Клинико–фармакологические аспекты применения торасемида при артериальной гипертензии

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №4 от 21.02.2012 стр. 170
Рубрика: Кардиология

Для цитирования: Сычев Д.А., Умарова А.Р., Богдан З.А. Клинико–фармакологические аспекты применения торасемида при артериальной гипертензии // РМЖ. 2012. №4. С. 170

С клинико–фармакологических позиций, процесс применения лекарственных средств (ЛС), в частности у пациентов с артериальной гипертензией (АГ), является сложным процессом и врач должен действовать поэтапно [1].

Клинико–фармакологический подход
к применению антигипертензивных ЛС
Во–первых, врач должен определить необходимость применения антигипертензивных ЛС у данного больного. При этом решение о назначении антигипертензивных средств пациенту с артериальной гипертензией определяется степенью повышения АД, наличием факторов сердечно–сосудистого риска, признаками поражений органов–мишеней, наличием ассоциированных клинических состояний (табл. 1).
Тактика ведения пациентов с АГ в зависимости от степени повышения АД, наличия факторов сердечно–сосудистого риска, признаков поражений органов–мишеней, наличия ассоциированных клинических состояний (табл. 1) может быть следующей [2]:
• Изменение образа жизни на несколько месяцев, при отсутствии контроля АД назначить антигипертензивный препарат (монотерапия) – при отсутствии факторов риска и 1–й степени АГ (140–150/90–99 мм рт. ст.).
• Изменение образа жизни на несколько недель, при отсутствии контроля АД назначить антигипертензивный препарат (монотерапия) – при отсутствии факторов риска и 2–й степени АГ (160–179/100–109 мм рт.ст.) или при наличии 1–2 фактора риска и 1–й степени АГ или при наличии 1–2 факторов риска и 2–й степени АГ.
• Изменение образа жизни + немедленное назначение комбинации из 2–х антигипертензивных средств в минимальных дозах – во всех остальных случаях.
Во–вторых, врачу необходимо четко понимать цели лечения пациента с АГ. Можно выделить первичные и вторичные цели лечения ЛС.
• Первичные цели лечения ЛС должны быть направлены на улучшение качества и увеличение продолжительности жизни больного. У больных с АГ первичными целями лечения ЛС (длительная терапия), направленными на улучшение качества жизни, будут: отсутствие гипертонических кризов и устранение симптомов повышения АД, снижение риска развития инвалидизирующих осложнений (нефатальных инсультов, инфаркта миокарда, ХПН и др.). Первичными целями лечения ЛС, направленными на увеличение продолжительности жизни, являются: снижение риска развития осложнений, приводящих к смерти (фатальных инсультов, инфарктов, ХПН и т.д.).
• Вторичные («суррогатные») цели лечения должны быть связаны с первичными и зависят от вида фармакотерапии (в случае с АГ применение антигипертензивных ЛС – это патогенетическая терапия). По сути, вторичная цель представляет собой тот терапевтический эффект, который ожидается от ЛС, величина и скорость достижения которого будут достаточными для достижения первичных целей. Так, при АГ вторичной целью лечения ЛС (длительная терапия) является уровень АД ниже 140/90 мм рт.ст., так как в соответствии с эпидемиологическими исследованиями именно на этих значениях регистрируется наименьшее количество осложнений, а для пациентов с сопутствующей диабетической нефропатией или заболеваниями почек – ниже 130/80 мм рт.ст. [2].
В–третьих, врачу необходимо выбрать группу антигипертензивных ЛС для длительного применения, которые способствуют достижению поставленных целей. В настоящее время для длительного лечения АГ рекомендовано применение 5 основных групп антигипертензивных ЛС [2]:
• Диуретики.
• b–адреноблокаторы.
• Блокаторы медленных кальциевых каналов (антагонисты кальция): дигидропиридиновые / недигидропиридиновые.
• Ингибиторы АПФ.
• Антагонисты рецепторов ангиотензина II.
Также в некоторых случаях для длительного лечения АГ применяется еще 3 дополнительных группы антигипертензивных ЛС:
• a–адреноблокаторы.
• Агонисты имидазолиновых рецепторов.
• Прямые ингибиторы ренина.
Выбор группы антигипертензивных ЛС определяется наличием у пациента с АГ [2]:
• Факторов сердечно–сосудистого риска.
• Поражений органов–мишеней.
• Ассоциированных клинических состояний.
• Сопутствующих заболеваний.
• Применения других ЛС.
При этом общий принцип выбора группы антигипертензивных ЛС заключается в том, чтобы данные ЛС, достигая целевых значений АД, не усугубляли имеющиеся факторы сердечно–сосудистого риска, поражения органов–мишеней, течение ассоциированных клинических состояний и сопутствующих заболеваний, а, наоборот, оказывали на них положительное влияние: способствовали бы коррекции факторов сердечно–сосудистого риска, обратному развитию поражений органов–мишеней, оказывали положительное влияние на течение ассоциированных клинических состояний и заболеваний. Так, антигипертензивные ЛС из группы диуретиков в первую очередь показаны следующим категориям пациентов с АГ [2]:
• Пациенты пожилого и старческого возраста.
• Пациенты с изолированной систолической артериальной гипертензией (ИСАГ).
• Пациенты с сопутствующей хронической сердечной недостаточностью (ХСН).
В–четвертых, врачу необходимо выбрать конкретный препарат из группы, опираясь на его клинико–фармакологические особенности, что основано на совпадении профиля пациента (диагноз и степень нарушения функции органов, пол, возраст, сопутствующие заболевания, генетические особенности, фармакологический и аллергологический анамнез, совместно применяемые ЛС, вредные привычки, беременность, лактация) и профиля ЛС (фармакологическое действие, фармакокинетика, показания к применению, противопоказания, режим дозирования, побочное действие, взаимодействие). В настоящее время в качестве антигипертензивных ЛС длительно рекомендовано применение следующих диуретиков: гидрохлоротиазида (тиазидный диуретик), индапамида (тиазидоподобный диуретик), торасемида (петлевой диуретик). При выборе конкретного ЛС обязательно необходимо [1]:
• учитывать данные так называемого «фармакологического (в том числе аллергологического) анамнеза»;
• учитывать сопутствующие заболевания: выбираемые ЛС не должны быть противопоказаны при них, что отражено в разделе «Противопоказания» инструкции;
• учитывать возможность взаимодействия выбираемого ЛС с другими ЛС, которые назначены пациенту. Информация о возможных взаимодействиях ЛС между собой описана в разделе «Взаимодействие» инструкции;
• учитывать совпадение такой характеристики профиля пациента, как экономические возможности приобретения ЛС со стоимостью ЛС, которая является характеристикой профиля ЛС. При этом принятие решения о выборе ЛС должно основываться не просто на стоимости ЛС (выбирать более дешевые ЛС), но и на результатах фармакоэкономических исследований, которые врач должен уметь интерпретировать.
Таким образом, когда совпадают профиль пациента и профиль ЛС, его в соответствующей дозе можно считать «оптимальным» ЛС. При освоении последующих тем, врач должен понять, как находить взаимосвязи между профилем пациента и профилем ЛС и использовать для выбора «идеального» ЛС в «идеальной» дозе для данного конкретного пациента.
При выборе ЛС и их доз могут быть использованы «специфические» клинико–фармакологические технологии, такие как фармакогенетическое тестирование – выявление генетических особенностей пациента, предрасполагающих к низкой эффективности или развитию неблагоприятных побочных реакций (НПР) при применении того или иного ЛС в средних терапевтических дозах.
В–пятых, выбрав антигипертензивные ЛС, врачу необходимо разработать программы контроля за эффективностью и безопасностью лечения, результаты выполнения которых позволят врачу принимать решения о коррекции терапии (изменение доз, замена ЛС, отмена ЛС).
Клинико–фармакологические особенности
торасемида, обусловливающие его выбор
в качестве антигипертензивного средства
Разберем клиническое значение особенностей фармакологического действия торасемида. В отличие от других диуретиков торасемид обладает комплексным механизмом антигипертензивного действия («3 Force effect» – «тройная сила» торасемида).
Особенности механизма антигипертензивного действия (фармакодинамики) торасемида.
1. Торасемид тормозит реабсорбцию ионов натрия (натрийуретический эффект) и воды в восходящей части петли Генле, что приводит к уменьшению объема циркулирующей крови (ОЦК). Наутрийуретический эффект торасемида обусловлен ингибированием системы Na+,2Cl–,K+ котранспорта, что продемонстрировано в экспериментальном исследовании [3]. Однако снижение ОЦК не рассматривается в настоящее время в качестве основного механизма антигипертензивного действия торасемида. При этом более значимыми являются другие, описываемые ниже, механизмы.
2. Активация натрий–кальциевого насоса в клетках гладкой мускулатуры сосудов обеспечивает выведение кальция в обмен на вход натрия, способствуя уменьшению содержания ионов кальция в гладкомышечных клетках сосудистой стенки и тем самым ослаблению их чувствительности к действию эндогенных вазоконстрикторных факторов, и прежде всего катехоламинов. Это вызывает расслабление гладкой мускулатуры сосудистой стенки при применении торасемида, а значит и вазодилатирующий эффект [4]. Данный эффект, по–видимому, характерен именно для торасемида, но не фуросемида, что косвенно подтверждается результатами экспериментального исследования, в котором именно торасемид, но не фуросемид повышал содержание цАМФ и цГМФ в стенке аорты гипертензивных крыс [5].
3. Торасемид снижает активность ренин–ангиотензин–альдостероновой системы (РААС), что кардинально отличает его от всех других диуретиков, применяемых при АГ, которые, наоборот, ее активируют. Снижение активности РААС – уникальное свойство торасемида – обьясняется его антагонизмом к рецепторам ангиотензина II [6]. Эта особенность торасемида обеспечивает реализацию таких эффектов, как:
– блокада вазоспазма, вызванного ангиотензином ІІ, что также является компонентом вазодилатирующего действия торасемида;
– угнетение продукции альдостерона, индуцированной ангиотензином II, что приводит к замедлению процесса фиброза в миокарде и сосудистой стенке. Способность торасемида угнетать процессы миокардиального фиброза была продемонстрирована в исследовании Lopez и соавт. (2004) (рис. 1). В исследование были включены пациенты с хронической сердечной недостаточностью (ХСН) (20 пациентов – группа торасемида и 18 пациентов – группа фуросемида), длительность наблюдения составила 8 мес. В качестве маркеров миокардиального фиброза использовали концентрации карбокситерминального пептида – проколлагена I типа (PICP) и карбокситерминального пептида – проколлагена II типа (PIP). Оказалось, что в отличие от фуросемида на фоне проведения терапии торасемидом отмечалось статистически значимое уменьшение уровня PIP, и в 1,8 раза уменьшался объем коллагеновой фракции в миокарде (по данным гистологического исследования биоптатом миокарда), что подтверждает наличие антифиброзирующего эффекта у торасемида [7]. При этом динамики PICP как на фоне применения торасемида, так и на фоне применения фуросемида не отмечалось. Аналогично в более крупном (группа торасемида – 77 пациентов, группа фуросемида – 88 пациентов) и продолжительном исследовании у пациентов с АГ и ХСН не удалось найти различий в динамике уровня PICP, использовавшегося в качестве биомаркера миокардиального фиброза, на фоне 10–летнего применения торасемида по сравнению с фуросемидом [8] (рис. 2).
Клиническое значение подобного комплексного механизма антигипертензивного действия торасемида заключается в том, что позволяет ожидать эффективности препарата у широкого круга пациентов, в основе патогенеза АГ у которых лежат различные механизмы, включая соль–чувствительность (так называемая «объемозависимая АГ»), активация РААС (так называемая «гиперрениновая» АГ), повышение общего периферического сопротивления (за счет вазоспазма), что особенно актуально с позиции понимания комплексности патогенеза АГ. Итак, именно комплексный механизм антигипертензивного действия торасемида выгодно отличает его от других диуретиков и групп антигипертензивных ЛС.
Особенности фармакокинетики торасемида
Биодоступность препарата, по различным данным, составляет 75–100% [9]. Период полувыведения торасемида равен 3–4 ч (в среднем 3,5 ч), что значительно больше соответствующего показателя для фуросемида [10]. Период полувыведения препарата удлиняется у пожилых больных и в незначительной степени – при нарушении функции печени. Действие торасемида начинается через 1 ч после приема внутрь, пик наступает через 1–2 ч, продолжительность диуретического эффекта составляет в среднем 6–8 ч, однако антигипертензивный эффект может длиться до 18 ч, что связано с опосредованным комплексным механизмом антигипертензивного эффекта, описанного выше. Метаболизм торасемида на 75–80% происходит в печени с участием изофермента цитохрома Р–450 2С9 (CYP2C9) с образованием неактивных метаболитов и на 20% – в почках [10].
В специально разработанной математической модели фармакокинетика–фармакодинамика торасемида в дозе 2,4–5 мг/сут и индапамида в дозе 2,5 мг/сут при их длительном применении способны быстрее нормализовывать АД по сравнению с дихлотиазидом в дозе 25–50 мг/сут [11]. Поэтому торасемид в качестве антигипертензивного средства может назначаться 1–2 раза в сутки, что должно обеспечивать хорошую приверженность пациентов лечению. Пролонгированная лекарственная форма торасемида дает возможность «удлинить» фармакокинетику препарата (период полувыведения – 4 ч), что позволяет обеспечить более стабильный диурез без экстренного выделения мочи, это наиболее актуально для пациентов с ХСН, а для пациентов с АГ, по–видимому, не имеет клинического значения. Следует отметить, что в исследованиях, демонстрирующих антифибротическое действие и угенетение активности РААС, использовался не «пролонгированный» торасемид, а торасемид немедленного высвобождения.
Особенности клинической эффективности
торасемида у пациентов с АГ
Антигипертензивный эффект торасемида был продемонстрирован в нескольких рандомизированных клинических исследованиях [12,13]. В одном из исследований проводилось длительное (48 недель) наблюдение за больными АГ, принимавшими торасемид [14]. При этом статистически значимых различий в «силе» антигипертензивного эффекта при применении торасемида в дозах 2,5 и 5 мг/сут не отмечалось. Несколько других подобных исследований подтверждают тот факт, что доза торасемида 2,5 мг/сут для лечения пациентов с АГ является оптимальной [15–19]. При этом у пациентов с 1 и 2 степенью АД применение торасемида в дозе 2,5 мг/сут может способствовать достижению целевых значений АД в 60–70% случаях. Следует отметить, что достижение целевых значений АД при длительном применении торасемида развивается медленнее, чем при применении других диуретиков и антигипертензивных ЛС из других групп, что особенно важно для пожилых пациентов, особенно тех, кто страдает сопутствующими цереброваскулярными заболеваниями [10]. В то же время сравнительные рандомизированные клинические исследования демонстрируют сопоставимый с другими диуретиками антигипертензивный эффект торасемида (табл. 2). В отечественном рандомизированном клиническом исследовании, в которое вошли 52 женщины с АГ и отсутствующей менструальной функцией, в течение 24 недель сравнивался антигипертензивный эффект торасемида и гидрохлоротиазида (в случае недостижения целевого АД к терапии присоединялся эналаприл). Показано, что антигипертензивные эффекты торасемида и гидрохлоротиазида сопоставимы, однако в группе гидрохлоротиазида отмечалось статистически значимое увеличение уровней общего холестерина и холестерина ЛНП. В группе торасемида подобных изменений не отмечалось, равно как и клинически значимых изменений уровней калия и магния [20]. Важным свойством торасемида является его способность не изменять физиологический циркадный ритм изменения АД [21]. При этом длительность антигипертензивного эффекта позволяет применять его 1–2 раза в сутки.
Рекомендации Национального института сердца, легких и крови США регламентируют применение торасемида в качестве антигипертензивного средства, особенно у пациентов с сопутствующей ХСН, заболеваниями почек, в том числе и в виде монотерапии [23]. При этом рекомендованной стартовой доза является доза 2,5–5 мг/сут, при недостижении целевых значений АД в течение 4–6 недель допускается повышение дозы до 10 мг/сут.
Особенности взаимодействия
торасемида с другими ЛС
При лечении АГ торасемид можно комбинировать с ингибиторами ангиотензин превращающего фермента и β–адреноблокаторами [10]. При этом отмечается потенциирование антигипертензивного эффекта, в основе чего лежит синергичное фармакодинамическое взаимодействие на уровне системы, регулирующей АД.
С учетом того, что торасемид метаболизируется CYP2C9, следует избегать его совместного назначения с ингибиторами данного изофермента, и прежде всего с сульфаниламидами. Другие клинически значимые взаимодействия торасемида с ЛС представлены в таблице 3.
Особенности безопасности
торасемида у пациентов с АГ
Торасемид у пациентов с АГ, в отличие от гидрохлоротиазида, является метаболически нейтральным препаратом. Так, у 3074 пациентов с АГ применение торасемида в дозах 5–10 мг/сут в течение 6 мес не приводило к изменению уровня глюкозы, мочевой кислоты, общего холестерина, холестерина ЛПНП, холестерина ПВП и калия. Авторы делают вывод о том, что для торасемида не характерно вызывать у пациентов с АГ такие метаболические нарушения, как гипергликемия, гиперурекимия, гиперлипидемия, гипокалиемия [24]. Это делает возможным применение торасемида у пациентов с АГ и сопутствующими сахарным диабетом (в стадии компенсации), гиперурикемией (но не подагрой), гиперлипидемиями под контролем соответствующих показателей в плазме крови. Как и для других петлевых диуретиков, для торасемида характерна ототоксичность, которая наиболее часто развивается при применении высоких доз торасемида (более 200 мг/сут), которые у пациентов с АГ не используются.
Особенности фармакогенетики торасемида
В ряде исследований было обнаружено влияние генетических факторов. В частности, было продемонстрировано выраженное снижение элиминации торасемида у женщин по сравнению с мужчинами, что, по–видимому, связано с полиморфизмом SLCO1B1c.521T>C транспортера органических анионов OATP1B, который переносит лекарственные средства в печени. Было выяснено, что торасемид является субстратом OATP1B, причем захват торасемида значительно снижается при наличии 521С варианта этого транспортера. Выявленные половые различия могут быть причиной того, что у женщин обнаруживается большее количество побочных эффектов при лечении торасемидом. Этот факт должен быть принят во внимание, чтобы более тщательно отслеживать развитие побочных эффектов во время курса терапии [25]. В другой работе исследовали влияние генотипов цитохрома Р450 (CYP) 2С9 (CYP2С9) и транспортера OATP1B на фармакокинетику торасемида. В результате было обнаружено, что генотипы CYP2С9*3 и SLCO1B1c.521T>C влияют на фармакокинетические параметры торасемида, а также на его фармакологические эффекты: у носителей аллельных вариантов CYP2C9*2 и CYP2C9*3 отмечается снижение клиренса торасемида, что сопровождается более интенсивным калий–, натрий– и хлорурезом [26]. Можно предположить, что при выявлении у пациента аллельных вариантов CYP2C9*2 и CYP2C9*3 необходимо выбрать минимальную дозу торасемида, а увеличивать ее следует при более тщательном контроле уровня калия в плазме крови. Полиморфизмы Val174Ala и Asn130Asp транспортера OATP1B тоже оказывали подобное действие.
Заключение
Таким образом, торасемид является современным антигипертензивным препаратом, обладающим клинико–фармакологическими особенностями, которые позволяют выбирать его у пациентов с АГ по принципу совпадения профиля препарата и профиля пациента, то есть торасемид в наибольшей степени показан пациентам:
• у которых патогенез АГ может быть обусловлен несколькими механизмами (активация РААС, вазоспазм, соль–чувствительность и т.д.) из–за наличия у торасемида комплексного антигипертензивного механизма действия («3 Force effect»);
• у пациентов пожилого и старческого возраста, пациентов с ИСАГ, сопутствующей ХСН, т.к. по профилю эффективности торасемид сопоставим с другими диуретиками – группой выбора для пациентов данной категории;
• профиль безопасности торасемида делает возможным его применение у пациентов с АГ и сопутствующими сахарным диабетом (в стадии компенсации), гиперурикемией (но не подагрой), гиперлипидемиями под контроле м соответствующих показателей в плазме крови;
• существует возможность использования фармакогенетического тестирования для персонализации дозирования торасемида у пациентов с АГ.

Таблица 1. Факторы сердечно–сосудистого риска, поражения органов–мишеней и ассоциированные клинические состояния [2]
Рис. 1. Механизм антифибротического эффекта торасемида [7]
Рис. 2. Динамика фибротических процессов в миокарде на фоне лечения фуросемидом и торасемидом.
Таблица 2. Сравнение антигипертензивного эффекта торасемида с другими диуретиками в рандомизированных клинических исследованиях [22]
Таблица 3. Клинически значимые взаимодействия торасемида с другими ЛС [10, с дополнениями]

Литература
1. Клиническая фармакология. Общие вопросы клинической фармакологии : практикум : учебное пособие / Под ред. В. Г. Кукеса; Д. А. Сычева, Л. С. Долженкова, В. К. Прозорова. – М.: ГЭОТАР–Медиа, 2010.– 224 с.
2. Рекомендации ВНОК «Диагностика и лечение артериальной гипертензии. Российские рекомендации (четвертый пересмотр)». // Системные гипертензии.– 2010.– № 3.– С.5–26.
3. Masereel B., Ferrari P., Ferrandi M. et al. Na+,2Cl–,K+ cotransport system as a marker of antihypertensive activity of new torasemide derivatives // Eur. J. Pharmacol.– 1992.– Vol. 4;219(3).– P. 385–394.
4. Spieker C., Zidek W., Hacker W. et al. Assessment of intracellular sodium and calcium in essential hypertension during diuretic treatment // Arzneimittelforschung.– 1988.– Vol. 38 (1A).– P. 188–190.
5. Yamanaga K., Uchida T., Kido H.et al. But not frusemide, increases intracellular cAMP and cGMP content in the aorta of the renal hypertensive rat // J. Pharm. Pharmacol.– 1992 .– Vol. 44(1).– P.64–65.
6. Fortuno A., Muniz P., Ravassa S. et al. Torasemide inhibits angiotensin II–induced vasoconstriction and intracellular calcium iincrease in the aorta of spontaneously hypertensive rats // Hypertension.– 1999.– Vol. 34 (1).– P. 138–143.
7. Lopez B., Querejeta R., Gonzalez A. et al. Effects of loop diuretics on myocardial fibrosis and collagen type I turnover in chronic heart failure // J. Am. Coll. Cardiol.– 2004.– Vol. 2;43(11).–
P. 2028–2035.
8. TORAFIC Investigators Group. Effects of prolonged–release torasemide versus furosemide on myocardial fibrosis in hypertensive patients with chronic heart failure: a randomized, blinded–end point, active–controlled study // Clin. Ther.– 2011.– Vol. 33(9).– P.1204–1213.
9. Lopez–Aguilera J., Anguita–Sanchez M., Garcia–Fuertes D. et al. Torasemide Prolonged–Release: A Review of its use in the Management of Edema Associated with Congestive Heart Failure // Clin. Med. Rev. Vasc. Health. – 2010: 2. http://www.la–press.com/torasemide–prolonged–releasea–review–of–its–use–in–the–management–of–a1914.
10. Bоlke T., Achhammer I. Torasemide: review of its pharmacology and therapeutic use // Drugs of today.– 1994. – Vol. 8.– P. 1–28.
11. Reyes A.J. Formal comparison of the antihypertensive effects of torasemide and other diuretics by the Montevideo mathematical model // Arzneimittelforschung.– 1988.– Vol. 38(1A).– P.194–199.
12. Achhammer I., Metz P. Low dose loop diuretics in essential hypertension: Experience with torasemide// Drugs.– 1991.– Vol. 41(Suppl 3).– P. 80–91.
13. Porcellati C., Verdecchia P., Schillaci G. et al. La torasemide, nuovo diuretico del’ansa, nell trattamento dell’ipertensione arteriosa: Studio con trolla to in doppla cecita // BasRazion Terapia.– 1990.– Vol. 20.– P. 407–410.
14. Baumgart P., Walger P., von Eiff M., Achhammer I. Long–term efficacy and tolerance of torasemide in hypertension. // Progress in pharmacology and Clinical Pharmacology.– Stuttgart: Gustav–Fischer–Verlag, 1990.– Vol. 8.– P. 169–181.
15. Spannbrucker N., Achhammer I., Metz P., Glocke M. Comparative study on the hypertensive efficacy of torasemide and indapamide in patients with essential hypertension // Drug Res.– 1988.– Vol. 38(1).– P. 190–193.
16. Reyes A.J., Chiesa P.D., Santucci M.R. et al. Hydrochlorothiazide versus a nondiuretic dose of torasemide as once daily antihypertensive monopharmacotherapy in elderly patients; randomized and double–blind study // Progress in Pharmacology and Clinical Pharmacology. – Stuttgart: Gustav–Fischer–Verlag, 1990.– Vol. 8.– P. 183–209.
17. Boelke T., Piesche L. Influence of 2,5–5 mg torasemide o.d. versus 25–50 mg HCTZ/50–100 triamterene o.d. on serum parameters in elderly patients with mild to moderate hypertension // Diuretics IV: Chemistry, Pharmacology and clinical Applications.– Amsterdam: Excerpta Medica, 1993.– P. 279–282.
18. Achhammer I., Eberhard R. Comparison of serum potassium levels during long–term treatment of hypertension patients with 2,5 mg torasemide o.d. or 50 mg triamterene/25 mg hydrochlorothiazide o.d. // Progress in Pharmacology and Clinical Pharmacology.– Stuttgart: Gustav–Fischer–Verlag.– 1990.– Vol. 8.– P. 211–220.
19. Boelke T., Achhammer I., Meyer–Sabellek W.A. Blutdrucksenkung und metabolische Veranderungen bei essentiellen Hypertonikem nach Langzeitgabe unterschiedlicher Diuretika // Hochdruck.– 1990.– Vol. 9. – P. 40–41.
20. Ткачева О.Н., Шарашкина Н.В., Новикова И.М., Чухарева Н.А. Сравнительное исследование эффектов торасемида и гидрохлотиазида в комбинированном лечении гипертонической болезни у женщин в постменопаузе // Сердец.– 2011.– Т.10.– № 3 (59).– С. 1–5.
21. Baumgart P. Torasemide in comparison with thiazides in the treatment of hypertension // Cardiovasc. Drugs. Ther.– 1993.– Vol. 7(Suppl 1).– P. 63–68.
22. Оганов Р.Г., Горбунов О.В. Торасемид– диуретик с особыми свойствами // Кардиоваскулярная терапия и профилактика.– 2006.– № 5.– С. 5–9.
23. National Heart, Lung, and Blood Institute National High Blood Pressure Education Program. The sixth report of the Joint National Committee on Prevention, Detection, Evaluation, and Treatment of High Blood Pressure (JNC VI). Bethesda, MD: National Institutes of Health. (NIH publication No. 98–4080.).
24. Coca A. Long–term blood pressure control and metabolic disorders induced by torasemide in hypertension // Amer. J. Hypertens. – Vol. 14, 116A (April 2001).
25. Werner D., Werner U., Meybaum A. et al. Determinants of steady–state torasemide pharmacokinetics: impact of pharmacogenetic factors, gender and angiotensin II receptor blockers // Clin. Pharmacokinet. – 2008.– Vol. 47.– P. 323–332.
26. Vormfelde S.V., Toliat M.R., Schirmer M. et al. The polymorphisms Asn130Asp and Val174Ala in OATP1B1 and the CYP2C9 allele *3 independently affect torsemide pharmacokinetics and pharmacodynamics // Clin. Pharmacol. Ther.– 2008.– Vol. 83.– P. 815–817.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak