Возможности изомера амлодипина в лечении артериальной гипертензии

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №7 от 06.04.2009 стр. 431
Рубрика: Кардиология

Для цитирования: Барышникова Г.А. Возможности изомера амлодипина в лечении артериальной гипертензии // РМЖ. 2009. №7. С. 431

Несмотря на достижения последних лет в лечении сердечно–сосудистых заболеваний (ССЗ) они продолжают оставаться ведущей причиной смерти. Артериальная гипертония (АГ) является важнейшим фактором риска CCЗ из–за ее высокой распространенности (в России АГ страдают более 40 млн. человек) и недостаточной эффективности проводимой терапии. Эпидемиологические исследования свидетельствуют, что даже при небольшом повышении артериального давления (АД) увеличивается риск развития инсульта, инфаркта миокарда, сердечной недостаточности, сердечно–сосудистой смерти.

В течение многих лет антагонисты кальция (АК) входят в число основных 5 групп противогипертензивных препаратов (ингибиторы АПФ, блокаторы рецепторов ангиотензина II, АК, b–адреноблокаторы, диуретики). АК и химически, и фармакологически являются неоднородной группой препаратов. Выделяют верапамил с дилтиаземом (пульс–урежающие АК) и большую группу дигидропиридиновых АК, многие из которых (но не амлодипин!) способны увеличивать частоту сердечных сокращений. Все АК, являясь периферическими вазодилататорами (в большей степени – дигидропиридиновые, в меньшей степени – верапамил и дилтиазем), воздействуют на основной патофизиологический механизм артериальной гипертензии – повышенное общее периферическое сопротивление сосудов.

Наряду с мощным гипотензивным эффектом АК обладают органопротективным (прежде всего кардио– и ангиопротективным) действием, уменьшают выраженность гипертрофии левого желудочка (ГЛЖ), препятствуют прогрессированию атеросклероза, не оказывают негативного влияния на уровень электролитов, углеводный, липидный и пуриновый виды обмена, снижают гиперреактивность бронхов. Согласно Россий­ским рекомендациям «Диагностика и лечение артериальной гипертензии» (третий пересмотр) Комитета экспертов ВНОК (2008), преимущественными показаниями для применения дигидропиридиновых АК при АГ являются: ИСАГ (пожилые), ИБС, ГЛЖ, атеросклероз сонных и коронарных артерий, беременность (рис. 1). В ряде ситуаций АК назначают в связи с наличием противопоказаний к применению других препаратов. Так, например, АК можно назначать при обструктивных заболеваниях легких, перемежающейся хромоте, сахарном диабете 1 типа, когда противопоказан или нежелателен прием b–адреноблокаторов. АК не вызывают метаболических нарушений: не влияют на уровень сахара в крови (как диуретики), на уровень калия в крови (как диуретики и ингибиторы АПФ), на уровень мочевой кислоты (как диуретики). АК не вызывают импотенции (как b–адреноблокаторы и диуретики) или кашля (как ингибиторы АПФ).

Вследствие высокой эффективности и небольшого спектра противопоказаний к их назначению (к применению дигидропиридиновых АК вообще нет абсолютных противопоказаний) АК быстро завоевали популярность среди врачей и больных и к середине 90–х годов XX века стали одними из самых часто назначаемых препаратов в кардиологии при АГ. Однако в это же время начались дискуссии о безопасности длительного применения АК, поводом для которых послужили данные о способности дигидропиридиновых АК короткого действия отрицательно влиять на исход заболевания у больных с нестабильной стенокардией и острым инфарктом миокарда. Вскоре было показано, что АК короткого и пролонгированного действия, назначенные с целью лечения АГ, по–разному влияют на риск развития инфаркта миокарда (рис. 2). В журнале Lancet в 2000 г. были опубликованы данные анализа, показавшего, что длительное использование АК пролонгированного действия у больных АГ не только безопасно, но и приводит к существенному уменьшению вероятности развития мозгового инсульта и осложнений ИБС. В настоящее время согласно известной классификации АК T. Toyo–Oka, W.G. Nayler, 1996 (табл. 1) все АК подразделяются на 3 поколения. К I поколению отнесены АК – родоначальники (верапамил, дилтиазем, нифедипин), все они короткого действия и их не рекомендуют применять для лечения АГ (применение возможно только в ургентных ситуациях, например для купирования гипертонического криза). Согласно этой классификации, амлодипин относится к III поколению АК.

Амлодипин является одним из наиболее часто назначаемых препаратов из группы дигидропиридиновых АК, с успехом применяемых для лечения АГ. Подобно другим дигидропиридиновым АК, амлодипин не влияет на функцию синусового узла и атрио–вентри­кулярную проводимость, увеличивает коронарный кровоток, снижает потребность миокарда в кислороде, обеспечивая антиишемический и антиангинальный эффект. Амлодипин обладает в ряду прочих АК уникальными фармакокинетическими свойствами (табл. 2): наибольшим периодом полувыведения (35–50 ч) и объемом распределения (21 л/кг массы тела), что обеспечивает продолжительность гипотензивного и антиангинального эффектов препарата. Важное клиническое значение имеет такой фармакокинетический параметр, как время достижения максимальной концентрации в плазме крови, определяющей скорость развития терапевтического эффекта. Это время после приема внутрь амлодипина составляет от 6 до 12 часов, что гарантирует постепенное развитие вазодилатирующего эффекта без выраженного, характерного для короткодействующей формы нифедипина рефлекторного повышения активности симпатико–адрена­ловой системы с развитием синусовой тахикардии и других, свойственных быстрому вазодилатирующему эффекту побочных явлений (головная боль, головокружение, сердцебиение, преходящая гипотония). При случайном пропуске очередного приема амлодипина не отмечается синдрома отмены в виде выраженного подъема АД, что еще раз доказывает безопасность терапии этим препаратом.

Амлодипин является одним из наиболее хорошо изученных АК с позиции доказательной медицины. В многочисленных контролируемых исследованиях по длительному лечению АГ в качестве АК, как правило, использовался именно амлодипин. В исследовании TOMHS у больных мягкой АГ (I степень повышения АД) сравнивалась эффективность представителей основных классов противогипертензивных препаратов (амлодипина, эналаприла, хлорталидона, ацебутолола, доксазозина) и плацебо. Амлодипин продемонстрировал такую же эффективность, как и β–блокаторы, диуретики, иАПФ и α–адреноблокаторы, причем снижение ДАД в группе больных, леченных амлодипином, оказалось наибольшим.

В исследовании ALLHAT, в котором в течение 6 лет более чем у 42 тыс. больных изучали влияние АК, ингибитора АПФ, диуретиков и α–адреноблокаторов на вероятность возникновения осложнений АГ, в качестве антагониста кальция также был выбран амлодипин. В этом исследовании было продемонстрировано, что амлодипин ничем не отличался от хлорталидона по влиянию на общую смертность, частоту возникновения ИБС и ее осложнений, мозгового инсульта, хотя в отношении частоты возникновения сердечной недостаточности амлодипин уступил хлорталидону.

В исследовании VALUE, продолжавшемся около 4 лет, было включено 15 245 больных АГ старше 50 лет, имеющих повышенный риск сердечно–сосудистых осложнений. Половина включенных в исследование больных в качестве основного противогипертензивного препарата получали антагонист рецепторов ангиотензина II валсартан 80–160 мг/сут., половина – амлодипин 5–10 мг/сут. Предполагалось, что при одинаковом снижении уровня АД валсартан будет эффективнее преду­преждать осложнения АГ, однако частота сердечно–сосудистых осложнений на фоне терапии валсартаном и амлодипином оказалась практически одинаковой (10,6 и 10,4% соответственно). Частота инсультов была ниже в группе применения амлодипина. Следует отметить, что в первые месяцы лечения гипотензивный эффект амлодипина был более выраженным.

В исследованиях PREVENT и CAMELOT была доказана способность амлодипина замедлять прогрессирование атеросклероза в сонных и коронарных артериях, что важно при его назначении больным АГ и сопутствующей ИБС.

В многоцентровом рандомизированном контролируемом исследовании ASCOT–BPLA сравнивалось влияние двух терапевтических стратегий на частоту развития сердечно–сосудистых осложнений у 19 257 пациентов с АГ и тремя и более факторами риска сердечно–сосудистых заболеваний. В данном исследовании пациенты с АГ в возрасте 40–79 лет были разделены на две группы. Пациенты первой группы (n=9639) получали амлодипин 5–10 мг/сут., к которому при необходимости добавляли периндоприл в дозе 4–8 мг/сут.; пациентам второй группы (n=9618) был назначен атенолол 50–100 мг/сут., к которому при необходимости добавлялся тиазидный диуретик бендрофлуметиазид 1,25–2,5 мг/сут. Длительность исследования составила 5,5 года. Конечными точками были нефатальный инфаркт миокарда и сердечно–сосудистая смерть. Терапия, основанная на амлодипине, привела к достоверному снижению частоты фатальных и нефатальных инсультов, общих сердечно–сосудистых исходов или процедур реваскуляризации, общей смертности. Наряду с этим в группе амлодипина отмечено снижение частоты развития новых случаев сахарного диабета и почечной недостаточности. Был сделан вывод, что выявленные различия в частоте вторичных конечных точек не могут быть объяснены лишь разницей в уровне АД (систолическое АД в группе амлодипина оказалось ниже на 2,7 мм рт.ст., диастолическое АД – на 1,9 мм рт.ст. по сравнению с группой атенолола), а определяются дополнительными свойствами амлодипина (влияние на функцию эндотелия, антиатеросклеротическое действие, метаболическая нейтральность и др.).

В последние годы активно развивается новое многообещающее направление современной кардиоло­гии – целенаправленное клиническое использование чис­тых хиральных форм лекарственных препаратов. Давно известно о существовании стереоизомерии, или хиральности, когда молекула существует в двух структурно идентичных формах (стереоизомерах), представляющих собой зеркальное отражение друг друга, которые, однако, при пространственной ориентации в одной плоскости не могут быть наложены друг на друга. Каждый из двух стереоизомеров хиральной молекулы называется энантиомером, или изомером. Энан­тиомеры подразделяются на R– и S–разновидности в зависимости от того, отклоняют ли они плоскость поляризованного луча вправо (по часовой стрелке) или влево (против часовой стрелки). По традиционной технологии большинство лекарств получают в виде неразделенных хиральных молекул, то есть смеси их лево– и правовращающих энантиомеров в соотношении 1:1 (рацемическая смесь, или рацемат). Оптические изомеры (энантиомеры) рацемического препарата несмотря на одинаковый состав и последовательность химических связей атомов могут отличаться по фармакокинетическим и фармакодинамическим свойствам. По мере развития экспериментальной и клинической фармакологии были получены данные о различной роли R– и S–энантиомеров многих используемых в практике лекарств–рацематов в реализации как их полезных, так и нежелательных эффектов. В связи с этим получение чистых оптических изомеров стало весьма актуальной химико–технологической проблемой, а клиническое использование хиральных молекул предлагается рассматривать, как новое направление в фармакотерапии. Новый толчок к развитию «хирального» направления в клинической медицине дала разработка W. Noles, R. Noyori и B. Charpless прогрессивной технологии разделения оптических стереоизомеров (Нобелевская премия по химии за 2001 г.).

Установлено, что амлодипин также является рацемическим соединением и состоит из двух изомеров (S и R). Изучение амлодипина показало, что присоединение к дигидропиридиновым рецепторам является стереоселективным (рис. 3) и связь с S–изомером в 1000 раз сильнее, чем с R–изомером. Было установлено, что именно S–изомер амлодипина оказывает сосудорасширяющее действие, т.е. обладает большей фармакологической активностью. Очевидно, что применение чистого левовращающего фармакологически активного S–изомера амлодипина вместо рацемической смеси имеет важные преимущества, т.к. в этом случае могут быть уменьшены доза и, соответственно, риск развития побочных эффектов. Оказалось также, что активная S–форма отличается от неактивной R–формы большей продолжительностью периода полувыведения (49,6 ч против 34,9 ч). В качестве фактора, предрасполагающего к большей безопасности лечения чистым S–изоме­ром амлодипина, рассматривается и то существенное обстоятельство, что его клиренс подвержен меньшим индивидуальным вариациям, нежели клиренс R–изо­мера.

С целью изучения клинической эффективности, безо­пасности и переносимости S(–)амлодипина был проведен ряд клинических исследований. Одним из крупнейших исследований является многоцентровое исследование SESA (Safety and Efficacy of S–Amlodipine), целью которого явилась оценка эффективности и переносимости S(–)амлодипина при лечении эссенциальной АГ. В исследование было включено 1859 пациентов с АГ, больные были разделены на 2 группы, получающие S(–)амлодипин по 2,5 или 5 мг/сут. в течение 4 недель. В этом исследовании было доказано, что гипотензивное действие S(–)амлодипина является в значительной степени дозозависимым (рис. 4). В рамках исследования SESA был проведен анализ эффективности и безопасности S(–)амлодипина при лечении изолированной систолической гипертензии (ИСАГ) – исследование MICRO–SESA–1. В базе данных SESA было обнаружено 90 пациентов с ИСАГ, средний возраст которых составил 54,6±12,5 лет. Все пациенты получали S(–)ам­лодипин 2,5–5 мг в течение 4 недель. S(–)амло­дипин значительно снижал систолическое артериальное давление (САД). Среднее снижение САД по сравнению с исходным уровнем составило 21,5±13,9 мм рт.ст. Частота «ответа» на лечение составила 73,3%. Ни у одного из пациентов не наблюдалось отеков нижних конечностей или других нежелательных явлений. 82 пациента из 90 получали S(–)амлодипин в дозе 2,5 мг один раз в сутки, и лишь у 8 пациентов потребовалось увеличение дозы до 5 мг. Таким образом, S(–)амло­дипин является безопасным и эффективным препаратом для лечения ИСАГ. Причем у пожилых пациентов по сравнению с более молодыми отмечается более выраженное снижение САД по сравнению с исходным уровнем. Эти данные особенно важны с учетом того, что у лиц пожилого возраста, страдающих АГ, преобладает ИСАГ (более 50%), а риск сердечно–сосудистых осложнений значительно возрастает с повышением пульсового. Дополнительный анализ в исследовании SESA был проведен для определения безопасности и эффективности S(–)амлодипина при лечении гипертензии у 339 пациентов пожилого возраста (средний возраст 70,4±5,7) в целом – MICRO–SESA II. Через 4 недели от начала приема S(–)амлодипина в дозе 2,5–5 мг один раз в сутки среднее снижение САД составило 37,8±19,6, ДАД – 17,8±12,2 мм рт.ст. (p<0,001). Доля «ответчиков» составила 96,46%. У 33 пациентов с сопутствующим сахарным диабетом удалось добиться более выраженного снижения САД (41,1±21,4 мм рт.ст.; p<0,0001) и ДАД (24,1±18,8 мм рт.ст.; p<0,0001). Как хорошо известно, жесткий контроль над уровнем АД у пациентов с СД обеспечивает дополнительное значительное снижение риска сердечно–сосудистых осложнений. Таким образом, S(–)амлодипин является безопасным и эффективным препаратом для лечения гипертензии у пациентов пожилого возраста, в том числе страдающих СД.

Следует отметить, что в исследовании SESA участвовали 314 пациентов, у которых ранее на фоне приема рацемического амлодипина развились отеки. После перевода их на S(–)амлодипин отеки остались только у 4 пациентов, т.е. по сравнению с рацемическим амлодипином обнаружено уменьшение развития отеков на 98,7% (рис. 5). Такие же результаты были получены в другом клиническом исследовании, в котором замена амлодипина–рацемата (5 мг/сут.) у 256 пациентов на S(–)амлодипин (2,5 мг/сут.) обусловила исчезновение ранее выявляемых отеков у 252 (98,43%) больных. Такой разительный эффект в отношении периферических отеков связывают с отсутствием вазодилатирующего действия S(–)амлодипина на прекапилляры, а как известно, именно расширение прекапилляров без соответствующего расширения посткапилляров приводит к повышению гидростатического давления с появлением периферических отеков. Частое развитие претибиальных отеков на фоне рацемического амлодипина, кроме того, связывают с образованием под воздействием R–амлодипина оксида азота, усиливающего дилатацию прекапилляров.

Установлено, что чрезмерная дилатация прекапиллярно–артериолярного звена сосудов нижних конечностей, обусловленная избыточным образованием NO, нивелирует реализацию важного физиологического механизма, предупреждающего развитие отеков тканей нижних конечностей при нахождении тела в вертикальном положении – так называемого прекапиллярного постурального вазоконстрикторного рефлекса.

В целом лишь у 1,61% пациентов отмечено развитие побочных эффектов, которые были мало выраженными и не потребовали отмены препарата. Таким образом, S(–)амлодипин в дозах 2,5 мг и 5 мг является эффективным препаратом для лечения АГ с дополнительным преимуществом в виде значительно меньшего количества нежелательных явлений (прежде всего отеков нижних конечностей). S(–)амлодипин хорошо переносился и больными пожилого и старческого возраста, в этой возрастной группе коррекции дозы S(–)амлодипина не потребовалось.

В России также есть опыт применения S(–)амло­дипина. Так, в рандомизированном сравнительном клиническом исследовании, выполненном на базе ФГУ Государственного научно–иссле­дова­тель­ского центра профилактической медицины под руководством акад. РАМН, профессора Р.Г. Оганова, было подтверждено преимущество S(–)амлодипина в дозе 2,5 мг по сравнению с оригинальным препаратом, содержащим рацемический амлодипин в дозе 5 мг. В исследование было включено 36 больных с умеренной и мягкой АГ, из которых в течение 8 недель одна группа получала 2,5 мг S(–)амлодипина, вторая (контрольная) группа получала 5 мг рацемического амлодипина. Через 4 недели терапии было отмечено, что S(–)амлодипин 2,5 мг эффективнее снижает АД, чем рацемический амлодипин 5 мг (рис. 4), а через 8 недель терапии гипотензивное действие S(–)амлодипина 2,5 мг и рацемического амлодипина 5 мг оказалось сопоставимым (рис. 6). Также отмечалась большая безопасность применения S(–)ам­ло­ди­пина.

Было показано, что при приеме 2,5 мг S(–)амло­дипина однократно в сутки и 5 мг рацемического амлодипина в крови создается одинаковая максимальная равновесная концентрация. S(–)амлодипин хорошо переносится пациентами. Монотерапия S(–)амлоди­пином не вызывает активации симпато–адреналовой системы, не обнаружено влияния на углеводный и липидный виды обмена (уровни сахара и общего холестерина не меняются). Не отмечено повышение уровня креатинина в крови, что позволяет назначать этот препарат при лечении АГ у больных сахарным диабетом, атерогенной дислипидемией, почечной недостаточностью. В сравнении с рацемическим амлодипином S(–)амлодипин оказывает более выраженный антигипертензивный эффект уже через 4 недели применения при минимальном риске развития периферических отеков. Последнее чрезвычайно важно, поскольку претибиальные отеки являются наиболее частым побочным эффектом амлодипина, подчас вынуждающим пациентов отказываться от его применения. Например, в исследовании ASCOT–BPLA периферические отеки в группе амлодипина (рацемического) регистрировались почти в 4 раза чаще по сравнению с группой атенолола (23% против 6%, р<0,0001), хотя не следует забывать, что к атенололу у большинства больных добавляли тиазидный диуретик. S(–)амлодипин метаболически нейтрален, благодаря хорошей переносимости обеспечивает высокую приверженность к лечению.

Пре­па­рат S(–)амлодипин зарегистрирован в России компанией «Актавис» под названием «ЭсКорди Кор». «ЭсКорди Кор» – единственный чистый левовращающий изомер амлодипина в России; выпускается в дозе 2,5 и 5 мг в табл., является высокоэффективным и безопасным лекарственным средством для лечения АГ, хорошая переносимость которого является залогом высокой приверженности больных к лечению.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak