Практические возможности применения лозартана в лечении больного артериальной гипертензией

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №27 от 17.12.2015 стр. 1584-1589
Рубрика: Кардиология

Для цитирования: Либов И.А., Иткин Д.А., Моисеева Ю.Н. Практические возможности применения лозартана в лечении больного артериальной гипертензией // РМЖ. 2015. №27. С. 1584-1589

В статье освещены вопросы практической возможности применения лозартана в лечении больного артериальной гипертензией

Для цитирования. Либов И.А., Иткин Д.А., Моисеева Ю.Н. Практические возможности применения лозартана в лечении больного артериальной гипертензией // РМЖ. 2015. № 27. С. 1584–1589.

     Артериальная гипертензия (АГ) остается наиболее важным фактором риска развития сердечно-сосудистых заболеваний (ССЗ). Контроль за уровнем артериального давления (АД) в России за последние годы существенно не улучшается. Достижение целевых уровней АД остается весьма низким, несмотря на то, что, согласно последним европейским и российским рекомендациям, снижение АД <140/90 мм рт. ст. является достаточным (для больных сахарным диабетом – <140/85 мм рт. ст.) [1, 2]. Среди больных, знающих о своем заболевании и принимающих гипотензивные препараты, целевого уровня АД достигают приблизительно 23% (рис. 1) [2, 3].
     Появление большого количества новых лекарственных препаратов, снижающих уровень АД, с одной стороны, расширяет возможности лечения, а с другой – требует от практического врача рационального выбора препарата с учетом наличия факторов риска (ФР), поражения органов-мишеней (ПОМ) и сопутствующих заболеваний. В случае проведения монотерапии больным с АГ обычно назначают 1 из 5 основных классов гипотензивных препаратов: диуретики, бета-адреноблокаторы (БАБ), антагонисты кальциевых каналов, ингибиторы ангиотензин-превращающего фермента (иАПФ), блокаторы рецепторов ангиотензина II (БРА, сартаны).
     C. Thomopoulos, G. Parati, A. Zancheti в последнем метаанализе (2015) на основании 68 рандомизированных плацебо-контролируемых исследований (РКИ) показали, что снижение АД любым из 5 основных классов гипотензивных препаратов ведет к снижению количества инсультов и основных сердечно-сосудистых событий [4]. Однако частота предотвращения этих событий связана не только со степенью снижения АД, статистической силой исследования, но и с классом применявшегося препарата, а также другими дополнительными факторами.

1584-1.gif

     До появления результатов исследования LIFE [5] многие сравнительные исследования для выявления «лучшего» класса гипотензивных препаратов не выявили достоверного различия между классами по количеству сердечно-сосудистых событий. Возможно, это было связано с различными конечными точками в этих оригинальных исследованиях. Например, в некоторых из них не были включены такие осложнения, как транзиторные ишемические атаки (ТИА), развитие стенокардии, потребность в реваскуляризации и нефатальная сердечная недостаточность. Поэтому в окончательный метаанализ данных авторов вошло 55 исследований, включающих 5 основных гипотензивных классов и препараты центрального действия. При этом важно понимать, что оценка таких гипотензивных классов, как диуретики, БАБ, иАПФ чаще всего проводилась в сопоставлении с плацебо, в то время как анализ эффективности появившихся позже сартанов проводился на основании сравнительных исследований с другими классами гипотензивных средств (например, сартаны против БАБ, сартаны против иАПФ или их комбинации). Это подчеркивает важность проведения метаанализа или прямых сравнительных исследований препаратов между собой, с учетом однородности групп больных, наличия дополнительных факторов риска, выбора адекватных доз и соответствующих представителей этих классов. Данный метаанализ включал все основные исследования по лечению больных АГ, закончившиеся до 31.08.2014 г., исследования, где больные с АГ составляли 40% и более и в которых отсутствовали в критериях включения такие заболевания, как острый инфаркт миокарда (ОИМ), острый инсульт, сердечная недостаточность, а также пациенты, находящиеся на гемодиализе. Метаанализ C. Thomopoulos et al., в котором оценивали влияние сартанов на основные конечные точки, исключая ишемическую болезнь сердца (ИБС), показал высокую эффективность этого класса и возможность снижения сердечно-сосудистой смертности при лечении в течение 5 лет в среднем на 7–9%. При лечении БРА 1000 больных с АГ в течение 5 лет можно предотвратить развитие 9 инсультов, 7 случаев тяжелой ХСН и 20 основных сердечно-сосудистых осложнений (NNT=114, 144 и 50 соответственно). Эти 5 групп гипотензивных средств могут использоваться не только при монотерапии, но и как базовые при проведении комбинированного лечения. В европейских (2013 г.) и российских рекомендациях сартаны имеют наибольшее количество дополнительных показаний при лечении больных с АГ [1, 2]. Если в 2001 г. в Российских рекомендациях по лечению АГ показанием для использования сартанов являлось появление кашля на фоне приема иАПФ, то по мере накопления данных, полученных в РКИ, происходило постепенное расширение показаний к их применению (табл. 1).

1584-2.gif

     Применение монотерапии, к сожалению, позволяет достичь целевого уровня АД только у 50% пациентов с АГ I степени или при наличии 1–2 факторов риска. У более тяжелых больных при наличии 3 и более факторов риска или более высокой степени АГ в большинстве случаев требуется проведение комбинированной терапии. Согласно последним статистическим данным, распространенность монотерапии в России выше, чем в других странах.
     Являясь родоначальником препаратов БРА, лозартан обладает выраженным гипотензивным эффектом и, согласно ряду работ, не уступает представителям данной группы. Так, в многоцентровом РКИ лозартан в дозе 50 мг/сут на протяжении 12 нед. позволил добиться к 6–й нед. лечения контроля АД у 48% больных с легкой и умеренной АГ [5]. В случае недостижения контроля АД доза удваивалась, что отмечено у 61% больных, и позволила довести контроль АД до 54%. В стартовых дозах и после титрации лозартан и валсартан 80 и 160 мг показали сопоставимую эффективность в снижении АД у больных с легкой и умеренной АГ (I и II степени по современной классификации).
     Данный тезис подтвержден целым рядом исследований (табл. 2).

1584-3.gif

     В ряде работ отмечали более выраженный гипотензивный эффект других антагонистов ангиотензина II при сравнении с лозартаном, но и здесь различия были незначительными [6]. В мультицентровом РКИ, где сравнивалась эффективность олмесартана, лозартана, валсартана и ирбесартана у больных с эссенциальной гипертензией, лозартан лишь незначительно уступил олмесартану в снижении диастолического АД и не уступил 2 другим блокаторам ATI рецепторов ангиотензина II [7].
     Применение БРА вместе с НПВП может уменьшить их гипотензивный эффект, т. к. последние нарушают синтез простагландинов I2 и E2, являющихся мощными стимуляторами секреции ренина, а снижение активности РААС ослабляет гипотензивный эффект БРААС.
     Однако в работе М. Olsen M. et al. (1998–1999) оценивали двойным слепым перекрестным методом гемодинамические эффекты лозартана в дозе 50–100 мг/сут у 10 больных АГ на фоне 7-дневного применения индометацина 50 мг 2 р./сут или плацебо. Было выявлено достоверное увеличение массы тела, объема внеклеточной жидкости на фоне приема индометацина, но данные повторных измерений офисного АД в положении сидя и данные суточного АД-мониторирования достоверно не изменились. Отмечались тенденция к повышению систолического АД в дневное время и снижение его в вечернее и ночное время. Авторы не исключают, что более длительное применение НПВС может в большей степени повлиять на гипотензивный эффект лозартана. В другой работе P. Conlin et al. (2000) применение индометацина ретард в дозе 75 мг/сут. на фоне лечения 111 больных АГ лозартаном в дозе 50–100 мг при суточном мониторировании АД достоверно повысило уровень САД и ДАД (более 68% больных), что показывает ослабление гипотензивного эффекта лозартана при сочетании с НПВС [8–12]. Влияние ацетилсалициловой кислоты (АСК) при лечении больных АГ блокаторами АТI рецепторов также неоднозначно. В ряде метаанализов, в частности у больных с ХСН, показано отсутствие отрицательного влияния АСК на гипотензивную эффективность сартанов, в других работах и метаанализах эта эффективность снижалась.
     С учетом современных рекомендаций при использовании ацетилсалициловой кислоты необходимо стремиться к ее применению в минимальных дозах – 75–100 мг/сут, а в случаях, когда положительный эффект аспирина вызывает сомнения, следует воздержаться от его использования совместно с БРААС.
     Обсуждая эффективность основных классов гипотензивных препаратов, следует отметить, что, несмотря на незначительные их различия между собой по влиянию на снижение АД и основные конечные точки, по данным последних метаанализов, отмечены некоторые особенности: так, диуретики показали себя значительно лучше в плане профилактики сердечной недостаточности, а БАБ наименее эффективны для профилактики инсультов. В то же время антагонисты кальция выглядят лучше других в профилактике церебральных осложнений и общей смертности, но менее других эффективны у больных с ХСН. ИАПФ оказались весьма полезны для профилактики ИБС и несколько уступают в профилактике инсульта. Все блокаторы РААС наиболее эффективны для профилактики сердечной недостаточности, но в профилактике ИБС сартаны уступают иАПФ [4]. Поэтому сравнение различных классов гипотензивных препаратов не позволяет определенно рекомендовать какой-либо из них в зависимости от ситуации, но можно предпочесть тот или иной класс или их рациональную комбинацию.
     Наиболее рациональной и часто используемой в настоящее время считается комбинация блокатора ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (БРААС) (иАПФ или сартаны) с антагонистами кальция и/или диуретиками. При этом, как было указано, прогноз заболевания наряду с достижением целевого уровня АД определяется также влиянием на модификацию ФР, предотвращением ПОМ и ССЗ.
     Гипертрофия миокарда левого желудочка (ГЛЖ) является одним из наиболее часто встречающихся и важнейших факторов, влияющих на прогноз и течение заболевания [5]. Увеличение толщины задней стенки ЛЖ всего на 1 мм увеличивает риск развития инфаркта миокарда, инсульта. В связи с этим в последние годы ужесточаются критерии оценки ГЛЖ. Одним из наиболее важных показателей, характеризующих ГЛЖ, является определение индекса массы миокарда ЛЖ (ИММЛЖ) по данным эхокардиографии (Эхо-КГ). В настоящее время критерии ГЛЖ по данным ИММЛЖ ужесточились для женщин со 110 до 95 г/м2, а у мужчин – со 125 до 115 г/м2. Предотвращение развития ГЛЖ или ее регресс у больных с АГ значительно улучшает прогноз заболевания, в связи с чем контроль этого показателя представляется крайне важным. В нескольких РКИ (HOPE, SYSTEUR) была выявлена достоверная корреляция между развитием сердечно-сосудистых осложнений и регрессом или предотвращением развития ГЛЖ [13, 14]. При обследовании больных с АГ и ГЛЖ часто еще до возникновения систолической дисфункции регистрируется диастолическая дисфункция ЛЖ. Так, по данным М. Iriartek et al. (1995), при Эхо-КГ исследовании больных с АГ с применением допплеровского метода и определением Е/А ≤0,8 нарушения отмечались у 90% больных с ГЛЖ, 25% больных с АГ без ГЛЖ и лишь у 8% лиц без АГ. Вовремя начатая и успешная терапия позволяет у большей части таких больных предупредить в последующем развитие тяжелой систолической дисфункции ЛЖ с клиническими проявлениями сердечной недостаточности.
     О важной роли диастолической дисфункции у больных с АГ и ГЛЖ может свидетельствовать тот факт, что еще 20 лет назад предложенная эхокардиографическая классификация «гипертонического сердца» подразумевала определение I степени на основании наличия диастолической дисфункции, а II степень – при сочетании ее с признаками ГЛЖ [15]. Для III степени необходимы были клинические проявления хронической сердечной недостаточности (ХСН) при сохраненной фракции выброса (ФВ) >50%, и лишь IV степень характеризовалась снижением систолической функции ЛЖ с ФВ <50% наряду с дилатацией камер сердца. В последние годы многие работы подтвердили частое возникновение диастолической дисфункции у больных с АГ и ГЛЖ, предшествовавшей в дальнейшем развитию систолической дисфункции [16].

1584-4.gif

     В многоцентровом РКИ EDEN (The Effect of Losartan plus Hydrochlortiazide Combination on Therapy on Left Ventricular Diastolic Function in Patient with Hypertension) использование комбинации лозартан/гидрохлортиазид достоверно улучшало показатели диастолической функции ЛЖ по параметрам е и Е/е при динамическом контроле Эхо-КГ [17]. Эти данные подтверждались достоверным (p<0,001) снижением такого важнейшего маркера сердечной недостаточности, как мозговой натрийуретический пептид (BNP) за 24 нед. лечения. В этом же исследовании была показана возможность достоверного уменьшения объема левого предсердия на фоне лечения комбинацией этих препаратов, что позволяет объяснить снижение частоты фибрилляции предсердий (ФП). В исследовании LIFE у больных с АГ и ГЛЖ в группе, леченной лозартаном, по сравнению с группой, леченной атенололом, на 33% реже регистрировались пароксизмы ФП [5].
     Эти исследования во многом предопределили использование лозартана как компонента upstream-терапии у больных с АГ и пароксизмальной формой ФП. Метаанализ, проведенный А. Kirhlau et al. (2006), указал на снижение количества новых пациентов с ФП на фоне лечения БРААС на 18% (ДИ=0,70-0,97). Но при анализе больных именно с АГ только лозартан, по данным исследования LIFE, позволил достоверно на 33% (ДИ=0,54-0,81) снизить количество новых случаев ФП.
     Среди различных блокаторов АТI рецепторов ангиотензина II лозартан выделяется уникальной способностью снижать уровень мочевой кислоты. Этот эффект обусловлен действием лозартана, а не его основного метаболита ЕХР-3174, которому отдают главенствующую роль в гипотензивном действии препарата. Применение лозартана приводит к увеличению экскреции мочевой кислоты с мочой и вызывает снижение ее сывороточной концентрации в крови. В исследовании LIFE было показано высокодостоверное дозозависимое снижение уровня мочевой кислоты на фоне применения лозартана [5]. Это привело к рекомендации Европейского общества ревматологов относительно выбора лозартана как первого препарата у больных с подагрой и повышением уровня АД [18].
     Возможность снижения повышенного уровня мочевой кислоты у больных с АГ на фоне применения других сартанов или иАПФ не имеет столь прочной доказательной базы, и хотя в некоторых исследованиях указывается такая возможность, урикозурический эффект лозартана выглядит значительно более сильным и убедительным.
     Профилактика инсультов у больных с АГ на фоне антигипертензивной терапии является одной из важнейших задач врача-терапевта. В этом вопросе профилактическое лечение представляется нам даже более важным, чем лечение уже произошедшего события. Мы уже упоминали о том, что прямых РКИ по сравнению различных классов препаратов, имеющих близкий дизайн и одинаковые конечные точки, не слишком много. Поэтому имеет смысл внимательно отнестись к другому метаанализу 2015 г., где сравнивали влияние различных гипотензивных препаратов на риск развития инсульта у 227 754 пациентов по результатам 17 исследований. Метаанализ позволил выявить достоверное снижение количества инсультов на 17% (ДИ=0,79-0,89, р<0,01) при применении антагонистов кальциевых каналов и негативную роль β–АБ при сравнении с другими классами (ДИ=1,26-1,61, р<0,01, среднее увеличение на 42%) [19].
     БРА занимают в этой шеренге 2-е место, хотя риск развития инсультов снижается также на 17%, но ДИ=0,59-1,16, р=0,03. При оценке влияния на этот показатель всех БРААС (БРА и иАПФ) результаты становятся значительно хуже, а изученные отдельно иАПФ показывают тенденцию (хоть и недостоверную) к увеличению количества инсультов. При этом если присмотреться к деталям, то из 6 включенных в метаанализ исследований по сартанам только в 2 из них (LIFE с лозартаном и SCOPE с кандесартаном) зарегистрирован достоверный положительный результат со снижением риска развития инсульта на 42%. Применение других препаратов из этой группы давало весьма разноречивые результаты.
     Из всех исследований с использованием иАПФ только в исследовании PROGRESS с периндоприлом были получены аналогичные результаты [20]. С учетом того, что чаще всего в практической работе риск инсульта наиболее велик у тяжелых больных, а комбинация сартана с антагонистом кальциевых каналов является рациональной, имеет смысл начинать с нее, а при необходимости может быть добавлен диуретик. В случае отсутствия эффекта или недостижения целевого уровня потребуется искать другие комбинации.
     Несмотря на то, что все блокаторы AT-I рецепторов ангиотензина II относятся к одной группе медикаментозных средств, имеют много общих эффектов и высокий уровень безопасности их применения, есть определенные различия в их фармакокинетике, что обусловливает особенности их использования и позволяет в ряде конкретных случаев осуществить наиболее оправданный выбор даже среди этих близких между собой средств.
     Основываясь в настоящее время на данных доказательной медицины, мы можем отметить, что если применение любого из сартанов у больных с АГ может быть полезно (в данном случае большее значение имеют индивидуальная чувствительность и отсутствие побочных нежелательных явлений), то, например, по показанию ХСН, согласно инструкции к применению и той же доказательной базе, мы можем использовать только 3 из 8 имеющихся сартанов, а именно лозартан, валсартан и кандесартан. Для 5 остальных сартанов показания к применению при данной патологии отсутствуют. Это связано не только с малым количеством многоцентровых РКИ. Так, недавно доложенные на сессии Американского общества кардиологов результаты проспективного РКИ с заслепленными конечными точками SUPPORT у 1147 амбулаторных пациентов с АГ и ХСН показали, что добавление олмесартана, титровавшегося до 40 мг/сут, к базисной терапии не улучшало клинические исходы по сравнению с контрольной группой, но ухудшало функцию почек у этих больных [21].
     Эффект лозартана при ХСН во многом определяется дозой препарата. Так, H. Svanström et al. на основании результатов Датского регистра за 1998–2008 гг. продемонстрировали: у пациентов старше 45 лет, впервые госпитализированных в связи с ХСН, сравнение общей смертности при использовании лозартана и кандесартана показало, что лозартан в дозе 12,5 и 50 мг, как и кандесартан в дозах 4,8,16 и 32 мг не привели к статистически достоверному снижению смертности у более чем 7500 больных [22]. Доза лозартана 100 мг вызывала достоверное снижение общей смертности (ДИ=0,49-1,00). Данная работа дает возможность правильной оценки результатов исследования ELITE-II, где применение лозартана, титровавшегося в дозе от 12,5 до 50 мг/сут у больных с ХСН, не позволило превзойти применение иАПФ каптоприла, титровавшегося до максимально разрешенной дозы 150 мг/сут. Такие вторичные конечные точки, как прогрессирование ХСН, количество госпитализаций также достоверно не снизились. Несмотря на меньшее количество нежелательных эффектов в группе, леченной лозартаном, по сравнению с таковыми в группе, леченной каптоприлом, добиться снижения смертности от всех причин не удалось [23].
     Отличная переносимость и низкая частота побочных эффектов при лечении сартанами (в частности лозартаном), сравнимые с плацебо, делают этот класс гипотензивных препаратов наиболее привлекательным. Высокая эффективность и незначительное количество побочных эффектов приводят к тому, что приверженность больных лечению этими препаратами значительно выше по сравнению с таковой при применении других основных классов гипотензивных средств. В практической работе наиболее часто встречающейся причиной повышения АД выше целевых уровней и развития сердечно-сосудистых осложнений является нерегулярный прием или самостоятельная отмена гипотензивных средств. Главными причинами низкой приверженности терапии становятся возникновение побочных эффектов и недостаточная эффективность действия препаратов.
     Низкая частота нежелательных явлений даже среди БРААС выдвигает сартаны в настоящее время на ведущие позиции в лечении АГ. Крайне редкое, в отличие от иАПФ, развитие сухого кашля, связанное в большей степени с влиянием субстанции Р и, особенно, интрокинина А, дает сартанам преимущество, о котором практические врачи по большей части осведомлены.
     Другим, менее частым, но более опасным осложнением при лечении иАПФ является возникновение ангионевротического отека, который в ряде случаев сочетается с ларингоспазмом и отеком гортани и может быть жизнеугрожающим состоянием. В монографии Б.А. Сидоренко и Д.В. Преображенского отмечено, что почти у 60% больных с данным осложнением взаимосвязь между приемом иАПФ и ангионевротическим отеком выявляется только через несколько месяцев, или больные после исчезновения симптомов продолжают прием иАПФ. Наибольший риск имеется у больных с поливалентной аллергией или тех, у кого ранее возникал ангионевротический отек после применения другого иАПФ [24]. В большом метаанализе A.Y. Gupta, N. Chapman и F. Dixson риск возникновения ангионевротического отека при рутинном применении сартанов невелик и составляет ≈ 0,03% случаев. Однако применение сартанов у больных АГ, у которых на предшествующей терапии иАПФ был зарегистрирован ангионевротический отек, повышает риск возможного его возникновения в 2–17 раз [25]. По данным этого метаанализа, он достигает 0,11% в год, но даже у этой категории больных составляет менее половины случаев, возникающих при лечении иАПФ. При сравнении кандесартана, телмисартана, валсартана и лозартана последний ассоциируется с наименьшим количеством случаев и достоверно реже вызывает данное осложнение.
     Частое сочетание АГ как важнейшего фактора риска развития сердечно-сосудистых осложнений и ИБС предопределяет важность метаболической нейтральности или, предпочтительно, положительного гиполипидемического эффекта гипотензивных средств. В работе S.-M. Kyvelou, G.P. Vyssoulis, E.A. Karpanou была показана возможность сартанов наряду со значительным снижением уровня АД улучшать показатели липидного обмена [26]. У 2438 больных АГ, наблюдавшихся 6 мес. и получавших монотерапию сартанами, было отмечено достоверное снижение уровня общего холестерина (ОХ), холестерина липопротеидов низкой плотности (ХС-ЛПНП), аполипопротеидов В и триглицеридов (ТГ). При этом отмечено и достоверное повышение уровня холестерина липопротеидов высокой плотности (ХС-ЛПВП). По положительному влиянию на повышение уровня ХС-ЛПВП лозартан показал себя лидером среди других сартанов.
     Еще одной важной нишей для практического использования лозартана оказался синдром Марфана. В экспериментальных работах на животных отметили уменьшение расширения корня аорты при применении данного препарата. Проведенное M. Groenink, A.W. Den Hartog, R. Franken et al. исследование у 145 взрослых пациентов с синдромом Марфана показало, что добавление лозартана к стандартному лечению БАБ уменьшает расширение корня и дуги аорты, в т. ч. у больных после хирургического лечения [27]. В работе R.V. Lacto, H.C. Dietz, L.A. Sleeper et al. использование лозартана в средней дозе 85 мг против атенолола 151 мг показало сопоставимую эффективность обоих лекарственных препаратов для профилактики расширения корня аорты [28].
     Таким образом, на основании доступных нам научных исследований, последних метаанализов мы постарались определить для практических врачей те основные ниши, где использование блокаторов АТI рецепторов ангиотензина II и, в частности, лозартана может быть наиболее целесообразным. Хотелось бы обратить внимание на те случаи, где сочетание АГ с определенными ФР, ПОМ и сердечно-сосудистыми осложнениями имеет наиболее существенную доказательную базу для применения лозартана и где наш собственный клинический опыт позволяет считать, что данная группа лекарственных средств будет наиболее эффективной и безопасной.
     В реальной клинической практике все чаще используются качественные дженерические препараты, но даже среди них мы стараемся выбирать те, которые имеют собственную доказательную базу. Так, в исследовании CORD [29] гипотензивный эффект и влияние на предотвращение сердечно-сосудистых осложнений одного из лучших иАПФ рамиприла сравнивались с таковыми дженерика лозартана (Лозап, «Зентива», Чешская Республика). Исследование показало, что в группах, леченных рамиприлом 5 мг и Лозапом 50 мг, а также рамиприлом 10 мг и Лозапом 100 мг, гипотензивный эффект и влияние на предотвращение сердечно-сосудистых осложнений статистически достоверно не различались. При этом количество нежелательных явлений в группе пациентов, принимавших Лозап, встречалось в 8 раз реже.
     Антигипертензивная эффективность препаратов Лозап и Лозап плюс была оценена и в открытом последовательном проспективном несравнительном российском исследовании И.Е. Чазовой с соавт. [30]. В исследовании было показано, что Лозап и Лозап плюс обеспечивают стабильный равномерный антигипертензивный эффект на протяжении 24 ч и оказывают положительное корригирующее действие на суточный профиль АД, позволяя у большинства больных достичь целевого уровня АД и увеличить приверженность лечению.
Применение Лозапа и Лозапа плюс характеризовалось высокой приверженностью лечению. До 92% больных продолжили прием препарата после окончания исследования. Высокая эффективность, а также хорошая переносимость и приверженность лечению Лозапом и Лозапом плюс позволяют у большинства больных достичь целевого уровня АД и предупреждать развитие ПОМ и ассоциированных клинических заболеваний.
Литература
1. Европейские рекомендации по диагностике и лечению артериальной гипертензии // Eur Heart J. 2013. Vol. 34. Р. 2159–2219.
2. Чазова Е.И., Ратова Л.Г., Бойцов С.А. и др. Российские рекомендации по профилактике, диагностике и лечению артериальной гипертензии (4-й пересмотр, 2010) // Системные гипертензии. 2010. № 3. С. 5–26.
3. Баланова Ю.А., Деев А.Д. и соавт. Результаты первого этапа мониторинга эпидемиологической ситуации по АГ в РФ. М., 2005.
4. Thomopoulos С., Parati G., Zancheti А. Effects of blood pressure lowering on outcome incidence in hypertension: Effects of various classes of antihypertensive drugs – overview and metanalysis // J. Hypertens. 2015. Vol. 33. Р. 195–211.
5. Dahlof В., Devereux R., Kjeldsen S.E. et al. Cardiovascular morbidity and mortality in the Losartan intervention for end-point reduction in hypertension study (LIFE): a randomized trial against atenolol // Lancet. 2002. Vol. 359. № 9311. P. 995–1003.
6. Nishimura T. et al. Efficacy and duration of action of the four selective angiotensin II subtype 1 receptor blockers, losartan, candesartan, valsartan and telmisartan, in patients with essential hypertension determined by home blood pressure measurements // Clinical and Experimental Hypertension. 2005. Vol. 6. Р. 477–489.
7. Oparil S., Williams D., Christant D. et al. Comparative efficacy of olmesartan, losartan, valsartan, and irbesartan in the control of essential hypertension // The Journal of Clinical Hypertension. 2001. Vol. 13 (V). Р. 283–291.
8. Elliott W.J. et al. Losartan versus valsartan in the treatment of patients with mild to moderate essential hypertension: Data from a multicenter, randomized, double-blind, 12-week trial // Clinical therapeutics. 2001. Vol. 23 (8). Р. 1166–1179.
9. Monterroso V.H. et al. Use of ambulatory blood pressure monitoring to compare antihypertensive efficacy and safety of two angiotensin II receptor antagonists, losartan and valsartan. Losartan Trial Investigators // Adv Ther. 2000. Vol. 17 (2). Р. 117–131.
10. Conlin P.R. et al. Angiotensin II antagonists for hypertension: are there differences in efficacy? // Am J Hypertens. 2000. Vol. 13 (4 Pt 1). Р. 418–426.
11. Nixon R.M. et al. Valsartan vs. other angiotensin II receptor blockers in the treatment of hypertension: a meta-analytical approach // Int J Clin Pract. 2009. Vol. 63. № 5. Р. 766–775.
12. Gould A.L. et al. Indirect treatment comparison between fixed-dose-combinations of amlodipine/losartan and amlodipine/valsartan in blood pressure control // Int J Clin Pract. 2014. Vol. 68. № 2. Р. 163–172.
13. HOPE study investigators. Effects of an angiotensin-converting enzyme inhibitor, ramipril, on cardiovascular events in high-risk patients // N Eng J Med. 2000. Vol. 342. Р. 145–153.
14. Staessen J.A., Fagard R. et al. Randomised double-blind comparison of placebo and active treatment for older patients with isolated systolic hypertension // Lancet. 1997. Vol. 350. Р. 757–764.
15. Агеев Ф.Т., Овчинников А.Г. Диастолическая дисфункция как проявление ремоделирования сердца // Сердечная недостаточность. 2002. № 4 (14). С. 190–195.
16. Агеев Ф.Т. Влияние современных медикаментозных средств на течение заболевания, качество жизни и прогноз больных с различными стадиями хронической сердечной недостаточности: Автореф. дисс. … докт. мед. наук, М., 1997.
17. Ishii К., Ito Н., Kihara Н. et al. The Effect of Losartan plus Hydrochlortiazide Combination on Therapy on Left Ventricular Diastolic Function in Patient with Hypertension // Eur Heart J. 2011. Vol. 32 (Abstract Supplement, 908).
18. Zhang W., Doherty M., Bardin T. et al. EULAR evidence based recommendations for gout. Part II: Management. Report of a Task Force of the EULAR Standing Committee for international clinical studies including therapeutics (ESCISIT) // Ann Rheum Dis. 2006 Oct. Vol. 65 (10). Р. 1312–1324.
19. AHA Scientific session 2014 Special Report. CS03 Management of Cardiovascular Disease. November 17, 2014 McCormick Place Chicago, Il.
20. PROGRESS Collaboration Group. Randomized trial of a perindopril-based blood pressure lowering regimen among 6105 individuals with previous stroke or transient ischemic attack // The Lancet. 2001. Vol. 358. P. 1033–1041.
21. Sakata Y., Shiba N., Takahashi J. et al. Clinical impacts of additive use of olmesartan in hypertensive patients with chronic heart failure: the supplemental benefit of an angiotensin receptor blocker in hypertensive patients with stable heart failure using olmesartan (SUPPORT) trial // Eur Heart J. 2015 Apr 14. Vol. 36 (15). Р. 915.
22. Svanström H., Pasternak B., Hviid A. Association of treatment with losartan vs candesartan and mortality among patients with heart failure // JAMA. 2012. Vol. 307. Р. 1506–1512.
23. Pitt B., Poole-Wilson P., Segal R. et al. Effect of losartan compared with captopril on mortality in patients with symptomatic heart failure: randomized trial – the Losartan Heart Failure Survival Study ELITE II // Lancet. 2000. Vol. 355. Р. 1582–1587.
24. Сидоренко Б.А., Преображенский Д.В. Блокаторы АТ1-ангиотензиновых рецепторов. М., 2001.
25. Gupta A.Y., Chapman N., Dixson F. Incidence of angioedema in Randomised controlled trials of angiotensin receptor blockers: a meta-analysis // Eur. Heart J. 2013. Vol. 34. Suppl 1. 10/1093eurheart/eht 308.1829.
26. Kyvelou S.-M., Vyssoulis G.P., Karpanou E.A. Effect of Antihypertensive Treatment with Angiotensin II Receptor Blockers on Lipid Profile an Open Multi-Drug Comparasion Trial. Hellenic // J. Cardiol. 2006. Vol. 47. Р. 21–28.
27. Groenink М., Den Hartog A.W., Franken R. et al. Losartan reduces aortic dilatation rate in adults with Marfan syndrome: a randomized controlled trial // E. Heart J. 2013. Vol. 34. Р. 3491–3500.
28. Lacto R.V., Dietz H.C., Sleeper L.A. et al. Atenolol versus Losartan in children and young adults with Marfan’s syndrome // The New England Journal of Medicine. 2014 Nov 27. Vol. 371 (22). Р. 2061–2071.
29. Spinar J., Vitovec Y., Sousek M. Сравнение рекомендованных доз блокаторов рецепторов ангиотензина и ингибиторов ангиотензин-превращающего фермента (исследование CORD) // Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2009. № 8 (4). С. 63–70.
30. Чазова И.Е., Ратова Л.Г., Колос И.П. Блокаторы рецепторов к ангиотензину II – осознанный выбор пациента // Системные гипертензии. 2005. Приложение 2.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak