Артериальная гипертония у женщин в постменопаузе

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,603*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №19 от 30.11.2016 стр. 1312-1316
Рубрика: Кардиология

Для цитирования: Котовская Ю.В., Орлов А.В. Артериальная гипертония у женщин в постменопаузе // РМЖ. 2016. №19. С. 1312-1316
Артериальная гипертония (АГ) – одно из самых распространенных сердечно-сосудистых заболеваний. Распространенность АГ среди женщин  достигает 54,45%, что лишь незначительно уступает таковой у мужчин, а начиная с возраста 55−64 лет  увеличивается до 74,5% и превосходит таковую у мужчин (72,3%). Именно этот возраст соответствует периоду постменопаузы − периоду от последней менструации до полного прекращения функции яичников, ведущего к дефициту эстрогенов. К прямым последствиям дефицита эстрогенов, который имеет первостепенное значение для развития АГ, относятся: снижение выработки мощных вазодилатационных и антиагрегантных факторов (оксида азота и простациклина), активация местной (тканевой) ренин-ангиотензиновой и симпатической нервной системы, задержка натрия, формирование инсулинорезистентности. Нейрогуморальные изменения, связанные с менопаузой, способствуют развитию солечувствительной АГ. При определении тактики лечения АГ у женщин в постеменопаузе следует придерживаться основных принципов, сформулированных в современных рекомендациях по ведению АГ. Диуретики как в монотерапии, так и в комбинации с другими препаратами (особенно с блокаторами ренин-ангиотензин-альдостероновой системы) являются обоснованным средством лечения таких пациенток.
   
Ключевые слова: артериальная гипертония, постменопауза, артериальная гипертензия у женщин,  дефицит эстрогенов, диуретики, торасемид.
Hypertension in postmenopausal women
Kotovskaya Yu.V.1, Orlov A.V.2 

1 People’s Friendship University of Russia, Moscow
2 National Research Nuclear University (Moscow Engineering Physics Institute)

Hypertension is one of the most common cardiovascular diseases. Its prevalence in women is 54.45% and is slightly inferior to that of in men. In the over-55s, the prevalence of hypertension increases to 74.5% and is superior to that of in men (72.3%). 55-64 years are postmenopausal age (after the last menstrual period) which marks the permanent loss of ovarian functions and leads to estrogen deficiency. Estrogen deficiency which is of crucial importance for hypertension directly results in reduced production of potent vasodilators and antiplatelet factors (i.e., nitric oxide and prostacyclin), activation of local (tissue) renin-angiotensin and sympathetic systems, sodium retention, and insulin resistance. Neurohumoral changes due to menopause result in salt-sensitive hypertension. Current guidelines for hypertension include major principles of its therapy in postmenopausal women. Diuretics (single or in combination with other drugs, in particular, renin-angiotensin-aldosterone blockers) are a rational treatment strategy in these patients.

Key words: hypertension, postmenopausal period, hypertension in women, estrogen deficiency, diuretics, torasemide, Diuver.

For citation: Kotovskaya Yu.V., Orlov A.V. Hypertension in postmenopausal women // RMJ. 2016. № 19. P. 1312–1316.

Статья посвящена возможностям лечения артериальной гипертонии у женщин в постменопаузе

    Артериальная гипертония (АГ) – одно из самых распространенных сердечно-сосудистых заболеваний. Современные данные о распространенности АГ в Российской Федерации в зависимости от пола и возраста свидетельствуют о том, что в возрасте 45–54 лет распространенность АГ среди женщин  достигает 54,45%, что лишь незначительно уступает таковой у мужчин, а начиная с возраста 55–64 лет увеличивается до 74,5% и превосходит таковую у мужчин (72,3%). При этом, несмотря на то что частота приема антигипертензивных препаратов в возрастной группе 55–64 лет среди женщин достигает 78,9%, частота эффективного лечения АГ составляет лишь 34,4% [1]. Именно в этом возрасте женщина переживает наступление постменопаузы. Напомним, что постменопауза – это период от последней менструации до полного прекращения функции яичников. Длительность постменопаузы составляет 5–6 лет и может продолжаться до 65–69 лет. В настоящее время отмечается существенное увеличение продолжительности жизни женщин и, как следствие, увеличение их числа в постменопаузе. Все это определяет интерес к рассматриваемой теме.

    Патогенез и клинические особенности АГ  у женщин в постменопаузе

    Имеются многочисленные данные о потенциально благоприятных положительных эффектах эстрогенов на нейрогуморальные факторы, регулирующие функцию сердечно-сосудистой системы: снижение активности симпатической нервной системы и чувствительности бета-адренорецепторов, стимуляция выработки эндотелием оксида азота и простациклина, уменьшение образования ангиотензина II и экспрессии рецепторов 1-го типа к нему, снижение уровня эндотелина-1 и активности ангиотензинпревращающего фермента. Эстрогены положительно влияют на параметры гемостаза, уменьшая  агрегационную активность тромбоцитов, уровень ингибитора активатора плазминогена-1, фактора Виллебранда, плазминогена, антитромбина III и фибриногена. Благоприятны эффекты эстрогенов и в отношении показателей липидного обмена:  снижение липопротеидов низкой плотности и повышение липопротеидов высокой плотности. Кроме того, эстрогены увеличивают натрийурез [2–6]. Эти гормоны обладают прямым вазодилатирующим действием на артерии, в т. ч. коронарные. Накоплены данные о положительном влиянии эстрогенов на некоторые патологические процессы сосудистой стенки: снижение синтеза коллагена, уменьшение миграции и пролиферации гладкомышечных клеток и экспрессии адгезивных молекул и уровня хемокинов, участвующих в миграции моноцитов в субэндотелиальный слой, снижение факторов воспаления (С-реактивный белок, фактор некроза опухоли α), торможение апоптоза клеток эндотелия [2–6]. Эстрогены улучшают чувствительность тканей к инсулину. Вместе с тем для эстрогенов характерен ряд эффектов, которые направлены на задержку натрия и воды в организме: рост уровня ангиотензиногена в печени с повышенным образованием ангиотензина I и II и индукцией синтеза альдостерона. Однако в физиологических условиях у здоровых женщин в детородном периоде указанным эффектам противодействует антиминералокортикоидная активность прогестерона [2–6]. 
    С учетом сказанного выше становятся понятными последствия дефицита эстрогенов, одним из которых является повышение АД. К прямым последствиям дефицита эстрогенов, которые имеют первостепенное значение для развития АГ, относятся: снижение выработки мощных вазодилатационных и антиагрегантных факторов (оксида азота и простациклина), активация местной (тканевой) ренин-ангиотензиновой системы и симпатической нервной системы, задержка натрия, формирование инсулинорезистентности [2–6]. Инсулинорезистентность служит ключевым фактором формирования нарушений углеводного, липидного и пуринового обмена, системы гемостаза [4]. Нейрогуморальные изменения, связанные с менопаузой, способствуют развитию солечувствительной АГ.
Описанные изменения ведут к развитию метаболического синдрома, что обусловливает еще одну особенность течения АГ у этой категории пациенток и влияет на выбор антигипертензивной терапии.  Развитие комплекса метаболических нарушений способствует ускорению прогрессирования ригидности аорты. Следствием этого становятся рост центрального систолического и пульсового давления, оказывающего непосредственное повреждающее действие на органы-мишени, и раннее появление отраженной волны, приводящее к повышению центрального аортального систолического АД. Это увеличивает постнагрузку на левый желудочек, вызывает развитие диастолической дисфункции, а затем и сердечной недостаточности с сохраненной фракцией выброса левого желудочка. 
    К клиническим особенностям течения АГ у женщин в постменопаузе можно также отнести повышение краткосрочной вариабельности АД по данным суточного мониторирования, повышение ночного АД с формированием патологических вариантов суточного профиля АД типов «диппер» и «найт-пикер».
    Таким образом, особенности патогенеза АГ в постменопаузе могут иметь существенное значение для приоритетных рекомендаций по немедикаментозному лечению АГ и выбору антигипертензивной терапии.

    Лечение АГ у женщин в постменопаузе

    Представленность женщин в рандомизированных контролируемых клинических исследованиях по АГ составляет 44%, но далеко не во всех исследованиях предусматривался анализ результатов с учетом пола. Результаты анализа подгрупп в 31 рандомизированном контролируемом клиническом исследовании показали сопоставимую антигипертензивную эффективность режимов лечения у мужчин и женщин и не представили информации ни о различиях протективного эффекта, связанного со снижением АД в зависимости от пола, ни о преимуществах в пользу какого-либо класса антигипертензивных препаратов для предпочтительного назначения женщинам и мужчинам [7]. Таким образом, при определении тактики лечения АГ у женщин в постеменопаузе следует придерживаться основных принципов, сформулированных в современных рекомендациях по ведению АГ [7–9]. Важны немедикаментозные методы, включая достаточные физические нагрузки, отказ от курения, снижение потребления поваренной соли, соблюдение принципов рационального питания. Для медикаментозного лечения АГ у пациенток этой группы могут применяться практически все лекарственные препараты, рекомендуемые для монотерапии или комбинированной терапии АГ: тиазидные диуретики, бета-блокаторы, антагонисты кальция, ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента и сартаны.
    Применение диуретиков и блокторов ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС) в лечении АГ у женщин в постменопаузе имеет важные патофизиологические основания, которые были описаны выше.  Кроме того,  в современных руководствах по АГ выражено единое мнение о необходимости комбинированной терапии у большинства пациентов с артериальной гипертонией (АГ) для достижения целевого артериального давления (АД) и невозможности суждения о резистентности АГ к антигипертензивной терапии, если в ее составе нет диуретика [2, 7–10]. Таким образом, независимо от препарата, использованного на старте лечения, у существенного числа пациентов возникает вопрос о назначении диуретика.
    Для лечения АГ рекомендуются тиазидные и тиазидоподобные диуретики (ТД), которые могут быть использованы и как средство стартовой терапии, и в составе комбинированного режима лечения. Комбинация блокатора РААС с низкими дозами ТД служит рациональным выбором, эффективность которого доказана в многочисленных исследованиях. Наиболее часто использующимися и, следовательно, наиболее изученными в клинических исследованиях представителями ТД являются хлорталидон, гидрохлоротиазид (ГХТ) и индапамид (в т. ч. индапамид-ретард). Каждый представитель блокаторов РААС – ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента (иАПФ) или блокаторы рецепторов ангиотензина-II (БРА) – выпускается в форме фиксированной комбинации с ТД, большинство – с ГХТ, реже – с индапамидом, и пока лишь один – азилсартана мидоксомил – доступен в качестве фиксированной комбинации с хлорталидоном. ТД неэффективны при снижении скорости клубочковой фильтрации <30 мл/мин/1,73 м2 – в этой ситуации требуется назначение петлевых диуретиков. Стандартные петлевые диуретики при лечении АГ обычно резервируют для больных, резистентных к традиционной терапии. Фуросемид менее эффективен, чем тиазидные диуретики. Торасемид характеризуется менее выраженным пиковым эффектом и большей, чем фуросемид, продолжительностью действия, доступен в форме с замедленным высвобождением действующего вещества, что расширяет показания для его применения при АГ. 
    Низкие дозы ГХТ (12,5–25 мг/сут) широко применялись в рандомизированных клинических исследованиях (РКИ) как в качестве монотерапии, так и в комбинации с другими препаратами [11–15]. Программы разработки фиксированных комбинаций блокаторов РААС с ГХТ подтвердили способность низких доз последнего увеличивать антигипертензивную эффективность иАПФ и БРА, не приводя к ухудшению профиля безопасности [16]. 
    Индапамид и индапамид-ретард имеют обширную доказательную базу при использовании в монотерапии и как компонента комбинированного антигипертензивного режима. В аспекте темы статьи важно отметить, что индапамид-ретард  целенаправленно исследовался у женщин в открытом наблюдательном исследовании и продемонстрировал высокую эффективность, безопасность и хорошую переносимость [17]. Исследования с использованием фиксированной низкодозовой комбинации периндоприла 2 мг и индапамида 0,625 мг представили важные обоснования в пользу стратегии стартовой терапии с использованием низкодозовой фиксированной комбинации с последующим титрованием дозы обоих компонентов по сравнению со стратегией монотерапии с последовательной заменой одного класса препаратов на другой или ступенчатой терапии (начальная  монотерапия с последующим добавлением второго препарата для достижения желаемого эффекта) [18]. Эффективность сочетания блокаторов РААС с индапамидом хорошо изучена в крупных РКИ с оценкой исходов [19–23]. 
    Хлорталидон обладает обширной доказательно базой в отношении способности улучшать исходы у больных АГ как у мужчин, так и у женщин [24–29]. В отличие от ГХТ и индапамида фиксированная комбинация блокатора РААС и хлорталидона появилась недавно. Уникальность этой комбинации заключается, кроме прочего, еще и в том, что вторым ее компонентом является один из наиболее новых сартанов – азилсартана мидоксомил, для которого в рандомизированных двойных слепых исследованиях с проведением суточного мониторирования артериального давления показана более высокая эффективность в отношении снижения АД по сравнению с другими сартанами, в частности олмесартаном и валсартаном [30–32]. 
    Петлевые диуретики по силе своего мочегонного действия превосходят ТД, но уступают им по способности снижать АД. Наиболее распространенные представители этого класса – фуросемид, торасемид и этакриновая кислота. Торасемид впервые был синтезирован в 1988 г. Зарегистрирован в России в 2006 г. в форме с немедленным высвобождением вещества, а в 2011 г. – с замедленным. Торасемид, как и все петлевые диуретики, ингибирует реабсорбцию натрия и хлора в восходящей части петли Генле, но в отличие от фуросемида блокирует эффекты альдостерона, т. е. в меньшей степени усиливает почечную экскрецию калия, что снижает риск развития гипокалиемии. Среди петлевых диуретиков торасемид в дозе 5-10 мг/сут нашел наибольшее применение в лечении АГ в виду антигипертензивного эффекта, сопоставимого с рядом тиазидных диуретиков. Антигипертензивный эффект торасемида обусловлен снижением общего периферического сосудистого сопротивления за счет нормализации нарушений электролитного баланса, в основном – снижения содержания ионов кальция в гладкомышечном слое артерий [33]. Торасемид обладает прямыми сосудистыми эффектами, увеличивая вазодилатацию с помощью механизма, связанного с высвобождением оксида азота [34], блокирует вазоконстрикторное действие эндотелина-1 [35]. Имеются данные о способности торасемида уменьшать активность РААС и чувствительность АТ1-рецепторов ангиотензина II, препятствуя вызываемому ими спазму артерий [36]. Антиальдостероновый эффект торасемида привлекает внимание как с точки зрения усиления антигипертензивного эффекта, так и с точки зрения торможения прогрессирования поражения органов-мишеней, во многом опосредуемого действием  альдостерона. Антигипертензивный эффект торасемида был подтвержден в нескольких исследованиях, в том числе в сравнении с широко используемыми тиазидным диуретиками (табл. 1) [37–42]. Необходимо отметить, что достижение целевых значений АД при длительном применении торасемида развивается медленнее, чем при применении других диуретиков, что может быть важно для пожилых пациентов, особенно тех, кто страдает сопутствующими цереброваскулярными заболеваниями [41]. В то же время сравнительные РКИ демонстрируют сопоставимый с другими диуретиками антигипертензивный эффект торасемида. Торасемид метаболически нейтрален: у 3074 пациентов с АГ применение торасемида в дозах 5–10 мг/сут в течение 6 мес. не приводило к изменению уровня глюкозы, мочевой кислоты, общего холестерина, холестерина ЛПНП, холестерина ЛПВП и калия [38]. При лечении АГ торасемид можно комбинировать с  блокаторами РААС, ингибиторами АПФ и β-адреноблокаторами [38]. 

Таблица 1. Сравнительные исследования антигипертензивной эффективности торасемида и других диуретиков

    Экспертами Американской ассоциации сердца в 2008 г. торасемид рекомендован в качестве средства для лечения резистентной АГ [2]. В аспекте обсуждаемой темы эта позиция представляется особенно важной ввиду появления новых данных о большей распространенности резистентной АГ среди женщин по сравнению с мужчинами и связанном с ней неблагоприятном прогнозе. Так, был проведен анализ баз данных исследований Women Take Heart (WTH; женщины без ИБС), Women's Ischemia Syndrome Evaluation (женщины с признаками/симптомами ишемии) и International Verapamil-Trandolapril Study (INVEST; женщины с ИБС и АГ). В общий анализ были включены результаты наблюдения в течение 14,3 года за 15 108 взрослыми женщинами без АГ, нерезистентной АГ (АД ≥140/90 мм рт. ст. на ≤2-х препаратах или АД <140/90 мм рт. ст. на 1–3-х препаратах) и резистентной АГ (АД ≥140/90 мм рт. ст. на ≥3-х препаратах или на ≥4-х препаратах). Распространенность резистентной АГ варьировала от 0,4% в исследовании WTH до 10,6% в исследовании INVEST. Риск смерти от любой причины был выше у женщин с резистентной АГ по сравнению с женщинами с нерезистентной АГ (ОР 1,40; 95% ДИ 1,27–1,55) или по сравнению с женщинами без АГ (ОР 2,34; 95% ДИ 1,76–3,11). Таким образом,  распространенность резистентной АГ среди женщин существенно варьирует в зависимости от наличия ИБС, при этом резистентная АГ ассоциируется со значительным увеличением риска смерти от любой причины [42]. 

    Заключение

    Артериальная гипертония у женщин в постменопаузе имеет ряд патофизиологических особенностей, которые важны при выборе антигипертензивной терапии. Диуретики как в монотерапии, так и в комбинации с другими препаратами (особенно с блокаторами РААС) являются обоснованным средством лечения таких пациенток. 
Литература
1. Бойцов С.А., Баланова Ю.А., Шальнова С.А. и др. Артериальная гипертония среди лиц 25–64 лет: распространенность, осведомленность, лечение и контроль. По материалам исследования ЭССЕ // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2014. Т. 13. № 4. С. 4–14 [Boytsov S.A., Balanova Yu.A., Shal'nova S.A. i dr. Arterial'naya gipertoniya sredi lits 25–64 let: rasprostranennost', osvedomlennost', lecheniye i kontrol'. Po materialam issledovaniya ESSE. Kardiovaskulyarnaya terapiya i profilaktika. 2014. T. 13. № 4. S. 4–14 (in Russian)].
2. Недогода С.В. Особенности патогенеза и лечения АГ у женщин // Проблемы женского здоровья. 2007. № 1. C. 47–57 [Nedogoda S.V. Osobennosti patogeneza i lecheniya AG u zhenshchin // Problemy zhenskogo zdorov'ya. 2007. № 1. S. 47–57 (in Russian)].
3. Кобалава Ж.Д., Толкачева В.В., Морылева О.Н. Клинические особенности и лечение артериальной гипертонии у женщин // Сердце. 2004. Т. 3 (6). С. 284–289 [Kobalava Zh.D., Tolkacheva V.V., Moryleva O.N. Klinicheskiye osobennosti i lecheniye arterial'noy gipertonii u zhenshchin // Serdtse. 2004. Т. 3(6). S. 284–289 (in Russian)].
4. Баранова Е.И. Артериальная гипертензия в постменопаузе: патогенез и подходы к терапии // Фарматека. 2009. № 12. С. 29–34 [Baranova Ye.I. Arterial'naya gipertenziya v postmenopauze: patogenez i podkhody k terapii // Farmateka. 2009. № 12. S. 29–34 (in Russian)].
5. Глезер М.Г. Артериальная гипертония: особенности течения и лечения у женщин // Лечебное дело. 2013. № 1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/arterialnaya-gipertoniya-osobennosti-techeniya-i-lecheniya-u-zhenschin (дата обращения: 28.10.2016) [Glezer M.G. Arterial'naya gipertoniya: osobennosti techeniya i lecheniya u zhenshchin // Lechebnoye delo. 2013. № 1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/arterialnaya-gipertoniya-osobennosti-techeniya-i-lecheniya-u-zhenschin (data obrashcheniya: 28.10.2016) (in Russian)].
6. Архипова Л.В., Гуревич М.А. Особенности патогенеза и лечения артериальной гипертензии у женщин // РМЖ. 2015. № 15. С. 870 [Arkhipova L.V., Gurevich M.A. Osobennosti patogeneza i lecheniya arterial'noy gipertenzii u zhenshchin // RMZ. 2015. № 15. S. 870 (in Russian)].
7. Российское медицинское общество по артериальной гипертонии. Всероссийское научное общество кардиологов. Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Российские рекомендации (четвертый пересмотр). Системные гипертензии. 2010. № 3. С. 5–26 [Rossiyskoye meditsinskoye obshchestvo po arterial'noy gipertonii. Vserossiyskoye nauchnoye obshchestvo kardiologov. Diagnostika i lecheniye arterial'noy gipertenzii. Rossiyskiye rekomendatsii (chetvertyy peresmotr). Sistemnyye gipertenzii. 2010. № 3.S. 5–26 (in Russian)].
8. Mancia G., Fagard R., Narkiewicz K. et al. 2013 ESH/ESC guidelines for the management of arterial hypertension: the Task Force for the Management of Arterial Hypertension of the European Society of Hypertension (ESH) and of the European Society of Cardiology (ESC) // Eur Heart J. 2013. Vol. 34(28). Р. 2159–219.
9. Weber MA., Schiffrin E.L., White W.B. et al. Clinical practice guidelines for the management of hypertension in the community a statement by the American Society of Hypertension and the International Society of Hypertension // J Hypertens. 2014. Vol. 32(1). Р. 3–15.
10. Calhoun D.A., Jones D., Textor S., Goff D.C. et al. Resistant hypertension: diagnosis, evaluation, and treatment. A scientifi c statement from the American Heart Association Professional Education Committee of the Council for High Blood Pressure Research // Hypertension. 2008. Vol. 51. Р. 1403–1419.
11. Fletcher A., Amery A., Birkenhager W. et al. Risks and benefits in the trial of the European Working Party on High Blood Pressure in the Elderly // J Hypertens 1991. Vol. 9. Р. 225–2230.
12. Medical research council working party. Medical research council trial to treatment of hypertension in older adults: principal results // BMJ. 1992. Vol. 304. Р. 405–12.
13. Wing L.M., Reid C.M., Ryan P. et al. Second Australian National Blood Pressure Study Group. A comparison of outcomes with angiotensin-converting-enzyme inhibitors and diuretics for hypertension in elderly // N Engl J Med. 2003. Vol. 348. Р. 583–592.
14. Okin P.M., Devereux R.B.; Hille D.A. et al. Concomitant Hydrochlorothiazide Therapy in Hypertensive Patients is Associated with Reduced Cardiovascular Morbidity and Mortality Independent of Blood Pressure and Electrocardiographic Left Ventricular Hypertrophy: The LIFE Study Circulation. 2008. Vol. 118. Р. S886.
15. Neutel J.M., Saunders E., Bakris G.L. et al. The efficacy and safety of low- and high-dose fixed combinations of irbesartan / hydrochlorothiazide in patients with uncontrolled systolic blood pressure on monotherapy: the INCLUSIVE trial // J Clin Hypertens (Greenwich). 2005. Vol. 7(10). Р. 578–586.
16. Глезер М.Г., Сайгитов Р.Т. Арифон ретард в лечении женщин с артериальной гипертонией. Результаты эпидемиологического исследования АФИНА // Consilium Medicum 2009. № 11(1). С. 21–9 [Glezer M.G., Saygitov R.T. Arifon retard v lechenii zhenshchin s arterial'noy gipertoniyey. Rezul'taty epidemiologicheskogo issledovaniya AFINA // Consilium Medicum 2009. № 11(1). S. 21–9 (in Russian)].
17. Mourad J.J., Waeber B., Zannad F.M., Duru G., Andréjak M. Investigators of the STRATHE Trial. Comparison of different therapeutic strategies in hypertension: a low-dose combination of perindopril/indapamide versus a sequential monotherapy or a stepped-care approach // J Hypertens. 2004. Vol. 22(12). Р. 2379–2386.
18. PROGRESS Collaborative Group. Randomised trial of a perindopril-based blood-pressure-lowering regimen among 6,105 individuals with previous stroke or transient ischaemic attack // Lancet. 2001. Vol. 358(9287). Р. 1033–1041.
19. ADVANCE Collaborative Group. Effects of a fixed combination of perindopril and indapamide on macrovascular and microvascular out¬comes in patients with type 2 diabetes mellitus (the ADVANCE trial): a randomised controlled trial // Lancet. 2007. Vol. 370(9590). Р. 829–840.
20. Ninomiya T., Zoungas S., Neal B. et al; ADVANCE Collaborative Group. Efficacy and safety of routine blood pressure lowering in older patients with diabetes: results from the ADVANCE trial // J Hypertens. 2010. Vol. 28(6). Р. 1141–1149.
21. Heerspink H.J., Ninomiya T., Perkovic V. et al. ADVANCE Collaborative Group. Effects of a fixed combination of perindopril and indapamide in patients with type 2 diabetes and chronic kidney disease // Eur Heart J. 2010. Vol. 31(23). Р. 2888–2896.
22. Beckett N.S., Peters R., Fletcher A.E. et al. HYVET Study Group. Treatment of hypertension in patients 80 years of age or older // N Engl J Med. 2008. Vol. 358(18). Р. 1887–1898.
23. SHEP Cooperative Research Group. Prevention of stroke by anti¬hypertensive drug treatment in older persons with isolated systolic hypertension. Final results of the Systolic Hypertension in the Elderly Program (SHEP) // JAMA. 1991. Vol. 265(24). Р. 3255–3264.
24. Curb J.D., Pressel S.L., Cutler J.A. et al. Effect of diuretic-based antihy¬pertensive treatment on cardiovascular disease risk in older diabetic patients with isolated systolic hypertension. Systolic Hypertension in the Elderly Program Cooperative Research Group // JAMA. 1996. Vol. 276(23). Р. 1886–1892.
25. Kostis JB., Davis B.R., Cutler J. et al. Prevention of heart failure by antihypertensive drug treatment in older persons with isolated systolic hypertension. SHEP Cooperative Research Group // JAMA. 1997. Vol. 278(3). Р. 212–216.
26. Kostis J.B., Cabrera J., Cheng J.Q. et al. Association between chlorthali¬done treatment of systolic hypertension and long-term survival // JAMA. 2011. Vol. 306(23). Р. 2588–2593.
27. Oparil S., Davis B.R., Cushman W.C. et al. ALLHAT Collaborative Research Group. Mortality and morbidity during and after Antihypertensive and Lipid-Lowering Treatment to Prevent Heart Attack Trial: results by sex // Hypertension. 2013. Vol. 61(5). Р. 977–986.
28. Rahman M., Pressel S., Davis B.R. et al. Renal outcomes in high-risk hypertensive patients treated with an angiotensin-converting enzyme inhibitor or a calcium channel blocker vs a diuretic: a report from the Antihypertensive and Lipid-Lowering Treatment to Prevent Heart Attack Trial (ALLHAT) // Arch Intern Med. 2005. Vol. 165(8). Р. 936–946.
29. White W.B., Weber M.A., Sica D. et al. Effects of the angiotensin receptor blocker azilsartan medoxomil versus olmesartan and valsartan on ambulatory and clinic blood pressure in patients with stages 1 and 2 hypertension. Hypertension. 2011. Vol. 57(3). Р. 413–420.
30. Bakris G.L., Sica D., Weber M. et al. The comparative effects of azilsartan medoxomil and olmesartan on ambulatory and clinic blood pressure // J Clin Hypertens (Greenwich). 2011. Vol. 13(2). Р. 81–88.
31. Sica D., Bakris G.L., White W.B. et al. Blood pressure lowering efficacy of the fixed dose combination of azilsartan and chlorthalidone: a factorial study // J Clin Hypertens (Greenwich). 2012. Vol. 14(5). Р. 284–292.
32. Muniz P., Fortuno A., Zalba G. et al. Effects of loop diuretics on angiotensin II-stimulated vascular smooth muscle cell growth // Nephrol. Dial. Transplant. 2001. Vol. 16. P. 14–17.
33. De Berrazueta J.R., Gonzalez J.P., de Mier I. et al. Vasodilatory action of loop diuretics: A plethysmography study of endothelial function in forearm arteries and dorsal hand veins in hypertensive patients and controls // J. Cardiovasc. Pharmacol. 2007. Vol. 49. P. 90–95.
34. Fortuno A., Muniz P., Zalba G. et al. The loop diuretic torasemide interferes with endothelin-1 actions in the aorta of hypertensive rats // Nephrol. Dial. Transplant. 2001. Vol. 16. P. 18–21.
35. Fortuno A., Muniz P., Ravassa S. Torasemide inhibits angiotensin II-induced vasoconstriction and intracellular calcium increase in the aorta of spontaneously hypertensive rats // Hypertension. 1999. Vol. 34. P. 138–143.
36. Achhammer I., Metz P. Low dose loop diuretics in essential hypertension: Experience with torasemide // Drugs. 1991. Vol. 41(Suppl. 3). P. 80–91.
37. Baumgart P., Walger P., von Eiff M., Achhammer I. Long-term efficacy and tolerance of torasemide in hypertension // Progress in pharmacology and Clinical Pharmacology. Stuttgart: Gustav- Fischer-Verlag, 1990. Vol. 8. P. 169–181.
38. Spannbrucker N., Achhammer I., Metz P., Glocke M. Comparative study on the hypertensive efficacy of torasemide and indapamide in patients with essential hypertension // Drug. Res. 1988. Vol. 38(1). P. 190–193.
39. Reyes A.J., Chiesa P.D., Santucci M.R. et al. Hydrochlorothiazide versus a nondiuretic dose of torasemide as once daily antihypertensive monopharmacotherapy in elderly patients; randomized and double-blind study // Progress Pharmacol. Clin. Pharmacol. Stuttgart: Gustav-Fischer-Verlag. 1990. Vol. 8. P. 183–209.
40. Boelke T., Piesche L. Influence of 2,5-5 mg torasemide o.d. versus 25-50 mg HCTZ/50-100 triamterene o.d. on serum parameters in elderly patients with mild to moderate hypertension // Diuretics IV: Chemistry, Pharmacology and clinical Application // Amsterdam: Exc. Medica. 1993. P. 279–282.
41. Achhammer I., Eberhard R. Comparison of serum potassium levels during long-term treatment of hypertension patients with 2,5 mg torasemide o.d. or 50 mg triamterene/25 mg hydrochlorothiazide o.d. // Progress in Pharmacology and Clinical Pharmacology. Stuttgart: Gustav-Fischer-Verlag, 1990. Vol. 8. P. 211–220.
42. Smith S.M., Huo T., Gong Y. et al. Mortality Risk Associated With Resistant Hypertension Among Women: Analysis from Three Prospective Cohorts Encompassing the Spectrum of Women's Heart Disease // J Womens Health (Larchmt). 2016. Vol. 25(10). Р. 996–1003.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak