Судьба прототипа Веры Павловны, героини романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?»

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №14 от 29.07.2004 стр. 886
Рубрика: История медицины

Для цитирования: Горелова Л.Е. Судьба прототипа Веры Павловны, героини романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?» // РМЖ. 2004. №14. С. 886

Версия о том, что члены семьи Сеченовых стали прототипами основных героев романа «Что делать?», возникла сразу же после появления романа. Уже в начале работы над этим романом Н.Г. Чернышевский писал: «...все существенное в моем рассказе – факты, пережитые моими добрыми знакомыми» 1 . Биография И.М. Сеченова, его ученицы (а впоследствии жены) М.А. Обручевой–Боковой и ее мужа П.И. Бокова весьма схожи с сюжетными поворотами в отношении героев романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?»: Кирсанов (Сеченов), Мария Александровна (Вера Павловна), Лопухов (Боков). Мы не будем проводить хронологических параллелей в биографиях Сеченова и супругов Боковых. Достаточно обратиться к биографии М.А. Обручевой–Боковой–Сеченовой, чтобы с уверенностью сказать, что Мария Александровна была прототипом Веры Павловны, героини романа Н.Г. Чернышевского. М.А. Обручева родилась в семье потомственных дворян. Отец А.В. Обручев был известный русский генерал. И хотя сочувствовал декабристам, но все же принял участие вподавлении восстания 1830–1831 гг., а в последствии женился на польке, дочери участника польского восстания и эмигранта Франца Тимовского. После Крымской войны в чине генерал–лейтенанта А.В. Обручев получил отставку и очень скромно жил возле Ржева Тверской губернии в деревеньке Клепенино, купленной на свои сбережения. У Маши были братья Афанасий и Владимир (в дальнейшем Владимир стал членом организации «Земля и воля», сотрудником журнала «Современник»). Будучи близким другом и сподвижником Н.Г. Чернышевского, В.А. Обручев стал прототипом героя романа «Алферьев», написанного Чернышевским в Петропавловской крепости в 1863 г. Именно через В.А. Обручева писатель и узнал о судьбе его сестры М.А. Обручевой. Судьба свела всех прототипов героев романа «Что делать?» осенью 1861 г. И.М. Сеченов, будучи профессором Петербургской медико–хирургической академии, сближается с кругом лиц, хорошо известных в истории общественного движения. Среди них были П.И. Боков, известный врач, друг С.П. Боткина и Н.Г. Чернышевского, член организации «Земля и воля». И.М. Сеченов происходил из старейшего рода столбовых дворян России. Представители сего рода честно и исправно служили российскому престолу и отечеству. В это время в России прокатилась волна движения за женскую самостоятельность. Работа на медицинском поприще виделась для многих женщин России единственной возможностью проявить свои способности и «наравне с мужчинами участвовать в жизни общества». Получение высшего образования было связано с необходимостью посещения лекций на медицинских факультетах университетов, живших по уставу 1835 г., где о женщинах вообще ничего не говорилось. Считалось само собой разумеющимся, что таким правом обладают только мужчины. До 1861 г. ни одна женщина не пыталась добиться официального разрешения на поступление в университет. Слушание лекций и участие в практических занятиях зависело только от доброй воли профессоров и было невозможным, если преподаватель не считал нужным допустить девушек до занятий. Многие девушки из дворянских семей хотели получить высшее образование. Так, первое появление женщин в студенческой аудитории произошло осенью 1859 г., когда ректор С.–Петербургского университета П.А. Плетнев на свой страх и риск привел на лекцию по истории к профессору Кавелину дочь архитектора И.Д. Корсини Надежду. Факт присутствия женщины на лекции вызвал бурное обсуждение студентов. И хотя спустя некоторое время представительницы слабого пола все чаще стали появляться в лекционных залах, это все равно воспринималось как нонсенс. Писатель Л.Ф. Пантелеев с удивлением писал, что «сделалось совсем обычным явлением, что на лекциях некоторых профессоров дам бывало чуть ли не столько же, сколько студентов!» Во время весеннего семестра 1861 г. в качестве вольнослушательниц появились первые женщины на медицинских факультетах в Киеве, Рязани, Харькове. Несколько женщин с согласия профессоров посещали лекции в Медико–хирургической академии. Среди этих женщин была М.А. Бокова. Посещение данных лекций было возможно только с письменного согласия мужа. В августе 1861 г. в имении Обручевых – Клепенино состоялось венчание Петра Ивановича Бокова и Марии Александровны Обручевой. Брак М.А. Боковой с П.И. Боковым не был безоблачным. Как и героиня романа «Что делать?», Мария Александровна вступила в фиктивный брак (а такие браки в 60–е гг. XIX века были нередки) с П.И. Боковым. Подобные браки заключались под благовидным предлогом (достаточно вспомнить С. Ковалевскую) – выйти из–под опеки родителей и получить высшее образование. К осени 1861 г., когда Мария Александровна познакомилась с И.М. Сеченовым, их брак будет уже настоящим, но, как вспоминают близкие им люди, Мария Александровна тяжело переживала частые увлечения П.И. Бокова своими пациентками. Предполагают, что именно П.И. Боков познакомил Марию Александровну с И.М. Сеченовым. Может быть, это и стало причиной того, что в сентябре 1861 г. И.М. Сеченов организовывает в своей лаборатории занятия физиологией для Марии Александровны и ее подруги Н.П. Сусловой (впоследствии – первой женщины – доктора медицины в России). Начало научной работы М.А. Боковой было омрачено. В октябре 1861 г. арестовали брата М.А. Боковой – В.А. Обручева (он был осужден на пять лет каторги и пожизненную ссылку) и мужа П.И. Бокова (в мае 1862 г. был оправдан). Они обвинялись в распространении прокламации «Великорусс», содержащей противоправительственные призывы. Данные аресты не повлияли на отношение И.М. Сеченова к Марии Александровне. Летом 1862 г. он приезжает на дачу к Боковым, где читает систематический курс лекций по физиологии для Марии Александровны. Вероятно, именно там и появилось то чувство, которое привело почти к полувековой совместной жизни. Впоследствии И.П. Павлов писал М.Н. Шатерникову, ближайшему ученику И.М. Сеченова, игравшему большую роль в жизни Сеченовых: «У меня к Вам огромная просьба. Для понимания и правильной оценки научного облика Ивана Михайловича Сеченова мне нужны сведения о событиях его интимной жизни. Не располагаете ли Вы этими сведениями? Не знаете ли Вы, когда, в каком году и при каких обстоятельствах произошло сближение и супружество Ивана Михайловича и Марии Александровны? От кого–то я слышал, что в романе Чернышевского «Что делать?» в лице Кирсанова и Веры Павловны изображены любовь и супружество И.М. и М.А. Так ли это? Если так, то здесь было сильное душевное волнение. И мне важно знать, в какой год это происходило?..» Ответа на данное письмо не нашли. М.Н. Шатерников сохранял в тайне историю любви и жизни Ивана Михайловича и Марии Александровны. Но именно он сохранял архив М.А. Сеченовой, который насчитывал более 200 писем И.М. Сеченова к М.А. Сеченовой на протяжении более 30 лет. Эти письма никогда не были опубликованы по завещанию М.А. Сеченовой. Мы не имеем право нарушить это завещание, но высказать свое мнение мы можем. На протяжении всех лет Иван Михайлович обращается к Марии Александровне со словами «золотое дитятко», «ненаглядное дитятко», «родное золотце» и т.д. А себя он называет «старой няней», «арапкой». Это несмотря на то, что он был старше Марии Александровны всего на 10 лет. Эти письма – история всей их жизни, история создания многих работ И.М. Сеченова, источник вдохновения, которым была Мария Александровна. Вернемся к первым годам знакомства Марии Александровны и Ивана Михайловича. Работа Марии Александровны в Физиологической лаборатории Сеченова продолжалась недолго. Новый Университетский устав был принят 18 июня 1863 г. Женщинам вход в лекционные аудитории был закрыт. Большинство неофициальных студенток были вынуждены прервать обучение, некоторые из них решили продолжать учиться за рубежом. Тем не менее М.А. Бокова за год провела ряд экспериментальных исследований и опубликовала их в «Медицинском вестнике». В «Автобиографических записках» И.М. Сеченов очень мало и совсем без эмоций описывает начальный период своего знакомства с Марией Александровной: «Еще будучи за границей, я слышал о зародившемся среди русских женщин стремлении к высшему образованию и вернулся в Россию с готовым сочувствием такому движению. Осенью 61 г. я познакомился с двумя представительницами нового течения, серьезно и крепко зараженными на подвиг служения женскому вопросу. Они доказали это впоследствии, кончив курс в Цюрихе и выдержав экзамен в России на право практики. В то время они еще не готовились держать экзамен из мужского гимназического курса, на что у них уходили вечера, а по утрам ходили в доступную тогда для женщин медицинскую академию, где слушали нескольких профессоров (между прочим и меня) и работали в анатомическом театре старого Грубера, бывшего однако очень довольного их занятиями. Как было не помочь таким достойным труженицам!» 7 августа 1863 г. М.А. Бокова успешно выдерживает экзамен за курс мужской гимназии, о чем говорит запись на визитной карточке Бокова: «П.И. Боков и И.М. Сеченов приглашают Чернышевского и Александра Николаевича (Панина) по случаю окончания экзаменов Марии Александровны». Получив аттестат об окончании курса мужской гимназии М.А. Бокова (тогда она еще не была Сеченовой) отправляется за границу в Цюрихский университет для получения высшего образования. В печати того времени сообщалось: «Русские студентки разбросаны по всем университетам Европы, где только допускаются женщины, и повсюду составляют подавляющее большинство между учащимися женщинами». В конце XIX в. в университетах Швейцарии обучалось 748 женщин, из которых 560 были русскими. Среди них была и М.А. Бокова. В 1867 г. Мария Александровна блестяще окончила Цюрихский университет и в 1870 г. защитила докторскую диссертацию. После защиты Иван Михайлович с Марией Александровной уезжают в путешествие в Швейцарию, Италию, Австрию. В гражданском браке Сеченовы жили с 1868 г. Синод не разрешал развод М.А. Боковой и П.И. Бокова. Развод был утвержден Синодом только 29 января 1888 г. А 8 февраля И.М. Сеченов и М.А. Бокова обвенчались в Благовещенской церкви. В год венчания И.М. Сеченову было 59, а М.А. Боковой – 49 лет. Об их совместной жизни написано довольно много. Летопись жизни и деятельности И.М. Сеченова по годам расписывает их совместную работу, переводы с иностранных языков книг, путешествия, отдых и т.д. И все сведения обрываются на 1905 г. Что же стало с Марией Александровной – героиней романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?». Н.Г. Чернышевский даже не мог предположить, как сложится жизнь его героини. Обратимся к неопубликованным ранее архивным документам. Вот первый документ, который обеспечивал довольно безбедную жизнь М.А. Сеченовой после смерти И.М. Сеченова. Все хлопоты о М.А. Сеченовой берет на себя М.Н. Шатерников. В архиве М.Н. Шатерникова содержится трогательная переписка Марии Александровны с Михаилом Николаевичем. Он в курсе всех ее дел, откликается на все ее просьбы. После 1917 г. исчезли все торговые дома, исчезла пенсия, и Мария Александровна оказалась в тяжелом положении. Детей у Сеченовых не было. Ряд источников указывает, что Сеченовы воспитали приемную дочь – будущую знаменитую певицу А.В. Нежданову. С этим трудно согласиться, т.к. семья Сеченовых познакомилась с А.В. Неждановой только в 1900 г. После смерти И.М. Сеченова А.В. Нежданова очень мало общалась с Марией Александровной. В 1920 г. М.А. Сеченова переехала жить в Дом престарелых ученых. Тяжело читать последнее заявление М.А. Сеченовой:

«На случай моей смерти заявляю Ни денег, ни ценных вещей у меня не имеется. Билеты, оставленные некогда на мое погребение, потеряли значение. Близких родных у меня теперь нет. Поэтому приходится просить приютившее меня учреждение взять на себя хлопоты и траты по моему погребению. Прошу похоронить меня без церковных обрядов, как можно проще и дешевле на Ваганьковском Кладбище, где для меня давно подготовлено и оплачено место подле могилы моего мужа. Елизавета Николаевна Домрачеева, мой ближайший друг, представит кладбищенские расписки и проводит меня на покой согласно моим желаниям.

МарияАлександровна Сеченова 11 мая 1926».

1927 год был тревожным для М.А. Сеченовой. Это заявление было написано в связи с тем, что на Ваганьковском кладбище проводили перерегистрацию могил. Не перерегистрированные могилы подлежали сносу. Сохранилось письмо к М.Н. Шатерникову от проф. Московского университета А. Реформаторского: «Уведомляю Вас, что на Ваганьковском кладбище объявлена регистрация всех могил: если кто не зарегистрирует, то могилы будут срыты. Так нам заявили. Мы с женой ездили на Ваганьково по этому делу. Могила наших родных находится рядом с могилой И.М. Сеченова. Мы сделали заявление и о могиле И.М. Сеченова и там в книге записали. Но по–видимому требуется официальное заявление, а при нем и взнос 2 р. 50 коп.». М.Н. Шатерников внес полагающийся взнос 2 р. 50 коп. и предоставил все необходимые документы. Могила была сохранена, и в 1929 г. туда была захоронена и М.А. Сеченова. Впоследствии прах И.М. Сеченова и М.А. Сеченовой был перенесен на Новодевичье кладбище. Так закончилась история героини романа Н.Г. Чернышевского «Что делать?»


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak