Критерии диагностики стадийности гипертонической болезни и стенокардии: теория и практика

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №22 от 12.10.2010 стр. 1393
Рубрика: Кардиология

Для цитирования: Лоханова З.М., Василенко В.В., Тимофеев С.Е. Критерии диагностики стадийности гипертонической болезни и стенокардии: теория и практика // РМЖ. 2010. №22. С. 1393

Более половины пациентов, госпитализируемых в стационары общетерапевтического и кардиологического профилей, имеют ту или иную форму коронарной болезни сердца (КБС), чаще на фоне гипертонической болезни (ГБ). Распространенность ГБ среди взрослого населения РФ составляет 40% [1]. Согласно статистике, в РФ около 10 млн трудоспособного населения страдают КБС, более трети из них имеют стабильную стенокардию. Среди российских пациентов с КБС преобладают больные стенокардией II и III функционального классов (ФК) по классификации Канадской ассоциации кардиологов [2].

Более половины пациентов, госпитализируемых в стационары общетерапевтического и кардиологического профилей, имеют ту или иную форму коронарной болезни сердца (КБС), чаще на фоне гипертонической болезни (ГБ). Распространенность ГБ среди взрослого населения РФ составляет 40% [1]. Согласно статистике, в РФ около 10 млн трудоспособного населения страдают КБС, более трети из них имеют стабильную стенокардию. Среди российских пациентов с КБС преобладают больные стенокардией II и III функционального классов (ФК) по классификации Канадской ассоциации кардиологов [2].
В связи с внедрением в оценку работы учреждений здравоохранения принципов фармако–экономического анализа и медико–экономических стандартов оказания помощи больным важную роль в повседневной врачебной практике стала играть правильная постановка клинического диагноза и обоснованное назначение лекарственного лечения.
Мы провели анализ «медицинских карт стационарного больного» пациентов, поступавших на лечение в кардиологическое и терапевтическое отделения одной из клинических больниц г. Москвы в течение 9 мес. (с июля 2008 по март 2009 г.). Ни в одной истории болезни не был указан диагноз «КБС: стенокардия напряжения I ФК» и «Гипертоническая болезнь I стадии». Это закономерно: пациенты с ранними стадиями стабильной КБС и ГБ не предъявляют каких–либо жалоб при выполнении повседневной деятельности, считают себя относительно здоровыми и к врачу не обращаются. Отобраны 110 досье, содержащих одновременно диагнозы «КБС: стенокардия напряжения II ФК» и «Гипертоническая болезнь 2–й стадии» как наиболее часто встречающиеся и представляющие определенные трудности в дифференцировании от синдромов, проявляющихся сходной клинической картиной.
Для верификации диагноза «Гипертоническая болезнь 2 ст.» использовали «Проект рекомендаций экспертов ВНОК по диагностике и лечению артериальной гипертензии» (2007) [3].

Критериями диагностики поражения органов–мишеней являются:
Гипертрофия левого желудочка (ГЛЖ)
– ЭКГ: признак Соколова–Лайона (SV1+RV5илиV6) > 38 мм (чувствительность 22%, специфичность 100%); Корнелльское произведение [(RaVL+SV3+6 мм для женщин) х ширина QRS] > 2440 мм х мс (чувствительность 51%, специфичность 95%) [4];
– ЭхоКГ: индекс массы миокарда левого желудочка 125 г/м2 для мужчин и 110 г/м2 для женщин.
Артерии
– ультразвуковые признаки утолщения стенки общей сонной артерии (толщина комплекса «интима–медиа» (ТИМ) > 0,9 мм) или атеросклеротические бляшки магистральных сосудов.
Почки:
– небольшое повышение сывороточного креатинина: 115–133 мкмоль/л (1,3–1,5 мг/дл) для мужчин или 107–124 мкмоль/л (1,2–1,4 мг/дл) для женщин;
– скорость клубочковой фильтрации (СКФ) < 60 мл/мин/1,73 м2 (по формуле MDRD) или клиренс креатинина < 60 мл/мин (по уравнению Cockcroft – Goult) [5];
– микроальбуминурия 30–300 мг/сут.;
– отношение альбумин/креатинин в моче 22 мг/г (2,5 мг/ммоль) для мужчин и 31 мг/г (3,5 мг/ммоль) для женщин.

Выявление этих признаков поражения артерий и почек осуществляется относительно редко как в амбулаторно–поликлиническом звене, так и в стационаре, более того – у ограниченного контингента больных. Как правило это лица с сахарным диабетом 2–го типа и/или с облитерирующими поражениями артерий нижних конечностей. Обычно же вывод о наличии/отсутствии поражения органов–мишеней делается на основании результатов ЭКГ покоя и, реже, ЭхоКГ, т.е. решающим фактором при постановке диагноза «Гипер­тони­ческая болезнь 2–й ст.» оказывается выявление признаков поражения миокарда (обычно лишь гипертрофии стенок левого желудочка).
Проанализированы медицинские досье на предмет обоснованности постановки диагноза ГБ 2–й ст. исходя из наличия признаков ГЛЖ. Нас интересовали данные ЭКГ покоя: признак Соколова–Лайона, при наличии блокады передней ветви левой ножки пучка Гиса (ЛНПГ) – критерий Розенбаума (SIII>15 мм) [6], а также результаты ЭхоКГ.
Полученные ЭКГ–данные представлены в таблице 1.
Формулировка «признаки ГЛЖ» нередко встречается в расшифровках ЭКГ. Именно на этом заключении зачастую строится все обоснование диагноза 2–й ст. ГБ. В отечественных пособиях и руководствах по электрокардиографии, в монографиях, посвященных гипертонической болезни, подробно описаны эти «диагностические признаки». Наиболее часто указываются следующие: отклонение электрической оси сердца влево, QRS=0,09–0,11’’, депрессия ST>0,5 мм косонисходящей формы; TI<1мм, TIII>TI; RV5,V6>RV4; косонисходящая депрессия STV5,V6 более 0,5 мм, некоторые другие [7,8]. Предлагается выделять 5 типов ЭКГ при гипертонической болезни, причем от I к V типу выраженность ГЛЖ усугубляется. Данная классификация также основана на качественных изменениях элементов ЭКГ в различных отведениях: двухфазность или инверсия зубца ТaVL, уменьшение амплитуды ТV6, синдром TV1>TV6, изменения зубца Р, возрастание амплитуды комплекса QRS, небольшая депрессия сегмента ST и др.
Нередки случаи, когда заключение автоматического анализатора «нормальная ЭКГ» врач кабинета функциональной диагностики дополняет письменным мнением: «признаки ГЛЖ».
Однако все вышеперечисленные признаки ГЛЖ не нашли места в официальных документах по диагностике ГБ, поэтому они могут быть использованы лишь в качестве дополнения к основным критериям ГЛЖ, указанным в национальных рекомендациях, и ни в коем случае не подменяют их.
При наличии блокады передней ветви ЛНПГ стандартные вольтажные критерии ГЛЖ неприменимы. Наши данные свидетельствуют, что и при наличии блокады ЛНПГ диагностика ГЛЖ базируется преимущественно на качественных изменениях элементов ЭКГ, в то время как критерий Розенбаума игнорируется.
Наибольшая специфичность (90%) и чувствительность (90%) в выявлении ГЛЖ присущи эхокардиографическому методу [9]. При М–сканировании признаками гипертрофии служат утолщение задней стенки левого желудочка (ЗСЛЖ) до величины, превышающей 11 мм. Используя расчетные формулы, вычисляют индекс массы миокарда левого желудочка (ИММЛЖ), который в норме у мужчин не превышает 125 г/м2, у женщин – 110 г/м2 [10,11]. Согласно рекомендациям [3], ЭКГ входит в перечень обязательных инструментальных исследований, в то время как ЭхоКГ относится к разряду исследований, рекомендуемых дополнительно. В городских стационарах ЭхоКГ не является рутинным методом обследования пациентов с ГБ, а если исследование и проводится, то интерпретация результатов оставляет больше вопросов, чем ответов. Так, описательная характеристика эхокардиографической картины более чем в половине случаев противоречит количественным показателям: при толщине ЗСЛЖ менее 12 мм (9–11 мм) встречаются заключения о «проявлениях АГ с развитием типичного гипертонического сердца n–ной ст. с увеличением массы миокарда левого желудочка». При этом расчет официально рекомендованного количественного показателя – ИММЛЖ – не проводится. В проанализированных нами медицинских досье ЭхоКГ была выполнена лишь 10 пациентам, причем «гипертоническое сердце» описано у 7, хотя толщина ЗСЛЖ > 12 мм выявлена только в одном случае, а у одного пациента толщина ЗСЛЖ не была измерена.
Таким образом, полученные результаты свидетельствуют, что диагностика стадии ГБ в большинстве случаев основывается не на критериях, указанных в национальных и международных рекомендациях, а на субъективной оценке результатов ЭКГ и ЭхоКГ. Такой подход ведет не только к гипердиагностике, но и далее к неоправданному назначению лекарств, обычно их комбинаций.
Сходная ситуация наблюдается и в диагностике стабильной формы КБС. Современные критерии диагностики и методы лечения стенокардии напряжения изложены в Российских рекомендациях по диагностике и лечению стабильной стенокардии (второй пересмотр, 2008) [2]. Они определяют стенокардию как «клинический синдром, проявляющийся чувством дискомфорта или болью в грудной клетке сжимающего, давящего характера, которая локализуется чаще всего за грудиной и может иррадиировать в левую руку, шею, нижнюю челюсть, эпигастральную область». К основным факторам, провоцирующим боль в груди, отнесены: физическая нагрузка (быстрая ходьба, подъем в гору или по лестнице, перенос тяжестей); повышение АД; холод; обильный прием пищи; эмоциональный стресс.
Клиническая картина приступа стенокардии была впервые описана Уильямом Геберденом в 1772 г. [12]. Это описание настолько точно, что и сейчас к нему практически нечего добавить. В настоящее время предпочтительно использовать критерии стенокардии, разработанные Американским сообществом кардиологов, устанавливаемые во время беседы с больным. Согласно этим критериям, диагноз типичной стенокардии напряжения можно установить лишь в том случае, когда выявляются три ее признака: наличие характерных болей (или чувства дискомфорта) в грудной клетке, связь появления этих болей с физической или эмоциональной нагрузкой, исчезновение болей после прекращения нагрузки или приема нитроглицерина [13]. Все эти признаки стенокардии были описаны Геберденом (за исключением реакции на прием нитроглицерина, которого в XVIII в. еще не существовало). Присутствие только двух из трех перечисленных признаков рассматривается как атипичная (т. е. возможная) стенокардия, а присутствие лишь одного признака вообще не дает оснований установить диагноз стенокардии.
Несмотря на то, что во многих случаях диагноз заболевания может быть поставлен на основании жалоб, нужно учитывать и то, что пациент не всегда точно излагает свои ощущения и врачу не всегда удается собрать полный анамнез. Эпидемиологические исследования сердечно–сосудистой патологии, выполненные в течение двух последних десятилетий, убедительно доказали, что сбор анамнеза у больного, страдающего стенокардией, может быть стандартизирован. Опросник не позволит упустить важнейшие вопросы, которые нужно задать больному стенокардией. Наибольшую известность и признание Всемирной организации здравоохранения получил опросник, предложенный Rose [14]. Специальные исследования показали высокую чувствительность стандартизированного опросника Роуза, которая достигает 91,4% [15,16].
Напомним, что тяжесть стабильной стенокардии (функциональный класс – ФК), согласно критериям Канадского кардиоваскулярного общества, определяется следующим образом (дословный перевод первичного документа [17]):
I ФК – обычная повседневная активность не вызывает приступов стенокардии (боль только при чрезмерной и длительной физической нагрузке);
II ФК – легкое ограничение повседневной активности (ангинозный приступ при быстрой ходьбе или подъеме по лестнице, ходьбе в гору, физической нагрузке после еды, при выходе на холодный воздух, при эмоциональном перенапряжении или только в течение первых часов после пробуждения);
III ФК – значительное ограничение обычной физической активности (приступ возникает при ходьбе по ровной местности на расстояние 1 или 2 кварталов или при подъеме на 1 лестничный пролет в обычном темпе);
IV ФК – невозможность выполнять какую–либо нагрузку без возникновения чувства дискомфорта или стенокардия в покое.
С целью выявления типичной стенокардии напряжения у госпитализированных больных мы также использовали стандартный опросник Роуза. Паци-ентам с зафиксированным в медицинской карте диагнозом стенокардии напряжения II ФК предлагалось самостоятельно ответить на ряд несложных вопросов, характеризующих их неприятные ощущения в грудной клетке. Далее их ответы сравнивали с эталоном, предложенным Роузом для диагностики стенокардии напряжения. Результаты опроса представлены в таблице 2.
В 2/3 случаев ответы пациентов не соответствовали классическим проявлениям стенокардии по одному или нескольким пунктам. Такой результат свидетельствует, скорее всего, о недостаточности или отсутствии дифференциально–диагностического поиска при кардиалгическом синдроме. Поражает факт, что ряд пациентов ответили отрицательно на первый, ключевой вопрос анкеты о наличии боли или дискомфорта в груди. При этом у части этих больных все остальные ответы соответствовали критериям Роуза, если речь шла не о боли, а об ощущении одышки. Иными словами, в данных клинических ситуациях произошла подмена понятия: одышка (ощущение недостатка воздуха или затруднения дыхания) была расценена как эквивалент боли за грудиной и, как следствие, диагноз возможной сердечной недостаточности замещен диагнозом недостаточности коронарной. У другой части пациентов никогда не возникали боль или дискомфорт за грудиной, т.е. диагноз стенокардии у них не обоснован, более того, ошибочен.
На основании полученных результатов можно сделать вывод о гипердиагностике стабильной стенокардии напряжения. При этом пациенты получали постоянную комплексную терапию: ацетилсалициловую кислоту, антиангинальные препараты (

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak