), на втором месте - Streptococcus pneumoniae (20%), затем идут Haemophilius influenzae и Listeria monocytogenes (по 5%). Результаты исследования спинномозговой жидкости, проведенного в отделении клинической микробиологии в Landspitalinn, были положительными. Люмбальная пункция была проведена у 30% больных. Исходное давление спинномозговой жидкости определяли у трети обследованных, примерно у половины давление превышало 300 мм вод. ст. Почти у всех пациентов в спинномозговой жидкости было повышено содержание глюкозы и снижен уровень протеина. 34 (34%) пациентам из 100 была произведена компьютерная томография мозга, у 10 из них была выявлена патология. Подавляющее число пациентов получали лечение пенициллином или ампициллином в течение 7 - 10 дней. В последние годы около 59% больных лечились цефалоспоринами III поколения. Несмотря на развитие медицины, смертность от бактериального менингита составила примерно 20% взрослого населения и особо не изменилась в течение 20-летнего периода. При этом смертность при менингококковой инфекции составила 16,2%, при пневмококковой - 25,9%. Несмотря на развитие микробиологической и радиологической диагностической техники, введение новейших антимикробных веществ, умирает примерно каждый пятый взрослый больной БМ.

Литература:

 

Sigurdardottir B, Bjornsson OM, et al. Acute bacterial meningitis in adults. A 20-year overview. Arch Intern Med 1997;157:425-9.

 

КРИТЕРИИ ДЬЮКА: СПЕЦИФИЧНОСТЬ И ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ ДЛЯ ДИАГНОЗА ИНФЕКЦИОННОГО ЭНДОКАРДИТА

И. Сидоров
I. Sidorov

Критерии Дьюка для диагноза инфекционного эндокардита с включением данных эхокардиографии, подтвердившие свою более существенную чувствительность по сравнению с прежними критериями, в которые не входили данные эхографии, являются также высокоспецифичными, чтобы исключить это состояние. Так считают авторы этого ретроспективного исследования из Франции.

Они провели сравнительное исследование регистрации медико-биологических показателей 100 взрослых пациентов, у которых рассматривался диагноз инфекционного эндокардита, исключенный в конечном счете в результате альтернативного диагноза и/или исчезновения симптомов в результате незначительного лечения антибиотиками или без лечения. У всех пациентов отмечался жар (неизвестного происхождения в 48 случаях), по меньшей мере дважды проводили культивирование крови и записывали одну трансторакальную эхокардиограмму; 26% пациентов имели предрасположенность к инфекционному эндокардиту.

Авторы подсчитали специфичность критериев Дьюка путем переоценки всех 100 пациентов, как если бы диагноз инфекционного эндокардита не был исключен. Они обнаружили, что только 1 пациент был бы неправильно переоценен (специфичность 99%).

  • В сопровождающей редакционной статье A. Bayer критикует это исследование по трем пунктам:
  • У большинства пациентов была низкая предтестовая вероятность инфекционного эндокардита.
  • Ретроспективный характер исследования препятствовал единой оценке пациентов по всем классическим сосудистым и иммунологическим явлениям, которые ассоциируются с инфекционным эндокардитом.
  • Только двое из участников исследования имели культуры крови, которые оказались положительными на наличие патогенов.

   A. Bayer отмечает, что ценность критериев Дьюка должна быть определена на лихорадящих пациентах, имеющих более высокий предтестовый риск, и в двух популяциях, у которых клинические и эхокардиографические определения инфекционного эндокардита могут быть особенно проблематичны: лихорадящие пожилые пациенты и лихорадящие реципиенты искусственного сердечного клапана.
   И наконец, он приводит доводы о том, что для классификации пациентов, которые не подходят к "клинически определенным" или "отвергнутым" категориям, требуются специфические критерии.

Литература:

  1. Hoen B, BОguinot I, Rabaud C, et al. The Duke criteria for diagnosing infective endocarditis are specific: Analysis of 100 patients with acute fever or fever of unknown origin. Clin Infect Dis (Aug.) 1996;23:298-302.
  2. Bayer AS. Diagnostic criteria for identifying cases of endocarditis - Revisiting the Duke criteria two years later (editorial). Clin Infect Dis (Aug.) 1996;23:303-4.

 

СТЕПЕНЬ РИСКА ИНФИЦИРОВАНИЯ РАБОТНИКОВ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ВИРУСОМ ГЕПАТИТА С

Е. Нурмухаметова
E. Nurmukhametova

Исходя из эпидемиологических закономерностей, медицинских работников в настоящее время относят в группу риска по инфицированию вирусом гепатита С (ВГС). Однако результаты исследований, посвященных изучению распространенности маркеров инфицирования ВГС в этой популяции, не позволяют ни подтвердить, ни опровергнуть окончательно это положение. В связи с актуальностью проблемы авторы предприняли исследование по выявлению распространенности антител к ВГС среди медицинского персонала двух крупных больниц в Великобритании.
   При помощи тест-систем второго поколения для проведения иммуноферментного анализа были исследованы 1949 образцов сывороток, полученных от медицинских работников с января 1994 по октябрь 1995 г. Все позитивные образцы исследовались также при помощи тест-систем третьего поколения.
   В результате было выявлено 4 образца, позитивных независимо от поколения используемых тест-систем, т.е. 2, 05 на 1000 исследуемых образцов.
   Таким образом, полученные данные свидетельствуют о невысокой распространенности антител к ВГС среди медицинских работников. Причем, поскольку обследование проводилось анонимно, попыток выявления возможных дополнительных факторов риска (гемотрансфузии, внутривенная наркомания) в отношении 4 инфицированных лиц не проводилось. Следовательно, истинная инфицированность, связанная с профессиональной деятельностью, возможно, еще ниже.

Литература:

Neal KR, Dornan J, Irving WL. Prevalence of hepatitis C antibodies among healthcare workers of two teaching hospitals. Who is at risk? BMJ 1997;314:179-80.

 


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak