НОВОСТИ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №2 от 19.07.1996 стр. 19
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: НОВОСТИ // РМЖ. 1996. №2. С. 19

ХОТИМ ЛИ МЫ ОБЕСПЕЧИТЬ НЕПРЕРЫВНОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ ТУБЕРКУЛЕЗА? АЛЬТРУИЗМ И НАУЧНЫЕ КОНГРЕССЫ ХОТИМ ЛИ МЫ ОБЕСПЕЧИТЬ НЕПРЕРЫВНОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ ТУБЕРКУЛЕЗА?

Когда мы узнаем, что некая широко распространенная инфекция, угрожающая жизни, может быть остановлена в результате научных исследований, мы готовы тратить на это миллиарды. Почему же когда убийца хорошо известен и болезнь предотвратима и излечима, мы практически ничего не предпринимаем? Таким риторическим вопросом начинает свою статью в рубрике "Мнение" проф. Ли Рейчман из Национального туберкулезного центра медицинского колледжа Нью-Джерси (США).
   В марте 1993 г. ВОЗ объявила туберкулез глобальной угрозой общественному здоровью. Это первый случай, когда эта организация выделяет таким образом какое-либо заболевание. Парадокс заключается в том, что при этом ВОЗ не имеет ни приоритетов, ни средств, адекватных своей миссии в этом вопросе.
    "Стоимость" туберкулеза составляет 6 млн долларов США, но только 14% этих средств, или 800 000 $, выделяется из почти миллиардного бюджета ВОЗ. Остальное финансирование обычно осуществлялось в рамках национальных программ.
   Автор считает, что ВОЗ могла бы увеличить свои вложения в антитуберкулезные программы. Крупнейшая неправительственная организация Международный союз по борьбе с туберкулезом и легочными заболеваниями, несмотря на скудный бюджет и малочисленный персонал, предпринимает огромные усилия по сдерживанию распространения туберкулеза в мире через свои программы обучения, взаимопомощи и политики общественного здравоохранения.
   Последним новым противотуберкулезным средством был рифампицин (1966), но, несмотря на то что от туберкулеза в мире умерло больше людей, чем от любой другой инфекции, с тех пор в области разработки новых противотуберкулезных препаратов отмечается горестное бездействие. В этом плане интересно, как рыночные отношения вмешиваются в процесс создания и внедрения новых препаратов. Известная американская фармацевтическая компания "ПаркДэвис" (Parke-Davis) в 1992 г. организовала встречу исследователей нового флюорокинолона - спарфлоксацина (sparfloxacin), на микобактериальное применение которого она имела лицензию в США. Эта поначалу солидная акция, собравшая десятки исследовательских групп, окончилась ничем. Держатель мировой лицензии на этот препарат японская фирма "Дайниппон" (Dainippon), будучи весьма озабочена тем, что за лекарством может закрепиться "репутация" противотуберкулезного средства и это создаст трудности в его применении при хронических бронхитах и пневмонии или других более распространненых и коммерчески более выгодных состояниях, забирает лицензию у "Парк-Дэвис" и передает ее американской Rhone-Poulenc-Rhorer, держателю лицензии на немикобактериальное применение спарфлоксацина в США. Несмотря на то что в Европе ведутся испытания этого потенциально весьма эффективного противотуберкулезного препарата, ничего не было сделано для его внедрения в США. По той же причине, считает автор, не были исследованы и многие другие кинолоны, перспективные для использования при туберкулезе.
   Правда, не везде дело обстоит так плохо, особенно с лекарствами, предназначенными только для антимикобактериального применения. Фирма "Hoechst Marion Roussel" наконец лицензировала рифатер и проводит клинические испытания пролонга рифамицина - рифапентина, эффективного при приеме раз в неделю, для заключительного этапа лечения.
   Pharmacia Laboratories начала изучение рифабутина.
   Однако в проблеме туберкулеза не все решают медикаменты.
    По некоторым данным, все новые лекарства не будут излечивать 89% больных туберкулезом. Чаще им болеют бедные и не имеющие страховки люди. Это ставит массу этических вопросов перед производителями лекарств.
   В США, где организованная война против туберкулеза ведется с 80-х годов прошлого века, сделано много. Строились санатории-изоляторы. В 1944 г. Конгресс создал Отдел по контролю туберкулеза, который вместе со службой общественного здравоохранения проводил активный скрининг для выявления больных и т. д. Все это позволило существенно снизить заболеваемость. После ее существенного снижения в 60-е годы, к сожалению, после 1970 г. (когда прекратилось финансирование общественного сектора) отмечалось постепенное увеличение больных.
   Как и предсказывали, в конце 1984 г. начался рост заболеваемости туберкулезом, в частности его злокачественными формами.
   С 1985 по 1992 г. в целом в США отмечалось 20% увеличение частоты случаев туберкулеза. У детей этот показатель составил 35%. В 1993 г. наблюдалось снижение на 5%, в 1994 г. - на 4%, за 1995 г.    ожидается падение заболеваемости еще на две трети.
   Не только ослабление государственного и местного здравоохранения повинно в туберкулезной эпидемии 80-х годов. Эпидемия СПИДа, распространение наркомании, рост количества бездомных, иммиграция все это подлило масла в огонь. Но даже в этих социальных группах туберкулез излечим и его можно пре^ дупредить при адекватной финансовой и организационной поддержке. Особенно опасны недолеченные случаи, когда наполовину вылеченные пациенты, как это было описано в 1956 г., сразу после внедрения антитуберкулезной терапии, начинают заражать окружающих полирезистентными бациллами. Причем заражение происходило не только в нью-йоркской подземке, но и в первом классе авиалиний, церковных хорах и средних школах.
    Под давлением специалистов в США в 1991 г. удалось получить средства для борьбы с туберкулезом. Однако ныне опять наблюдается тенденция к блокированию финансирования, вдохновляемая 9% снижением заболеваемости, после ее 10-летнего роста. В этой связи автор делает зловещий прогноз: если средства не будут разблокированы, в течение 3 - 6 лет в США мы будем вновь иметь вспышку терапевтически резистентных форм болезни, причем масштабы вспышки потребуют гораздо больших расходов и приведут к истерии, которую мы уже имели возможность когда-то наблюдать.

Литература:

Lancet 1996:346:175-7.
   

АЛЬТРУИЗМ И НАУЧНЫЕ КОНГРЕССЫ

Научные конгрессы играют больг шую роль в плане образования и обмена информацией о результатах исследований, однако их проведение связано с определенными проблемами. Видимая первичная цель может быть научной, но у организаторов зачастую на уме престиж и денежный доход, который данный конгресс может им принести; участников же иногда привлекает перспектива небольшого оплаченного отпуска и путешествия. Проведение конгрессов является дорогостоящим мероприятием, поскольку существует много статей расходов.
   Устроители планируют финансовые расходы на значительно большее число участников, чем на самом деле, следствием чего являются повышенные доходы. Тогда как главным источником финансирования можно считать регистрационные взносы, ожидается получение субсидий из других источников: от предприятий биомедицинской промышленности, аренды выставочных площадей, пожертвований, спонсоров докладчиков, оплаты услуг в рамках расходных статей, принятия участниками конгресса расходов на себя и т. д. Это имеет негативные стороны. Акцент перемещается на туристические возможности, заседания становятся тематически перегруженными, конференции часто проводятся в курортных местах, а не в научных центрах. Содержание все в большей степени определяется возможностями и специализацией приглашенных (оплачиваемых) докладчиков. Высокие регистрационные взносы исключают участие молодых ученых.
   Доходы местных организаторов оказываются чересчур большими.
   Фирмы требуют предоставления им больших возможностей и большей рекламы для спонсируемых ими "попутных" симпозиумов. Эти факты вызывают критику со стороны правительств, средств массой информации, профессионалов, а также со стороны фирм. Во многом эта критика касалась международных конференций, проводимых в Европе каждые 4 года организациями ASNEMGE (Ассоциация национальных обществ стран Европы и средиземноморских стран) и ESGE (Европейское общество по гастроэнтерологии и эндоскопии). В 1988 г. была предложена схема проведения ежегодных конференций по гастроэнтерологии в Европе с акцентом на научный обмен. 7 обществ организовали европейскую федерацию по гастроэнтерологии (UEGF). Совет UEGF принял 3 документа,' регламентирующие всю работу федерации. Членство в Совете ограничено 4 годами, председатель меняется каждый год, секретарь и казначей избираются на 4 года. UEGF разработала положения для устроителей ежегодных научных конференций. Председатели местных оргкомитетов становятся членами Совета UEGF на 4 года, предшествующие мероприятию.
   Установлены правила для экспонентов и торговых участников.
   Представители 6 фирм избираются в состав коллегии, представляющей интересы всех коммерческих участников. Предполагаемое место проведения конференции посещают члены UEGF, чтобы убедиться в том, что все условия соответствуют ее целям и задачам. Мероприятие длится 3 дня и проводится в уикэнд, поскольку транспортные расходы в эти дни меньше. Фирмы могут проводить свои попутные встречи до и после основного мероприятия. В настоящее время на долю оригинальных работ приходится 50 - 80%. Научный комитет возглавляет председатель местного оргкомитета, а остальные члены - представители обществ и председатели предшест-вующего и последующего местного комитета. Число оплачиваемых приглашенных невелико.
   До проведения основной встречи предусматривается образовательный курс лекций. Определен небольшой регистрационный взнос, который может быть уменьшен для молодых врачей. Гостиницы всех разрядов должны быть рядом. Проверку полных бухгалтерских отчетов сущетвляет Федерация и Коллегия от биомедицинской промышленности. Доход делится так: треть идет национальному гастроэнтерологическому обществу страны, где проводилось мероприятие, треть UEGF, оставшаяся треть делится между 7 другими обществами-членами UEGF. Выставочный взнос рассчитывается таким образом, чтобы обеспечивался надлежащий доход, но в некоторых общепринятых коммерческих пределах.
   UEGF полагает, что описанные меры позволят при относительно небольших денежных затратах проводить содержательные научные встречи, на которые стоит представлять лучшие свои работы, и доказательством тому служит проведенная в сентябре 1995 года Европейская конференция по гастроэнтерологии в Берлине.

Литература:

Lancet 1996:347:377-8.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak