Современные возможности оптимизации лечения больных АГ и ХСН при применении торасемида

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №27 от 12.11.2013 стр. 1388
Рубрика: Кардиология

Для цитирования: Теблоев К.И., Евдокимова А.Г., Ложкина М.В., Евдокимов В.В. Современные возможности оптимизации лечения больных АГ и ХСН при применении торасемида // РМЖ. 2013. №27. С. 1388

Диуретики – это препараты, увеличивающие объем выделяемой мочи и экскрецию натрия. Традиционно классификация диуретиков основывалась на различных принципах – точке приложения эффекта (петлевые диуретики); химической структуре (тиазидные диуретики); влиянию на выделение калия (калийсберегающие диуретики), скорости наступления и длительности эффекта.

В зависимости от механизма действия диуретики подразделяют на:
• ингибиторы карбоангидразы;
• осмотические диуретики;
• петлевые диуретики (усиливающие выведение из организма главным образом Na+, Cl–);
• тиазиды и тиазидоподобные диуретики (усиливающие выведение из организма главным образом Na+, К+, Cl–);
• антагонисты минералокортикоидных рецепторов;
• ингибиторы почечных эпителиальных натриевых каналов (непрямые антагонисты альдостерона, калийсберегающие диуретики) (табл. 1) [1].
Группа петлевых диуретиков получила свое название в связи с их точкой приложения – эти препараты блокируют реабсорбцию ионов Cl-, а также Na+, К+ в восходящей части петли Генле, вследствие чего уменьшается реабсорбция воды. Наиболее распространенные представители этого класса – фуросемид, торасемид и этакриновая кислота. Петлевые диуретики по силе своего мочегонного действия превосходят другие группы мочегонных средств, поэтому их использование лежит в основе лечения отечного синдрома при ХСН, а также почечных и печеночных отеков. Как правило, эти препараты оказывают быстрое, мощное и относительно непродолжительное диуретическое действие, которое усиливается при увеличении дозы. В связи с этим их широко используют в острых ситуациях, когда необходимо быстро добиться эффекта, например при отеке легких. При артериальной гипертонии (АГ) петлевые диуретики используются, как правило, лишь при гипертонических кризах, резистентности к тиазидным диуретикам, а также при сопутствующей тяжелой хронической почечной недостаточности (ХПН) [2]. Однако существуют петлевые диуретики пролонгированного действия, характеризующиеся более широким спектром применения. К этой группе препаратов относится торасемид (рис. 1).
Торасемид, как и все петлевые диуретики, ингибирует реабсорбцию натрия и хлоридов в восходящей части петли Генле и, в отличие от фуросемида, блокирует также эффекты альдостерона, т.е. в меньшей степени усиливает почечную экскрецию калия. Это снижает риск развития гипокалиемии – одного из главных побочных эффектов петлевых и тиазидных диуретиков. Антигипертензивный эффект торасемида обусловлен снижением общего периферического сосудистого сопротивления за счет нормализации нарушений электролитного баланса, в основном – снижения содержания ионов кальция в гладкомышечном слое артерий [3]. Торасемид оказывает прямые сосудистые эффекты: достоверно увеличивает вазодилатацию у здоровых волонтеров и у пациентов с АГ с помощью механизма, связанного с высвобождением оксида азота (NO) [4]. Данный препарат блокирует также вазоконстрикторное действие эндотелина-1 (ET-1) [5]. Имеются данные, что торасемид способен уменьшать активность ренин-ангиотензиновой системы и чувствительность рецепторов ангиотензина II первого типа, препятствуя вызываемому ими спазму артерий [6]. Антиальдостероновый эффект торасемида интересен как с позиций достижения более строгого контроля АД, так и в отношении торможения прогрессирования поражения органов-мишеней, во многом опосредуемого именно избытком альдостерона, наблюдающимся у пациентов с АГ. Кроме этого, у торасемида отмечают наличие плейотропных свойств, а именно способность данного препарата ингибировать синтез и депозицию коллагена 1 типа в миокарде у пациентов с хронической сердечной недостаточностью (ХСН). Помимо того, в отличие от пациентов, получающих фуросемид, у пациентов в группе торасемида снижается концентрация в сыворотке крови C-терминального пропептида проколлагена 1 типа, биохимического маркера миокардиального фиброза [7].
В настоящее время торасемид является единственным мочегонным средством, эффективность которого подтверждена в крупных многоцентровых исследованиях. Данный препарат впервые был синтезирован в 1988 г., однако зарегистрирован в России он не так давно (в 2006 г.) и сейчас существует на отечественном рынке под различными торговыми названиями. Оригинальный торасемид (Бритомар) был зарегистрирован в России в 2011 г. Преимуществом Бритомара является наличие у него камедьсодержащей оболочки, которая замедляет высвобождение действующего вещества, что уменьшает колебания его концентрации в крови и, следовательно, обеспечивает более стойкий и длительный эффект [8].
Фармакокинетика торасемида
и его пролонгированной формы
Фармакокинетические свойства торасемида отличаются от таковых у других петлевых диуретиков. Торасемид имеет более высокую и более предсказуемую биодоступность, а также более длительный период полувыведения (табл. 2) [9].
Торасемид метаболизируется цитохромом Р450, чем объясняется отсутствие изменений его фармакокинетических свойств у пациентов с сердечной недостаточностью или ХПН. При этом 75–80% торасемида выводится в виде метаболитов с мочой или другими путями, а оставшаяся часть выделяется в неизмененном виде. Наличие двух путей клиренса – почечного и печеночного – снижает риск кумуляции торасемида в случае нарушения функции почек (выводится печенью), а при циррозе печени повышается его выделение почками. 80% этого препарата подвергается метаболизму в печени. Таким образом, период полувыведения торасемида у лиц с почечной дисфункцией не будет значимо удлиняться. В то же время при циррозе печени отмечено увеличение периода полувыведения торасемида (до 4,8 ч) [10]. Тем не менее, у таких больных за сутки с мочой выводится около 80% дозы препарата (в неизмененном виде и в виде метаболитов), поэтому кумуляции его при длительном приеме не ожидается. В противоположность этому фуросемид в значительной степени метаболизируется в почках путем конъюгации с глюкуроновой кислотой. Поэтому его фармакокинетика зависит больше от функции почек, нежели от функции печени, и дисфункция почек может привести к кумуляции препарата [11].
В целом характеристика пролонгированной формы торасемида совпадает с таковой для формы с обычным (быстрым) высвобождением. Однако из пролонгированной формы действующее вещество высвобождается постепенно, что не приводит к развитию ярко выраженного пика действия. Так, за счет увеличения периода полувыведения можно избежать феномена «повышенной постдиуретической реабсорбции». А отсутствие быстрого увеличения объема выделяемой мочи не вызывает резкого изменения объема циркулирующей крови, а значит не потенцирует избыточный синтез ангиотензина II и норадреналина, которые приводят к снижению скорости клубочковой фильтрации и ухудшению почечной функции. Абсорбция препарата протекает более медленно, время достижения максимальной концентрации препарата (Тmax) удлинено, максимальная концентрация (Сmax) снижена. Биодоступность, отражающая системную экспозицию препарата и оцениваемая как площадь под кривой «концентрация – время» (AUC), не меняется. После повторных введений препарата наблюдается меньшая вариативность концентрации в плазме крови. Кроме того, прием пролонгированной формы торасемида связан с более стабильным диурезом и более высокой натрийуретической активностью (рис. 2).
Фармакодинамика торасемида
и его пролонгированной формы
Фармакодинамические эффекты торасемида напрямую связаны с дозой: по мере увеличения дозы препарата диурез и экскреция натрия и хлоридов линейно возрастают, при этом экскреция калия остается минимальной. Торасемид не изменяет концентрацию калия, магния и кальция в плазме крови даже при длительном применении в комбинации с тиазидным диуретиком [12]. В исследовании TORIC гипокалиемия наблюдалась чаще при использовании фуросемида и других диуретиков, чем при назначении торасемида [13]. По сравнению с фуросемидом торасемид действует дольше (24 ч по сравнению с 6–8 ч для фуросемида), его диуретический, натрийуретический и хлоруретический эффекты в 8 раз выше, а калийурез увеличивается лишь в 3 раза [14]. При использовании пролонгированной формы торасемида диурез начинается приблизительно через 1 ч после приема препарата, достигает максимума через 3–6 ч и поддерживается 8–10 ч. Как и для обычной формы торасемида, взаимосвязь между вводимой дозой препарата и экскрецией натрия носит линейный характер в диапазоне доз от 2,5 до 20 мг. Прием пролонгированной формы торасемида характеризуется более высокой натрийуретической эффективностью, меньшим объемом мочи и меньшим выделением электролитов с мочой в первый час после введения препарата [15]. Экскреция калия увеличивается незначительно после однократного приема торасемида в дозе до 10 мг и лишь немного возрастает (5–15 мЭкв) после приема 20 мг препарата [16].
Применение торасемида
и его пролонгированных форм при АГ
Стандартные петлевые диуретики при АГ обычно используют только у больных, резистентных к традиционной терапии. Однако фуросемид в стандартных дозах реже, чем тиазидные диуретики, вызывает у больных АГ гипокалиемию и метаболические нарушения [17]. Торасемид характеризуется менее выраженным пиковым эффектом и большей, чем у фуросемида, продолжительностью действия, что расширяет показания для применения препарата при АГ. Антигипертензивный эффект торасемида был подтвержден в нескольких плацебо-контролируемых исследованиях [18–20].
Следует отметить, что достижение целевых значений АД при длительном применении торасемида развивается медленнее, чем при применении других диуретиков и антигипертензивных ЛС из других групп, что важно для пожилых пациентов, особенно тех, кто страдает сопутствующими цереброваскулярными заболеваниями [21]. В то же время сравнительные рандомизированные клинические исследования демонстрируют сопоставимый с другими диуретиками антигипертензивный эффект торасемида (табл. 3).
Торасемид у пациентов с АГ, в отличие от гидрохлоротиазида, является метаболически нейтральным препаратом. Так, у 3074 пациентов с АГ применение торасемида в дозах 5–10 мг/сут. в течение 6 мес. не приводило к изменению уровня глюкозы, мочевой кислоты, общего холестерина, холестерина ЛПНП, холестерина ЛПВП и калия. Авторы делают вывод о том, что для торасемида не характерно свойство вызывать у пациентов с АГ такие метаболические нарушения, как гипергликемия, гиперурикемия, гиперлипидемия, гипокалиемия [26]. Это делает возможным применение торасемида у пациентов с АГ и сопутствующими сахарным диабетом (в стадии компенсации), гиперурикемией (но не подагрой), дислипидемиями под контролем соответствующих показателей в плазме крови. Важным свойством торасемида является его способность не изменять физиологический циркадный ритм динамики АД [27]. При этом длительность антигипертензивного эффекта позволяет применять его 1–2 раза/сут.
Торасемид может применяться в качестве антигипертензивного средства, особенно у пациентов с сопутствующей ХСН, заболеваниями почек [28]. При этом рекомендованной стартовой дозой является 2,5–5 мг/сут., при недостижении целевых значений АД в течение 4–6 нед. допускается повышение дозы до 10 мг/сут.
При лечении АГ торасемид можно комбинировать с ингибиторами АПФ и β-адреноблокаторами [21]. При этом отмечается потенцирование антигипертензивного эффекта.
Пролонгированная форма торасемида снижает АД в той же самой степени, что и обычная форма торасемида, однако в отношении других аспектов эффективность пролонгированной формы может быть выше. Так, в рамках рандомизированного двойного слепого исследования 432 пациентам с АГ была назначена обычная форма торасемида 5 мг/сут. (n=223) или пролонгированная форма торасемида 5 мг/сут. (n=219) сроком на 12 нед. Спустя 4 или 8 нед. доза могла быть увеличена до 10 мг/сут. в том случае, если целевое снижение давления не было достигнуто. В результате было обнаружено, что спустя 8 и 12 нед. процент пациентов с адекватным контролем АД был достоверно выше в группе, получавшей пролонгированную форму торасемида. Кроме того, амбулаторный суточный мониторинг АД показал, что снижение систолического АД в течение дня было достоверно более высоким при назначении пролонгированной формы торасемида (128,0±9,9 мм рт.ст.) по сравнению с обычной формой торасемида (133,5±10,4 мм рт.ст., p<0,05). При этом между обеими формами торасемида не было различий в переносимости и безопасности [29].
Применение торасемида
и его пролонгированной формы при ХСН
В последних Национальных рекомендациях по лечению ХСН сделан особый акцент на торасемиде, который характеризуется как самый эффективный и безопасный препарат этого ряда. В настоящее время торасемид является единственным мочегонным средством, эффективность которого подтверждена в крупных многоцентровых исследованиях.
Первое большое двойное слепое многоцентровое исследование, в котором изучалось использование торасемида у больных ХСН, было проведено I. Achhammer и соавт. в 1988 г. Данное исследование включало 111 пациентов, которые получали торасемид в дозе 5 и 10 мг/сут. (с возможностью при необходимости уд­воить дозу) в качестве базовой терапии отечного синдрома. В результате 24-недельного наблюдения было выявлено достоверное уменьшение массы тела.
В большом проспективном исследовании по изучению использования торасемида в общемедицинской практике были подтверждены хорошие результаты применения препарата как в качестве первого назначаемого мочегонного средства, так и при переходе на него с другого диуретика. Кроме того, было еще раз подтверждено отсутствие негативного влияния препарата на уровень калия, глюкозы и мочевой кислоты. При этом 95,1% врачей и 93,6% пациентов оценили результат использования торасемида как хороший или очень хороший.
В открытом исследовании, включавшем 234 пациента с ХСН, получавших торасемид (n=113) или фуросемид (n=121) в течение 12 мес., было обнаружено, что частота повторной госпитализации вследствие сердечной недостаточности или всех сердечно-сосудистых причин была достоверно ниже на фоне лечения торасемидом. Длительность госпитализации вследствие сердечной недостаточности также была достоверно ниже в группе, получавшей торасемид [30]. Снижение частоты госпитализации при приеме торасемида было обнаружено еще в одном исследовании, включавшем 1000 пациентов [31].
Окончательное подтверждение эффективности и безопасности применения торасемида у больных ХСН было получено в крупном исследовании TORIC (TOrasemide In Congestive Heart Failure), которое включало 1377 больных ХСН III–IV ФК (NYHA). В течение 12 мес. 778 пациентов получали торасемид 10 мг/сут., 527 – фуросемид 40 мг/сут., а 72 – другие диуретики. Каждые 3 мес. оценивались заболеваемость, смертность, ФК ХСН, уровень калиемии, а также индивидуальная переносимость препарата. В группе торасемида наблюдалось достоверное уменьшение общей и сердечно-сосудистой смертности. Функциональные улучшения наблюдались у 45,8% пациентов, получавших торасемид, и у 37,2% больных, принимавших фуросемид или другие диуретики (р= 0,00017). Торасемид лучше переносился и достоверно реже вызывал гипокалиемию [32]. Позднее было доказано, что качество жизни больных, получающих торасемид, достоверно выше, чем при использовании фуросемида, что выражалось в значительном уменьшении функциональных ограничений и высокой социальной активности пациентов.
В ряде новых исследований было продолжено изучение эффективности торасемида при сердечной недостаточности. У 51 пациента с ХСН, получающих лечение диуретиками (включая торасемид), β-блокаторами, ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента, блокаторами ангиотензиновых рецепторов и другими препаратами, была удвоена получаемая ранее доза диуретиков. В результате через 24±6 дней наблюдалось статистически достоверное снижение массы тела, функционального класса по классификации NYHA и значений по Миннесотскому опроснику, а также достоверное увеличение дистанции, которую больной проходил в тесте с 6-минутной ходьбой. При этом не было отмечено изменений в систолической и диастолической функции левого желудочка [33].
При сердечной недостаточности торасемид, в дополнение к его диуретическому действию, оказывает ряд других положительных эффектов. Результаты исследований свидетельствуют о том, что эти положительные эффекты могут быть связаны с блокадой альдостероновых рецепторов [34]. Торасемид благодаря своим антиальдостероновым эффектам снижал напряжение стенки левого желудочка во время систолы у пациентов с сердечной недостаточностью, при этом активации симпатической нервной системы не наблюдалось. Подобные изменения не были отмечены в группе больных, получавших фуросемид: в плазме крови увеличивалась концентрация норадреналина, а напряжение стенки левого желудочка не менялось [35]. Повышение в плазме крови концентрации альдостерона приводит к увеличению сердечно-сосудистого риска у пациентов с острой и хронической сердечной недостаточностью и после инфаркта миокарда. В то же время блокада эффектов альдостерона снижает общую и сердечно-сосудистую смертность у этих пациентов. Введение торасемида вместо фуросемида и других калийнесберегающих диуретиков приводит к снижению концентрации альдостерона и связанного с ним сердечно-сосудистого риска, а также к меньшей необходимости принимать антагонисты альдостерона [36].
Способность торасемида уменьшать фиброз миокарда была изучена в нескольких клинических исследованиях. Было показано, что у пациентов с сердечной недостаточностью торасемид снижает выраженность ремоделирования миокарда желудочков [30–35]. В некоторых исследованиях было выявлено, что в результате лечения торасемидом происходит достоверное уменьшение конечного диастолического объема (КДО) ЛЖ. Были сделаны предположения, что торасемид обладает протективным действием в отношении ремоделирования миокарда. Это связывали со способностью торасемида уменьшать активацию проколлаген-I-карбоксипротеиназы (ПКП), что приводит к замедлению фиброза стенки ЛЖ.
В миокарде пациентов с сердечной недостаточностью до и после лечения торасемидом или фуросемидом и у здоровых волонтеров была оценена выраженность образования поперечных сшивок в коллагене и экспрессия лизилоксидазы, которая регулирует этот процесс. В результате было обнаружено, что в миокарде пациентов с сердечной недостаточностью по сравнению со здоровыми волонтерами увеличивались оба упомянутых показателя. На фоне лечения торасемидом оба параметра достоверно снижались (р=0,021 и р=0,034 соответственно), в то время как в группе с фуросемидом таких изменений не наблюдалось. У всех пациентов с сердечной недостаточностью выраженность образования поперечных сшивок коррелировала с экспрессией лизилоксидазы и наоборот. Интересно, что способность торасемида снижать избыточную экспрессию лизилоксидазы и уменьшать образование поперечных сшивок в коллагене приводила к нормализации ригидности стенок левого желудочка у пациентов с сердечной недостаточностью [37]. Все перечисленные эффекты торасемида – в отношении образования коллагена и ремоделирования желудочков, продукции норадреналина и альдостерона – не наблюдались у фуросемида, что может иметь важное значение для лечения пациентов с сердечной недостаточностью с желудочковой дисфункцией и без нее. Однако в исследовании TORAFIC (2011) было изучено действие пролонгированной формы препарата у пациентов с ХСН и ее влияние на кардиальный фиброз. В результате не было выявлено достоверного влияния торасемида либо фуросемида на уровень ПКП, а соответственно, на прогрессирование фиброза миокарда. Таким образом, уменьшение КДО ЛЖ вследствие применения торасемида, скорее всего, связано с закономерным уменьшением объема циркулирующей крови. Необходимо отметить, что в исследование TORIC были включены пациенты с ХСН I–II ФК, тогда как в исследовании TORAFIC проводилась терапия у пациентов с ХСН III–IV ФК.
В целом результаты выполненных исследований свидетельствуют о том, что у пациентов с ХСН торасемид [11]:
• улучшает функцию левого желудочка;
• снижает смертность;
•  снижает частоту и длительность госпитализаций по поводу сердечной недостаточности;
• улучшает качество жизни;
• увеличивает переносимость физических нагрузок;
•  уменьшает функциональный класс сердечной недостаточности по классификации NYHA.
Преимущество пролонгированной формы торасемида при ХСН заключается в том, что за счет увеличения периода полувыведения можно избежать феномена «повышенной постдиуретической реабсорбции». А отсутствие быстрого увеличения объема выделяемой мочи не вызывает резкого изменения объема циркулирующей крови, а значит не потенцирует избыточный синтез ангиотензина II и норадреналина, которые приводят к снижению СКФ и ухудшению почечной функции.
Отдельное внимание следует уделить исследованиям, в которых доказаны фармакоэкономические преимущества назначения торасемида. Несмотря на высокую стоимость лечения торасемидом, оно было не менее экономически эффективным, чем терапия фуросемидом. Причиной этого была большая длительность и стоимость госпитализаций больных, принимавших фуросемид.
Таким образом, результаты выполненных исследований свидетельствуют о том, что торасемид более эффективен и безопасен по сравнению с фуросемидом при лечении пациентов с ХСН, поэтому при данной патологии вместо фуросемида рекомендуется использовать торасемид [9].
Препарат Бритомар является современным эффективным диуретиком. Бритомар – единственный оригинальный торасемид с пролонгированным высвобождением активного вещества. В качестве антигипертензивного препарата Бритомар в наибольшей степени показан пациентам:
• у которых патогенез АГ может быть обусловлен несколькими механизмами (активация РААС, вазоспазм, сольчувствительность и т.д.) из-за наличия у торасемида комплексного антигипертензивного механизма действия;
• пожилого и старческого возраста, с изолированной систолической АГ, сопутствующей ХСН, т.к. по профилю эффективности торасемид сопоставим с другими диуретиками – группой выбора для пациентов данной категории;
• с АГ и сопутствующими сахарным диабетом (в стадии компенсации), гиперурикемией (но не подагрой), дислипидемиями под контролем соответствующих показателей в плазме крови.
Благодаря фармакологическим свойствам Бритомара, а также отсутствию отрицательных метаболических эффектов его можно считать препаратом первого выбора для лечения застойной ХСН. Несмотря на более высокую стоимость по сравнению с фуросемидом, при использовании торасемида общие затраты на лечение значительно снижаются.

Таблица 1. Классификация диуретиков
Рис. 1. Классификация диуретиков в соответствии с местом их действия в нефроне
Таблица 2. Особенности фармакокинетики петлевых диуретиков
Рис. 2. Вид кривой «концентрация-время» после введения 10 мг торасемида с пролонгированным и обычным (быстрым) высвобождением [12]
Таблица 3. Сравнительные исследования антигипертензивной эффективности торасемида и других диуретиков

Литература
1. Acuna C. Пролонгированная форма торасемида: что нового? // Артериальная гипертензия. 2011. № 4(18).
2. Ramani G.V., Uber P.A., Mehra M.R. Chronic heart failure: contemporary diagnosis and management // Mayo Clin. Proc. 2010. Vol. 85. P. 180–195.
3. Muniz P., Fortuno A., Zalba G. et al. Effects of loop diuretics on angiotensin II-stimulated vascular smooth muscle cell growth // Nephrol. Dial. Transplant. 2001. Vol. 16. P. 14–17.
4. De Berrazueta J.R., Gonzalez J.P., de Mier I. et al. Vasodilatory action of loop diuretics: A plethysmography study of endothelial function in forearm arteries and dorsal hand veins in hypertensive patients and controls // J. Cardiovasc. Pharmacol. 2007. Vol. 49. P. 90–95.
5. Fortuno A., Muniz P., Zalba G. et al. The loop diuretic torasemide interferes with endothelin-1 actions in the aorta of hypertensive rats // Nephrol. Dial. Transplant. 2001. Vol. 16. P. 18–21.
6. Fortuno A., Muniz P., Ravassa S. Torasemide inhibits angiotensin II-induced vasoconstriction and intracellular calcium increase in the aorta of spontaneously hypertensive rats // Hypertension. 1999. Vol. 34. P. 138–143.
7. Barrios Alonso V., Escobar Cervantes C., Llisterri Caro J.L. et al. Existen diferencias en el perfil clinico entre la insuficiencia cardiaca reconocida y la no reconocida? Estudio MERICAP // Rev. Esp. Cardiol. 2009. Vol. 3. P. 1–226. Abstract 678.
8. Гендлин Г.Е., Рязанцева Е.Е. Роль диуретиков в лечении хронической сердечной недостаточности // Серд. Недостаточность. 2012. № 10.
9. Wargo K.A., Banta W.M. A comprehensive review of the loop diuretics: should furosemide be first line? // Ann. Pharmacother. 2009. Vol. 43. P. 1836–1847.
10. Anguita Sanchez M. Investigadores del Registro BADAPIC. Caracteristicas clinicas, tratamiento y morbimortalidad a corto plazo de pacientes con insuficiencia cardiaca controlados en consultas especificas de insuficiencia cardiaca. Resultados del Registro BADAPIC // Rev. Esp. Cardiol. 2004. Vol. 57. P. 1159–1169.
11. Ishido H., Senzaki H. Torasemide for the treatment of heart failure // Cardiovasc. Hematol. Disord. Drug Targets. 2008. Vol. 8. P. 127–132.
12. Lyseng-Williamson K.A. Torasemide prolonged release // Drugs. 2009. Vol. 69. P. 1363–1372.
13. Cosin J., Diez J. TORIC investigators. Torasemide in chronic heart failure: results of the TORIC study // Eur. J. Heart Fail. 2002. Vol. 4. P. 507–513.
14. Reyes A.J., Leary W.P. Response of serum potassium concentration to the diuretic torasemide: formal assessment // Am. J. Hypertens. 2002. Vol. 15: 38A. Abstract P-13.
15. Barbanoj M.J., Ballester M.R., Antonijoan R.M. et al. A bioavailability/bioequivalence and pharmacokinetic study of two oral doses of torasemide (5 and 10 mg): prolonged-release versus the conventional formulation // Clin. Exp. Pharmacol. Physiol. 2009. Vol. 36. P. 469–477.
16. Ficha tecnica de Sutril Neo®. https://sinaem4.agemed.es/consaem/ especialidad.do?metodo= verFichaWordPdf&codigo=67986&formato=pdf&formulario=FICHAS
17. Горбунов В.М., Оганов Р.Г. Торасемид – петлевой диуретик с особыми свойствами // Кардиоваск. терапия и профилактика. 2006. № 5(5).
18. Achhammer I., Metz P. Low dose loop diuretics in essential hypertension: Experience with torasemide // Drugs. 1991. Vol. 41(Suppl. 3). P. 80–91.
19. Porcellati C., Verdecchia P., Schillaci G. et al. La torasemide, nuovo diuretico del’ansa, nell trattamento dell’ipertensione ar-teriosa: Studio con trolla to in doppla cecita // Bas. Razion. Terap. 1990. Vol. 20. P. 407–410.
20. Baumgart P., Walger P., von Eiff M., Achhammer I. Long-term efficacy and tolerance of torasemide in hypertension // Progress in pharmacology and Clinical Pharmacology. Stuttgart: Gustav- Fischer-Verlag, 1990. Vol. 8. P. 169–181.
21. Spannbrucker N., Achhammer I., Metz P., Glocke M. Comparative study on the hypertensive efficacy of torasemide and indapamide in patients with essential hypertension // Drug. Res. 1988. Vol. 38(1). P. 190–193.
22. Reyes A.J., Chiesa P.D., Santucci M.R. et al. Hydrochlorothiazide versus a nondiuretic dose of torasemide as once daily antihyper-tensive monopharmacotherapy in elderly patients; randomized and double-blind study // Progress Pharmacol. Clin. Pharmacol. Stuttgart: Gustav-Fischer-Verlag, 1990. Vol. 8. P. 183–209.
23. Boelke T., Piesche L. Influence of 2,5-5 mg torasemide o.d. versus 25-50 mg HCTZ/50-100 triamterene o.d. on serum parameters in elderly patients with mild to moderate hypertension // Diuretics IV: Chemistry, Pharmacology and clinical Application // Amsterdam: Exc. Medica, 1993. P. 279–282.
24. Achhammer I., Eberhard R. Comparison of serum potassium levels during long-term treatment of hypertension patients with 2,5 mg torasemide o.d. or 50 mg triamterene/25 mg hydrochlorothi-azide o.d. // Progress in Pharmacology and Clinical Pharmacology. Stuttgart: Gustav-Fischer-Verlag, 1990. Vol. 8. P. 211–220.
25. Boelke T., Achhammer I., Meyer-Sabellek W.A. Blutdrucksenkung und metabolische Veranderungen bei essentiellen Hypertonikem nach Langzeitgabe unterschiedlicher Diuretika // Hochdruck. 1990. Vol. 9. P. 40–41.
26. Brunner G., Estrada E., Plesche L. Efficacy and safety of to-rasemide (5 to 40 mg o.d.) in the treatment of oedema in patients with hydrppically decompensated liver failure // Diuretics IV: Chemistry, Pharmacology and clinical Applications. Amsterdam: Excerpta Medica, 1993. P. 27–30.
27. Suki W. Use of diuretics in chronic renal failure // Kidney Int. 1997. Vol. 59 (Suppl.). S. 33–35.
28. Stolear I.C., Achhammer I., Georges B. Efficacy of torasemide in the treatment of patients with high-grade renal failure on dialysis // Progress in Pharmacology and Clinical Pharmacology. Stuttgart: Gustav-Fischer-Verlag, 1990. Vol. 8. P. 259–267.
29. Roca-Cusachs A., Aracil-Vilar J., Calvo-Gomez C. et al. Clinical effects of torasemide prolonged release in mild-tomoderate hypertension: a randomized noninferiority trial versus torasemide immediate release // Cardiovasc. Ther. 2008. Vol. 26. P. 91–100.
30. Murray M.D., Deer M.M., Ferguson J.A. et al. Open-label randomized trial of torasemide compared with furosemide therapy for patients with heart failure // Am. J. Med. 2001. Vol. 111. P. 513–520.
31. Spannheimer A., Muller K., Falkenstein P. et al. Long-term diuretic treatment in heart failure: Are there differences between furosemide and torasemide? // Praxis (Bern 1994). 2002. Vol. 91. P. 1467–1475.
32. European Society of Cardiology; Heart Failure Association of the ESC (HFA); European Society of Intensive Care Medicine (ESICM) et al. ESC guidelines for the diagnosis and treatment of acute and chronic heart failure 2008: the Task Force for the diagnosis and treatment of acute and chronic heart failure 2008 of the European Society of Cardiology. Developed in collaboration with the Heart Failure Association of the ESC (HFA) and endorsed by the European Society of Intensive Care Medicine (ESICM) // Eur. J. Heart Fail. 2008. Vol. 10(10). P. 933–989. // Eur. J. Heart Fail. 2009. Vol. 11. P. 110; Eur. J. Heart Fail. 2010. Vol. 12. P. 416.
33. Kumar A., Aronow W.S., Vadnerkar A. et al. Effects of Increased Dose of Diuretics on Symptoms, Weight, 6-Minute Walk Distance, and Echocardiographic Measurements of Left Ventri¬cular Systolic and Diastolic Function in 51 Patients With Symptomatic Heart Failure Caused by Reduced Left Ventricular Ejection Fraction Treated With Beta Blockers and Angiotensin-Converting Enzyme Inhibitors or Angiotensin Receptor Blockers // Am. J. Ther. 2009. [Epub ahead of print].
34. Yamato M., Sasaki T., Honda K. et al. Effects of torasemide on left ventricular function and neurohumoral factors in patients with chronic heart failure // Circ. J. 2003. Vol. 67. P. 384–390; Circ. J. 2003. Vol. 67. P. 565; Circ. J. 2003. Vol. 67. P. 649.
35. Harada K., Izawa H., Nishizawa T. et al. Beneficial effects of torasemide on systolic wall stress and sympathetic nervous acti¬vity in asymptomatic or mildly symptomatic patients with heart failure: comparison with azosemide // J. Cardiovasc. Pharmacol. 2009. Vol. 53. P. 468–473.
36. Pitt B., Nicklas J. Loop diuretics in patients with heart failure: time to change to torasemide? // J. Cardiovasc. Pharmacol. 2009. Vol. 53. P. 435–437.
37. Lopez B., Querejeta R., Gonzalez A. et al. Impact of treatment on myocardial lysyl oxidase expression and collagen cross-linking in patients with heart failure // Hypertension. 2009. Vol. 53. P. 236–242.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak