Нарушения памяти в пожилом возрасте: современные возможности профилактики и терапии

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №8 от 10.04.2012 стр. 422
Рубрика: Неврология

Для цитирования: Захаров В.В. Нарушения памяти в пожилом возрасте: современные возможности профилактики и терапии // РМЖ. 2012. №8. С. 422

Нарушения памяти, внимания и других когнитивных функций представляют собой весьма распространенное проявление различных неврологических заболеваний пожилого возраста. Одним из наиболее тяжелых из них является болезнь Альцгеймера (БА) – хроническое прогрессирующее нейродегенеративное заболевание, при котором нарушение памяти является самым ранним и дезадаптирующим симптомом. Нарушения памяти также отмечаются у пациентов с перенесенным инсультом, при хронической недостаточности мозгового кровообращения, экстрапирамидных заболеваниях, расстройствах тревожно–депрессивного ряда. Предполагается, что небольшое снижение когнитивных функций в пожилом возрасте может быть физиологическим и связанным с процессом старения головного мозга [3,4,8–11,15,18].

Медико–социальная значимость когнитивных нарушений не вызывает никаких сомнений. Нарушения памяти и других когнитивных функций существенно снижают качество жизни пациентов, негативно влияют на профессиональную деятельность, снижают способность к обучению, приобретению новых знаний и навыков, вызывают реактивные эмоциональные расстройства. Выраженные когнитивные нарушения (КН) оказывают отрицательное воздействие также на качество жизни родственников, нередко вынуждая их менять привычный уклад жизни, в ряде случаев прекращать или уменьшать профессиональную деятельность. Весьма ощутимы экономические потери общества, связанные с обсуждаемой патологией, которые особенно возрастают при переходе на стадию умеренной и тяжелой деменции [9].
Следует признать, что проблема профилактики и лечения когнитивных нарушений в пожилом возрасте пока еще весьма далека от своего разрешения. Тем не менее в конце ХХ–начале ХХI века были получены новые научные знания о патофизиологии и нейрохимии основных дементирующих заболеваний, что позволило оптимизировать терапевтические подходы. На сегодняшний день эффективность симптоматической терапии деменции в пожилом возрасте считается полностью доказанной. Активно развиваются подходы к разработке патогенетической терапии БА и других распространенных заболеваний с картиной деменции. Накопленные к настоящему времени эпидемиологические данные позволяют определить оптимальные подходы к первичной и вторичной профилактике когнитивных нарушений: коррекция известных факторов риска нарушений памяти и внимания в пожилом возрасте [1,2,11,24,26,30].
Факторы риска
когнитивных нарушений
Наиболее сильным и независимым фактором риска когнитивных расстройств является пожилой и старческий возраст. С возрастом головной мозг претерпевает ряд закономерных изменений, которые делают его более уязвимым по отношению к различным патологическим воздействиям. Так, с возрастом уменьшаются масса мозга, число синапсов, изменяется активность дофаминергической, норадренергической, ацетилхолинергической и других нейротрансмиттерных систем. Эти инволютивные изменения в конечном итоге уменьшают нейрональную пластичность. Под последним термином принято понимать способность нейронов к изменению функциональных свойств в ответ на внешние воздействия. Уменьшение нейрональной пластичности приводит к снижению компенсаторных возможностей головного мозга (так называемого «церебрального резерва») [1,2,8,10,11].
Другим фактором риска развития когнитивных нарушений, который, как и возраст, не поддается коррекции, является генетическая отягощенность. Самая частая причина деменции – БА – является генетически детерминированным заболеванием. Особенно велик риск развития БА при наличии ближайших родственников, заболевших до 60 лет (пресенильная форма). БА со столь ранним началом характеризуется аутосомно–доминантным типом передачи и высокой пенетрантностью патологических генов. БА с началом после 60 лет обычно является спорадической. Тем не менее риск заболеть у ближайших родственников таких пациентов выше среднестатистического [1,2,11].
Важнейшим фактором риска когнитивных нарушений являются заболевания сердечно–сосудистой системы, в особенности артериальная гипертензия. По данным крупных популяционных исследований, проведенных в разных регионах мира независимо друг от друга, был сделан согласованный вывод, что наличие артериальной гипертензии в среднем возрасте ассоциировано с повышенным риском развития нарушений памяти в пожилом и старческом возрасте. Причем, статистическая связь имеется не только с сосудистыми когнитивными нарушениями, но и с риском развития БА. Возможные механизмы, по которым артериальная гипертензия провоцирует возникновение или клиническую манифестацию БА, в настоящее время уточняются. Вероятнее всего, решающее значение имеет декомпенсация субклинически протекающего дегенеративного процесса в результате лакунарных инфарктов и/или прогрессирования лейкоареоза [7,15,43,46].
Недавно было доказано, что сахарный диабет 2 типа также значительно повышает риск развития когнитивных расстройств. По данным Роттердамского исследования, риск развития деменции, и конкретно БА, приблизительно в 2 раза выше у пациентов с сахарным диабетом 2 типа по сравнению с их сверстниками. При этом пациенты, получающие инсулин, имеют наибольший риск, который превышает среднестатистический более чем в 4 раза. Сходные данные были получены в ходе Канадского исследования здоровья пожилых (Canadian study of health and aging). По данным исследования LADIS (европейское исследование взаимосвязи лейкоареоза и инвалидности – leucoaraiosis and disability study), имеется статистическая связь между сахарным диабетом и характерным маркером нейродегенеративного процесса – атрофией медиальных отделов височных долей головного мозга [5,6,25,34].
Гиперлипидемия и абдоминальное ожирение в среднем возрасте также увеличивают риск развития когнитивных расстройств по мере старения. Закономерно, что максимальный риск отмечается при сочетании артериальной гипертензии, гиперлипидемии, абдоминального ожирения и сахарного диабета 2 типа, что нередко наблюдается у пациентов с так называемым «метаболическим синдромом [11,15,34].
К доказанным факторам риска когнитивных нарушений в пожилом возрасте относятся также черепно–мозговая травма и эпизоды депрессии в анамнезе, женский пол, дефицит витаминов группы В и фолиевой кислоты, низкая интеллектуальная и физическая активность в молодые и средние годы жизни (табл. 1) [1,2,11,30].
Немедикаментозные методы
профилактики когнитивных
нарушений
К немедикаментозным методам профилактики когнитивных нарушений относятся диета, обогащенная природными антиоксидантами, систематическая тренировка памяти и внимания и рациональные физические упражнения.
Природными антиоксидантами являются витамины С и Е, которые содержатся в цитрусовых, растительных маслах, морепродуктах и других продуктах питания. По некоторым ретроспективным наблюдениям, так называемая «средиземноморская диета», обогащенная натуральными антиоксидантами, способствует профилактике КН и деменции. С этой целью рекомендуется использовать в рационе больше овощей, фруктов и морепродуктов [40,47].
Эпидемиологические исследования свидетельствуют, что лица напряженного интеллектуального труда менее подвержены КН и деменции. Пациенты высокого интеллектуального уровня обладают более развитыми навыками когнитивной деятельности, которые позволяют им успешнее преодолевать трудности, появляющиеся в начале дементирующего заболевания головного мозга. Таким образом, высокий интеллектуальный уровень в преморбиде обеспечивает большую или меньшую отсрочку времени клинической манифестации заболевания [14,31,48].
Как здоровым пожилым, так и лицам с негрубыми нарушениями когнитивных функций показаны систематические упражнения по тренировке памяти и внимания. Целесообразность таких упражнений базируется на представлении о когнитивных функциях как о запасе знаний и навыков, которые формируются прижизненно. Другими словами, человек в процессе жизнедеятельности обучается стратегиям и навыкам восприятия, обработки, запоминания и воспроизведения информации. Человеческая память не является простым «хранилищем», куда складывается информация, и эффективность мнестической деятельности зависит не от объема памяти, который безграничен и мало меняется даже при тяжелых поражениях мозга, а от используемых стратегий запоминания и воспроизведения [3,11,30].
Программы тренировки памяти включают повышение мотивации пациента к запоминанию и воспроизведению, обучение эффективным стратегиям запоминания (так называемым «мнемоническим приемам»), развитие способности длительно поддерживать надлежащий уровень внимания, активное включение эмоциональной поддержки (как известно, эмоционально окрашенная информация запоминается лучше) и воображения. Эффективность систематической тренировки памяти и внимания доказана у пациентов с легкой деменцией, а также при недементных (легких и умеренных) когнитивных нарушениях [33,36,44].
Эпидемиологические наблюдения свидетельствуют, что регулярная физическая активность также способствует уменьшению заболеваемости деменцией. В ряде аналитических работ было показано, что лица, регулярно выполняющие физические упражнения, имеют меньший риск развития деменции в пожилом возрасте. Вероятно, в основе данного феномена лежит благоприятное влияние физически активного образа жизни на сердечно–сосудистую систему, индекс массы тела, эмоциональную сферу [12,13,27,38].
Лечение сердечно–сосудистых
заболеваний и профилактика КН
Как указывалось выше, артериальная гипертензия и гиперлипидемия являются доказанными факторами риска КН, причем как сосудистой, так и дегенеративной природы. В связи с этим широко обсуждается в литературе вопрос, какое влияние на риск развития КН оказывает своевременная и адекватная терапия данных патологических состояний. В некоторых крупных рандомизированных международных исследованиях различных антигипертензивных средств заболеваемость деменцией или темпы прогрессирования когнитивных нарушений анализировались в качестве дополнительных показателей безопасности и эффективности (табл. 2). Профилактический эффект в отношении прогрессирования когнитивных расстройств и возникновения деменции был показан у кальциевого блокатора нитрендипина, блокатора рецепторов к ангиотензину II типа эпросартана и при использовании комбинации периндоприла и индапамида. Другие антигипертензивные препараты не оказывали значимого эффекта на заболеваемость деменцией или темп прогрессирования когнитивных нарушений [17,29,35,39,41,43,49].
Следует оговориться, что профилактический эффект антигипертензивных препаратов может обсуждаться лишь в том случае, если на фоне проводимой терапии не отмечается увеличения суточной вариабельности артериального давления. Значительные колебания артериального давления в течение суток, связанные с нерегулярным или неправильным приемом препаратов или с ортостазом, значительно увеличивают риск ишемического поражения головного мозга. Кроме того, важно подчеркнуть, что нормализации артериального давления следует добиваться планомерно и постепенно. Длительная артериальная гипертензия ведет к изменению реактивности церебральных сосудов и нарушению механизмов ауторегуляции мозгового кровотока. В этих условиях быстрое снижение привычных для больного цифр артериального давления может приводить к усугублению церебральной гипоперфузии, возникновению острых нарушений мозгового кровообращения и хронической ишемии мозга. Особенно опасно выраженное и быстрое снижение артериального давления при наличии гемодинамически значимого атеросклероза магистральных артерий головы [7,43].
Большой интерес вызывают перспективы использования статинов для профилактики когнитивных расстройств в пожилом возрасте. В последние годы было установлено, что накопление холестерина имеет патогенетическое значение не только в формировании атеросклероза крупных артерий, но и в процессе образования в паренхиме головного мозга сенильных бляшек, характерных для БА. Однако число исследований предполагаемого профилактического эффекта статинов в отношении прогрессирования КН невелико. Их результаты на сегодняшний день носят противоречивый характер [20,37,42].
Вазоактивная и нейрометаболическая терапия. Как известно, препараты, улучшающие церебральную микроциркуляцию и нейрональный метаболизм, являются наиболее часто назначаемыми в неврологической практике в нашей стране, особенно у пациентов пожилого возраста. На фоне применения данных препаратов отмечается улучшение памяти, внимания и других когнитивных функций, особенно у пациентов с цереброваскулярной патологией, улучшение эмоционального состояния и самочувствия [1–3,11]. Широко обсуждается вероятный нейропротективный эффект вазоактивных и нейрометаболических препаратов. Так, многочисленные экспериментальные и клинические исследования были посвящены изучению нейропротективного эффекта EGB 761 (Мемоплант) – экстракта листьев реликтового гинкго билобы, стандартизированного по содержанию действующих веществ (флавоноидные гликозиды, гинкголиды, билобалиды). Показано, что действующие вещества препарата Мемоплант нормализуют тонус сосудов микроциркуляторного русла, в большей степени влияя на пораженные артериолы и не вызывая эффекта обкрадывания. Другие активные вещества EGb 761 – гинкголиды – воздействуя на нейрональную мембрану форменных элементов крови, уменьшают агрегацию тромбоцитов и эритроцитов. Тем самым Мемоплант улучшает реологические свойства крови, препятствует тромбообразованию и выделению повышающих тонус гладкомышечной мускулатуры медиаторов [19,23].
Вазоактивный и антиоксидантный эффекты препарата Мемоплант дают основания для его использования у пожилых пациентов с целью профилактики возникновения или прогрессирования когнитивных расстройств. Эффективность EGb 761 изучалась в одном из масштабных мировых исследований по профилактике когнитивных нарушений (Орегонское исследование), результаты которого были опубликованы в 2008 г. В этом исследовании 118 пожилых лиц старше 85 лет наблюдались в течение 3 лет. Условием включения в исследование было отсутствие когнитивных расстройств на исходном визите. Было показано, что на фоне плацебо вероятность развития когнитивных расстройств была большей, чем на фоне активной терапии. Следует, однако, оговориться, что профилактический эффект был статистически достоверным лишь у тех пациентов, кто соблюдал предписанный режим дозирования препарата в течение необходимого времени [16].
Эффективность препарата Мемоплант при уже развившихся когнитивных расстройствах также оценивалась в целом ряде международных рандомизированных исследований, в которых принимали участие в общей сложности около 2000 пациентов с БА или цереброваскулярными заболеваниями. Было показано, что на фоне применения 120–240 мг/сут. данного препарата в течение не менее 6 мес. отмечаются уменьшение выраженности когнитивных расстройств, улучшение поведения пациентов с деменцией различной этиологии, повышение их самостоятельности в повседневной жизни (табл. 3, рис. 1). Следует подчеркнуть, что, с учетом цитируемых исследований, предпочтительнее более высокие дозы препарата (240 мг), чем это было принято ранее [21,22,28,32,45].
Ацетилхолинергическая и глутаматергическая терапия. Согласно общепринятому международному стандарту, на стадии деменции приоритетны препараты нейротрансмиттерного действия. Начиная с 70–80–х гг. ХХ века было убедительно показано, что снижение синтеза и активности ацетилхолина является ключевым нейрохимическим дефектом при БА. В последующем было установлено, что подкорковая артериолосклеротическая форма сосудистой деменции, деменция с тельцами Леви и при болезни Паркинсона характеризуются весьма похожими нейротрансмиттерными изменениями. Все это послужило основанием для начала использования ингибиторов ацетилхолинэстеразы (тетрааминоакридин, ипидакрин, донепизил, ривастигмин, галантамин), при деменциях в пожилом возрасте.
В настоящее время симптоматический эффект данных препаратов на стадии легкой и умеренной деменции полностью доказан как рандомизированными исследованиями, так и повседневной клинической практикой. Обсуждается также вероятная способность ацетилхолинергической терапии замедлять прогрессирование дегенеративного процесса при БА. В то же время исследования эффективности ингибиторов ацетилхолинэстеразы на стадии недементных (умеренных) когнитивных нарушений привели к противоречивым результатам [1,2,11,24,26,30].
Другим общепризнанным терапевтическим подходом к деменции является использование обратимого блокатора НМДА–рецепторов к глутамату мемантину. Экспериментальные данные свидетельствуют, что как нейродегенеративный процесс, так и хроническая ишемия и гипоксия, сопровождаются увеличением активности глутаматергической системы, что является одним из важных механизмов нейронального повреждения. Кроме того, активация глутаматергической системы происходит в момент процесса консолидации следа памяти при запоминании новой информации. При дементирующих заболеваниях чрезмерная активация глутаматергической системы нарушает данный процесс, а ее уменьшение на фоне применения мемантина – способствует восстановлению нормального паттерна усвоения новой информации. Клиническая эффективность мемантина считается доказанной при деменции умеренной и тяжелой степени. По некоторым данным, включая наш собственный опыт, мемантин также может быть эффективен на стадии легкой деменции и недементных (умеренных когнитивных нарушений) [1,2,11,24,30].
Лечение сопутствующих заболеваний и коррекция эмоционального состояния. Коморбидность в пожилом возрасте широко распространена, и большинство пожилых людей имеют несколько хронических заболеваний. Многие соматические заболевания и экзогенные интоксикации вызывают или усугубляют когнитивные нарушения у пожилых лиц из–за системных метаболических расстройств. Поэтому при разработке стратегии ведения пожилых пациентов с когнитивными нарушениями следует обратить внимание на сопутствующую соматическую патологию, наличие хронической алкогольной, лекарственной или иной интоксикации. Наиболее неблагоприятное влияние на когнитивные функции оказывают гипотиреоз, В12–дефицитарное состояние, заболевания печени и почек, хронические обструктивные заболевания легких, хроническая сердечная недостаточность, длительное применение психоактивных препаратов. Во всех случаях впервые диагностированных когнитивных расстройств следует проводить лабораторный скрининг распространенных метаболических нарушений [11,30].
Весьма часто когнитивные расстройства в пожилом возрасте сочетаются с эмоциональными нарушениями тревожно–депрессивного ряда. При этом взаимосвязь между когнитивными и эмоциональными нарушениями может иметь причинно–следственный или параллельный характер. Так, известно, что тяжелая депрессия может вызывать когнитивные нарушения лобного характера. С другой стороны, начинающийся дементирующий процесс нередко сопровождается тревожно–депрессивными расстройствами как эмоциональной реакцией на болезнь при относительно сохранной критике. Наконец, нередко когнитивные и эмоциональные расстройства не связаны причинно–следственными связями, но объединены общим психофизиологическим субстратом, что наблюдается, например, при дисфункции лобных долей головного мозга. В любом случае, наличие эмоциональных нарушений требует фармакологической коррекции. При этом следует избегать антидепрессантов с холинолитическим эффектом [11,30].
Таким образом, в настоящее время имеются наработанные терапевтические подходы к пациентам с когнитивными нарушениями на всех этапах патологического процесса. У пожилых лиц без когнитивных нарушений профилактикой их возникновения является правильное и своевременное лечение сердечно–сосудистых заболеваний, систематические интеллектуальные упражнения, рациональное питание и физическая нагрузка. При когнитивных нарушениях, не достигающих выраженности деменции, целесообразно проведение вазоактивной и нейрометаболической терапии. У пациентов с деменцией препаратами первого выбора являются ингибиторы ацетилхолинэстеразы и мемантин. На всех стадиях когнитивной недостаточности актуальными являются лечение сопутствующих соматических заболеваний и коррекция эмоционального состояния.

Таблица 1. Факторы риска когнитивных нарушений
Таблица 2. Антигипертензивные препараты в профилактике деменции [43]
Таблица 3. Исследование эффективности препарата Мемоплант (EGB 761) [21,22,28,32,45]
Рис. 1. Динамика поведенческих нарушений на фоне терапии препаратом Мемоплант у пациентов с болезнью Альцгеймера и сосудистой деменцией (Napryeyenko et al., 2007 [32])

Литература
1. Гаврилова С.И. Фармакотерапия болезни Альцгеймера // Москва: изд–во «Пульс», 2003. –115 С.
2. Дамулин И.В. Болезнь Альцгеймера и сосудистая деменция // Под ред. Н.Н.Яхно. – М., 2002. – С.85.
3. Захаров В. В., Яхно Н. Н. Нарушения памяти // Москва: ГеотарМед. – 2003. – 110 С.
4. Захаров В.В. Всероссийская программа исследований эпидемиологии и терапии когнитивных расстройств в пожилом возрасте («Прометей») //Неврологический журнал. –2006. – Т.11. – С.27–32.
5. Захаров В.В., Сосина В.Б. Когнитивные нарушения у больных сахарным диабетом // Неврологический журнал. – 2009. – Т.14. № 4. – С. 54–58.
6. Сосина В.Б., Захаров В.В., Яхно Н.Н. Недементные когнитивные нарушения у больных сахарным диабетом 2–го типа //Неврологический журнал. – 2010. – Т.15, №.4. –С.25–30.
7. Старчина Ю.А., Парфенов В.А., Чазова И.Е., Пустовитова Т.С., Яхно Н.Н. Когнитивные расстройства у пациентов с артериальной гипертензией // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С.Корсакова. – 2008. – № 4. – С.19–23.
8. Яхно Н. Н., Лавров А. Ю. Изменения центральной нервной системы при старении // Нейродегенеративные болезни и старение (Руководство для врачей) / Под ред. И. А. Завалишина, Н. Н. Яхно, С. И. Гавриловой. – М., 2001. – С. 242 – 261.
9. Яхно Н.Н. Когнитивные расстройства в неврологической клинике. //Неврологический журнал. – 2006. – Т.11. – Приложение № 1. – С. 4–12.
10. Яхно Н.Н., Захаров В.В., Локшина А.Б. Нарушения памяти и внимания в пожилом возрасте // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. – 2006. – Т.106. – № 2. – С.58–62.
11. Яхно Н.Н., Захаров В.В., Локшина А.Б., Коберская Н.Н., Мхитарян Э.А. Деменции. Практическое руководство для врачей // М.: МЕДпресс–информ, 2010. – 272 С.
12. Abbott R.D., White R.D., Ross G.W. et al. Walking and dementia in physically capable elderly men //JAMA. –2004. –Vol.292. – №.12. – P.1447–1453.
13. Colcombe S.J., Erickson K.I., Raz N. et al. Aerobic fitness reduces brain tissue loss in aging humans // J. Gerontol. A. Biol. Sci. Med. Sci. – 2006. –Vol.61. –N. –P.1166–1170.
14. Dartigues J.F., Gagnon M., Letenneur L. et al. Principal lifi–time occupation and cognititve impairment in French elderly cohort (PAQUID) //Am. J. Epidemiol. –1992. –Vol.135. –N.9. –P.981–988.
15. DiCarlo A., Baldereschi M., Amaducci L. Et al. Cognitive impairment without dementia in older people: prevalence, vascular risk factors, impact on disability. The Italian Longitudinal Study on Aging // J. Am. Ger. Soc. –2000. –Vol.48. – P.775–782.
16. Dodge H.H, Zitzelberger T., Oken B.S. et al.. A randomized placebo–controlled trial of ginkgo biloba for the prevention of cognitive decline. // Neurol.– 2008.– Vol.70.– P. 1809–1817.
17. Forette F., Seux M.L., Staessen J. et al. Prevention of dementia in randomized placebo–controlled systolic hypertension in Europe (SYS–EUR) trial // Lancet. –1998. –Vol. 352. – P.1347–1351.
18. Graham J.E., Rockwood K., Beattie E.L. et al. Prevalence and severity of cognitive impairment with and without dementia in an elderly population // Lancet. –1997. –Vol. 349. –P.1793–1796.
19. Halama P. Was leistet der Spezialextrakt (Egb 761) //Therapiewoche. –1990. – Vol.40. – P. 3760–3765.
20. Heart Protection Study collaborative Group. MRC/BHF Heart Protection Study of cholesterol lowering with simvastatin in 20536 high–risk individuals: a randomised placebo–controlled trial // Lancet. –2002. –Vol.360. –P.7–22.
21. Ihl R., Bachinskaya N.Yu., Korczyn A. et al. Efficacy and safety of a once daily formulation of Gingko biloba extract (EGb 761) in dementia with neuropsychiatric features: a randomized controlled trial // Int. J. Ger. Psych. –2010. Epub ahead of print.
22. Kanowski S, Hoerr R. Ginkgo biloba extract EGb 761® in dementia: Intention–to–treat analysis of a 24–week, multi–center, double–blind, placebo–controlled, randomized trial. // Pharmacopsychiatry.– 2003.– Vol. 36.– P. 297–303.
23. Kleijnen J., Knipschild P. Ginkgo biloba // Lancet.–1992. – Vol.340 : Nov 7.–P.1136–1139.
24. Knopman D.S. Current treatment of mild cognitive impairment and Alzheimer’s disease // Curr. Neurol. Nerosci Rep. –2006. –Vol.6. –N.5. – P.365–371.
25. Korf ES, van Straaten E.C., de Leeuw F.E. et al. Diabetes mellitus, hypertension and medial temporal lobe atrophy: the LADIS study. // Diabet Med. – 2007.– Vol. 24(2).– P.166–171.
26. Kurshner H.S. Mild cognitive impairment: to treat or not to treat? // Curr. Neurol. Neurosci Rep. –2005. –Vol.5. –N.6. –P.455–457.
27. Laurin D., Verreault R., Linsay J. et al. Physical activity and risk of cognitive impairment and dementia in elderly persons //Arch. Neurol. –2001. –Vol.58. –N.3. –P.498–504.
28. Le Bars P.L., Katz M.M., Berman N. et al.. A placebo–controlled, double–blind, randomized trial of an extract of Ginkgo biloba for dementia. North American EGb Study Group // JAMA.– 1997.– Vol. 278.– P.1327–1332.
29. Lithel H., Hansson L., Skoog I. et al. The study on cognition and prognosis in the elderly (SCOPE): principal results of a randomized double blind intervention trial // J. Hypertention. –2003. –Vol.21. – P. 875–886.
30. Lovenstone S., Gauthier S. Management of dementia. – London: Martin Dunitz, 2001.
31. McDowell I., Xi G., Linsay J., Tierney M. Mapping the connection between education and dementia // J. Clin. Exp. Neuropsychol. –2007. –Vol.29. –N.2. –P.127–141.
32. Napryeyenko O., Borzenko I. Ginkgo biloba Special Extract in Dementia with Neuropsychiatric Features; A randomised, placebo–controlled, double–blind clinical trial // Drug research. – 2007. – Vol. 57(1). – P. 4–11.
33. Olazaran J., Muniz R., Reisberg B. et al. Benefit of cognitive–motor intervention in MCI and mild–to–moderate AD // Neurol. –2004. –Vol.63. –N.12. –P.2348–2353.
34. Ott A. et al. Association of diabetes mellitus and dementia: The Rotterdam Study// Diabetol.– 1996.– Vol. 39.– P.1392–1397.
35. Prince M.J., Bird A.S., Blizard R.A., Mann A.H. Is the cognitive function of older patients affected by anti–hypertensive treatment? Results from 54 months of the Medical Research Council’s trial of hypertension in older adults //BMJ. –1992. –Vol.304. –P.405–412.
36. Rapp S., Brenes G., Marsh A.P. Memory enhancement training for older adults with mild cognitive impairment: a preliminary study //Aging and mental health. – 2002. –Vol.6. –N.1. –P.5–11.
37. Rockwood K., Kirkland S., Hogan D.B. Use of lipid–lowering agents, indication bias and the risk of dementia in community–dwelling elderly people //Arch. Neurol. – 2002. –Vol. 59. –P. 223–227.
38. Rovio S., Kareholt I., Helkala E.L. et al. Leisure–time physical activity at midlife and the risk of dementia and Alzheimer’s disease // Lancet. Neurol. – 2005. –Vol. 4. – N.11. –P.705–711.
39. Scrader J., Luder S., Kulschevski A. et al. Morbidity and mortality after stroke – Eprosartan compared with nitrendipine for secondary prevention (MOSES) // Stroke. – 2005. –Vol. 36. –P. 1218–1226.
40. Scrameas N. Stern Y., Tang M.X. et al. Mediterranean diet and risk for Alzheimer’s disease //Ann. Neurol. – 2006. – Vol. 59. – N.6. – P.877–879.
41. SHEP Cooperative Research Group. Prevention of stroke by antihypertensive drug treatment in older persons with isolated systolic hypertension: final results of the systolic hypertension in the elderly // JAMA. –1991. – Vol. 265. –P.3255–3264.
42. Shepherd J., Blauw G., Murphy M. et al. Pravastatin in elderly individuals at risk of vascular disease (PROSPER): a randomised placebo controlled trial //Lancet. – 2002. – Vol. 360. – P.1623–1630.
43. Skoog I., Gustafson D. Clinical trials for primary prevention in dementia // Dementia therapeutic research / K.Rockwood, S.Gauthier (eds). – London a New York: Taylor a Francis. – 2006. – P.189–212.
44. Smidt I.W., Berg I.G., Deelman B.G. Memory training for remembering names: initial results in the healthy elderly // Tijdchr. Gerontol. Geriatr. – 1997. –Vol. 28. – N.4. –P.155–162.
45. Schneider L., DeKosky S., Farlow M. et al. A randomized, double–blind, placebo–controlled trial of two doses of Ginkgo biloba extract in dementia of the Alzheimer's type // Curr. Alzheimer. Res. – 2005.– Vol. 2(5).– P. 541–551.
46. Snowdon D.A., Greiner L.H., Mortimer J.A. et al. Brain infarction and the clinical expression of Alzheimer’s disease. The Nun Study // JAMA. –1997. –Vol. 277. – N.10. – P.813–817.
47. Solfrizzi V., Colacicco A.M., D’Inttrono A. et al. Dietary intake of unsaturated fatty acids and age–related cognitive decline : a 8,5 year follow–up of the Italian Longitudinal Study on Aging // Neurobiol. Aging. – 2006. –Vol. 27. –N.11. – P.1694–1704.
48. Stern Y., Alexander G.E., Prohovnik I., Mayex R. Inverse relationship between education and parietotemporal perfusion deficit in AD // Ann. Neurol. – Vol. 32. – N.3. – P.371–375.
49. Tzourio C., Andersen C., Chapman N. et al. Effects of blood pressure lowering with perindopril and indapamide therapy on dementia and cognitive decline in patients with cerebrovascular disease //Arch. Intern. Med. – 2003. –Vol.163. – P.1069–1075.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak