Опыт применения коллагеновых повязок и губок Метуракол в хирургической практике

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №17 от 01.08.2014 стр. 1248
Рубрика: Хирургия

Для цитирования: Бегма А.Н., Бегма И.В., Хомякова Е.К. Опыт применения коллагеновых повязок и губок Метуракол в хирургической практике // РМЖ. 2014. №17. С. 1248

Проблема трофических язв известна с древних времен, но, как и тысячелетия назад, остается актуальной в настоящее время, являясь одной из самых важных и длительно курируемых. При этом термин «трофическая язва» носит собирательный характер и не имеет регистра в Международной классификации болезней. Больные, имеющие раны различного генеза, составляют значительную часть пациентов хирургических стационаров. «Язвы голени представляют истинный крест хирургов по своему громадному упорству и трудности излечения. Длящаяся годами язва голени делает носителя ее неработоспособным и ложится тяжелым бременем на него и на общество», – писал выдающийся хирург С.И. Спасокукоцкий еще в первой половине прошлого века [14]. Тем не менее сроки заживления язвенного дефекта при применении консервативных методов все еще велики. Только 50% венозных трофических язв заживают в течение ближайших 4 мес., 20% остается открытыми на протяжении 2 лет, а 8% не заживают при 5–летнем наблюдении [26]. Ежегодные затраты на лечение пациентов с ранами, особенно хроническими, во всем мире составляют около 9 млрд долларов США [21, 27, 29]. Дефекты мягких тканей различной этиологии диагностируются в мире почти у 2,5 млн больных [15].

Распространенность трофических язв венозной этиологии составляет около 70% от всех язв нижних конечностей. Встречаются трофические язвы у 1–2% взрослого населения. Диабетическая микро-, макроангиопатия и дистальная нейропатия становятся причиной трофических язв у 3% больных сахарным диабетом (СД). Количество пациентов, имеющих язвенные дефекты стоп, достигает 15%. Каждый год 0,6–0,8% больных, страдающих СД, подвергаются ампутации нижних конечностей на различных уровнях. При этом в 85% случаев ампутациям предшествуют язвы [6, 10]. Известно, что течение раневого процесса сложнее и многообразнее всего протекает на фоне СД. Синдром диабетической стопы (СДС) – одна из самых важных проблем в современной диабетологии. Примерно 40–70% всех нетравматических ампутаций проводится больным СД. В течение первых 5 лет после ампутации погибает до 80% больных, перенесших высокую ампутацию, т. е. ампутацию выше колена. Риск развития СДС у больных СД с более чем 20-летним стажем заболевания возрастает до 75%. Гангренозное поражение стопы в 30–50% случаев завершается ампутацией конечности. Как показывает практика, пациенты с язвенным поражением стоп при СДС находятся на лечении в стационаре 6–8 нед. Средняя продолжительность дальнейшего амбулаторного лечения этих пациентов составляет 4 мес., а 10% больных – более 1 года. Это связано с тем, что течение раневого процесса у больных СД имеет свои особенности: более низкую скорость эпителизации, склонность к генерализации инфекционного процесса, отрицательное влияние на репаративные процессы хронической почечной недостаточности [5, 11, 13].

Патофизиология хронических ран сложна и разнообразна, но у всех есть общие особенности: длительно протекающее воспаление, которое приводит к обширному повреждению ткани и препятствует заживлению, и избыточное образование рубцовой ткани, обусловленное фибропролиферативными расстройствами. Критерием определения хронической раны являются сроки ее существования, которые без признаков активного заживления, по различным данным, варьируют от 4 до 8 нед. [1, 3, 17, 22]. В результате нераспознанной персистирующей инфекции или неадекватной хирургической обработки из острых ран могут в любое время развиться хронические раны. Однако в подавляющем большинстве случаев хронические раны представляют собой последнюю стадию далеко зашедшего разрушения ткани, вызванного сосудистыми заболеваниями венозного, артериального или обменного характера, лучевыми поражениями [20, 23].

В конце прошлого века было известно 10 тыс. методов лечения трофических язв [9]. Наряду с методиками общего лечения существуют химические, физические, биологические средства и способы лечения. Но, как правило, эти методики не дают ожидаемого эффекта, при применении многих из них требуется длительное стационарное лечение, а при использовании некоторых – последующее оперативное вмешательство для закрытия язвы. Хотя даже после достигнутого заживления трофической язвы нередко частота рецидивов, по разным данным, составляет от 7,3 до 56,2% [24]. Еще Н.И. Пирогов выделил 3 стадии раневого процесса. Сегодня же чаще всего используется стадийный подход к заживлению раны, предложенный М.И. Кузиным. Традиционно основным элементом местного лечения ран является повязка, обеспечивающая изоляцию раневой поверхности от вредного влияния окружающей среды и поддержание в ране оптимального состояния для заживления.

Открытие антибиотиков ознаменовало начало новой эры в лечении гнойных заболеваний. Эти препараты позволили излечить миллионы людей. Однако в современных условиях во многих случаях антибиотики оказываются недейственными в связи с возрастающей устойчивостью к ним микроорганизмов [12]. В 1962 г. Г. Винтер опубликовал статью с наблюдениями о сохранении влажной среды в ране у животных, что, по его мнению, в 1,5 раза ускоряло эпителизацию острых язв, не проникающих на всю глубину кожи [28]. В последующем теория влажного заживления ран была поддержана рядом экспериментов, в т. ч. и на человеке. В конце ХХ в. возникла теория «идеальной повязки», которая не учитывала особенности течения раневого процесса. Кроме принципа влажного заживления ведение хронических язв должно соответствовать условиям термической изоляции, предотвращать накопление избыточного экссудата, предусматривать регулярный дебридмент (хирургическую обработку).

В настоящее время общепринято этапное лечение венозных трофических язв. В соответствии с этой концепцией первоначально необходимо добиться закрытия или сокращения площади язвенного дефекта, улучшения состояния окружающих тканей, уменьшения болевого и отечного синдромов. Использование в практической медицине научных данных, касающихся патогенеза раневого заживления хронических ран, полученных в последние годы, позволяет надеяться на улучшение результатов лечения пациентов с длительно незаживающими ранами.

Современные повязки должны поддерживать рану в умеренно влажном состоянии и защищать от травматизации, но при этом нужно помнить, что избыточное увлажнение вызывает гибель эпителиальных клеток, при высыхании раны образуется корка, замедляющая эпителизацию, применение повязок на жировой основе может привести к так называемому парниковому эффекту, когда под повязкой накапливается гнойное отделяемое, увеличивая всасывание токсических продуктов и выраженность явлений интоксикации. Целью местного воздействия должно являться восстановление физиологических механизмов течения раневого процесса, обеспечивающих отграничение некроза, очищение раневой поверхности, активизацию процессов репарации в ране. При этом местное лечение не определяет исход язвенного дефекта, но может влиять на длительность заживления.

В настоящее время разрабатываются и совершенствуются перевязочные средства, появляются не только новые препараты, но и целые их группы, что позволяет расширить наши возможности лечения ран. На данном этапе медицине известно более 2,5 тыс. типов повязок, притом что большинство из них повторяют друг друга в той или иной степени.

В последние годы был сформулирован так называемый метод активной терапии хронических ран, который включал топическое применение факторов роста и биосинтетических аналогов кожи. Использование быстрорастущих лоскутов, выращенных из эпидермальных клеток, может спасти жизнь многим больным с ожогами, обеспечивая раннее и постоянное закрытие иссеченной раны. Также происходит пересмотр многих представлений о способах лечения и ухода за ранами и ранее использовавшихся классификаций средств местного лечения ран различной этиологии. Эффективный и одновременно щадящий уход за раной, поддержание естественного процесса заживления раны в совокупности с заботливым отношением к пациенту признаны основными принципами лечения ран.

Этим требованиям соответствует биосинтезированный материал – коллаген. Более полувека этот белок является предметом пристального внимания ученых различных специальностей (биохимиков, морфологов, физиологов и клиницистов), что объясняется его важной ролью в обеспечении процессов жизнедеятельности и патологии соединительной ткани. Кроме того, очищенный коллаген из кожи крупного рогатого скота используют как дополнение к гемостазу при сосудистых, брюшных и зубных хирургических операциях. Коллагеновое волокно состоит из групп фибрилл, которые в свою очередь состоят из еще более тонких микрофибрилл, скрученных в тройную спираль. Такие волокна обладают большим пределом прочности. Коллаген со временем подвергается в организме процессу старения, что обусловлено формированием поперечных связей между его волокнами. Поперечные связи устойчивы, препятствуют естественному распаду коллагеновых волокон, уменьшают их гибкость, упругость и эластичность.

Большое практическое значение имеет технологический аспект изучения коллагена. С помощью синтетических материалов не удалось решить сложные проблемы восстановительной хирургии: даже относительно инертные полимеры, оставаясь постоянным инородным телом в организме, поддерживали хроническую воспалительную реакцию, меняли свои физические свойства. Длительное функционирование синтетических протезов часто оказывалось невозможным.

Наиболее перспективным материалом для изготовления протезов, который, выполняя функцию временного направляющего каркаса для регенерации, постепенно замещался бы собственными тканями организма, явился биополимер коллаген, обладающий положительными качествами синтетических полимеров и тканевых трансплантатов, но лишенный при этом ряда их недостатков [8, 16].

Основные достоинства коллагена как нового пластического материала – это отсутствие токсических и канцерогенных свойств, слабая антигенность, высокая механическая прочность и устойчивость к тканевым ферментам, регулируемая скорость лизиса в организме, способность образовывать комплексы с биологически активными веществами (гепарином, хондроитинсульфатом, антибиотиками и др.), стимуляция регенерации собственных тканей организма. Коллаген относится к классу белков, именуемых склеропротеинами. Особенностью белков данного класса является их филогенетическое родство у разных видов животных и человека. Доля коллагена от общей массы белков организма – около 30% (6% массы тела), и он составляет основную массу дермы (до 70% в пересчете на сухой вес).

Термин «коллаген» является собирательным. Им обозначают как специфические мономерные белковые молекулы, так и агрегаты этих молекул, образующие во внеклеточном матриксе соединительной ткани фибриллярные структуры. Чаще всего коллаген используется в производстве пленок, губок, волокнистых материалов [19].

Коллагеновые покрытия создают оптимальные условия для заживления раны, за счет чего процесс воспаления протекает в физиологически допустимых пределах, сокращаются сроки заживления ран, что подтверждается успешным применением коллагена для лечения ожогов и ран. Коллаген способен снижать активность протеолитических ферментов (в частности, матриксных металлопротеиназ) в ране, стимулируя тем самым формирование грануляционной ткани. Современные коллагеновые покрытия применяются в виде губок для лечения хронических ран на стадии экссудации, грануляции и эпителизации у пациентов с гнойно-некротическими поражениями нижних конечностей, в т. ч. и у пациентов с СДС. Коллагеновые повязки позволяют лечить раны различной глубины и степени сложности, а также длительно незаживающие раны.

Коллаген благодаря сохраненной структуре волокна не только стимулирует свойственный организму естественный процесс заживления, но и способствует быстрому и эффективному росту новой полноценной ткани на месте дефекта, выступает в качестве матрицы для роста новой ткани: фибробласты, кровеносные и лимфатические сосуды, нервные волокна из окружающей здоровой ткани, внедряясь в коллагеновую матрицу, распространяются строго по ней.

Противопоказаний к применению этих повязок нет. Следует отметить и еще одно их положительное свойство – коллагеновые повязки не пачкают белье, что создает определенные удобства для больных и обслуживающего персонала.

На российском рынке представлено несколько зарубежных и отечественных коллагеновых повязок, но изделия зарубежных производителей обладают высокой стоимостью, поэтому более доступны отечественные разработки. Одна из наиболее известных и длительно используемых коллагеновых повязок – губка Метуракол. Она была разработана учеными ММА имени И.М. Сеченова в 1980-х гг. и по свойствам не уступает зарубежным аналогам. Клинические испытания Метуракола проводились на базе детской городской клинической больницы № 9 г. Москвы (при лечении ожоговых травм у детей, пострадавших в катастрофе в Башкирии в 1989 г.), Московского медицинского стоматологического института им. М.А. Семашко (в практике лечения гнойных ран), поликлиники Медицинского центра Управления делами Президента РФ. Это комбинированный препарат, состоящий из коллагена из гольевого спилка (продукта, получаемого из кожи) крупного рогатого скота, и метилурацила; представляет собой мелкопористые сухие пластины белого цвета со слабым специфическим запахом. Препарат имеет пористую структуру с капиллярной активностью, что способствует постоянному впитыванию секрета раны и некротических клеток, бактерий и фибринозного налета, ускоренному образованию грануляционной ткани. Метилурацил наряду с ослаблением экссудативных и альтернативных проявлений воспалительного процесса ускоряет регенерацию тканей, заживление ран и ожогов.

На базе хирургического отделения МЦ «Доктор 2000» был проанализирован опыт лечения трофических язв с применением коллагеновой губки Метуракол. Планируемыми задачами стали:

  • понять, обеспечивается ли постоянная влажная среда в ране;
  • обеспечить предупреждение присоединения вторичной инфекции;
  • оценить возможность редкой смены повязок (в среднем 1 раз в 3–6 дней) и безболезненность перевязок;
  • определить сроки заживления и реабилитации больных с хроническими ранами.
Опыт применения коллагеновых повязок и губок Метуракол в хирургической практике

В исследование были включены 32 пациента хирургического отделения МЦ «Доктор 2000» с хроническими ранами различной этиологии: 17 мужчин (53%) и 15 женщин (47%). Из них 17 пациентов были с СДС (53%), 11 – с хронической венозной недостаточностью (ХВН) (34%), 2 – с рожистым воспалением (7%), у 1 пациента была язва Марторелла, у 1 – трофическая язва на фоне хронической артериальной недостаточности (рис. 1).

Возраст 21 пациента (65,5%) был в диапазоне от 38 до 69 лет, 11 пациентов (34%) – старше 69 лет. Длительность существования язв – от 3 мес. до 1,5 года. На момент включения в исследование у всех больных раны представляли собой раневые поверхности бледно-розового цвета, у 8 – с налетом фибрина и умеренным серозно-гнойным отделяемым, у 14 имелись участки светло-коричневого влажного или частично отторгнувшегося струпа. У всех пациентов имелось перифокальное воспаление окружающих здоровых тканей. Эпителизация отсутствовала.

Клиническую оценку результатов лечения при применении коллагеновой губки Метуракол проводили на основе визуального контроля над течением раневого процесса, количества и характера отделяемого, сроков эпителизации. Скорость закрытия язвенного дефекта определялась по расчету его площади и глубины в миллиметрах 1 раз в 10 дней в течение 7 нед. В исследование включались раны площадью более 30 мм2. Площадь раны и ее изменения на фоне лечения оценивались количественно с помощью прозрачной пленки в начале, после 3-х нед. лечения и в конце исследования. Клинические и лабораторные исследования проводили до, во время и после курса лечения, которое включало в себя деэскалационную антибактериальную терапию (1–2 препарата) с учетом определения чувствительности микрофлоры при микробиологическом исследовании посева из раны.

После обработки кожи и туалета раны коллагеновая губка Метуракол вырезалась по размеру раны и накладывалась на нее. Она должна была закрывать всю поверхность раневого дефекта (рис. 2).

Опыт применения коллагеновых повязок и губок Метуракол в хирургической практике

Коллагеновая губка Метуракол оказывала пролонгированное лечебное действие на рану, влажная среда создавалась финишным наложением повязки Круподерм. Коллагеновая пластина превращалась в гель, остатки которого при последующих перевязках удалялись раствором натрия хлорида, что было безболезненно для пациента. На раны с незначительной экссудацией или отсутствием таковой губку Метуракол накладывали, предварительно смочив ее 0,9% раствором хлористого натрия.

Перевязку делали 1 раз в 2–3 дня, а при стабильном течении раны губка Метуракол оставалась на поверхности раны до 7 сут. На фоне антибактериальной терапии и применения Метуракола ни в одном случае увеличения раневого отделяемого под повязкой не отмечалось, ко второй перевязке купировались явления перифокального воспаления, а количество отделяемого уменьшалось. При значительно экссудирующих ранах у 4 пациентов (12%) повязки менялись ежедневно до уменьшения раневого отделяемого, в остальных случаях в связи с отсутствием отделяемого перевязки проводились 1 раз в 2–7 дней. Сроки эпителизации составляли 21–57 дней после начала лечения. У 18 пациентов (56%) раны заживали под тонкой корочкой отслоившегося эпидермиса. В 3-х случаях (пациенты с ХВН) (9,4%) под высохшей повязкой отмечено формирование сухого тонкого струпа. У остальных 11 (34%) больных наблюдали краевую эпителизацию, отторгнувшийся слой фибрина и участки тонкого влажного струпа легко и безболезненно удалялись при этапных перевязках. На последующих перевязках отмечались расплавление и отслоение оставшихся участков струпа.

У 32 больных в описываемом исследовании и у других пациентов, которым в общей сложности было наложено около 700 коллагеновых губок Метуракол, не было зафиксировано случаев аллергических проявлений и непереносимости. Результаты наблюдения клинических случаев в ходе исследования позволяют говорить о безопасности воздействия на бактериальную обсемененность ран во 2-ю и 3-ю фазы раневого процесса при применении коллагеновой губки Метуракол.

Выводы

Исследование показало возможность применения коллагеновых повязок Метуракол во 2-ю и 3-ю фазы раневого процесса, отсутствие аллергических реакций.

Можно констатировать, что коллагеновые губки Метуракол:

  • просты и удобны в использовании как врачами, так и пациентами;
  • обеспечивают постоянную влажную среду в ране;
  • экономически выгодны (в 3 раза дешевле импортных аналогов, не требуют частой смены);
  • отмечаются безболезненность смены повязок, отсутствие побочных явлений, эффективность применения;
  • в некоторых случаях сокращаются сроки заживления язвенных дефектов.

В заключение приводим пример лечения коллагеновыми губками Метуракол пациентки Б., 76 лет. Диагноз: СД 2-го типа, инсулинпотребный, СДС, трофическая язва левой стопы (рис. 3–5).

Опыт применения коллагеновых повязок и губок Метуракол в хирургической практике
Литература
  1. Абаев Ю.К. Биология заживления острой и хронической раны // Медицинские новости. 2003. № 6. С. 3–10.
  2. Бегма А.Н., Бегма И.В. Опыт применения современных перевязочных материалов у больных с синдромом диабетической стопы // Медицинская сестра. 2006. № 2. С. 21–22.
  3. Бобровников А.Э., Крутиков М.Г., Лагвилова М.Г., Алексеев А.А. Остаточные длительно существующие ожоговые раны: определение и особенности лечения // Комбустиология. 2010. № 40.
  4. Горюнов С.В., Ромашов Д.В., Бутивщенко И.А. Гнойная хирургия / Атлас. М.: Бином, 2004. С. 558.
  5. Дедов И.И., Сунцов Ю.И., Кудрякова С.В. Экономические проблемы сахарного диабета в России // Сахарный диабет. 2000.
  6. Домницкая Т.М. Диагностика функционального состояния микроциркуляции в коже стоп нижних конечностей у больных атеросклерозом артерий нижних конечностей и сахарным диабетом 2-го типа / Т.М. Домницкая, О.А. Грачева // Функциональная диагностика. 2005. № 3. С. 7–12.
  7. Ермолов А.С., Смиронов С.В., Хватов В.Б. и др. Биологическая повязка для лечения ожоговых ран IIIa степени // Хирургия. 2008. № 10. С. 4–9.
  8. Иванова Л.А., Сычеников И.А., Кондратьева Т.С. Коллаген в технологии лекарственных форм. М.: Медицина, 1984. 112 с.
  9. Кованов В.В., Сычеников И.А. Коллагенопластика в медицине. М.: Медицина, 1978.
  10. Оболенский В.Н., Родоман Г.В., Никитин В.Г., Карев М.А. Трофические язвы нижних конечностей – обзор проблемы // РМЖ. 2009. Т. 17. № 25 (364). С. 1647–1662.
  11. Назаренко Г.И., Сугурова И.Ю., Глянцев СП. Рана. Повязка. Больной. М., 2002.
  12. Самарин Д.В. Антибиотикорезистентность // Therapia. Український медичний вісник. 2009. № 12 (42). С. 43–45.
  13. Светухин A.M., Амирасланов Ю.А. Гнойная хирургия: современное состояние проблемы. 50 лекций по хирургии / под ред. акад. Савельева B.C. М.: Медиа Медика. 2003. С. 335–344.
  14. Спасокукоцкий С.И. Избранные труды. М.,1948. Т. 2. С. 267.
  15. Токмакова А.Ю. Нарушение трофики тканей при сахарном диабете и методы стимулирования заживления трофических язв: Мат-лы итоговой коллегии Министерства здравоохранения России. Выставка «Медицина – достижения и перспективы». М., РАГС, 22–23 марта 2004 г.
  16. Хилькин А.М., Шехтер А.Б., Истранов Л.П., Леменев В.Л. Коллаген и его применение в медицине. М.: Медицина, 1976. 256 с.
  17. Храмилин В.Н. Современные аспекты местного лечения хронических ран нижних конечностей у больных сахарным диабетом // Сахарный диабет. 2005. № 4. С. 1–8.
  18. Штильман М.И. Полимеры медико-биологического назначения. М.: Академкнига, 2006. С. 181.
  19. Щукина Е.В., Сапожникова А.И. Коллаген в медицине и косметологии // Натуральная фармакология и косметология. 2005. № 4. С. 29–34.
  20. Belotsky R., Rubinstein, Breilman R., Frank A. Effect ol wound dressings onblood phaqocyte response.; International Wound Association. Tel-Aviv, 1996. P. 17–66.
  21. Eaglstein W.H., Falanga V. // Surg. Clin. North Amer. 1997. Vol. 77. Р. 689–700.
  22. Fowler E. Chronic wounds: an overview // Chronic wound care / Edited by D. Krasner. Health Management Publications, Inc. King of Prussia, Pennsylvania, 1990. P. 12–18.
  23. Germann G., Twumanov V. Методическое руководство пo лечению ран. P. Hartmann, 2000, С. 68.
  24. Gloviczki P., Gloviczki М. Evidence on efficacy of treatments of venous ulcers and on prevention of ulcer recurrence // Perspectives in vascular surgery and endovascular therapy. 2009. Vol. 21 (4). Р. 259–268.
  25. Mayer D., Norton L., Salcido R. Special Considerations in Wound Bed Preparation 2011: an update // Wound Care Canada. Vol. 10. № 2. P. 20–35.
  26. Nicolaides A.N. Investigation of chronic venous insufficiency. A consensus statement, 2000.
  27. Phillips T., Stanton B., Provan A., Lew R. A study of the impact of leg ulcers on quality of life: financial, social, and psychologic implications // J Am Acad Dermatol. 1994. Vol. 1 (39). Р. 49–53.
  28. Winter G.D. // Nature. 1962. Vol. 193. Р. 293–294.
  29. Wysocki A.B. // J. Wound Ostomy Care Nurs. 1996. Vol. 23 Р. 283–290.

Только для зарегистрированных пользователей

зарегистрироваться

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak