Отзыв на статью проф. Л.Е. Гореловой

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №20 от 07.10.2006 стр. 1496
Рубрика: История медицины

Для цитирования: Отзыв на статью проф. Л.Е. Гореловой // РМЖ. 2006. №20. С. 1496

Мы бы хотели поблагодарить Л.Е. Горелову, профессора Московской Медицинской Академии им. И.М. Сеченова за ряд интересных исторических публикаций в Русском Медицинсом Журнале [1–3]. Особенно вдохновляющей для нас оказалась статья о жене Ивана Михайловича Сеченова, Марии Александровне [1]. Ознакомление с этой статьей подтолкнуло нас на исследование литературы, убедительно демонстрирующей, что историческая миссия Марии Боковой–Сеченовой и ее подруги Надежды Сусловой, получивших диплом доктора медицины в 60–е годы XIX века, подчеркивается и очень высоко оценивается специалистами не только в России, но и за рубежом. Например, в Истории Офтальмологии под редакцией американских ученых Д. Алберта и Д. Эдвардс [4] отмечается феномен «Цюрихской семерки» студенток, включавший вышеупомянутых россиянок, приехавших в надежде получить право работать врачем в Швейцарию; в страну впервые в мире отменившую дискриминацию женщин в обучения искусству медицины. И хотя в России дамы начали посещать медициские леции в качестве вольнослушательниц в 1861 году, уже в 1863 году доступ в Российские Университеты для них был закрыт. Тем не менее именно Н. Суслова, упомянутая Л.Е. Гореловой как первая женщина–доктор России, названа и первой женщиной в мире, удостоившейся столь престижного звания по окончании университета наравне с мужчинами. Любопытна также следующая оценка: «Успех Цюрихского эксперимента (имеется ввиду совместное обучение на медицинском факультете университета в Цюрихе) следует считать заслугой не только женщин, дерзнувших быть первыми в их стремлении воплотить свои мечты о целенапраленной жизни, но и преподавателей университета состоящего исключительно из мужчин, которые отвергли американскую модель развития отдельного обучения для девушек» [4].

Одним из этих преподавателей был не кто иной как Фридрих Горнер, известный по одноименному синдрому недостаточности симпатической иннервации тканей лица. Первый швейцарский профессор–офтальмолог, он стал руководителем диплома М. Сеченовой–Боковой, который она защитила в 1870 году. Выбор этого руководителя вероятно не был случаен. На становление Фридриха Горнера большое влияние оказал знаменитый физиолог Карл Людвиг, в лаборатории которого стажировался и И.М. Сеченов, называя последнего «несравненным учителем и другом», советы и рекомендвции которого ученику не прерывилась более 30 лет [5]. Предшествующая исследовательская работа Марии Александровны под руководством Сеченова в области психофизиологии зрения очевидно также способствовала ее специализации. Знаменательно, что описание клинического случая паралича лицевой симпатической иннервации, которое утвердило имя Горнера в истории медицины, появилось в печати в 1869 году [6], то есть за год до защиты диплома М. Сеченовой–Боковой. Не внесла ли россиянка какой либо вклад в эту работу, помогая своему профессору в клинике? Литературные источники отмечают, что интересы дипломницы были сконценрированы на болезнях роговицы. Сам Горнер, по всей видимости, не предполагал что небольшая статья–заметка о крестьянке с опущением правого века, суженным зрачком и нарушениями сосудистой регуляции и потоотделения кожи головы и лица будет иметь столь мощный резонанс в будущем. По иронии судьбы описание классической триады симптомов десимпатизации, влючающей птоз, миоз и понижение потоотделения на пораженной стороне, появлялось во французской и англо–американской научной литературе неоднократно и до описания сделанного Горнером [7].
Доминирование немецкого языка в медицине и особенно в офтальмологии во второй половине ХIX века и во время первой мировой войны узаконило имя швейцарского профессора за вышеуказанным синдромом. Тем не менее, в Европе окулосимпатическая десимпатизация иногда именуется синдромом Бернара–Горнера (или Горнера–Бернара), в знак признания вклада знаменитого французского физиолога Клода Бернара*, который описал западение глазного яблока, миоз и другие последствия нарушений симпатической иннервации головного отдела у экспериментальных животных за 15 лет до публикации Горнера. В клинической практике во Франции нередко имя Горнера опускается совсем [8]. Упорство французов в подчеркивании роли Клода Бернара привело к путанице в терминологии. В англоязычной литературе, а также в некоторых руководствах на русском языке [9], под синдромом Клода Бернара подразумевается редко отмечаемая гиперактивация симпатических волокон проявляющаяся в расширении зрачка, выстоянии глазного яблока и других нарушениях противоположных тем, которые наблюдаются при синдроме Горнера. Во Франции же сидром повышенной активности лицевых симпатических нервов носит имя Пети (Petit), в честь парижского офтальмолога, описавшего как этот синдром, так и последствия лицевой десимпатизации в начале XVIII задолго до Бернара или Горнера.
В дополнение к исторической справке, для нас как преподавателей у студентов медиков, интернов и резидентов, кажется также важным отметить, что в ряде источников [10,11] утверждается отсутсвие западения глазного яблока (энофтальма) при синдроме Горнера у человека. Согласно этим источникам, реальный энофтальм наблюдается только у животных, тогда как у человека западения глазного яблока только кажущееся. Опущение века создает эту иллюзию, тогда как на самом деле позиция глазного яблока в орбите не изменяеся. В то же время, в ряде учебников и руководств как на английском [12], так и на русском языке [9] этот момент не находит освещения.
Последняя часть статьи Л.Е. Гореловой посвящена печальным событиям связанным с похоронным завещанием и смертью прототипа Веры Паловны из романа Н. Г. Чернышевского «Что делать?», ушедшей в 1929 году на 90–том году жизни. Руководитель ее дипломной работы, будучи всего на восемь лет старше, к тому времени почивал в земле уже 43 года. Тем не менее, «тропа» проложенная Н. Сусловой и М. Сеченовой–Боковой долго не зарастала. Целый ряд женщин, включая Пульхерию Яковлеву из России, продолжал писать дипломы в 70–80–е годы XIX века под руководством Фридриха Горнера, 120 годовщина со дня смерти которого отмечается в 2006 году. 2005 год памятен нам столетием со дня смерти супруга Марии Александровны, И.М. Сеченова, широко известного за свой почин в поддежке права женщин на получение высшего образования и участия в научных изысканиях. Отрадно, что профессор Л.Е. Горелова стимулирует наши мысли и поиск, помогающие лучше понимать прошлое и ценить настоящее.

Литература
1. Горелова Л.Е. 2004. Судьба прототипа Веры Павловны, героини романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?» РМЖ, 12, 866–870
2. Горелова Л.Е. 2005. История болезни и смерть Александра I. РМЖ, 13, 609
3. Горелова Л.Е. 2005. Легенды о смерти Николая I. РМЖ, 13, 1506–7
4. Ross R.D. 1996. Pioneering women in ophthalmology. pp. 273–302. In: The History of Ophthalmology. Eds. D.M. Albert and D.D. Edwards. Blackwell Science.
5. Григорьев А.И., Григорьян Н.А. 2004. Патриарх русской физиологии. К 175–летию со дня рождения И.М. Сеченова. Вестник Росс. Акад. Наук, 74, 633–43.
6. Horner F. 1869. Uber eine Form von Ptosis. Klin. Monat. Augeheilkunde, 7, 193–8.
7. Thomson H.S. 1986. Johann Friederich Horner (1831–1886). Am. J. Ophthalmol, 102, 792–5.
8. Ross I.B. 2004. The role of Claude Bernard and others in the discovery of Horner’s Syndrome. J. Am. Coll. Surg, 199, 976–980.
9. Сандригайло Л.И. 1986. Вспомогательные методы диагностики в нейропатологии и нейрохирургии. Минск, Вышэйшая Школа, 271 стр.
10. H.L. van der Wiel, J. van Gijn. 1987. No enophthalmosis in Horner’s syndrome. J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry, 50, 498–9.
11. Darroff R. 2005. Enophthalmosis is not present in Horner Syndrome. PLoS Medicine, 2, 0357
12. Physiology. 2004. Eds. R.M. Berne, M. N. Levy, B. M. Koeppen, B. A. Stanton. 5th edition. Mosby, 1014 pp.

Юрий Cтепанович Загваздин,
профессор кафедры физиологии колледжа медицинских наук университета «Nova», Форт Лодердэйл, CША
Ия Борисовна Загваздина,
профессор кафедры семейной медицины
медицинского университета, Майами, США


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak