Сальпетриер: наука, искусство, техника

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №10 от 05.05.2010 стр. 725
Рубрика: История медицины

Для цитирования: Василенко В.В. Сальпетриер: наука, искусство, техника // РМЖ. 2010. №10. С. 725

В 1837–1887 гг. Парижское медико–социальное учреждение Питье’–Сальпетрие’р было приютом для престарелых и душевнобольных женщин1. В 1833 г., согласно архивным данным2, в комплексе Сальпетриер на 4400 коек пребывали 222 душевнобольных на лечении, 923 женщины с психическими расстройствами, признанные не подлежащими лечению, и 266 пациенток с эпилепсией и судорожными синдромами (рис. 1). Последнее массовое упоминание о госпитале Саль­петриер в СМИ связано со смертью в этом современном многопрофильном госпитале принцессы Уэльской Дианы 31 августа 1997 г.

Ж.–М. Шарко’ был назначен директором клиник Сальпет­риер в 1862 г. и оставался таковым в течение 30 лет, до смерти. В 1882 г. было создано специальное подразделение – кафедра неврологии, названная Клиникой болезней нервной системы3. Это была вершина карьеры Шарко. На смену ему 1 января 1895 г. пришел любимый ученик Бабинский4. Политический иммигрант из Польши, входившей в состав Российской империи, Бабинский хорошо известен врачам по одноименным симптомам и синдромам (синдромы Бабинского, Бабинского–Нажотта5, Бабинского–Фромана6).
Доктор Шарко7 – великий врач Франции, гигант, стоящий на плечах гигантов. Он был учеником, а в последующем другом знаменитого нейрофизиолога Дюше’нна Булонского8. Учите­ля­ми Дюшенна и Шарко, имена которых знает каждый врач, были Лаэнне’к9, Дюпюи­тре’н10 и Крювелье’11 (рис. 2).
Лаэннек более всего известен изобретением стетоскопа и анализа получаемых с его помощью сведений о состоянии сердца и легких12.
Дюпюитрену принадлежит множество научных трудов, современники называли его «Наполеоном хирургии». Благодаря гигантской трудоспособности он стал самым состоятельным врачом своего времени13. Дюпюитрену принадлежит апофегма: «Я предпочитаю умереть по божественному установлению, а не от руки человека».
Патолог Крювелье на основании огромного практического опыта издавал долгое время «Патологическую анатомию человеческого тела» с цветными литографиями14. Этот труд он посвятил коллеге Дюпюитрену. Издание содержит более 200 цветных рисунков, выполненных известным французским художником Каза’лем15.
Дюшенн прозвал себя Булонским, чтобы можно было отличать его персону от модного в высшем свете врача со сходным по произношению именем16. Дюшенна не признавали французские академики, но он был избран почетным членом и членом–корреспондентом академий зарубежных, в т.ч. Петербургской. Он первым применил прижизненную биопсию тканей для микроскопического исследования и вообще в работе использовал новейшие достижения науки и техники. Так, он был пионером электрофизиологии, с целью лечения болезней периферической нервной системы разрабатывал методики гальванизации, недавно изобретенной физиологами Мажанди’17 и Сарландье’ром18.
В эти годы начинает бурно развиваться фотография, и Дюшенн внедрил в клиническую практику фотографирование пациентов (рис. 3).
Днем рождения фотографии считают 7 января 1839 г., когда француз Даге’р19 обнародовал устами знаменитого ученого Араго’20 в Парижской Академии наук изобретенный им метод получения изображения на солях серебра, первый практически пригодный способ фотографии, названный дагерротипией. Дагер опирался на результаты опытов своего соотечественника Нье’пса21 (рис. 3а).
В 1862 г. был издан альбом Дюшенна – первая научно–медицинская публикация фотографий пациентов22. Дюшенн также исследовал выражения эмоций человеческим лицом. Его соответствующие фотографии пациентов воспроизвел литографически Дарвин в книге «Выражение эмоций у человека и животных» (1872)23 (рис. 4а и 4б).
Вернемся к фигуре Шарко. Это главный из группы талантливых врачей, кто превратил парижский госпиталь Сальпетриер в центр медицинской науки всемирного значения. Его предшественниками в Саль­пет­риере были Крювелье и Ласе’г24. Невропатолога Ласега благодаря его энциклопедическим знаниям называли «универсальным специалистом». В 1848 г. он по поручению правительства отправлялся изучать свирепствовавшую тогда на юге России холеру.
Шарко – основатель французской классической школы неврологии. Его имя связано с более чем 15 ме­дицинскими эпонимами.
Педагогическим новшеством явились клинические разборы пациентов в торжественной театрализованной обстановке (рис. 5). Широкую популярность имели лекции Шарко об истерии и гипнозе, они даже привлекали знаменитостей и аристократичную публику. В то время его называли Цезарем Сальпетриера. Он был не только талантливым артистом, но и большим любителем животных, сознательно избегавшим опытов над животными в противоположность своему русскому коллеге25. На двери его рабочего помещения имелась надпись: «Vous ne trouverez pas une clinique des chiens chez moi»26.
Шарко – основатель научной психопатологии. Ко времени, когда он подошел к изучению природы истерии, эта болезнь считалась исключительно женской, а ее причины видели в нарушении работы матки. Под влиянием Шарко психические расстройства стали изучать систематично и рационально. Его учеником и основателем психоанализа был Зигмунд Фрейд27. Если Шарко у пациентов в состоянии гипноза искал органический базис истерии, то Фрейда этот метод стимулировал к анализу психологических причин неврозов. Четыре месяца 1885 г., которые Фрейд провел в клинике, определили направление его дальнейшей работы.
В сотрудничестве с молодым учеником, обладающим способностями и рисовальщика, Рише’28, Шарко публикует два тщательно иллюстрированных произведения, посвященные нервным болезням: «Одержимые в изобразительном искусстве» (67 литографий)29 и двумя годами позже «Уродства и болезни в изобразительном искусстве» (87 литографий)30. В 1882–95 гг. патолог Рише возглавил лабораторию клинических болезней нервной системы. Он написал ряд ра­бот по физиологии и клинике нервных болезней, а также из­дал «Худо­жественную анатомию»31 и затем «Худо­жест­вен­ную физиологию»32 (рис. 6).
Талантливыми учениками Шарко среди прочих были Мари’33, Бехтерев34, Туре’тт35.
Пьер Мари был очень продуктивным ученым–невропатологом, однако наиболее значимым из ранних его трудов было первое описание акромегалии36. Его докторская диссертация была посвящена тиреотоксикозу37. В 1917 г. он занял место руководителя кафедры, организованной Шарко. Бехтерев стал основателем русской научной школы неврологии, психиатрии и психологии. Туретт изучал преимущественно истерию и гипнотические состояния. Известны описанные им одноименные болезнь и синдром. Высокообразован­ный Туретт часто выступал публично по разнообразным вопросам искусства, литературы и науки. Он поместил в газете статью, посвященную истерии в рядах германской армии, чем вызвал негодование Бисмарка38.
Шарко продолжил внедрение фотографии в научную практику. Очень существенный вклад в создание научных трудов и фотохроник внес пионер медицинской фотографии и – уже в ХХ в. – рентгенографии Альбер Лонд39. Он увлекся хронофотографией, которая позволяла делать снимки через заданные промежутки времени. Эта техника позволяла «расчленить» для изучения движения человека и животного (рис. 7). Лонд зна­чительно усовершенствовал фотографическую аппаратуру, разработал условия для фотосъемки, стал авторитетом своего времени по фотографическим процессам и технологиям (рис. 8).
Этот изобретатель был также журналистом, фотохудожником. Помимо этого он сотрудничал с Бертильо’ном40, участвуя в создании службы юридической идентификации (изобретение и внедрение антропометрического фотографирования).
Лонд сотрудничал с Фото­графической лабораторией Сальпетриер, а в 1884 г. стал ее руководителем. Фактичес­ки он участвовал во всех медицинских проектах, связанных с применением фотографии.
Ближайшими помощниками Шарко в «фотографическом направлении» были его ученики Бурневилль41 и Рень­яр42. Бурневилль был ассистентом Шарко с 1870 по 1879 г., его перу принадлежит ряд научных исследований43 и описание одноименной болезни. Он подготовил к публикации собрание трудов учителя, организовал первую школу для умственно отсталых детей, сов­местно с Реньяром осуществлял издание «Фотохроники госпиталя Сальпетриер»44, третий том которой был посвящен гипнозу, сомнамбулизму и магнетизму (рис. 9–12).
Реньяр в 1887 г. выпустил книгу «Умственные эпидемии. Историко–психиатрические очерки» (так она названа при переводе на русский язык)45. В эпилоге, озаглавленном «Психозы ХХ века», он писал:
«Мы изменили бы принципу, руководившему нами при составлении этого труда, если бы решились предсказывать, какой вид примут душевные болезни XX столетия, предполагая, что в каждом веке они отливаются в свою особую форму.
Разве мы не указывали постоянно на социальные условия, поддерживавшие эти умственные эпидемии, и не обращали внимания читателя на то, что этими условиями были внешние обстоятельства и окружающая нравственная среда?
...Вот этиологические элементы, из которых могла бы возникнуть социальная болезнь будущего. По нашему мнению, они лишь косвенно будут способствовать ее образованию. Прямые же и более серьезные патологические признаки следует искать в другом месте. Социальные неравенства, часто несправедливые, с каждым днем все более и более побуждают людей искать средства для уничтожения нищеты одних и непомерной роскоши других. Забыв, что равенство, которое не встречается ни в области физической, ни в области нравственной, еще менее может быть присуще общественному положению граждан, эти теоретики тщетно ищут средства для осуществления его в экономических условиях.
Так как вновь возникающие перед ними затруднения обостряются, то некоторые из этих теоретиков сочли более удобным упразднить идею реформ и заменить ее идеей всеобщего и внезапного разрушения современного социального строя, с тем чтобы создать нечто иное на почве, очищенной от его развалин.
Подобные результаты могут быть достигнуты лишь при помощи огня и меча. Поэтому я сильно опасаюсь, что наиболее характерной умственной эпидемией XX века может стать бред фанатического насилия, крови и разрушения».
Этот прогноз оказался более конкретным, чем предсказания Нострадамуса — врача из более отдаленного прошлого Франции46.

1 «Hospice de la Vieillesse–Femmes».
2 Charcot Library Archives, Hôpital Pitié–Salpêtrière, Paris.
3 Clinique des Maladies du Syst me Nerveux.
4 Корректнее: Бабинскú; Joseph Jules François Félix Babinski,
1857–1932.
5 Babinski J., Nageotte J. Hémiasynergie, latéropulsion et miosis
bulbaire. Nouvelle iconographie de la Salpêtrière, 1902: 492. Jean
Nageotte, 1866–1948.
6 Babinski J., Froment J. Troubles nerveux d’ordre reflexe. In:
Hysterie, pithiatisme et troubles nerveux d’ordre reflexe. Paris,
Masson, 1917. J. Froment, 1878–1946.
7 Jean–Martin Charcot, 1825–93.
8 Guillaume Benjamin Amand Duchenne de Boulogne, 1806–75.
9 René–Théophile–Hyacinthe Laënnec, 1781–1826.
10 Baron Guillaume Dupuytren, 1777–1835.
11 Léon Cruveilhier, 1791–1874.
12 LaënnecR. De l’auscultation médiate, ou traité du diagnostic des
maladies des poumons et du coeur, fondé principalement sur ce
nouveau moyen d’exploration. 2 volumes. Paris 1819; 1826; 1831
by Mériadec Laënnec; 3 volumes 1836.
13 Свергнутому, а потому находившемуся в стесненных обстоя-
тельствах королю Шарлю Х (правил в 1824–30 гг.) барон
Дюпюитрен предложил помощь в размере миллиона франков.
14 CruveilhierL. Anatomie pathologique du corps humain, ou description,
avec figures lithographiées et colorieés, des diverses alterations
morbides dont le corps humain est susceptible. 2 textvolumes
et 2 volumes atlas. Paris, J. B. Baillière, 1829–1842.
15 Antoine Chazal, 1793–1854.
16 Édouard Adolphe Duchesne, 1794–1869.
17 François Magendie, 1783–1855.
18 Jean–Baptiste Sarlandière, 1787–1838.
19 Louis–Jacques–Mandé Daguerre, 1787–1851.
20 Dominique François Jean Arago, 1786–1853.
21 Joseph Nicéphore Niépce, 1765–1833.
22 DuchesneÉ. Album de photographies pathologiques com plé -
mentaire du livre intitulé de l’électrisation localisée. Paris, Ballière
et fils, 1862.
23 Darwin, C.R. 1872. The expression of the emotions in man and
animals. London: John Murray.
24 Корректнее: Лазéг. Ernest–Charles Lasègue, 1816–83.
25 Иван Петрович Павлов, 1849–1936; создатель учения о выс-
шей нервной деятельности, академик Петербургской АН с
1907 г.
26 Здесь нет клиники для собак.
27 Sigmund Freud, 1856–1939.
28 Paul Marie Louis Pierre Richer, 1849–1933.
29 Charcot J.–M., Richer P. Les démoniaques dans l’art. Paris, A.
Delahaye & E. Lecrosnier, 1887.
30 Charcot J.–M., Richer P. Les difformes et les maladies dans l’art.
Paris, Lecrosnier & Babe, 1889. Сравни: История уродства / под
ред. У. Эко (М.: Слово, 2007. – 456 с.).
31 RicherP. Anatomie artistique: description des formes extérieures
du corps humain au repos et dans les principaux mouvements.
Avec 110 planches renfermant plus de 300 figures dessinée. Paris.
E. Plon, Nourrit et Cie, Imprimers–Editeurs. 1890.
32 P. Richer. Physiologie artistique. Avec 300 figures et 6 planches,
334 p. Paris, Doin, 1895.
33 Pierre Marie, 1853–1940.
34 Владимир Михайлович Бехтерев, 1857–1927
35 George Albert Edouard Brutus Gilles de la Tourette, 1857–1904.
36 Pierre Marie. Sur deux cas d’acromégalie. 1886.
37 Pierre Marie. Des formes frustes de la maladie de Basedow.
Thèse de doctorat, Paris, 1883.
38 Отто Эдуард Леопольд Бисмарк фон Шенхаузен — рейхс-
канцлер (глава правительства) Германии в 1871–90 гг., органи-
затор военно–политического Тройственного союза 1882 г.,
направленного против Франции и России. Бисмарку принадле-
жит выражение «Русские долго запрягают, но быстро едут».
39 Albert Londe, 1858–1917.
40 Bertillon, 1853–1914; автор системы приемов судебной иден-
тификации (бертильонажа).
41 Desiré–Magloire Bourneville, 1840–1909.
42 Paul–Marie–Léon Regnard, 1850–1927.
43 BournevilleD.M. Recherches cliniques et thérapeutiques sur l’épilepsie,
l’hysterie et l’idiotie. 1872–1875.
44 Bourneville D.M., Paul Regnard. Iconographie photographique de
la Salpêtrière. Service de M. Charcot, 3 vol. Paris, V. Adrien
Delahaye 1876–1880.
45 RegnardP. Les maladies épidémiques de l’esprit: sorcellerie,
magnétisme, morphinisme, délire des grandeur. 1887. E. Plon,
Nourrit et Cie, Paris; 429 p., 120 plates. Уже в 1889 г. книга была
опубликована в России в переводе Эл. Зауэр, Издание
Ф. Павленкова. Повторное издание: M.: Emergency Exit, 2004.
46 Michel de Notredame, 1503–66; в 1534 г. удостоен звания док-
тора медицины и латинского имени Nostradamus.
47 Французский художник–академист Pierre–André Brouillet,
1857–1914.
48 «Blanche» (Marie) Wittman.
49 La photographie médicale: Application aux sciences médicales et
physiologiques.
50 Приступ общих тонических судорог во время истерического
припадка, когда тело больного выгибается дугой с опорой на
затылок и пятки.
Рис. 1. Главный фасад госпиталя Сальпетриер
Рис. 2. Жан–Мартэн Шарко
Рис. 3. Сеанс электротерапии д–ра Дюшенна
Рис. 3а. Луи Ж.М. Дагер
Рис. 4а. Ужас. Из книги Дарвина; по фотографии Дюшенна
Рис. 4б. Ужас и страдание. Из книги Дарвина; по фотографии Дюшенна
Рис. 5. Демонстрация пациента на лекции Шарко в Сальпетриере. Фрагмент картины А. Бруйе’47. Известную современникам больную истерией Виттман48 поддерживает Бабинский
Рис. 6. Поль Рише’

Рис. 10. Истерическая дуга Шарко50. Литография по фотоснимку
Рис. 12. Лист из фотоальбома Сальпетриер

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak