Синдром хронической усталости и его коррекция Кортексином

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №16 от 21.07.2010 стр. 1004
Рубрика: Неврология

Для цитирования: Цыган В.Н. Синдром хронической усталости и его коррекция Кортексином // РМЖ. 2010. №16. С. 1004

Повышенная утомляемость, общая слабость, постоянная усталость и недомогание оказываются наиболее частыми жалобами, которые высказываются больными с различными заболеваниями. Указанные симптомы являются общими для нозологических форм с различным патогенезом. Здоровые люди также могут жаловаться на повышенную утомляемость и продолжительную (хроническую) усталость. Однако их состояние обычно значительно улучшается после адекватного отдыха и несложных реабилитационных мероприятий. Синдром хронической усталости (СХУ) отличается от транзиторного состояния слабости у здоровых людей и у больных с различными заболеваниями в начальной стадии и в стадии реконвалесценции по длительности и выраженности психосоматических нарушений. Клинические проявления СХУ соизмеримы с классическими представлениями о болезни, как самостоятельной нозологической единице. Кроме повышенной утомляемости и общей слабости, значительно снижающих работоспособность, пациенты часто жалуются на головные боли, расстройство сна, ухудшение памяти и концентрации внимания, психическую депрессию, боли в мышцах и суставах, болезненные ощущения в горле и области шейных лимфатических узлов, постоянную субфебрильную температуру.

Впервые СХУ был классифицирован как заболевание в статистических отчетах Центра по контролю заболеваний (Атланта, США) в 1988 г. С тех пор врачи и ученые всего мира работают над разгадкой этого феномена – еще одной болезни цивилизации, обычно поражающей людей активных и целеустремленных. В США, Великобритании и Австралии созданы специализированные научные центры по изучению этой проблемы. В России СХУ начали заниматься в последние годы, хотя состояния, сходные с данным синдромом, под различными названиями – «неврастенический синдром», «астенический синдром», «нейроциркуляторная дистония», «миалгический энцефаломиелит» – были известны врачам еще в XIX–ХХ вв. Несмотря на активную дискуссию, единой точки зрения об этиологии и патогенезе этого синдрома до сих пор нет [1,5]. В последние годы наблюдается тенденция к увеличению числа таких пациентов. На сегодняшний день в мире СХУ страдают около 17 млн. человек. Причиной повышения частоты развития СХУ могут являться ухудшение экологической обстановки, возрастание стрессовых нагрузок, распространение вирусных инфекций, увеличение числа иммунологически компрометированных индивидуумов.
В настоящее время для лечения больных с СХУ используются различные средства [1]. Однако многообразие клинических проявлений и недостаточная изученность патогенетических механизмов обусловливает малую эффективность существующих способов лечения. Определенные надежды возлагаются на использование полипептидных ноотропных препаратов, т.к. они эффективно восстанавливают нарушенный метаболизм и интегративные функции мозга.
Одним из наиболее востребованных препаратов данной группы является Кортексин. Он представляет собой комплекс полипептидов с молекулярной массой от 1000 до 10 000 дальтон. По результатам предыдущих исследований, препарат оказывает церебропротективное действие на кору головного мозга [2,4].
Для оценки эффективности Кортексина при СХУ нами было проведено исследование.
Материалы и методы
В исследование включены 78 больных с СХУ. Использовали следующие критерии диагностики СХУ:
1) наличие хронической усталости, которая определяется, как клинически установленная, необъяснимая, постоянная или перемежающаяся хроническая усталость нового типа (ранее не встречавшаяся в течение жизни), не связанная с физическим или умственным напряжением, не проходящая при отдыхе и приводящая к существенному падению ранее достигнутых уровней профессиональной, образовательной, социальной или личной активности;
2) одновременное наличие четырех и более из ниже перечисленных симптомов (все симптомы могут существовать постоянно или повторяться в течение 6 и более месяцев):
• головные боли, отличающиеся по характеру от ранее наблюдавшихся;
• боли в мышцах;
• боли в нескольких суставах при отсутствии зуда и покраснения;
• неосвежающий сон;
• дискомфорт после физических или нервно–
психических нагрузок продолжительностью более 24 часов;
• нарушения кратковременной памяти или концентрации внимания, существенно снижающие уровень профессиональной, образовательной или другой социальной и личной активности;
• признаки воспаления слизистой оболочки горла;
• болезненность шейных или подмышечных лимфатических узлов.
Случаи идиопатической хронической усталости определялись, как клинически установленная хроническая усталость, которая не соответствовала критериям СХУ.
Обследованные пациенты разделены на две группы: I (основная) – 56 пациентов, II (контрольная) – 22 пациента. Длительность периода от момента дебюта СХУ составила от 6 месяцев до 3 лет. Средний возраст обследованных больных – 31,7±8,2 лет (от 19 до 46 лет). Основу лечения составляли физиотерапевтические процедуры, нестероидные противовоспалительные, седативные препараты, растительные адаптогены, поливитамины, симптоматическая терапия. Паци­енты основной группы получали пептидный препарат Кортексин по следующей схеме: ежедневно внутримышечно в течение 10 дней 1 флакона (10 мг) препарата Кортексин, растворенного в 2 мл воды для инъекций или изотонического раствора хлорида натрия. При необходимости курс повторяли через 1, 3, 6 мес. Для объективизации терапевтического действия препарата и оценки его влияния на нарушенные функции у больных, кроме клинического неврологического обследования, использовали данные психофизиологического, электрофизиологического, допплерографического и иммунологических исследований, которые проводились до начала и по окончании курса лечения.
Результаты клинических и функциональных методов исследования после проведенного курса лечения оценивали как хорошие, удовлетворительные и неудовлетворительные.
Результаты и их обсуждение
Обычно у больного выявляли несколько симптомов. Ведущим считали тот симптом, клинические проявления которого, как субъективные, так и объективные, были наиболее выражены и доминировали на момент обследования. Наиболее часто больные предъявляли жалобы на повышенную утомляемость, головные боли, периодические головокружения, снижение памяти и внимания, раздражительность.
Клинически хороший результат под влиянием лечения с применением Кортексина получен у 43 (77%) пациентов. При этом после лечения больные не предъявляли жалоб или отмечали значительное снижение их интенсивности; при объективном осмотре отмечалась отчетливое уменьшение проявлений СХУ. Удовле­творительный результат был получен у 11 (20%) пациентов. При этом у обследованных жалобы частично сохранялись, но степень их выраженности заметно уменьшилась; при объективном осмотре отмечались умеренная положительная динамика патологических проявлений. Неудовлетворительный результат наблюдался у 2 (4%) пациентов. У них сохранялись жалобы, степень их выраженности практически не изменилась; при объективном осмотре отмечалось отсутствие положительной динамики.
У пациентов I группы более чем в 60% случаев купировались вегетативные и астенические проявления, в 55% случаев неврологическая симптоматика в значительной степени регрессировала. Наиболее выраженный эффект Кортексина был отмечен у больных с астеническим синдромом, нарушениями когнитивных функций. Это объясняется, по–видимому, тем, что препарат улучшает энергетический обмен, стимулирует окислительно–восстановительные процессы в головном мозге, способствуют нормализации обмена нейромедиаторов.
Особенно выраженный эффект от применения Кортексина был выявлен по результатам оценки психофизиологических показателей. Исследование простой зрительной моторной реакции, позволяющее определить уровень работоспособности больных, показало различия (р<0,05) между исходным уровнем работоспособности и уровнем, достигнутым в результате терапии. Если до лечения Кортексином у 33,7% больных работоспособность была существенно снижена и у 36,5% умеренно снижена, то после лечения эти показатели составили 19 и 12% соответственно.
Достоверные (р<0,05) показатели также были получены при исследовании состояния тревожности по шкале самооценки Спилбергера–Ханина. После проведенного лечения Кортексином у большинства больных удалось достигнуть обычного уровня тревожности. При выполнении корректурной пробы выявлены отличия (р<0,05) по количеству просмотренных знаков у больных основной и контрольных групп. При этом после окончания курса лечения Кортексином улучшились показатели выполнения корректурной пробы (р<0,01), заметно возросло количество просмотренных знаков (р<0,01) и уменьшилось количество ошибок. Таким образом, применение Кортексина позволило значительно улучшить функцию внимания при отсутствии признаков быстрого снижения устойчивости внимания. Исследование кратковременной памяти по методике запоминания 10 слов выявило значительное снижение объема произвольного внимания. У 63% больных была выявлена неустойчивость процессов запоминания, что проявлялось в колебании количества удерживаемых в памяти слов при выполнении задания и в необходимости большего числа повторений слов по сравнению со здоровыми. После окончания лечения Кортексином тест запоминания 10 слов показал значительное увеличение кратковременной памяти практически у всех испытуемых. Необходимо отметить, что до начала лечения 9 (16%) человек не были способны закончить задание вследствие резкого нарастания утомления.
Для оценки влияния лечения Кортексином на функциональную активность мозга проводился визуальный анализ ЭЭГ с распределением электроэнцефалограмм по типам и расчет альфа–индекса [6]. Так, до лечения у 48,4% больных преобладали III, IV и V типы ЭЭГ по Жирмунской Е.А. (1991). После курса лечения Кор­тексином происходило восстановление зональных различий альфа–ритма, ослабление выраженности ирритативных процессов, в двух случаях – исчезновение пароксизмальной активности. В результате отчетливой положительной динамики визуальной картины ЭЭГ изменилась и структура типов ЭЭГ, что выражалось в увеличении количества нормальных и условнопатологических типов при сокращении почти вдвое числа патологических типов ЭЭГ.
Исследование гемодинамики после проведенного курса лечения показало, что увеличение кровотока отмечено у 40% пациентов, у 52% пациентов кровоток существенно не изменился, у 8% наблюдалось некоторое его снижение. У 27,6% лиц этой группы нормализовался коэффициент асимметрии.
Клинический эффект сопровождался нормализацией содержания Т–лимфоцитов и их митогенного ответа, перераспределением клеток в CD8+ – пoпуляции с повышением числа антигензависимых цитотоксических эффекторных лимфоцитов и естественных клеток–киллеров (рис. 1). В–звено иммунитета характеризовалось снижением числа В–клеток, при этом возрастало количество дифференцированных клеток, экспрессируюших поверхностные иммуноглобулины G, содержание IgG крови, тогда как количество IgM снижалось (рис. 2).
В обеих группах больных улучшение самочувствия и регресс симптомов СХУ в процессе лечения совпадал с положительной динамикой психофизиологических, электрофизиологических, гемодинамических и иммунологических показателей.
Заключение
Проведенное клиническое исследование свидетельствует о том, что Кортексин обладает не только ноотропным и нейропротективным действием, но также и положительным влиянием на иммунный статус. Можно полагать, что СХУ включает в себя психосоматические заболевания с выраженным иммунопатологическим компонентом. При формировании лечебной тактики СХУ препаратом выбора является отечественный препарат Кортексин, обладающий ноотропным и иммуномодулирующим свойствами.

Рис. 1. Динамика изменений показателей клеточного иммунитета у больных с синдромом хронической усталости (в процентах по отношению к показателям в контроле)
Рис. 2. Динамика изменений показателей гуморального иммунитета у больных с синдромом хронической усталости (в процентах по отношению к показателям в контроле)

Литература
1. Арцимович Н.Г., Галушина Т.С. Синдром хронической усталости. – М.: Науч. мир, 2002. – 220 с.
2. Батышева Т.Т., Бойко А.Н., Дьяконов М.М. и др. Нейропротекция в терапии хронической недостаточности мозгового кровообращения. – Вестн. Рос. Воен.–мед. акад., 2007. – №1(17). – C. 11–18.
3. Жирмунская Е. А. Клиническая электроэнцефалография. – М.: Мэйби, 1991. – 77 с.
4. Пептидная нейропротекция / под ред. М.М. Дьяконова, А.А. Каменского. – СПб.: Наука. 2009. – 256 с.
5. Синдром хронической усталости: диагностика и лечение / под ред. Ю.В. Лобзина. – СПб.: СпецЛит, 2005. – 79 с.
6. Электроэнцефалография / В.Н. Цыган, М.М. Богословский, А.В. Миролюбов // под ред. М.М. Дьяконова. – СПб.: Наука, 2008. – 192 с.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak