Первый медицинский журнал России

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №24 от 09.12.2002 стр. 1133
Рубрика: История медицины

Для цитирования: Горелова Л.Е. Первый медицинский журнал России // РМЖ. 2002. №24. С. 1133

ММА имени И.М. Сеченова



В столичной газете «Санкт–Петербургские ведомости» 29 июня 1792 года появилось большое сообщение, вызвавшее интерес читателей. В нем «некоторое общество опытных врачей», ссылаясь на пользу издания медицинских сочинений в Швейцарии, Германии и Англии, сообщало о своем намерении «для почтенной российской публики издавать такого же рода сочинения, касающиеся до человеческого здравия».

 

Так впервые «почтенная российская публика» узнала о примечательном событии – предстоящем рождении в России медицинской периодической печати.

До последнего десятилетия XVIII века в России не издавалось медицинских журналов. Правда, еще в 60–х годах медицинская коллегия (ее президентом тогда был барон А.И.Черкасов) подумывала о периодическом медицинском издании – журнале «Записки русских врачей». В нем предполагалось публиковать сочинения врачей научного и научно–практического характера. А таких сочинений было немало: только за годы деятельности Медицинской коллегии (с 1763 по 1803 гг.) их набралось около тысячи.

Но время шло, во Франции, Англии, Германии, Италии и некоторых других странах Западной Европы давно уже выходили специальные медицинские журналы (как известно, первый из них начал издавать парижский хирург Н.Бленьи еще в конце XVII века). А в Медицинской коллегии все еще продолжались бесконечные разговоры на эту тему, дело с места не двигалось.

Наконец, в 1792 году с новой инициативой выступили члены существовавшего тогда в Петербурге «кружка немецких врачей» – этот кружок и был тем самым «некоторым обществом опытных врачей», о котором говорилось в газетном сообщении.

Это были врачи, которые, обретя в России вторую родину, трудились честно и самоотверженно, стремились внести свой вклад в развитие российской медицины. Вот к ним–то и принадлежали члены образовавшегося в Петербурге в 1792 году «кружка немецких врачей» – «немецкими» они были только по происхождению.

Предполагают, что инициатором создания медицинского журнала был Ф.К.Уден. Федор (или Фридрих) Карлович Уден родился в Пруссии, изучал медицину в Берлинской медико–хирургической коллегии и в Галльском университете, в 1776 году получил докторский диплом. Небезынтересно, что, кроме медицины, он изучал еще и горное дело, став, очевидно, неплохим специалистом. Об этом свидетельствовал, в частности, тот факт, что в 1783 году он получил чин горного советника в государстве Саксен–Веймаре. В 1786 году Уден приехал в Россию (его рекомендовал ганноверский лейб–медик Циммерман) и был принят как врач на государственную службу.

В 1779 году он был избран почетным членом Медицинской коллегии, в 1800 году назначен профессором патологии и терапии медико–хирургической академии. В 1800 году по приказу императора Павла I ездил в Тифлис лечить царя Грузии. В 1802 году Ф.К.Уден был утвержден ученым секретарем Петербургской медико–хирургической академии.

Пользовались известностью такие его труды, как «Фармакопея» (1818 год, на латинском языке) и особенно «Академические чтения о хронических болезнях» в семи частях (1816–1822) – эти «чтения» были, по сути, первым оригинальным учебным руководством по частной патологии и терапии для студентов–медиков и врачей. В этом руководстве он, в частности, описал перкуссию и отметил ее большое значение.

В 1792 году Ф.К.Уден (а был он, по словам историка медицины Я.А.Чистовича, «человек обширного образования и неуклонной энергии») приехал в Петербург и, войдя в «кружок немецких врачей», сразу же загорелся идеей издания медицинского журнала. Документы подтверждают, что именно Уден начал «пробивать» издание журнала – и уже тогда, надо сказать, сделать это было совсем нелегко.

Первым делом Уден обратился с просьбой разрешить выпускать такое издание в Медицинскую коллегию – высший орган управления медицинским делом в России. В архиве сохранилось его обращение: «Я намерен выдать еженедельное сочинение под названием «Беседующие врачи, или общеполезная врачебная переписка». Оного сочинения, собственно мною на российском языке написанного, честь имею первый лист при сем прилагать, и таким образом еженедельно поступать, и покорнейше прошу по рассмотрении дозволить мне оною выпускать в печать. Федор Уден».

Название для журнала Уден выбрал самое, на его взгляд, простое – «Беседующие врачи, или общеполезная врачебная переписка». Вместе с просьбой разрешить издание Уден представил Медицинской коллегии «первый лист» (первый номер) «Беседующих врачей», в котором, в частности, была сделана попытка изложить направление будущего издания. К сожалению, этот «лист» не дошел до нас, и мы не можем судить о первоначальной «редакционной программе». Известно лишь одно: Медицинской коллегии эта программа явно не понравилась, поскольку, как гласил официальный документ, сохранившийся в архиве, «при рассмотрении коллегиею, примечено некоторое в оном положение до веры и церковных обрядов относящееся». Негативное отношение к вере, церковным обрядам заключалось, вероятно, в том, что больным разрешалось в постные дни есть скоромное.

Скорее всего, отказ Медицинской коллегии был продиктован соображениями политического свойства. Ведь начало 90–х годов XVIII века – конец царствования императрицы Екатерины II – был ознаменован в России гонениями властей на свободную мысль, на печать.

В общем, можно утверждать, что время для выпуска первого российского медицинского журнала было выбрано не слишком удачное. Так или иначе, но Медицинская коллегия не разрешила издание «Беседующих врачей».

Однако эта неудача отнюдь не смутила Ф.К. Удена, подтвердившего свою славу «человека обширного образования и неуклонной энергии». Чтобы обезопасить будущий журнал от новых провалов, он решил заручиться поддержкой влиятельных особ. Ему удалось добиться покровительства всесильного временщика графа Платона Александровича Зубова. Никаких препятствий больше не возникало. «Позвольте, сиятельнейший граф, изъявить чрез сие перед всем светом достодолжное и глубочайшее наше к вам высокопочтение, – благодарили его «сочинители врачебных ведомостей», – с коим, поручая себя в покровительство ваше, пребываем навсегда вашего графского сиятельства всепокорнейшие слуги».

Читатели столичных «Санкт–Петербургских ведомостей» смогли познакомиться и оценить программу будущего медицинского издания. «Цель его, – писала столичная газета, – состоит в том, чтоб уяснить природу человека, открыть все, что имеет влияние на здравие человеческое, истребить во врачестве встречающиеся предрассуждения, и по надежнейшим способам всех времен и народов подать руководство к познанию и врачеванию почти всех болезней, которым подвержены бывают знатные и богатые, женский пол, сидячие люди, дети и простой народ; также как в заразительных болезнях себя содержать или предохраняться от оных». Это была очень рациональная программа, адресованная, прежде всего, врачам, но не только им, а еще и широкому кругу читателей.

Что касается названия, то издатели оставили прежнее – «Беседующие врачи или общеполезная врачебная переписка». Издание должно было начаться в июле и выходить «каждую неделю по одному листу». Подписка принималась на полгода и стоила довольно дорого – в Петербурге 2 рубля 50 копеек, а вне его – 5 рублей (по тем временам – огромные деньги).

Издателем журнала стал известный петербургский книгопродавец И.Д. Герстенберг – его издательство находилось на Вознесенской улице, напротив строившейся тогда Исаакиевской церкви. Издание предполагалось начать с первого июля. Но хлопоты, неизбежные при всяком новом деле, растянулись на четыре месяца – только 2 ноября 1792 г. журнал, наконец, вышел в свет. Назывался он, правда, уже не «Беседующие врачи», а «Санкт–Петербургские врачебные ведомости».

В первом полугодии у журнала было 208 подписчиков – по тем временам довольно большое число. Среди подписчиков (их тогда называли «пренумерантами») было много врачей и аптекарей из больших и малых городов Российской империи.

Естественно, что больше всего пренумерантов оказалось в обеих столицах – Петербурге и Москве. Среди московских подписчиков были профессора Московского университета, известные врачи. Пренумерантами журнала стали, кроме медиков, армейские и флотские офицеры, купцы, крупные сановники и вельможи, священнослужители, государственные служащие, юристы, инженеры – в общем, широкий круг образованных людей.

О выпуске первого номера сообщила столичная газета «Санкт–Петербургские ведомости». В пространном объявлении, опубликованном в газете 5 ноября 1792 г., излагалась обновленная программа медицинского журнала, «в котором все, до здравия и болезней касающееся описано будет, сколько возможно, ясно и подробно». Причем двигалось обещание «чрез сии общеполезные врачебные ведомости подавать надежнейшее и спасительнейшее наставление». Новое издание открывало посвящение графу П.А. Зубову.

Уже первые листы (номера) показали, что новый журнал поставил себе целью пропагандировать передовое направление в медицине, которая тогда, во второй половине XVIII в., лишь начинала развиваться на научных основах.

О чем же писали «Санкт–Петербургские врачебные ведомости»? В первом номере журнала разбирался вопрос «о происхождении различия между врачами и лекарями», причем под «лекарями» подразумевались хирурги. Подробно проанализировав историю медицины, начиная от античных времен, журнал поддерживал мнение медиков знаменитой Салернской школы, что «без настоящей хирургии действительная врачебная наука быть не может и что совершенство врачевания зависит от соединения хирургического искусства со знанием врачебным». В то же время особо подчеркивалось, что в России никогда не существовало присущего Западной Европе антагонизма между врачами и хирургами, сохранявшегося там еще и в XVIII веке. «Одно токмо Российское государство уже с давнего времени представило о сем случае всем прочим европейским державам пример мудрого своего законодательства, – писал журнал. – В оном сходственно с существом дела не полагается ни малейшего различия между внутренним и наружным врачебным искусством».

Журнал отстаивал прогрессивные идеи, рассматривал различные проблемы медицинской науки и практики: кровопускание, наследственные болезни, заболевания, связанные с образом жизни.

Практическим врачам в первую очередь адресовались советы, как поступать при кровотечении из носа, при желудочной судороге, какую употреблять пищу, как перевязывать пуповину, как ухаживать за новорожденными. Пропагандировалось материнское вскармливание новорожденных, рациональные методы ухода за детьми первых месяцев жизни, способы воспитания детей до 3 лет и прочее. Простота и доступность изложения делали их полезными для любого читателя.

Периодически журнал публиковал и небольшие информационные материалы. Таковы были, например, занимательные факты из медицинской практики («Полезное средство от тоски», «Испытание», сообщения о переливании крови). Интересно, что в журнале была опубликована присланная из Лейпцига небольшая статья доктора Ганемана (будущего основоположника гомеопатии) – о винной пробе.

Первые полгода, до лета 1793 г., журнал выходил регулярно – один раз в неделю.

Журнал обращал внимание своих читателей на наиболее актуальные проблемы медицины. Так, несомненный интерес представляла статья о ломотной болезни (ревматизме). В соответствии с представлениями того времени в ней утверждалось, что «ломотная болезнь, ревматической или простудный лом и сама подагра принадлежит все к одному отродию. Отец их – неумеренность в пище, а мать – леность». Автор статьи считал, что «крестьянин и рабочий человек не знает ни ломотной болезни, ни подагры, ни прочего тому подобного, оттого что живет умеренно, а при том довольно работает».

Интересна также классификация ломотных болей данных в статье: ревматический лом или лом в членах, ломотную болезнь и подагру или «ногоболение». Излагалась симптоматика и методы лечения каждой нозологической формы, причем автор статьи ссылался, как правило, на собственный опыт.

Полезными для врачей и аптекарей были сведения о различных мазях и бальзамах, которые применялись при ожогах, при глазных заболеваниях, для лечения ран и чесотки, утоления боли и других болезней. Журнал пропагандировал применение «хинхины или корки лихорадистой» (т.е. хинина), как средства для тех, кто часто бывает в «климатах, вредных здоровью», причем автор сообщения ссылался как на опыт английских врачей, так и на собственный опыт.

Несомненный интерес вызывали статьи «О главнейших причинах продолжительности болезней» – ими считались прежде всего неумеренность в пище и питье, а также «Письма к благородной особе», где излагались рекомендации по здоровому образу жизни. Давались рекомендации врачам, как действовать при удушье, при отвращении от пищи, при перемежающихся лихорадках, при различных других лихорадках.

Журнал публиковал письма читателей, в основном врачей. Так, в одном из таких писем врач, «пожелавший, чтобы его имя осталось неизвестным», сообщал об интересном случае из своей практики – исцеление от внезапно возникшей слепоты.

В июле 1794 г. вышел последний, 52–й номер журнала. После этого его издание прекратилось – можно лишь гадать, почему это произошло. Впрочем, поскольку издание медицинских журналов и газет всегда было делом хлопотным и отнюдь не прибыльным, не исключено, что журнал перестал выходить из–за недостатка средств, или, как говорят сейчас, из–за отсутствия спонсоров.

Первый медицинский журнал, выходивший в XVIII веке, достаточно представлял медицину России того времени. Этот журнал заложил в нашей стране фундамент научной медицинской печати, играющей важную роль в развитии медицинской науки и практики.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak