Применение церебролизина при сосудистой деменции и болезни Альцгеймера

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №25 от 14.12.2002 стр. 1150
Рубрика: Неврология

Для цитирования: Дамулин И.В. Применение церебролизина при сосудистой деменции и болезни Альцгеймера // РМЖ. 2002. №25. С. 1150

ММА имени И.М. Сеченова

ММА имени И.М. Сеченова


Потенциальная терапевтическая роль при деменциях нейротрофических факторов (фактор роста нервов, основной фактор роста фибробластов и др.) пептидов, обеспечивающих дифференциацию и функционирование нейронов, – довольно активно обсуждается в литературе [22,48,55,57,61]. Особый интерес к ним обусловлен тем, что эти вещества избирательно действуют на центральные холинергические нейроны [47]. В настоящее время существуют данные, свидетельствующие о роли дисфункции нейротрофических факторов при патогенетически различных заболеваниях центральной нервной системы. Поэтому теоретически обоснованным выглядит предположение об использовании подобных субстанций с целью затормозить прогрессирование патологического процесса – сосудистого и нейродегенеративного, стимулировать процессы восстановления, в том числе и связанные с формированием новых синапсов. Однако эти препараты не проникают через гематоэнцефалический барьер и поэтому не могут использоваться систематически, в единичных случаях они вводятся интравентрикулярно [55]. При этом на фоне их введения часто возникают побочные реакции (гипералгезия, значительное снижение веса).

Одним из эффективных лекарственных препаратов, обладающих нейротрофическими свойствами, является церебролизин. Этот препарат, состоящий из низкомолекулярных пептидов (25%) и свободных аминокислот (75%), используется для лечения деменций различного генеза и инсульта в нашей стране и за рубежом уже более 40 лет [1–4,7,17,32,36,46,51,63,64,75]. Препарат производится по стандартизированным биотехнологическим методикам с использованием ферментативного расщепления очищенных белков головного мозга свиней и не обладает аллергогенными или токсическими свойствами.

Следует отметить, что несмотря на большое число клинических исследований, свидетельствовавших об эффективности церебролизина, точные механизмы его действия не были известны. Ситуация кардинально изменилась в последние годы, когда появились новые данные, основанные на использовании современных лабораторных методов.

В целом ряде исследований была подтверждена нейротрофическая активность церебролизина, сходная с активностью естественных нейротрофических факторов [30,39,66,77]. Действие церебролизина по своему конечному эффекту и его выраженности напоминает действие фактора роста нервов [33,34,66]. L. Francis–Turner и соавт. [34] показали, что после перерезки бахромки свода (в эксперименте такое повреждение вызывает дегенерацию ацетилхолинергических нейронов в срединной перегородке) введение церебролизина сразу после повреждения уменьшает выраженность мнестических нарушений. Авторы провели сравнение эффективности естественно образующегося в организме фактора роста нервов, который вводился в желудочки головного мозга, и церебролизина, вводившегося интраперитонеально. Было отмечено, что церебролизин более значительно уменьшает обусловленные экспериментальным повреждением мнестические расстройства, чем фактор роста нервов. Кроме того, церебролизин ускорял процесс приобретения новых знаний, тогда как введение фактора роста нервов не влияло на способность к обучению [34]. Также было отмечено, что улучшение возникает после применения препарата в течение 4 недель, в то время как его применение в течение 2 недель дает только временный эффект. В последующей работе этих авторов [72] было показано, что церебролизин восстанавливает способность к обучению при назначении в существенно бoльшие сроки после экспериментального повреждения центральной нервной системы – спустя 4 месяца. Эффект препарата носил дозо–зависимый характер. Суммируя результаты прошлых работ и последнего исследования, V. Valouskova и L. Francis–Turner [72] сделали вывод о способности церебролизина препятствовать развитию мнестических расстройств, если применять его непосредственно после повреждения, и стимулировать восстановление способности к обучению даже в том случае, если он вводится спустя несколько месяцев после повреждения головного мозга.

Экспериментальные данные, полученные in vitro [41,42,44,45] и in vivo [21,53], свидетельствуют о нейропротективных свойствах этого препарата. Следует заметить, что эксперименты на животных имеют важное значение как для понимания патогенеза различных заболеваний, так и для оценки действия лекарственных препаратов. В частности, грызуны активно используются в качестве моделей процесса старения, поскольку у них нейробиологические основы старения сходны с нейрональными изменениями у людей [38]. На различных экспериментальных моделях было доказано положительное влияние церебролизина на способность к обучению и мнестические функции [33,34,41–45,56,72]. В частности, на крысах это продемонстрировали B. Hutter–Paier и соавт. [43], используя методику пассивного избегания. Эффект препарата носил дозо–зависимый характер, причем улучшение было более выраженным и более длительным у старых самок.

Одним из методов изучения способности обрабатывать пространственную информацию при старении у крыс является водный лабиринт. A. Gschanes и M.Windisch [38], используя эту методику, отметили уменьшение продолжительности латентного периода реакции выбора пути спасения под влиянием церебролизина, причем у самок это улучшение было более значительным. При исследовании двигательной активности, определяемой по скорости преодоления водной преграды, статистически значимое улучшение было только у самцов (у самок скорость плавания не изменилась).

Эксперименты на трансгенно измененных мышах, используемых для изучения процессов формирования b-амилоида при болезни Альцгеймера, показали способность церебролизина усиливать регенерацию синапсов и снижать уровень b-амилоида–42 [62]. Полученные данные позволили авторам сделать заключение о нейропротективном эффекте церебролизина на интрацеллюлярном уровне. Результаты этого исследования имеют принципиально важное значение, поскольку отложение b-амилоида является одним из ключевых моментов в патогенезе болезни Альцгеймера.

Было показано, что нейропротективный эффект церебролизина обусловлен антиапоптозными свойствами входящих в его состав пептидов и улучшением метаболизма нейронов под влиянием аминокислот [39,41,44]. В отличие от некроза, остро возникающего и пассивного процесса гибели клетки, характеризующегося ранним нарушением целостности клеточных мембран и увеличением объема клетки (что в конечном итоге приводит к гибели клетки), апоптоз является активным процессом [61]. Апоптоз, как форма программируемой гибели клетки, сопровождается гистологическими изменениями, такими как образование пузырьков в мембране клеток и конденсация хроматина. При апоптозе могут возникать характерные биохимические изменения, в частности, фрагментация межнуклеосомной ДНК.

В эксперименте было показано, что на фоне введения церебролизина уменьшается количество клеток с обусловленным апоптозом повреждением хроматина [39]. Один из механизмов антиапоптозной активности церебролизина связан с уменьшением повреждающего действия глутамата на нейроны [41]. Это обусловлено способностью пептидов, входящих в состав препарата, тормозить вызванный ишемией выброс глутамата, агонистически воздействуя на пресинаптические ГАМК–Б рецепторы.

Экспериментальное исследование, проведенное B.Hutter–Paier и соавт. [44], показало, что церебролизин обеспечивает защиту нейронов от отсроченной гибели, причем этот эффект носит дозо–зависимый характер. Полученные данные свидетельствуют о том, что одним из механизмов нейропротективного эффекта церебролизина является повышение пластичности нейронов, обусловленное предотвращением разрушения их цитоскелета. Таким образом, на клеточном уровне нейропротективный эффект церебролизина может быть связан с предотвращением повреждения дендритов.

M. Schwab и соавт. [67,68] на модели экспериментальной ишемии (окклюзия обеих сонных артерий у крыс) отметили, что после введения церебролизина показатели смертности у крыс в первые сутки после ишемии снижались с 31,7% до 17,6%. Это было связано с уменьшением цитотоксического отека и стабилизацией церебрального кровотока, преимущественно в задних отделах головного мозга. Введение церебролизина при ишемии также усиливало защитный эффект умеренной гипотермии (35°С). Кроме того, имеет значение еще один положительный эффект церебролизина – уменьшение образования в условиях ишемии/реперфузии свободных радикалов [70].

Следует заметить, что около 2% кислорода, используемого митохондриями, утилизируется неполностью. При этом образуются свободнорадикальные метаболиты О2, активно вступающие в химические реакции [12,31,37,59]. В норме избыточная продукция свободных радикалов компенсируется под влиянием ферментативных или неферментативных антиоксидантных систем, обеспечивающих поддержание гомеостаза.

В экспериментальной работе M.E. Gonzalez и соавт. [37] было показано, что церебролизин уменьшает выраженность оксидантного стресса, воздействуя на каталазу и супероксиддисмутазу. При этом летальность в группе получавших церебролизин экспериментальных животных (крыс) с повреждением септо–гиппокампального пути составила 18% по сравнению с 43% в контрольной группе. Отмеченные в экспериментальных исследованиях свойства церебролизина уменьшать неблагоприятные последствия ишемии находят и клиническое подтверждение [7,35].

На фоне действия церебролизина увеличивается уровень белка, ассоциированного с микротубулами–2 (англ. – microtubule associated protein–2, сокр. – MAP2) и снижается образование фосфорилированного тау–протеина [69,71]. Цитоскелетный белок MAP2 играет важную роль в жизнедеятельности нейронов. В основном этот белок локализован в дендритах, а его изменения являются одним из наиболее чувствительных и ранних индикаторов обусловленного ишемией повреждения клеток, поскольку предшествуют необратимым повреждениям нейронов. В эксперименте было показано, что добавление церебролизина, даже в небольшом количестве, к культуре клеток препятствует снижению уровня MAP2 в условиях ишемии [45,76]. Аналогичные данные были получены in vivo [69]. M. Schwab и соавт. [69] выявили, что наиболее значительно этот процесс выражен в области таламуса, гиппокампа и мезэнцефальных отделах. Авторы подчеркивают, что выявленный эффект церебролизина имеет важное значение в плане воздействия на ишемическую полутень, окружающую зону инфаркта головного мозга.

Церебролизин нормализует и нейротрансмиттерные нарушения. H. Xiong и соавт. [79,80] в эксперименте показали, что влияние препарата на структуры гиппокампа осуществляется путем непрямой (связанной с освобождением эндогенного агониста) стимуляции аденозиновых рецепторов. Аденозин является мощным тормозящим нейротрансмиттером, угнетающим выброс глутамата из пресинаптических терминалей. Конечным итогом этого процесса, также как и упоминавшееся выше воздействие церебролизина на ГАМК–ергическую систему, является торможение освобождения глутамата из пресинаптических терминалей и последующее уменьшение поступления ионов кальция в нейроны. Подобный механизм действия церебролизина может объяснить его способность замедлять прогрессирование нейродегенеративного процесса и воздействовать на эксайтотоксичность в условиях ишемии.

Учитывая значение ацетилхолинергических нарушений при болезни Альцгеймера, важным представляется отмеченное F. Akai и соавт. [21] нейротрофическое влияние церебролизина на холинергические нейроны гиппокампальной области. Авторы изучали эффект церебролизина на степень дегенерации денервированных в результате вмешательства холинергических нейронов медиальной перегородки у крыс и выявили достоверное увеличение времени жизнедеятельности клеток по сравнению с контрольной группой животных.

Экспериментальные данные дают основания для предположения о способности церебролизина увеличивать плотность синапсов и индуцировать нейрогенез в области гиппокампа [25,71,78]. При этом у экспериментальных животных отмечено существенное улучшение выполнения тестов, оценивающих мнестические функции и способность к обучению [71,78]. Эффект препарата характеризуется двухфазной модуляцией синаптической передачи – кратковременным ингибированием и последующим длительным усилением синаптической активности в области CA1 гиппокампа крыс [25], что связано с влиянием на пресинаптические аденозиновые рецепторы [79] и ГАМК–Б рецепторы [80]. M. Windisch и соавт. [78] отмечают, что улучшение выполнения тестов у экспериментальных животных коррелирует с достоверным повышением плотности синапсов в структурах гиппокампа (области CA1, CA3, зубчатая извилина) и энторинальной коре.

Одним из механизмов нейропротективного эффекта церебролизина является увеличение транспорта глюкозы через гематоэнцефалический барьер – из кровяного русла в паренхиму головного мозга, что было показано в целой серии работ, выполненных в США [26–30]. Глюкоза проникает через гематоэнцефалический барьер с помощью Na–независимого механизма, регулируемого геном–транспортером глюкозы GLUT1. Экспрессия гена – транспортера глюкозы GLUT1 в эндотелиальных клетках регулируется трофическими факторами. Имеются данные, что при болезни Альцгеймера уровень этого транспортного протеина снижается [54]. В работах, проведенных R.J. Boado [26,27,29], было выявлено, что церебролизин регулирует экспрессию гена–транспортера глюкозы GLUT1 на уровне посттранскрипционной стабилизации мРНК, а также специфично усиливает экспрессию этого гена в культуре клеток мозгового эпителия, увеличивая эффективность трансляции, причем это усиление носит дозо–зависимый характер. В последующей работе этого автора [30] было показано, что на фоне введения церебролизина в течение 7 дней у экспериментальных животных отмечается возрастание активности GLUT1, что сопровождается повышением транспорта глюкозы через гематоэнцефалический барьер. При этом отмечено достоверное снижение уровня гормонов, снижающих эту активность. В конечном итоге улучшается аэробный метаболизм [26–30,74]. Полученные данные объясняют положительный клинический эффект церебролизина не только при дегенеративных, но и при сосудистых заболеваниях головного мозга.

Доказательства эффективности церебролизина получены и по результатам клинических исследований. Следует заметить, что препарат обычно назначается в больших дозах – 20–30 мл/сут. внутривенно на изотоническом растворе натрия хлорида в течение 1 месяца ежедневно [9,16,20,63,64].

Улучшение когнитивных функций после терапии церебролизином было продемонстрировано в двойном слепом контролируемом исследовании, проведенном B.Kofler и соавт. [50]. Авторы применяли 20 мл препарата в течение 10 дней у пациентов как с сосудистой, так и первично–дегенеративной деменцией. Результаты завершенных в последнее время двойных слепых плацебо–контролируемых исследований, проведенных в Канаде [36,58], Южной Корее [23], а также в Германии [63–65], свидетельствуют о хорошей переносимости и статистически достоверном улучшении в состоянии пациентов с болезнью Альцгеймера после месячного курса лечения церебролизином в дозе 30 мл/сут. Положительный эффект проявлялся как в когнитивной сфере, так и в виде улучшения поведенческих характеристик больных. C.–Y.Bae и соавт. [23] отмечают, что по своей выраженности положительный эффект церебролизина сравним с эффектом центральных ингибиторов ацетилхолинэстеразы такрина, донепезила или метрифоната.

И.Ф.Рощина и соавт. [16] выявили у пациентов с болезнью Альцгеймера более выраженное улучшение состояния высших мозговых функций (в бoльшей мере – регуляторных, в меньший – операциональных) при терапии церебролизином и амиридином, чем только амиридином. Курс лечения церебролизином в этом исследовании проводился перед курсовой терапией амиридином.

E.Ruther и соавт. [63] в двойном слепом плацебо–контролируемом исследовании использовали церебролизин у 120 пациентов с болезнью Альцгеймера. Авторы выявили у обследованных больных улучшение когнитивных функций и активности в повседневной жизни, при этом сколь–либо значимых побочных явлений не было. Положительный эффект церебролизина сохранялся и после завершения курса терапии. Авторы, отмечая улучшение в состоянии больных через 3 месяца [64] и 6 месяцев [65] после завершения курса лечения, высказывают предположение о способности этого препарата замедлять прогрессирование болезни Альцгеймера. Механизмы подобного клинического эффекта могут быть связаны с экспериментально подтвержденным увеличением плотности синапсов в области гиппокампа и энторинальной коры [78].

Двойное слепое многоцентровое исследование, проведенное в Канаде [36], было специально направлено на оценку возможного влияния церебролизина на характер течения болезни Альцгеймера. Для этого эффект терапии оценивался не только непосредственно после окончания курса терапии, но также через 2 и 5 мес. Всего в исследование было включено 192 пациента с болезнью Альцгеймера (диагностика проводилась на основе критериев NINCDS–ADRDA), оценка по шкале MMSE составляла от 14 до 26 баллов. Проведенное исследование показало, что после курса терапии отмечается улучшение в состоянии больных, проявляющееся увеличением активности в повседневной жизни и уменьшением выраженности поведенческих расстройств. Полученные данные подтверждают способность церебролизина замедлять прогрессирование болезни Альцгеймера, поскольку даже после прекращения лечения состояние больных имело тенденцию к улучшению.

Ранее Н.В.Верещагин и соавт. [1], используя двойной слепой метод, изучали эффективность церебролизина у больных с мультиинфарктной деменцией. В исследование было включено 60 больных, которые получали 15 мл церебролизина на 100 мл физиологического раствора в течение 28 дней. После курса терапии у пациентов было отмечено улучшение абстрактного мышления и памяти по результатам теста Арнольда–Кольмана, положительная динамика ЭЭГ. G.F.Hebenstreit [40] в двойном слепом плацебо–контролируемом исследовании изучал эффект церебролизина в дозах 10 и 30 мл в течение 4 недель у 60 больных с сосудистой деменцией. Автор зафиксировал дозо–зависимое благоприятное влияние препарата на практическое мышление по результатом теста Арнольда–Кольмана. Была отмечена положительная динамика ЭЭГ. Кроме того, выявилось благоприятное влияние церебролизина на биохимические показатели: у пациентов, принимавших препарат, достоверно снизился уровень холестерина и триглицеридов.

После курса терапии церебролизином у пациентов как с сосудистой, так и с первично–дегенератичной патологией, параллельно улучшению когнитивных функций отмечается положительная динамика электроэнцефалографических параметров в виде уменьшения выраженности медленноволновой активности в дельта– и тета–диапазонах и усиления альфа–активности [13,20]. Для объективизации положительного влияния церебролизина у больных с мультиинфарктной деменцией О.И.Соловьев [18] применял компьютерное картирование ЭЭГ в контролируемом клиническом испытании. Было зафиксировано достоверное увеличение мощности ЭЭГ в широком частотном диапазоне (тета–, альфа–, бета–1 и бета–2). Помимо фоновой записи, проводилась функциональная проба, вызывающая легкую ишемию мозга, что позволило выявить повышение толерантности к ишемии у больных, получавших церебролизин, по сравнению с контрольной группой.

V.Lombardi и соавт. [52] провели изучение влияния однократного введения раствора церебролизина (30 мл) на когнитивные функции и биоэлектрическую активность головного мозга у здоровых пожилых. Было показано, что после введения церебролизина возрастает относительная мощность альфа–активности, причем этот эффект сохраняется до 6 часов после введения. Одновременно происходит генерализованное снижение медленноволновой дельта–активности. При этом обследованные лица достоверно лучше выполняли тесты, оценивающие память. Полученные данные свидетельствуют об активации даже после однократного введения церебролизина церебральных механизмов, связанных с мнестическими процессами и вниманием.

Ранее M.Funke и соавт. [35], используя гипервентиляцию в качестве модели церебральной ишемии (мозговой кровоток при этой пробе снижается до 50–60%, что в достаточной мере воспроизводит ситуацию при остром инсульте и, отчасти, при сосудистой деменции), показали, что церебролизин приводит к нарастанию мощности ЭЭГ, причем наиболее выраженные изменения были отмечены в теменных отделах. Этот эффект проявляется уже через 15 минут после инъекции препарата, достигает максимума через 2 часа и сохраняется в течение 8 часов после инфузии. Сразу после гипервентиляции и в первые четыре часа после нее в группе, получавшей плацебо, отмечено некоторое снижение кратковременной памяти, которое отсутствовало у лиц, получавших церебролизин. Основываясь на полученных данных, авторы подчеркивают, что электрофизиологические изменения, обусловленные введением церебролизина, отличаются от эффекта типичных ноотропных препаратов и соответствуют изменениям, характерным для нейропротекторов, обладающих антиглутаматергическими свойствами.

Церебролизин также используется при инсультах [3, 7,8,14,17,24,73]. K.Кlein [49] применял препарат у пациентов в остром периоде инсульта в дозе 20 мл на 500 мл раствора декстрана в течение 5 дней. Была отмечена положительная динамика общемозговой и очаговой неврологической симптоматики, повысились показатели выживаемости, улучшилось общее состояние больных. G.S.Barolin и соавт. [14,24,51] на большой группе больных с ишемическим инсультом показали, что чем раньше от начала инсульта вводится этот препарат, тем более благоприятно протекает реабилитационный период. D.Volc и соавт. [73] отметили наиболее существенное улучшение у больных более молодого возраста. Было показано, что у пациентов, получавших церебролизин, происходит более быстрое и существенное восстановление двигательных и когнитивных функций, они лучше справляются с необходимыми в повседневной жизни действиями.

Х. Димат [10] сообщает о благоприятном влиянии церебролизина на динамику неврологической симптоматики и параметры ЭЭГ у больных в остром периоде тяжелой черепно–мозговой травмы при применении препарата в дозе 60 мл внутривенно в течение 10 дней. Сходные данные ранее были получены F.Jelasic [46]. Имеются данные об эффективности церебролизина при тяжелой акинетической форме болезни Паркинсона. О.Шубрт [19] сообщает об удлинении «on»–периода и уменьшении побочных эффектов препаратов леводопы у таких больных после месячного курса терапии церебролизином. Кроме того, этот препарат также используется для коррекции побочных эффектов психотропных средств [15].

Еще одной сферой применения церебролизина является детская неврология. Препарат с успехом используется для лечения минимальной мозговой дисфункции [5], последствий закрытой черепно–мозговой травмы [11], ночного энуреза [6], гипоакузии [60].

В своем обзоре M.Windisch и соавт. [77] суммируют следующим образом механизмы действия церебролизина: нормализация функции нейронов, влияние на нейрональный окислительный метаболизм, активизация реакции спраутинга, нормализация нейротрансмиттерных нарушений и синаптической передачи. Под действием этого препарата, что подтверждается экспериментальными данными, происходит улучшение мнестических функций при различных типах повреждения. Пептиды, входящие в состав церебролизина, хорошо проникают через гематоэнцефалический барьер в фармакологически эффективных количествах, а их эффект обычно более выражен, чем эффект естественных нейротрофических факторов. Кроме воздействия на нейроны, препарат активирует микроглиальные элементы, уменьшает неблагоприятные эффекты факторов воспаления и воздействует на механизмы оксидантного стресса. Помимо этого, церебролизин улучшает транспорт глюкозы через гематоэнцефалический барьер. Таким образом, препарат обладает активным мультимодальным действием, направленным на целый ряд ключевых механизмов процесса нейродегенерации. Еще одним положительным свойством препарата является быстрое наступление положительного эффекта и его длительное сохранение после проведенного курса лечения.

 

Литература:

1. Верещагин Н.В., Лебедева Н.В. Легкие формы мультиинфарктной деменции: эффективность церебролизина. //Сов. мед. –1991. –N.11. –С.6–8

2. Виленский Б.С. Инсульт. –СПб.: Медицинское информационное агентство, 1995. –288 с.

3. Виленский Б.С., Семенова Г.М., Широков Е.А. Применение церебролизина при ишемическом инсульте. //Журн. невролог. и психиатр. –1999. –Т.99, №.4. –С.65–69

4. Виндиш М. Церебролизин – новейшие результаты, подтверждающие разностороннее действие лекарства. //В кн.: Третий Международный Симпозиум по Церебролизину. –М., 1991. –С. 81–106

5. Громова О.А., Авдеенко Т.В., Бурцев Е.М. и соавт. Влияние церебролизина на оксидантный гомеостаз, содержание микроэлементов и электролитов у детей с минимальной мозговой дисфункцией. //Журн. невролог. и психиатр. –1998. –Т.98, №.1. –С.27–30

6. Грузман А.В., Левина И.Н. Эффект внутривенного введения церебролизина при резистентных формах ночного энуреза у детей. //Журн. невролог. и психиатр. –1998. –Т.98, №.11. –С.46

7. Гусев Е.И., Скворцова В.И. Ишемия головного мозга. –М.: Медицина, 2001.–328 с.

8. Гусев Е.И., Гехт А.Б., Гаптов В.Б., Тихопой Е.В. Реабилитация в неврологии. Учебн. пособие. –М., 2000. –52 с.

9. Дамулин И.В., Захаров В.В., Левин О.С., Елкин М.Н. Использование церебролизина в нейрогериатрической практике. /В сб.: Достижения в нейрогериатрии. Под ред. Н.Н.Яхно, И.В.Дамулина. –М.: ММА, 1995, Ч.1. – С.100–116

10. Димат Х. Церебролизин в терапии черепно–мозговой травмы. //В кн.: Третий Международный Симпозиум по Церебролизину. –М., 1991. –С.47–60

11. Заваденко Н.Н., Кемалов А.И., Петрухин А.С. и соавт. Лечение последствий закрытой черепно–мозговой травмы у детей: оценка эффективности церебролизина. //Невролог. журн. –2001. –Т.6, №.3. –С.38–42

12. Завалишин И.А., Захарова М.Н. Оксидантный стресс – общий механизм повреждения при заболеваниях нервной системы. //Ж. невролог. и психиатр. –1996. –Т.96, N.2. –С.111–114

13. Изнак А.Ф., Колыхалов И.В., Чаянов Н.В. и соавт. Влияние церебролизина на характеристики ЭЭГ при болезни Альцгеймера. /В сб.: Болезнь Альцгеймера: достижения в нейробиологии, диагностике и терапии. Тез. докл. –М., 1996. –С.46

14. Коппи С., Баролин Г.С. Применение церебролизина в терапии ишемического инсульта. //Журн. невролог. и психиатр. –1998. –Т.98, №.10. –С.30–33

15. Пантелеева Г.П., Бондарь В.В., Красникова Н.И., Раюшкин В.А. Церебролизин и магне В6 в терапии побочных эффектов психотропных средств. //Журн. невролог. и психиатр. –1999. –Т.99, №.1. –С.37–41

16. Рощина И.Ф., Колыхалов И.В., Селезнева Н.Д. и соавт. Влияние церебролизина на эффективность последующей терапии амиридином у больных с болезнью Альцгеймера (нейропсихологическое исследование). //Журн. невролог. и психиатр. –1999. –Т.99, №.12. –С.43–46

17. Скворцова В.И. Ишемический инсульт: патогенез ишемии, терапевтические подходы. //Невролог. журн. –2001. –Т.6, №.3. –С.4–9

18. Соловьев О.И. Нейротропное действие церебролизина по данным компьютеризированной топографии и визуального анализа ЭЭГ. //В кн.: Третий Международный Симпозиум по Церебролизину. –М., 1991. –С.61–70

19. Шубрт О. Опыт лечения церебролизином тяжелой акинетической формы болезни Паркинсона. //В кн.: Третий Международный Симпозиум по Церебролизину. –М., 1991. –С.71–80

20. Яхно Н.Н., Дамулин И.В., Захаров В.В. и соавт. Опыт применения высоких доз церебролизина при сосудистой деменции. //Тер. архив. –1996. –Т.68, №10. –С.65–69

21. Akai F., Hiruma S., Sato T. et al. Neurotrophic factor–like effect of FPF1070 on septal cholinergic neurons after transections of fimbria–fornix in the rat brain. //Histol. Histopathol. –1992. –Vol.7. –P.213–221

22. Appel S.H. Neuropeptides and Alzheimer’s disease. Potential role of neurotrophic factors. /In: Alzheimer’s Disease: Advances in Basic Research and Therapies. Editors: R.J.Wurtman et al. –Zurich, 1984. –P.275–291

23. Bae C.–Y., Cho C.–Y., Cho K. et al. A doudle–blind, placebo–controlled, multicenter study of Cerebrolysin in Alzheimer’s disease. //J. Am. Geriatr. Soc. –2000. –Vol.48. –P.1566–1571

24. Barolin G.S., Koppi S., Kapeller E. Old and new aspects of stroke treatment with emphasis on metabolically active medication and rehabilitative outcome. //EuroRehab. –1996. –N.3. –P.135–143

25. Baskys A., Wojtowicz M. Effects of brain tissue hydrolysate on synaptic transmission in the hippocampus. //Pharmac. Biochem. Behav. –1994. –Vol.49. –P.1105–1107

26. Boado R.J. Brain–derived peptides regulate the steady state levels and increase stability of the blood–brain barrier GLUT1 glucose transporter mRNA. //Neurosci. Lett. –1995. –Vol.197, N.3. –P.179–182

27. Boado R.J. Brain–derived peptides increase the expression of a blood–brain barrier GLUT1 glucose transporter reporter gene. //Neurosci. Lett. –1996. –Vol.220. –P.53–56

28. Boado R.J., Wu D., Pardridge W.M., Windisch M. In vivo administration of brain–derived peptides increases the transport of glucose from blood to brain. /In: XVI World Congress of Neurology. Buenos Aires, 1997. Abstracts. N. 2–07–06

29. Boado R.J. Molecular regulation of the blood–brain barrier GLUT1 glucose transporter by brain–derived factors. //J. Neural. Transm. –1998. –Vol.53 (Suppl.). –P.323–331

30. Boado R.J. In vivo upregulation of the blood–brain barrier GLUT1 glucose transporter by brain–derived peptides. //Europ. J. Neurol. –1999. –Vol.6, suppl.3. –P.37

31. Choi B.H. Oxidative stress and Alzheimer’s disease. //Neurobiol. Aging. –1995. –Vol.16. –P.675–678

32. Duma S., Mutz N. Wirsamkeit einer Peptid – Dextran – Kombination in der Behandlung von Schadel–Hirn–Verletzten. //Neuropsychiatrie. –1990. –B.4. –S.69–72

33. Francis–Turner L., Valouskova V. Nerve growth factor and nootropic drug Cerebrolysin but not fibroblast growth factor can reduce spatial memory impairment elicited by fimbria–fornix transection: short–term study. //Neurosci. Lett. –1996. –Vol.202. –P.193–196

34. Francis–Turner L., Valouskova V., Morky J. Long–term effect of NGF, b–FGF and Cerebrolysin on the spatial memory after fimbria–fornix lesion in rats. //J. Neural. Trasm. –1996. –Vol.47 (Suppl.). –P.277

35. Funke M., Fiehler J., Mewes I. et al. Dose–dependent effects of Cerebrolysin on EEG and short term memory of healthy volunteers during control and hyperventilation induced cerebral ischemia. //J. Neural. Transm. –1998. –Vol.53 (Suppl.). –P.385–398

36. Gauthier S. Results of a 6–month randomized placebo–controlled study with Cerebrolysin in Alzheimer’s disease. //Europ. J. Neurol. –1999. –Vol.6, suppl.3. –P.28

37. Gonzalez M.E., Francis L., Castellano O. Antioxidant systemic effect of short–term Cerebrolysin administration. //J. Neural. Transm. –1998. –Vol.53 (Suppl.). –P.333–341

38. Gschanes A., Windisch M. The influence of Cerebrolysin and E021 on spatial navigation of 24–month–old rats //J. Neural. Transm. –1998. –Vol.53 (Suppl.). –P.313–321

39. Hartbauer M., Hutter–Paier B., Skofitsch G., Windisch M. Antiapoptotic effects of the peptidergic drug Cerebrolysin on primary cultures of embryonic chick cortical neurons. //J. Neural. Transm. –2001. –Vol.108. –P.459–473

40. Hebenstreit G.F. Die Wirkung eines Aminosaure Peptide–Extraktes bei zerebralen Funktionsstorungen in der Gerontopsychiatriie. //Neuropsychiatrie. –1986. –B.1. –S.38–44

41. Hutter–Paier B., Grygar E., Windish M. Death of telencephalon neurons induced by glutamate is reduced by the peptide derivate Cerebrolysin. //J. Neural. Transm. –1996. –Vol.47 (Suppl.). –P.267–27

42. Hutter–Paier B., Fruhwirth M., Grygar E., Windisch M. Cerebrolysin protects neurons from ischemia–induced loss of microtubule–associated protein 2. //J. Neural. Transm. –1996. –Vol.47 (Suppl.). –P.276

43. Hutter–Paier B., Eggenreich U., Windisch M. Effects of two protein–free peptide derivates on passive avoidance behaviour of 24–month–old rats. //Arzneimittelforschung/Drug res. –1996. –Vol.46. –P.237–241

44. Hutter–Paier B., Steiner E., Windisch M. Cerebrolysin protects isolated cortical neurons from neurodegeneration after brief histotoxic hypoxia. //J. Neural. Transm. –1998. –Vol.53 (Suppl.). –P.351–361

45. Hutter–Paier B., Grygar E., Fruhwirth M. et al. Further evidence that Cerebrolysin protects cortical neurons from neurodegeneration in vitro. //J. Neural. Transm. –1998. –Vol.53 (Suppl.). –P.363–372

46. Jelasic F. Klinische Erfahrungen mit Cerebrolysin bei schweren hirnorganischen Prozessen. //Zeitschrift fur Allgemeinmedizin. –1976. –B.52. –S.1829–1831

47. Johannson B., Meyersson B. A physiological role of NGF in the brain? //Neuroendocrin. Lett. –1988. –Vol.10. –P.42–45

48. Khachaturian Z. Overview of drug treatment possibilities in Alzheimer’s disease. /In: Updating of Alzheimer’s Disease. Editors: M.Selmes et al. IIIrd Annual Meeting Alzheimer Europe. –Madrid: Alzheimer Espana, 1994. –P.98–102

49. Klein K. Erfahrungen mit einer rheologisch und metabilisch aktiven Wirkstoffkombination bei akuten zerebralen Ischamien. //Therapiewoche. –1985. –B.35. –S.2323–2330

50. Kofler B., Erhart C., Erhart P., Harrer G. A multidimensional approach in testing nootropic drug effects. //Arch. Gerontol. Geriatr. –1990. –Vol.10. –P.129–140

51. Koppi S., Barolin G.S. Hamodilutionstherapie mit nervenzellstoffwechsel–aktiver Therapie beim ischamischen Insult: ermutigende Resultate einer Vergleichsstudie. //Wien. Med. Wochenschr. –1996. –B.146, N.3. –S.41–48

52. Lombardi V., Ccabelos R., Perez P. et al. Cerebrolysin improves memory performance and the brain bioelectrical activity pattern in elderly humans. //Neurobiol. Aging. –2000. –Vol.21, N.1S. –P.S167

53. Masliah E., Armasolo F., Veinbergs I. et al. Cerebrolysin ameliorates performance deficits, and neuronal damage in apolipoprotein E–deficient mice. //Pharmacol. Biochem. Behav. –1999. –Vol.62. –P.239–245

54. Mooradian A.D., Chung H.C., Shan G.N. GLUT–1 expression in the cerebra of patients with Alzheimer’s disease. //Neurobiol. Aging. –1997. –Vol.18. –P.469–474

55. Orgogozo J.–M. Therapeutic Approaches in Alzheimer’s Disease. /In: Alzheimer’s Dementia. The 16th International Bayer Pharma Press Seminar. –Paris, 1997. –P.34–42

56. Paier B., Windisch M., Eggenreich U. Postnatal administration of two peptide solutions affect passive avoidance behaviour of young rats. //Behav. Brain Res. –1992. –Vol.51. –P.23–28

57. Palacios J.M., Mengod G., Probst A. Perspective of pharmacological treatment of dementia. /In: Cerebral Insufficiency: Trends in Research and Treatment. Vol.2. Edited by A.Carlson et al.. –Carnforth: The Parthenon Publishing Group, 1989. –P.93–110

58. Panisset M., Gauthier S., Moessler H., Windisch M. Treatment of Alzheimer’s disease: A randomized, double–blind, placebo–controlled trial with a neurotrophic agent. //Neurobiol. Aging. –2000. –Vol.21, N.1S. –P.S28

59. Prasad K.N., Cole W.C., Hovland A.R. et al. Multiple antioxidants in the prevention and treatment of neurodegenerative disease: analysis of biologic rationale. //Curr. Opin. Neurol. –1999. –Vol.12, N.6. –P.761–770

60. Pruszewicz A., Obrebowski A., Woznica B., Swidzinski P. Mozliwosci farmakologiczne leczenia niedosuchow odbiorczych u dzieci. // Otolaryngol. –1994. –Vol.48, N.1. –P.63–66

61. Reinprecht K., Hutter–Paier B., Crailsheim K., Windisch M. Influence of BDNF and FCS on viability and programmed cell death (PCD) of developing cortical chicken neurons in vitro. //J. Neural. Transm. –1998. –Vol.53 (Suppl.). –P.373–384

62. Rockenstein E., Mallory M., Mante M. et al. Effects of Cerebrolysin in human APP transgenic animal models of Alzheimer’s disease. //Neurobiol. Aging. –2000. –Vol.21, N.1S. –P.S168

63. Ruther E., Ritter R., Apecechea M. et al. Efficacy of peptidergic nootropic drug cerebrolysin in senile dementia of the Alzheimer’s type. //Pharmacopsychiat. –1994. –Vol.27. –P.32–40

64. Ruther E., Moessler H., Windisch M. The MAD–B Study: A randomized, double–blind, placebo–controlled trial with a Cerebrolysin in Alzheimer’s disease. //Neurobiol. Aging. –2000. –Vol.21, N.1S. –P.S28

65. Ruther E., Ritter R., Apecechea M. et al. Sustained improvements in patients with dementia of Alzheimer’s type (DAT) 6 months after termination of Cerebrolysin therapy. //J. Neural. Transm. –2000. –Vol.107. –P.815–829

66. Satou T., Imano M., Akai F. et al. Morphological observation of effects of Cerebrolysin on cultured neural cells. //Adv. Biosci. –1993. –Vol.87. –P.195–196

67. Schwab M., Schaller R., Bauer R., Zweiner U. Morphological effects of moderate forebrain ischemia combined with short–term hypoxia in rats – protective effects of Cerebrolysin. //Exp. Toxicol. Pathol. –1997. –Vol.49. –P.29–37

68. Schwab M., Bauer R., Zweiner U. Physiological effects and brain protection by hypothermia and Cerebrolysin after moderate forebrain ischemia in rats. //Exp. Toxicol. Pathol. –1997. –Vol.49. –P.105–116

69. Schwab M., Antonow–Schlorke I., Zweiner U., Bauer R. brain–derived peptides reduce the size of cerebral infarction and loss of MAP2 immunoreactivity after focal ischemia in rats. //J. Neural. Transm. –1998. –Vol.53 (Suppl.). –P.299–311

70. Sugita Y., Kondo T., Kanazawa A. et al. Protective effect of FPF 1070 (Cerebrolysin) on delayed neuronal death in the gerbil – detection of hydroxyl radicals with salicylic acid. //No To Shinkei. –1993. –Vol.45. –P.325–331

71. Tatebayashi Y., Lee M.H., Iqbal K., Grundke–Iqbal I. The peptidergic antidementia drug Cerebrolysin increases neurogenesis in the adult rat dentate gyrus and improves spatial learning and memory. //Neurobiol. Aging. –2000. –Vol.21, N.1S. –P.S42

72. Valouskova V., Francis–Turner L. Can Cerebrolysin influence chronic deterioration of spatial learning and memory? //J. Neural. Transm. –1998. –Vol.53 (Suppl.). –P.343–349

73. Volc D., Adler J., Goldsteiner H. et al. Therapeutic effects of Cerebrolysin in stroke patients during rehabilitation. //EuroRehab. –1998. –N.3–4. –P.21–28

74. Windisch M., Piswanger A. In vitro effects of peptide derivates and extracts from calf blood on the oxidative metabolism of brain, liver and heart muscle homogenates of the rat. //Drug Res. –1985. –Vol.35. –P.87–89

75. Windisch M., Albrecht E., Eggenreich U, Paier B. Neurotrophic effects of the nootropic drug cerebrolysin – a summary. //In: Third Int. Conference on Alzheimer’s Disease and Related Disorders. –Padova, 1992. –P.4–5

76. Windisch M., Fruhwirth M., Grygar E., Hutter–Paier B. Cerebrolysin normalizes MAP2 homeostasis after glutamate induced neuronal cell death. /In: XVI World Congress of Neurology. Buenos Aires, 1997. Abstracts. N.3–43–08

77. Windisch M., Gschanes A., Hutter–Paier B. Neurotrophic activities and therapeutic experience with brain derived peptide preparation. //J. Neural. Transm. –1998. –Vol.53 (Suppl.). –P.289–298

78. Windisch M., Reinprecht I., Windholz E., Gschanes A. Increased synaptic density in the hippocampus of 24 months old rats after 20 days of treatment with peptidergic preparation – an explanation for improved spatial memory? //Neurobiol. Aging. –2000. –Vol.21, N.1S. –P.S85

79. Xiong H., Wojtowicz J.M., Baskys A. Brain tissue hydrolysate acts on presynaptic adenosine receptors in the rat hippocampus. //Can. J. Physiol. Pharmacol. –1995. –Vol.73, N.8. –P.1194–1197

80. Xiong H., Baskys A., Wojtowicz J.M. Brain–derived peptides inhibit synaptic transmission via presynaptic GABA–B receptors in CA1 area of the rat hippocampal slices. //Brain Res. –1996. –Vol.737. –P.188–194


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak