Обзор зарубежной литературы по применению хондроитина сульфата

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №34 от 03.12.2012 стр. 1678
Рубрика: Неврология

Для цитирования: Шавловская О.А. Обзор зарубежной литературы по применению хондроитина сульфата // РМЖ. 2012. №34. С. 1678

При дегенеративно–дистрофических заболеваниях суставов доказана эффективность хондроитина сульфата (ХС), гликозаминогликана, неомыляемых соединений сои и авокадо, препаратов гиалуроновой кислоты и диацереина [1]. ХС – вещество, которое в норме входит в состав суставного хряща и играет важную роль в поддержании необходимого осмотического давления, благодаря чему матрикс и нити коллагена растягиваются. При дегенеративно–дистрофическом процессе количество ХС резко уменьшается, что приводит к деградации хряща. ХС – препарат со среднемолекулярным строением, обладает противовоспалительной активностью, воздействуя в основном на клеточный компонент воспаления, стимулирует синтез гиалуроновой кислоты (ГК) и протеогликанов и угнетает действие протеолитических ферментов [1].

Согласно инструкции по применению, ХС относится к фармакологической группе корректоров метаболизма костной и хрящевой ткани [6]. Оказывает фармакологические действия: хондропротективное, хондростимулирующее, стимулирующее регенерацию. Участвует в построении основного вещества хрящевой и костной ткани. Улучшает фосфорно–кальциевый обмен в хрящевой ткани, ингибирует ферменты, нарушающие структуру и функции суставного хряща, тормозит процессы дегенерации хрящевой ткани. Стимулирует синтез гликозаминогликанов, нормализует метаболизм гиалиновой ткани, способствует регенерации хрящевых поверхностей и суставной сумки. Предупреждает компрессию соединительной ткани, увеличивает продукцию внутрисуставной жидкости, подвижность пораженных суставов. Замедляет резорбцию костной ткани, снижает потерю кальция и ускоряет процессы репарации костной ткани, тормозит прогрессирование остеоартроза (ОА) [6].
Основные формы выпуска: желатиновые капсулы, содержащие хондроитина сульфата натрия 0,25 и 0,5 г [5,6]; мазь 5% хондроитина сульфата натрия и гель 5% хондроитина сульфата натрия. Биодоступность ХС при пероральном приеме составляет 13%, показатель всасываемости при наружном нанесении – 14% [6]. Существует еще одна форма выпуска – раствор хондроитина сульфата 10% для внутримышечного введения.
Проведена оценка эффективности терапии ОА ХС, которая показала, что при приеме внутрь дозы 800–1000 мг/сут. он хорошо абсорбируется и обнаруживается в высоких концентрациях в синовиальной жидкости [7]. Опыт применения ХС в лечении гонартроза в течение 6 мес. (затем 3 мес. наблюдения после его отмены) показал, что прием суточной дозы 1,0 г препарата уменьшает боль и потребность в нестероидных противовоспалительных препаратах (НПВП), улучшает функциональное состояние суставов, повышает качество жизни [7].
На территории РФ проведены многочисленные исследования по оценке эффективности перорального и наружного применения хондропротекторов у больных ревматологического профиля (коксартроз, гонартроз, ОА различной локализации) в сопоставлении с НПВП и между разными препаратами, содержащими ХС. Напротив, зарубежные коллеги чаще применяют инъекционные формы ХС.
В открытом несравнительном исследовании по оценке отдаленного (до 1,5 года после окончания 6–месячного курса терапии) терапевтического эффекта и безопасности ХС у 20 больных манифестным коксартрозом I–III стадии [8] обследования проводили перед началом лечения, на фоне 3–, 6–месячной терапии, а также через 6, 12 и 18 мес. после прекращения лечения. У всех пациентов был достигнут положительный эффект: снижение индекса Лекена (тяжесть функционального состояния коксартроза), уменьшение болевого синдрома и потребности в НПВП, отсутствие рентгенологических данных, свидетельствовавших о прогрессировании ОА и сведений об изменении свертывающей системы крови на фоне терапии ХС [8].
На кафедре общей врачебной практики Оренбургской ГМА в 2006 г. было проведено исследование по оценке эффективности препаратов ХС Структума и Хондролона у 50 больных с гонартрозом I–II стадии [2]. Оценивали эффективность проводимого лечения по шкале WOMAC (боль, скованность, двигательная активность), изменениям функционального индекса Лекена, боли по визуальной аналоговой шкале (ВАШ) в покое, при ходьбе, по данным гониометрии, времени ходьбы по прямой на 30 м, по лестнице. В ходе исследования было показано, что положительная динамика клинических симптомов и тестов при лечении Структумом нарастала медленнее, в основном через 12 нед. терапии, а при лечении Хондролоном – через 8 нед. Авторы пришли к заключению, что препараты Структум и Хондролон, содержащие ХС, могут использоваться для лечения ОА I–II стадии с умеренно выраженным нарушением функции коленных суставов. Курс лечения препаратами должен быть длительным – не менее 3 мес., Структумом – 3–6 мес. [2].
На кафедре общей врачебной практики Оренбургской ГМА в 2009 г. было проведено исследование по оценке влияния курсового лечения с применением хондропротекторов и НПВП на качество жизни у 281 больного с обострением ОА [3]. Динамику состояния оценивали по ВАШ в покое и при движении, индексу Лекена, шкале WOMAC, опроснику качества жизни SF–36. В течение двухгодичного наблюдения у больных, получавших только НПВП или их сочетание с хондропротектором, отмечалось волнообразное течение процесса, для которого характерно улучшение уже после первого и последующих курсов лечения с наступлением ухудшения спустя некоторое время. При включении в сочетанное лечение Структума все клинические параметры и показатели качества жизни с 3 мес. от начала лечения были достоверно лучше исходных на протяжении всего срока наблюдения. Проведенное исследование показало, что лучшие результаты были получены при использовании Структума по сравнению с Хондролоном. При монотерапии НПВП все изученные показатели были достоверно хуже, чем в группах с использованием хондропротектора [3].
Chen L. и соавт. (2011) провели сравнительное исследование по оценке хондропротективного эффекта инъекционных форм ХС–гиалуроновой кислоты (ХС–ГК) и ГК на экспериментальной модели остеоартрита у 28 кроликов [10]. Методом рандомизации кроликов разделили на 4 группы: контрольная (изотонический раствор), группа ГК, группа ХС, группа ХС–ГК. Инъекции проводили 1 р./нед. в коленный сустав в течение 5 нед. Наиболее выраженный хондропротективный эффект, подтвержденный биохимическим и гистологическим методами, был получен от инъекций ХС–ГК.
С помощью биохимического метода достигнуто снижение уровня противоспалительного цитокина IL–1β (ИЛ–1β, интерлейкин–1), TNF–α (фактор некроза опухоли–α (ФНО)), TIMP–1 (тканевой ингибитор металлопротеиназ–1, ТИМП–1) и iNOS (синтетаза оксида азота) в синовиальной жидкости только в 3 группах, в которых проводилась терапия (достоверных различий между группами не получено). В ходе исследования получен положительный ответ на лечение остеоартрита, реализующийся посредством 3 основных механизмов, таких как:
1) стимуляция продукции наружноклеточного матрикса (протеогликан, ХС, гиалурон);
2) супрессия воспалительных медиаторов (миелопероксидаза, N–ацетил глюкозаминидаза, коллагеназа, гиалуронидаза, эластаза);
3) ингибирование хрящевой дегенерации.
Авторы обнаружили, что после 5 внутрисуставных инъекций восстановление синовиальной мембраны у животных протекало быстрее у тех животных, которые подвергались инъекциям ГК, ХС и ХС–ГК, с подавлением воспалительных факторов (ИЛ–1β, ФНО, ТИМП–1) в синовиальной жидкости. Однако ингибирующее влияние инъекций ХС и ХС–ГК ничем не отличалось от такового при ГК. Авторы пришли к выводу, что в лечении остеоартрита инъекции ХС–ГК не имеют преимущества перед инъекцией ГК [10].
В обзорной статье Damiano R. и соавт. (2011) упомянуто исследование по оценке эффективности назначения гиалуроната натрия (ГК) и хондротина сульфата натрия (ХС) при заболеваниях мочевого пузыря (рецидивирующие инфекции мочевого тракта (РИМП), химические и радиационные циститы, синдром болезненного мочеиспускания/интерстициальный цистит (СБМ/ИЦ)) [11]. Цель исследования – оценка терапевтического применения ГК и ХС в урологической практике. После введения жидкой формы ГК внутрь мочевого пузыря у 40 женщин с РИМП отмечены уменьшение количества рецидивов в год (с 4,3 до 0,3) и увеличение времени между рецидивами с 96 до 498 дней.
В другом исследовании, упомянутом в статье Damiano R. и соавт. (2011), приводятся данные о лечении 20 женщин с РИМП, у которых через 6 мес. после курса терапии ГК отмечены сокращение количества рецидивов в год (с 4,99±0,92 до 0,56±0,82) и увеличение времени между рецидивами (с 76,7±24,6 до 178,3±25,5 дня). Зафиксировано достоверное снижение (77%) активности воспалительного процесса при РИМП в сравнении с плацебо.
В предыдущих исследованиях, проведенных Damiano R. и соавт. в период 2002–2011 гг., получены данные о влиянии введения ГК–ХС на синдром гиперактивного мочевого пузыря, небактериальный цистит и опухолевые процессы той же локализации. Также приводятся данные Leppilahti М. и соавт. (2002) о 4–недельном курсовом лечении 11 пациенток с СБМ/ИЦ введением жидкой формы 40 мг ГК внутрь мочевого пузыря после его гидрорастяжения. В результате лечения отмечены урежение частоты мочеиспускания (менее чем на 75%) и снижение уровня боли (менее чем на 26%).
Ahmad I. и соавт. (2008) на фоне интравезикулярного введения ГК у 23 пациенток наблюдали увеличение объема мочевого пузыря (при цистометрии) с 492 до 776 мл 16 мес. спустя. Представленные данные также подтверждаются рядом других исследований: в работе Daha I.K. и соавт. (2005) – на 48 пациентах, Gupta S.K. и соавт. (2005) – на 38, Kallestrup E.B. и соавт. (2005) – на 20, Riedl C.R. и соавт. (2008) – на 121, Theoharides T.C. и соавт. (2008) – на 252, Shao Y. и соавт. (2010) – на 47 пациентах. Таким образом, Damiano R. и соавт. [11] делают вывод о том, что не так много представлено данных относительно способа действия ГК–ХС или его эффективности при заболеваниях мочевого пузыря. В пилотном открытом неконтролируемом исследовании, проведенном Henrotin Y. и соавт. (2012) [13], оценивалась эффективность внутрисуставных инъекций препаратами ГК и ХС у амбулаторных пациентов с ОА коленного сустава. В исследование вошли 30 пациентов в возрасте от 45 до 80 лет. Период выборки – от 21 к 1 дню, период наблюдения – от 0 к 84 дню. Схема введения препаратов: еженедельно, в 0 день, на 7 (1–я нед.) и на 14 день (2–я нед.), затем на 42 день (6–я нед.) и 84 день (12–я нед.). Стерильный раствор для инъекций был разведен с ГК/ХС для внутрисуставных инъекций: каждая инъекция – 2 мл ( 24 мг ГК и 60 мг ХС). Суставная жидкость визуализировалась продольным сканером через супрапателлярное углубление. Синовиальный размер измеряли в продольном изображении супрапателлярного углубления.
Биохимическое исследование включало оценку состояния ряда показателей, таких как воспалительные маркеры [ИЛ–6], распад [Coll2–1] и синтез коллагена II типа [CPII], распад аггрекана (протеогликан хрящевого матрикса) [CS846] и маркеры оксидантного стресса [Coll2–1NO2]. Большинство пациентов (79,3%) дали положительный ответ через 6 нед. от начала терапии, 73,3% – через 12 нед. после первой инъекции. В ходе исследования были зарегистрированы 4 (13,3%) случая нежелательных побочных явлений: гематома в месте инъекции, перелом запястья, артралгия, венозный застой. Только в 1 случае (гематома) была установлена связь с проведенной инъекцией. Параметры биохимического исследования (Coll2–1 и IL–6 и Coll2–1NO2) не достигли статистически достоверных сдвигов. Авторы заключили, что биомаркеры, отражающие дегенерацию хряща, коррелировали с проявлениями заболевания (воспаление, боль). Отсутствие ожидаемых изменений биохимических показателей может быть связано с изменением активности заболевания.
Результаты пилотного исследования продемонстрировали соотношение показателей выгода / риск назначенных инъекций, что свидетельствует об эффективном и безопасном применении внутрисуставных инъекций ГК/ХС при OA колена. Данное исследование было нацелено на поддержание клинических испытаний по оценке эффективности и безопасности ГК в комплексе с ХС для внутрисуставных инъекций. Таким образом, в настоящее время может быть использована следующая схема проведения внутрисуставных инъекций ГК: 1 р./нед. в течение 3 нед. [13].
Sugimoto H. и соавт. (2006) [21] проведено исследование по оценке возможной эффективности внутрисуставной инъекции высокой молекулярной массы гиалурона (гиалуроновая кислота, ГК), используя биологические маркеры. В исследование были включены 32 пациента с ОА колена, которым проведены внутрисуставные инъекции в коленный сустав (всего 38 инъекций). В синовиальной жидкости в момент проведения инъекции измеряли концентрацию хондроитина сульфата–6 (C6S) и сульфата–4 (C4S), а также аггрекана. Соотношение между биологическими маркерами и улучшением клинических признаков после инъекции оценивали в течение 1 мес.
Результаты исследования: соотношение C6S/ C4S и концентрация аггрекана уменьшились после инъекции, но не были существенными. Положительная корреляция имелась только между показателями концентрации C6S и аггрекана до инъекции ГК и улучшением показателя по шкале Японской ортопедической ассоциации и показателя по ВАШ (боли) после инъекции. Таким образом, в ходе исследования было установлено, что концентрация аггрекана в синовиальной жидкости уменьшается в зависимости от стадии ОА, отражает уменьшение количества остаточного хряща и подавление уровня метаболизма хондроитина. Авторы предположили, что инъекции ГК являются клинически эффективными при высокой внутрисуставной концентрации аггрекана, т.е. при большом количестве остаточного хряща и активности метаболизма хондроитина. Биологические маркеры в данном случае могут быть полезны как предикторы эффективности инъекции ГК при OA колена [21].
Railhac J.J. и соавт. (2012) [18] провели рандомизированное двойное слепое управляемое предварительное плацебо–контролируемое исследование с использованием МРТ по оценке эффективности лечения после 48–недельного курса терапии ХС у больных ОА коленного сустава в течение 12 мес. В исследование были включены пациенты в возрасте 50–75 лет с симптомами ОА коленного сустава: 22 пациента получали ХС 500 мг 2 р./сут. в течение 48 нед. (1–я группа), 21 пациент – плацебо (2–я группа). Анализ динамики показателей осуществлялся на 24–й и 48–й неделе терапии, с проведением в эти же сроки МРТ. Проводилась количественная оценка объема хрящевой ткани, объема движений в хрящевом суставе, оценивались повреждения мениска, патология связок, синовит, синовиальный выпот, остеофиты, субхондральные и подколенные кисты, субхондральный отек. Существенная корреляция между группами отмечена в объеме хряща, количестве кист и остеофитов. После 48 нед. признаки улучшения наблюдались в обеих группах. Полный объем хряща увеличился в группе ХС в сравнении с группой плацебо, где отмечено (недостоверно) уменьшение объема хрящевой ткани. При проведении МРТ–исследования параметры достоверно не отличались. Таким образом, эволюционные изменения в объеме хряща Railhac J.J. и соавт. связывают с эффектом от терапевтического воздействия ХС.
Schneider H. и соавт. (2012) [20] провели рандомизированное плацебо–контролируемое исследование по оценке эффективности ХС у больных ОА коленного сустава. Общее количество обследованных составило 588 (возраст – 50–80 лет), из них 291 получал ХС и 297 – плацебо. Результаты проведенного метаанализа продемонстрировали, что у пациентов с симптоматическим OA коленного сустава имеется положительный эффект терапии ХС в дозе 1 г/сут. на болевой синдром, индекс функциональности, отмечено увеличение фактического числа респондентов. Таким образом, назначение ХС в дозе 1 г/сут. при длительном лечении (3–6 мес.) является эффективным средством уменьшения болевого синдрома у пациентов, длительно страдающих OA коленного сустава.
В статье David–Raoudi M. и соавт. (2009) [12] описаны основные механизмы действия ХС. ХС составляет основную часть суставного хряща. Он сформирован из повторяющихся дисахаридных единиц глюкуроновой кислоты и N–ацетил–D–галактозамина. Как элементы протеогликанов эти анионные компоненты способствуют гидратации хряща и его сопротивлению к механическому сжатию. Использование ХС способствует улучшению клинической картины ОA, что основано на предположении о том, что применение компонентов хрящевой матрицы восстановит хондроцитарную активность. Кроме того, ХС приписывают некоторые противовоспалительные свойства, основанные на его способности тормозить хемотаксис лейкоцитов и фагоцитов, защищать плазменную мембрану от кислородного окисления и подавлять циклооксигеназу–2 (ЦОГ–2), экспрессию простагландина E2, продуцируемого хондроцитами. В недавних исследованиях выявлено, что ХС обладает способностью противодействовать повышению уровню интерлейкина (ИЛ–1b), преобразованию фактора роста в рецепторах хондроцитов [12].
Так, Herrero–Beaumont G. и соавт. (2008) [14] провели исследование по оценке влияния ХС на хронический артрит в экспериментальной модели кроликов при ухудшении течения атеросклероза. Дизайн исследования: в течение 1 нед. наблюдали за периодом адаптации к воздействию антиген–вызванного хронического артрита и атеросклероза. Атеросклероз кроликов был вызван гиперлипидемической диетой с повреждением эндотелия бедренной артерии, хронический артрит – внутрисуставными инъекциями овальбумина. В исследование были включены 40 белых взрослых мужских особей новозеландских кроликов. В группе кроликов проводили инъекции ХС в дозе 100 мг/кг/сут., затем – гистологическую экспертизу бедренной артерии и грудного отдела аорты для исследований экспрессии гена. При гистологическом исследовании сыворотка и одноядерные клетки периферической крови были изолированы. Применение ХС уменьшило концентрацию провоспалительных молекул С–реактивного белка и ИЛ–6 в сыворотке, также ХС подавил экспрессию моноцитарных белков и ЦОГ в периферической крови, уменьшил перемещение ядерного kB–фактора. При бедренном повреждении ХС также уменьшил экспрессию лиганда–2 и ЦОГ–2 и отношение толщины интимы/средней стенки. Кроме того, вследствие терапии ХС уменьшилось количество кроликов с атеросклерозом и хроническим артритом. Авторы предположили, что лечение ХС может до некоторой степени препятствовать прогрессии атеросклероза [14].
Largo R. и соавт. (2010) [15] провели исследование по оценке эффективности внутрисуставной инъекции ХС на модели хронического артрита с выраженным воспалительным процессом у кроликов при наличии признаков эндотелиального повреждения и при назначении атеросклеротической диеты. Хронический артрит у иммунизированных кроликов был вызван внутрисуставными инъекциями овальбумина, гиперлипидемическая диета на фоне эндотелиального повреждения бедренных артерий усилила системное воспаление. Кроликам вводили ХС в дозе 100 мг/кг/сут., после чего было проведено гистологическое исследование синовиальной мембраны (ЦОГ–2, хемокин, лиганд–2, мРНК, количественная цепная реакция полимеразы в режиме реального времени). Гистологическая синовиальная экспертиза была выполнена с использованием гистопатологического счета синовита (масштаб Krenn).
В ходе исследования зафиксировано, что ХС уменьшил экспрессию гена и синтеза белков ЦОГ–2 и лиганд–2, а также гистопатологический счет синовиальной мембраны в сравнении с нелеченными кроликами. ХС частично предотвратил быстрое увеличение внутреннего слоя, уменьшил воспалительный ответ синовиальной мембраны, а также гистопатологические изменения синовиальной оболочки. Таким образом, в исследовании на экспериментальной модели продемонстрировано, что ХС может быть использован в лечении воспалительного артрита [15].
Bian L. и соавт. (2009) [9] провели исследование по оценке гипотезы о влиянии ХС на биохимические, механические и функциональные свойства хряща, культивированного в долгоживущей культуре. Цель исследования – показать, что внутрисуставная инъекция ХС может использоваться в качестве профилактического лечения, препятствующего развитию остеоартрита. Для исследования были выбраны долгоживущие живые культуры бычьих суставных хрящей, выдержанные в термостате (состояние инкубации) со средним содержанием ХС различной концентрации (0, 10 и 100 мг/мл). Фрикционные тесты проводились способом «хрящ на стекле». При проведении исследования на 0, 7 и 14 день в образцах с концентрацией ХС 100 мг/мл получен более низкий коэффициент трения, чем в контрольной группе, в образцах с концентрацией ХС 10 мг/мл не выявлено существенного уменьшения коэффициента трения. Однако после 28 дней содержание молодых клеток и гликозаминогликана в образцах с концентрацией ХС 100 мг/мл уменьшилось к 5 и 40% их начальных уровней соответственно. Таким образом, Bian L. и соавт. пришли к выводу, что их гипотеза о применении внутрисуставных инъекций ХС в качестве профилактического лечения при остеоартрите оказалась несостоятельной.
Miller R.E. и соавт. (2010) [17] провели исследование инсулиноподобного фактора роста (ИФР–1), который является важным анаболическим фактором гомеостаза хряща, стимулирует репарационные процессы в хряще, но при этом имеет короткий период полужизни. Проведено исследование эффективности внутрисуставных инъекций сплав–белка гепарина сульфата (ГС) и ИФР–1 (ГС–ИФР–1), что способствует поддержанию доставки ИФР–1 в хрящ посредством связывания ХС. Ранее Miller R.E. и соавт. уже изменили ИФР–1, добавляя ГС в область–мишень, и показали, что сплав–белки ГС–ИФР–1 стимулируют поддержанный синтез протеогликана в хряще. В настоящей работе сначала был исследован механизм сохранения ГС–ИФР–1 в хряще, выяснялось, обеспечивает ли ГС–ИФР–1 поставку фактора устойчивого роста хряща in vivo и в человеческом хряще, культивированном вне организма (экспланте). Лечение хондроитиназой привело к уменьшению связывания ГС–ИФР–1, тогда как лечение гепариназой не имело никакого эффекта. После внутрисуставной инъекции у крыс отмечено, что инъекции ГС–ИФР–1 предохраняли структуру хряща посредством сохранения высокой концентрации ХС. Таким образом, модификация факторов роста с закреплением гепарина в области–мишени может быть новой стратегией длительной и специфической местной поставки его к хрящу.
Расширение сферы применения ХС продемонстрировано в ряде других работ по изучению влияния воздействия ХС на канцерогенез раковых опухолей [19] и процесс эмбрионального миогенеза [16]. Так, Prinz R.D. и соавт. (2011) [19] провели исследование по влиянию ХС на процесс канцерогенеза у мышей с первичным ортотопическим раком молочной железы. Гликозаминогликан ХС как часть клеточной среды состоит из длинных линейных цепей повторения дисахаридных единиц, которые ковалентно присоединены к основным белкам. Исследования влияния ХС с целью оценки различных аспектов канцерогенеза проведены in vitro, т.к. в настоящий момент роль ХС in vivo неясна. Повышение уровня ХС наблюдалось в строме многих опухолей, обладающих плотной структурой. Авторы исследовали роль связанного с опухолью ХС в развитии рака молочной железы. Ферментативное замещение эндогенного ХС инъекциями внутрь опухоли хондроитиназы ABC приводит к развитию вторичных опухолей и увеличению метастатического поражения легких, в то время как рост первичной ортотопической опухоли не наблюдался. Таким образом, в данном исследовании авторы продемонстрировали метастаз–ингибирующее влияние ХС в отношении первичного рака молочной железы, что, по мнению авторов, может открыть новые возможности стратегий терапевтического применения ХС в лечении данного заболевания [19].
Mikami T. и соавт. (2012) [16] провели исследование по оценке уровня экспрессии ХС в эмбриональном развитии в пока малоизученном в этом отношении процессе миогенеза. Все исследования были проведены in vitro на клеточной культуре миобластов мышей. Авторы получили данные о временном снижении уровня ХС в процессе развития скелетной мышцы, в то время как сокращение мышц увеличивало процесс миогенной дифференциации/регенерации. Таким образом, Mikami T. и соавт. пришли к выводу, что временное снижение уровня ХС является необходимым для дифференциации/регенерации скелетной мышцы, а снижение избыточной концентрации ХС может стать новым подходом в регенеративной терапии скелетной мышцы.
В статье приведен обзор литературы об использовании разных форм ХС и эффективности его применения в отношении проявлений ОА. Также приведены сведения об экспериментальных исследованиях in vivo на животных моделях (кролики, мыши) с искусственно вызванным артритом и in vitro (хрящевая бычья ткань), в которых показана активность ХС в отношении канцерогенеза и эмбрионального миогенеза.
Инъекционная форма ХС обладает способностью противодействовать повышению уровню интерлейкина, преобразованию фактора роста в рецепторах хондроцитов, большей биодоступностью, высокой эффективностью в отношении регенерации и сохранения хрящевой ткани.

Литература
1. Буйлова Т.В. Открытое рандомизированное исследование эффективности и безопасности препарата Хондроксид® в комплексном лечении больных с хронической вертеброгенной люмбоишалгией // РМЖ. 2010. № 17. С. 1678–1686.
2. Майко О.Ю., Багирова Г.Г. Функциональные индексы при оценке эффективности лечения гонартроза препаратами структум и хондролон // Терапевтический архив. 2006. Т. 78. № 6. С. 47–52.
3. Майко О.Ю., Багирова Г.Г. Влияние курсового лечения с применением хондропротекторов и нестероидных противовоспалительных препаратов на качество жизни больных остеоартрозом // Клиническая медицина. 2009. Т. 87. № 4. С. 47–54.
4. Мукосат. Инструкция по применению: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_5656.htm
5. Структум. Инструкция по применению: http://www.rlsnet.ru/tn_index_id_3118.htm
6. Хондроитин сульфат. Инструкция по применению: http://www.rlsnet.ru/mnn_index_id_1787.htm
7. Чичасова Н.В. Хондроитин сульфат (Структум) в лечении остеоартроза: патогенетическое действие и клиническая эффективность // РМЖ. 2009. № 3. С. 170–177.
8. Шмитд Е.И., Билинская М.А., Белозерова И.В., Солдатов Д.Г., Дмитриева М.Е. Отдаленная эффективность и безопасность хондроитин сульфата (структум) у больных коксартрозом // Терапевтический архив. 2007. Т. 79. № 1. С. 65–67.
9. Bian L., Kaplun M., Williams D.Y., Xu D., Ateshian G.A., Hung C.T. Influence of chondroitin sulfate on the biochemical, mechanical and frictional properties of cartilage explants in long–term culture // J Biomech. 2009. Vol. 42. № 3. Р. 286–90.
10. Chen L., Ling P.X., Jin Y., Zhang T.M. Hyaluronic acid in combination with chondroitin sulfate and hyaluronic acid improved the degeneration of synovium and cartilage equally in rabbits with osteoarthritis // Drug Discov Ther. 2011. Vol. 5. № 4. Р. 190–194.
11. Damiano R., Cicione A. The role of sodium hyaluronate and sodium chondroitin sulphate in the management of bladder disease // Ther Adv Urol. 2011. Vol. 3. № 5. Р. 223–232.
12. David–Raoudi M., Mendichi R., Pujol J.P. For intra–articular delivery of chondroitin sulfate // Glycobiology. 2009. Vol. 19. № 8. Р. 813–815.
13. Henrotin Y., Hauzeur J.P., Bruel P., Appelboom T. Intra–articular use of a medical device composed of hyaluronic acid and chondroitin sulfate (Structovial CS): effects on clinical, ultrasonographic and biological parameters // BMC Res Notes. 2012. Vol. 5. Р. 407.
14. Herrero–Beaumont G., Marcos M.E., Sanchez–Pernaute O., Granados R., Ortega L., Montell E., Verges J., Egido J., Largo R. Effect of chondroitin sulphate in a rabbit model of atherosclerosis aggravated by chronic arthritis // Br J Pharmacol. 2008. Vol. 154. № 4. Р. 843–851.
15. Largo R., Roman–Blas J.A., Moreno–Rubio J., Sanchez–Pernaute O., Martinez–Calatrava M.J., Castaneda S., Herrero–Beaumont G. Chondroitin sulfate improves synovitis in rabbits with chronic antigen–induced arthritis // Osteoarthritis Cartilage. 2010. Vol. 18. Suppl 1. Р. 17–23.
16. Mikami T., Koyama S., Yabuta Y., Kitagawa H. Chondroitin sulfate is a crucial determinant for skeletal muscle development/regeneration and improvement of muscular dystrophies // http://www.jbc.org/cgi/doi/10.1074/jbc.M111.336925
17. Miller R.E., Grodzinsky A.J., Cummings K., Plaas A.H., Cole A.A., Lee R.T., Patwari P. Intraarticular injection of heparin–binding insulin–like growth factor 1 sustains delivery of insulin–like growth factor 1 to cartilage through binding to chondroitin sulfate // Arthritis Rheum. 2010. Vol. 62. № 12. Р. 3686–3694.
18. Railhac J.J., Zaim M., Saurel A.S., Vial J., Fournie B. Effect of 12 months treatment with chondroitin sulfate on cartilage volume in knee osteoarthritis patients: a randomized, double–blind, placebo–controlled pilot study using MRI // Clin Rheumatol. 2012. Vol. 31. № 9. Р. 1347–1357.
19. Prinz R.D., Willis C.M., Viloria–Petit A., Kluppel M. Elimination of breast tumor–associated chondroitin sulfate promotes metastasis // Genet Mol Res. 2011. Vol. 10. № 4. Р. 3901–3913.
20. Schneider H., Maheu E., Cucherat M. Symptom–modifying effect of chondroitin sulfate in knee osteoarthritis: a meta–analysis of randomized placebo–controlled trials performed with Structum® // The Open Rheumatology Journal. 2012. Vol. 6. Р. 183–189.
21. Sugimoto H., Yamada H., Terada N., Kanaji A., Kato S., Date H., Ichinose H., Miyazaki K. Intraarticular injection of high molecular weight hyaluronan for osteoarthritis of the knee – prediction of effectiveness with biological markers // J Rheumatol. 2006. Vol. 33. № 12. Р. 2527.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak