Применение препаратов Персен® и Персен® Ночь при кратковременной инсомнии у пациентов, страдающих расстройствами адаптации или коморбидными тревожно-депрессивными расстройствами

Ключевые слова
Похожие статьи в журнале РМЖ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №7 от 19.05.2016 стр. 460-463
Рубрика: Неврология

Для цитирования: Рачин А.П. Применение препаратов Персен® и Персен® Ночь при кратковременной инсомнии у пациентов, страдающих расстройствами адаптации или коморбидными тревожно-депрессивными расстройствами // РМЖ. 2016. №7. С. 460-463

Статья посвящена возможностям применения препаратов Персен® и Персен® Ночь при кратковременной инсомнии

Для цитирования. Рачин А.П. Применение препаратов Персен® и Персен® Ночь при кратковременной инсомнии у пациентов, страдающих расстройствами адаптации или коморбидными тревожно-депрессивными расстройствами // РМЖ. 2016. No 7. С. 460–463. 

     Результаты клинико-эпидемиологических исследований показывают, что коморбидные тревожно-депрессивные расстройства (ТДР) при инсомнии встречаются с частотой от 65% до 100% [1]. В то же время актуальность целенаправленного изучения сочетания нарушений сна и коморбидных расстройств обусловлена тем фактом, что данное состояние отражает особенности общего невротического состояния и тем самым предоставляет дополнительные возможности решения диагностических и терапевтических вопросов [2–4].
     Существует точка зрения, что коморбидные расстройства при нарушениях сна, с одной стороны, следует рассматривать как типичное проявление в клинической картине нарушений невротического круга, а с другой – первично возникшая инсомния при прогрессировании и отсутствии своевременной терапии, в свою очередь, нередко является пусковым механизмом, обусловливающим присоединение иных невротических расстройств или другой формы психической патологии [5].
     Современные подходы к анализу инсомнических нарушений подразумевают существование кластера гетерогенных состояний и фокусируются преимущественно на феноменологической квалификации их особенностей [6]. При этом проблема инсомний в целом ряде ее аспектов (структура коморбидных соотношений, закономерности динамики в зависимости от структуры общего невротического состояния) изучена недостаточно [2]. Вместе с тем клинический прогноз, равно как и выбор методов терапии инсомнических нарушений, зависят от интегративной оценки целого ряда факторов, включая как сопутствующие коморбидные расстройства, так и нозологическую принадлежность заболевания [7–9]. Таким образом, вопросы клинической квалификации инсомний и коморбидных расстройств, их типологии, изучения динамики психического состояния до сих пор остаются актуальными [1, 3]. 

     Целью настоящего исследования явилось проведение сравнительного клинико-психологического анализа эффективности и безопасности применения препаратов Персен® и Персен®Ночь в среднесуточных дозировках при кратковременной инсомнии (пре- и интрасомнии) у пациентов, страдающих расстройствами адаптации или коморбидными ТДР [4, 10].

     Материал и методы
     В исследовании приняли участие 60 пациентов в возрасте от 18 до 65 лет (средний возраст – 42,4±6,9 года, 34 мужчины, 26 женщин), страдающих кратковременной инсомнией (вариант пре- и интрасомния) на фоне нарушений адаптации или коморбидных ТДР. 
     Все пациенты были рандомизированы на 2 группы:
– 1-я группа – 30 пациентов (18 мужчин, 12 женщин, средний возраст – 42,1 года), страдающих кратковременной инсомнией (вариант пре- и интрасомния) на фоне нарушений адаптации или коморбидных ТДР, у которых терапия проводилась по схеме 1: Персен® внутрь, запивая водой, независимо от приема пищи, по 2 табл./сут за 30 мин перед сном продолжительностью 4 нед.;
– 2-я группа – 30 пациентов (16 мужчин, 14 женщин, средний возраст – 41,7 года), страдающих кратковременной инсомнией (вариант пре- и интрасомния) на фоне нарушений адаптации или коморбидных ТДР, у которых терапия проводилась по схеме 2: Персен® Ночь по 1 капсуле (при необходимости – 2) за 1 ч перед сном продолжительностью 4 нед.
     У всех пациентов, включенных в исследование, в зависимости от визита (начало терапии и через 30 дней) проводилось комплексное клиническое, неврологическое и психометрическое обследование с использованием таких шкал и опросников, как: визуально-аналоговая шкала (ВАШ), шкала самооценки качества сна, шкала оценки качества сна, шкала самооценки и оценки тревоги Спилбергера, шкала Бека.
     Эффективность терапии оценивалась клиническими и психометрическими методами исследования через 4 нед. лечения препаратами Персен® и Персен® Ночь. 
     Пациент и исследователь обеспечивали общую оценку эффективности и переносимости исследуемого препарата конкретным больным по следующим градациям: эффективность (очень хорошая, хорошая, удовлетворительная, отсутствие эффекта); переносимость (очень хорошая, хорошая, удовлетворительная, плохая). Во время каждого визита проводился общий осмотр с оценкой жизненно важных показателей. Данные о текущем медицинском состоянии вносились в индивидуальную регистрационную карту. 
     Статистическая обработка данных
     Все индивидуальные карты пациентов были обработаны с помощью методов описательной и сравнительной статистики. Описательная статистика была выполнена для всех анализируемых показателей в зависимости от типа переменной: при анализе количественных переменных – среднее арифметическое, стандартное отклонение, минимальное и максимальное значение, а при анализе качественных переменных определялись частота и доля (в %) от общего числа. Статистический анализ осуществлялся в зависимости от распределения выборочной совокупности при помощи параметрических критериев Стьюдента и Фишера или непараметрических показателей Вилкоксона и Колмогорова – Смирнова с использованием пакета статистических программ Statistica и SAS, версия 8,12 Windows XP. Все статистические тесты были выполнены для двустороннего уровня статистической значимости (р) 0,05. Результаты проводимого статистического анализа представлены в виде таблиц и графиков.

     Результаты исследования и обсуждение
     В исследовании приняли участие пациенты, страдающие кратковременной инсомнией (вариант пре- и интрасомния) на фоне нарушений адаптации или коморбидных ТДР. Средняя продолжительность коморбидных ТДР на момент включения в исследование составила 24,5±8,5 дня. Подавляющее большинство больных (76,5%) связывали начало инсомнии с психотравмирующей ситуацией (развод в семье, остро возникшие финансовые трудности или трудности на работе и другие обстоятельства).
     Изучение динамики развития инсомний при коморбидных ТДР позволило условно выделить ее первичные и вторичные формы. Превалировала первичная форма инсомний – в 54,8% случаев невротическое расстройство манифестировало инсомническими проявлениями. В 23,5% случаев инсомния развивалась на фоне уже имеющейся невротической симптоматики (вторичная инсомния). В ряде случаев (11,7%) имело место одновременное развитие нарушений сна с основными тревожно-депрессивными симптомами. 
     У 63,4% пациентов в анамнезе отмечены эпизоды нарушения сна различной продолжительности: 1–5 дней (26,4%), 7–14 дней (73,6%). В остальных случаях обращение с жалобами на расстройства сна было первичным. Анализ показал, что большинство пациентов (76,2%) уже в преморбиде были склонны к субклинически выраженным тревожно-депрессивным коморбидным состояниям с последующим возникновением инсомнических расстройств в ответ на психогенную провокацию. Особенности нарушения цикла «сон – бодрствование» в подобных условиях были различными: нарушенное засыпание (62,2%), поверхностный сон с частыми пробуждениями (54,3%), «однократная» тотальная бессонница (4,2%). Указанные данные свидетельствуют о преобладании в выборке больных с конституциональной предрасположенностью к расстройствам сна.
     Значительная часть обследованных (54,3%) ранее принимали препараты для лечения инсомнии: 42,4% употребляли снотворные средства, как правило, несистематически; в 9,3% случаев проводилось предшествующее курсовое лечение. Наиболее распространенными препаратами для лечения нарушений сна были Z-лекарства (золпидем, зопиклон) или бензодиазепиновые производные (34,3% наблюдений, основной препарат – феназепам и др.), а также антигистаминные (3,5% – дифенгидрамин) или иные средства (13,5% – доксиламин, Персен® форте – 4,8%). Хорошая и средняя эффективность предшествующей терапии отмечалась у 46,3% больных, особенно на Z-лекарства (золпидем, зопиклон). 11,3% пациентов негативно оценивали эффективность проведенного ранее лечения бензодиазепиновыми или антигистаминовыми гипнотиками.
     Определение преморбидных особенностей личности в исследуемой группе показало, что у 43,6% обследованных с инсомниями при невротических расстройствах определялись заострения отдельных черт характера – в частности, высокий уровень личностной тревожности. Полученные данные подтверждают сведения других авторов о существенной роли тревожно-мнительных черт личности в клинической синдромологии расстройств сна.
     Клинически оформленные нарушения сна, выходившие на передний план в клинической картине невротического состояния, выявлялись у всех исследуемых больных. При анализе инсомнических расстройств в выборке выявлена такая закономерность, как одновременное предъявление большого числа разнообразных сом-нологических жалоб, отражающих полиморфизм ин-сомнических нарушений. Однако в большинстве случаев только одна из сомнологических жалоб являлась основной, другие оказывались второстепенными. Наиболее частыми были жалобы на трудности засыпания вечером (72,4%), частые (более 3–4 за ночь) ночные пробуждения (62,3%), затруднение утреннего пробуждения (41,6%), дневная сонливость (39,6%), отсутствие чувства отдыха после ночного сна (35,1%), внезапные ночные пробуждения с затрудненным повторным засыпанием (28,3%). Статистически достоверных отличий между группами, а также по гендерному признаку до начала терапии выявлено не было.
     Анализ связей между субъективными показателями структуры сна показал, что затрудненное утреннее пробуждение связано с длительностью засыпания (р<0,01), а также отсутствием чувства отдыха после сна (р<0,01). 
Таким образом, установлено, что длительное засыпание существенным образом влияет на утреннее пробуждение, усугубляя проявления постсомнических нарушений. 
     Поверхностный сон достоверно коррелировал (р<0,05) с отсутствием чувства отдыха после сна. Между длительностью сна и ощущением бодрости утром значимых связей не обнаружено. Выявлена связь между отсутствием «чувства сна» и субъективными утренними ощущениями (вялость, разбитость, раздражительность, головные боли). Установлено, что раннее окончательное пробуждение не сопровождается плохим самочувствием с утра. Субъективно пациенты этой группы в большинстве случаев отмечали с утра бодрость и работоспособность.
     Исходя из полученных данных, можно констатировать, что пресомнические расстройства (а именно – длительное засыпание), а также затрудненное утреннее пробуждение ассоциируются с отсутствием чувства отдыха после сна. Напротив, утреннее самочувствие практически не связано с интрасомническими расстройствами.
     Субъективными причинами, затрудняющими наступление сна, являлись в большинстве случаев (78,4%) переживания, связанные с преморбидной психогенной ситуацией (тягостные неприятные мысли, связанные с событиями минувшего дня), или причины соматического характера (алгические феномены или вегетативные расстройства). Отсутствие желания спать вызывало тревожное ожидание сна. Часть пациентов испытывала страх не перед процессом засыпания непосредственно, а перед явлениями, которыми он сопровождался (аффективными, соматическими, вегетативными, мышечными и др.). У некоторых больных (8,9%) формировалось сверхценное отношение ко сну, которое фиксировалось в стойкий страх перед бессонницей. По мере персистирования пресомнических расстройств в клинической картине состояния выявлялись признаки астенизации с жалобами на нарушение способности к повседневным функциям из-за инсомнии.
     В процессе проводимой терапии через 4 нед. нами выявлено достоверное улучшение качества сна по шкале визуальных аналогов с динамикой исследуемого параметра в 1-й группе с 3,2 до 7,4 балла, а во 2-й группе – с 3,1 до 7,3 балла (табл. 1).

Таблица 1. Динамика качества сна по визуальной аналоговой шкале самооценки

     В результате проведенного исследования подтвердились данные о наличии гипнотического эффекта у препаратов Персен® и Персен® Ночь. 
     Таким образом, в данном исследовании продемонстрировано, что Персен®, в состав которого входит валериана в дозе 50 мг, также оказывает снотворный эффект.
     В то же время анализ данных показал определенные различия в эффективности изученных гипнотиков в отношении инсомнических проявлений. Количество респондеров различалось в зависимости от применяемого препарата. Так, при назначении препарата Персен® Ночь уже в 1-й день его приема выраженное улучшение зарегистрировано у 28,7% больных, а к окончанию терапии – у 71,2%. В группе больных, принимавших Персен®, выраженное улучшение в 1-й день лечения отмечено у 19,8% больных, а к окончанию терапии – у 69,8%. 
     Следует особо отметить, что Персен® Ночь в большей степени влиял на пресомнические и интрасомнические проявления – на скорость засыпания (к окончанию терапии – у 39,7% пациентов засыпание наступало через 10–15 мин), наличие поверхностного сна и количество ночных пробуждений. В то же время Персен® достоверно уменьшал ощущение невыспанности при пробуждении и представленность постсомнических расстройств, таких как дневная сонливость (табл. 2). 

Таблица 2. Динамика качества сна в процессе терапии пациентов, страдающих инсомнией икоморбидными тревожно-депрессивными расстройствами

     Таким образом, количество пациентов с выраженным улучшением было достоверно выше при назначении препарата Персен® Ночь, однако Персен® обладал более мягким действием и к окончанию 4 нед. терапии качество сна у пациентов сравниваемых групп достоверно не отличалось по ВАШ. Применение препарата Персен® Ночь характеризуется быстротой наступления снотворного эффекта, влиянием на положительную динамику пре- и интрасомнических расстройств, в то время как Персен® способствует регрессу постсомнических проявлений инсомнии.
     В процессе исследования нами показано достоверное снижение уровня реактивной тревожности после проведенного лечения в сравниваемых группах (до и после лечения). В 1-й группе (Персен®) средний балл показателя реактивной тревожности после лечения по шкале Спилбергера – Ханина составил 36,2±1,78, что достоверно ниже, чем до лечения (42,2±1,21), и соответствует умеренной степени тревожности. 
     Во 2-й группе (Персен® Ночь) средний балл реактивной тревожности после лечения (34,7±1,58) был также достоверно ниже, чем до лечения (41,9±1,37), и также расценен как умеренный. 
     Оценивая результаты исследования, следует констатировать факт наличия статистически достоверного противотревожного эффекта препаратов Персен® и Персен® Ночь через 4 нед. терапии инсомнии и коморбидных ТДР. Также следует обратить особое внимание на то, что Персен® Ночь без статистически достоверной разницы обладает более выраженным противотревожным эффектом. Если в 1-й группе (Персен®) реактивная тревожность после терапии составила 36,2 балла, то во 2-й группе (Персен® Ночь) – 35,7 балла соответственно. 
     Преимущество препарата Персен® Ночь по противотревожному эффету, вероятно связано с большей дозой валерианы (125 мг) в сравнении с 50 мг данного лекарственного средства в препарате Персен®.
     При сравнении данных, полученных с помощью шкалы Бека, выявлено достоверное уменьшение среднего балла в обеих группах. В 1-й группе средний балл составил после лечения 11,3±0,63, до лечения – 18,6±1,01, во 2-й группе – 11,7±0,68, до лечения – 18,8±1,24. В 1-й группе у 6 пациентов выявлен клинически значимый уровень депрессии (13,3%), во 2-й группе – у 4 пациентов (8,9%). 
     Таким образом, после лечения отмечается достоверное снижение количества пациентов с депрессией, а также среднего балла по шкале Бека в исследуемых группах (табл. 3, рис. 1).

Рис. 1. Средний балл по шкале Бека до и после лечения в исследуемых группах

     Таким образом, в проведенном нами исследовании показан статистически достоверный антидепрессивный эффект препаратов Персен® и Персен® Ночь на протяжении 4 нед. терапии инсомнии и коморбидных ТДР. Данный эффект ранее в научной литературе не обсуждался [11]. Статистически достоверной разницы по антидепрессивному эффекту между сравниваемыми препаратами не обнаружено, что, видимо, связано с антидепрессивными свойствами компонентов (вероятно, мяты перечной или мелиссы), состав которых в исследуемых препаратах одинаков (по 25 мг соответственно).
     У 1 пациента, принимавшего Персен®, отмечалось высыпание, напоминающее контактный дерматит, в подмышечных впадинах, у 1 пациента, принимавшего Персен® Ночь, отмечалось снижение концентрации внимания. Нежелательные явления были расценены как, возможно, связанные с приемом исследуемого препарата, но не требовали его отмены и самостоятельно исчезли спустя несколько дней после начала приема. Безопасность и переносимость обоих препаратов оценены как хорошие (табл. 4, 5).

Таблица 3. Количество пациентов с депрессией до и после лечения

    Выводы
1. Инсомнические расстройства клинически гетерогенны и регистрируются в качестве стержневых нарушений при коморбидных ТДР.
2. Динамика отдельных качественных и количественных характеристик нарушений сна при терапии препаратами Персен® и Персен® Ночь обнаруживает тенденцию к положительному обратному развитию. При этом действие препарата Персен® Ночь в отношении проявлений инсомнии более выражено.
3. При назначении препаратов Персен® и Персен® Ночь наблюдается тенденция к обратной динамике коморбидных ТДР [12, 13].
4. Персен® и Персен® Ночь обладают благоприятным профилем эффективности и безопасности, что позволяет использовать данные безрецептурные лекарственные препараты у пациентов, страдающих инсомнией и коморбидными ТДР [14, 15].
Литература
1. Миронов С.П., Щепин О.П., Романов А.И., Максимова Т.М. Концептуальная и экспериментальная проработка эпидемиологии нарушений сна у населения России. // Кремлевская медицина. Клинический вестник. 1998. № 5. С. 17–23
2. Воробьева О.В. Стресс и расстройства адаптации // Медицинский вестник. 2009. № 25–26. С. 12.
3. Мальмберг С.А., Огурцова Е.А. Эффективность препарата Персен при субпороговых тревожных расстройствах у подростков // Consilium medicum. Педиатрия. 2008. № 2. C. 31–35.
4. Рачин А.П., Сергеев А.В. Персен: возможности применения при тревожных расстройствах и нарушениях сна // Фарматека. 2008. № 8. С. 27–30.
5. Чекман И. Сон и бодрствование. Бессонница и снотворные средства // Аптека. 2000. № 47. С. 1-2.
6. Saeed S.A., Bloch R.M., Antonacci D.J. Herbal and dietary supplements for treatment of anxiety disorders // Am. Fam. Physician. 2007. Vol. 76 (4). P. 549–556.
7. Барнаулов О.Д., Поспелова М.Л. Фитотерапия в неврологии. СПб.: Изд-во Н-Л, 2009. 320 с.
8. Квашнина Л.В., Майдан И.С. Возможности использования комплексного фитопрепарата Персен в клинической практике // Здоров’я Украïни. 2010. № 6. С. 27.
9. Wheatley D. Medicinal plants for insomnia: a review of their pharmacology, efficacy and tolerability // J Psychopharmacol. 2005. Vol. 19 (4). Р. 414–421.
10. Wheatley D. Stress-induced insomnia treated with kava and valerian: singly and in combination // Hum Psychopharmacol. 2001. Vol. 16 (4). Р. 353–356.
11. Kennedy D.O., Little W., Haskell C.F. et al. Anxiolytic effects of a combination of Melissa officinalis and Valeriana officinalis during laboratory induced stress // Phytother Res. 2006. Vol. 20 (2). Р. 96–102.
12. Bhattacharyya D., Jana U., Debnath P.K. et al. Initial exploratory observational pharmacology of Valeriana wallichii on stress management: a clinical report // Nepal Med Coll J. 2007. Vol. 9 (1). Р. 36–39.
13. Kinrys G., Coleman E., Rothstein E. Natural remedies for anxiety disorders: potential use and clinical applications // Depress. Anxiety. 2009. Vol. 26 (3). P. 259–265.
14. Donath F., Quispe S., Diefenbach K. et al. Critical evaluation of the effect of valerian extract on sleep structure and sleep quality // Pharmacopsychiatry. 2000. Vol. 33 (2). Р. 47–53.
15. Lakhan S.E., Vieira K.F. Nutritional and herbal supplements for anxiety and anxiety-related disorders: systematic review // Nutr. J. 2010. Vol. 9. P. 42.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak