НЕВРОЛОГИЯ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №4 от 16.08.1996 стр. 16
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: НЕВРОЛОГИЯ // РМЖ. 1996. №4. С. 16

ВЫЗВАН ЛИ ПАРАЛИЧ БЭЛЛА ВИРУСОМ ПРОСТОГО ГЕРПЕСА? СООТНОШЕНИЕ СТОИМОСТИ И ЭФФЕКТИВНОСТИ ДАЯ РАЗЛИЧНЫХ ЛЕКАРСТВЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ, ПРИМЕНЯЕМЫХ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ МИГРЕНИ НЕАДЕКВАТНОЕ ОТНОШЕНИЕ К БОЛЕЗНИ У СТРАДАЮЩИХ СИНДРОМОМ ХРОНИЧЕСКОЙ УСТАЛОСТИ И БОЛЬНЫХ РАССЕЯННЫМ СКЛЕРОЗОМ ВЫЗВАН ЛИ ПАРАЛИЧ БЭЛЛА ВИРУСОМ ПРОСТОГО ГЕРПЕСА?

W.Hart

На сегодняшний день известно, что одной из причин паралича лицевого нерва или синдрома Рамзая - Хунта является реактивированный вирус ветряной оспы, но этиологический агент, вызывающий паралич Бэлла, до сих пор не был выявлен. Было предложено много причин, которые, как предполагалось, вызывают паралич Бэлла. В предварительном исследовании S. Мураками и соавт. проанализировали геном вируса простого герпеса 1 типа (ВПГ-1), вируса ветряной оспы и вируса Эштейна - Барр, используя реакцию полимеразной цепи (РПЦ) на образцах эндоневральной жидкости лицевого нерва и задней ушной мышцы, иннервируемой им. В течение 4-летнего периода 14 из 170 пациентов с параличом Бэлла и 9 из 51 пациента с синдромом Рамзая-Хунта подверглись декомпрессионному хирургическому вмешательству через 12-87 дней после появления симптомов паралича лицевого нерва. Контрольные образцы эндоневральной жидкости и задней ушной мышцы были отобраны у пациентов, не страдавших параличом лицевого нерва, но перенесших травмы, инфекции или опухоли околоушной железы.
   Геном ВПГ-1 был обнаружен у 11 из 14 пациентов с параличем Бэлла (79%) и не был обнаружен у пациентов с синдромом Рамзая - Хунта и в контрольной группе.
   ДНК вируса ветряной оспы была найдена у 8 из 9 пациентов с синдромом Рамзая - Хунта (89%). Нуклеотидные последовательности фрагментов, выделенных с помощью РЦП, бы ли идентичны последовательностям генома ВПГ-1.
   Однако следует понимать, что наличие ДНК вируса еще не всегда может служить доказательством того, что одинединственный агент вызывает заболевание, так как РЦП показывает наличие ДНК вируса вне зависимости от того, находится ли он в инфекционном, литическом или
латентном состоянии. Сопоставляя известную картину нейропатогенеза ВПГ-1 и присутствие ДНК ВПГ-1 в пораженном участке лицевого нерва, у пациентов с парличом Бэлла, исследователи делают вывод о том, что заражение ВПГ-1 лицевого нерва связано с патогенезом паралича Бэлла. Для того чтобы точно опреде лить процент пациентов, у которых ВПГ-1 является этиологическим агентом паралича Бэлла, требуются дополнительные исследования и данные, но, тем не менее, уже проведенные исследования говорят о том, что заражение ВПГ-1 является основной причиной паралича Бэлла. Лечение с применением соответствующих антивирусных препаратов должно принести значительную пользу пациентам в этом состоянии.

Литература:

Murukami S, Mizobuchi М, Nakashiro Y, Doi T, Hato N, Yanagihara N. Bell palsy and herpes simplex virus: identification of viral DNA in endoneural fluid and muscle. Ann Intern Med 1996; 124:27-30.

 

 

СООТНОШЕНИЕ СТОИМОСТИ И ЭФФЕКТИВНОСТИ ДАЯ РАЗЛИЧНЫХ ЛЕКАРСТВЕННЫХ ПРЕПАРАТОВ, ПРИМЕНЯЕМЫХ ДЛЯ ПРОФИЛАКТИКИ МИГРЕНИ

Н. Карасева
N. Karaseva

Авторы этого обзора из частной клиники головной боли в Гринсборо, штат Северная Каролина, предлагают памятку с рекомендациями по использованию для профилактики мигрени различных препаратов с учетом их стоимости и эффективности.
   Нелекарственные способы лечения включают в себя меры первичной профилактики, такие как информирование пациента о причинах, вызывающих головную боль (аллергия, синусит, гормональные нарушения и т. д.), коррекция питания (исключение из рациона продуктов, содержащих тирамины, фенилэтиламины, натрия глутамат и т. д.), а также обеспечение достаточного сна и регулярная гимнастика на свежем воздухе.
   Авторы рекомендуют начинать лекарственную профилактику с низких доз аспирина. Месячная стоимость такой профилактики при суточной дозе 325 мг составляет примерно 50 центов. В двух обширных клинических исследованиях было показано уменьшение частоты мигрени с 29 до 20% после приема аспирина.
   Рекомендуется использование трициклического антидепрессанта как одного из основных средств профилактики у тех больных, которые страдают бессонницей, смешанной формой мигрени и головными болями, связанными с изменениями артериального давления, или депрессиями. Наименее дорогими препаратами и препаратами выбора являются амитриптилин НС1 (элавил, эндеп и т.д.) и доксепин НС1 (адапин, синекван и т. д.). Средняя оптовая цена (СОЦ) амитриптилина (дозировка - 3 таблетки по 25 мг перед сном) составляет 4,16 $ в месяц; для производного доксепина (такая же дозировка) 10,50 $ в месяц.
 
  Если при приеме этих препаратов возникает проблема дневного седативного эффекта, авторы советуют применять имипрамин НС1 (джанимин, тофранил и т. д.) в такой же до зировке; его СОЦ составляет 3,75 $ в месяц. Имипрамин также гораздо менее дорог, чем нортриптилин НС1 (авентил, памелор); при той же дозировке СОЦ нортриптилина составляет 64,29 $ в месяц. Ингибиторы обратного захвата серотонина гораздо дороже и менее эффективны, чем трициклические антидепрессанты.
    Если мигрень сопровождается гипертонией или тревожными состояниями, авторы рекомендуют применение бетаблокаторов. Пропанолол НС1 (индерал и др.) является лекарством выбора благодря высокой эффективности и низкой цене; СОЦ при дозировке 80 мг 2 раза в день составляет 7,80 $ в месяц. СОЦ бета-блокатора пролонгированного действия атенолола (тенормин и др.) при дозировке 100 мг в день составляет 27,55 $ в месяц.
   Среди блокаторов кальциевых каналов лекарством выбора является верапамил (калан, изоптин и др.); при дозировке 120 мг 2 раза в день СОЦ составляет 17,62 $ в месяц. При необходимости возможно увеличение дозы до 640 мг в день в 2 или 3 приема. Авторы не рекомендуют применение ретардной формы для лечения и профилактики головной боли.

Литература:

Adelman JU, Von Seggem R. Cost considerations inneadache treatment. Part 1: prophylactic migraint treatment. Headache 1995;35:479-87.

 

НЕАДЕКВАТНОЕ ОТНОШЕНИЕ К БОЛЕЗНИ У СТРАДАЮЩИХ СИНДРОМОМ ХРОНИЧЕСКОЙ УСТАЛОСТИ И БОЛЬНЫХ РАССЕЯННЫМ СКЛЕРОЗОМ

О. Хабиб
О. Наbib

Несмотря на проводимые в последние годы интенсивные исследования, этиология синдрома хронической усталости (СХУ) остается малопонятной и само существование этой нозологической формы остается предметом дискуссии. Вероятные причины СХУ: специфические вирусные инфекции, иммунологические расстройства и чисто психологические механизмы. Те, кто считает СХУ чисто психическим расстройством, рассматривают синдром как вариант соматизации, т.е. воплощения личных и социальных проблем в идиому какого-либо заболевания. Результаты двух исследований поддерживают эту версию, так как, по данным одного из них, 15% больных СХУ соответствуют критериям соматизации Американской ассоциации психиатров , по данным другого, усталость является основной жалобой 76% больных, отвечающих критериям соматизации.
   Концепция соматизации имеет сходство с концепцией Pilowsky, согласно которой СХУ - аномальная реакция на болезнь. Аномальная реакция на болезнь, как и соматизация, очень объемное понятие, включающее аномальную перцепцию, неадекватную оценку своего состояния, неадекватное поведение (действие или бездействие), отражающее ошибочное восприятие и оценку. Четким критерием неадекватного отношения к болезни может быть мнение врача о том, что имеющаяся объективная патология не коррелирует с представлением больного об имеющемся у него заболевании.
   Если СХУ - вариант соматизации, то необходимо подтвердить наличие неадекватной реакции на болезнь. Лва известных исследования в этой области (Hickie и Schweitzer - изучение реакции страдающих СХУ в сравнении с терапевтической группой, с соматизацией и нормой по анкетам Pilowsky) показали, что для страдающих СХУ наиболее характерны убеждение в наличии болезни - физического недуга, представляющего серьезную жизненную проблему - с категорическим отрицанием возможных психологических механизмов и общая ипохондрия. Подобное убеждение важно не только в плане выяснения этиологии. Изучение исходов СХУ позволило предположить, что попытка объяснить СХУ чисто психическим нарушением или приписать всю имеющуюся симптоматику только физическому недугу чревата плохим исходом. Больные, реагирующие на стресс соматизацией и не придающие значения психологическим факторам, не могут рассчитывать на благополучный исход.
   Авторы данного исследования хотели убедиться в том, что для больных СХУ действительно характерна аномально завышенная убежденность в наличии физического недуга, и если это так, то имеются ли другие подтверждения неадекватного отношения к болезни или же подобная убежденность является естественным следствием имеющегося хронического заболевания. Проведено сравнительное изучение отношения к болезни у больных СХУ и больных рассеянным склерозом (PC), так как в этом случае нет сомнения в наличии органической патологии. PC выбрали потому, что для заболевания характерна усталость, не связанная с объемом неврологического дефекта и не коррелирующая с глубиной депрессии. Сходство с СХУ отмечается и в характере течения заболевания - чередование периодов обострения с периодами ремиссии, преобладание неспецифических симптомов.
   Б о л ь н ы е и м е т о д ы . Больные СХУ были обследованы врачом-инфекционистом и психиатром в многопрофильной клинике. Инфекционист собирал анамнез, проводил тщательный осмотр для исключения органической патологии. При отсутствии таковой проводилась консультация психиатра (анамнез, оценка психического и когнитивного статуса больных). Больные с PC были обследованы невропатологом.
   Обе группы больных заполняли анкету Pilowsky, выявляющую такие виды расстройств, как ипохондрия, отрицание и аффективные расстройства, и оценивающую, до каких пределов эти психологические состояния могут объяснить явно завышенную реакцию на болезнь. Анкета содержит 62 вопроса, полученные ответы могут соответствовать следующим вариантам реакций.

  • Общая ипохондрия (ОИ) озабоченность состоянием собственного здоровья.
  • Убеждение в наличии болезни (УБ) - убежденность в наличии заболевания, озабоченность имеющейся симптоматикой и отвергание заверений врача.
  • Психологически-соматическая озабоченность (ПСО) атрибуция заболевания либо к психологическим, либо к соматическим причинам. Малое количество очков свидетельствует о соматической озабоченности.
  • Аффективное подавление (АП) больной испытывает затруднения в выражении окружающим своих чувств, особенно отрицательных.
  • Аффективные расстройства (АР) - возбуждение или депрессия или оба эти расстройства одновременно.
  • Отрицание (О) - стремление отрицать любые жизненные стрессы и приписывать любые возникающие проблемы какомулибо заболеванию.
  • Раздражение (Р) - чувство озлобленности и межличностные конфликты.

   Проанализировав заполненные анкеты, Pilowsky и Spence разбили все полученные ответы на 2 подгруппы: аффективные состояния и утверждение наличия болезни.
   Группа аффективных состояний определялась простым суммированием очков по ОИ, АР и Р.
   Утверждение наличия болезни - сумма очков по УБ и ПСО.
   Р е з у л ь т а т ы . Больные СХУ заполнили 92% анкет, больные PC - 70%. Возраст и пол не влияли на характер ответов на вопросы. PC у 17% больных был первично прогрессирующим, у 5% - вторично прогрессирующим, у 23 %- рецидивирующим и у 9% - доброкачественным. Средняя продолжительность заболевания у больных СХУ составила 3,3 года, у больных PC - 12,2 года. Получены практически идентичные профили реакции на болезнь для больных двух групп.
   Нормативные данные для анкеты были определены на основе сведений, полученных от больных врачами общей практики (семейными врачами). На фоне этих данных и количество набранных очков по анкете, и профили реакции на болезнь у больных PC и СХУ были совершенно иными, так как наибольшее количество очков приходилось на общую ипохондрию и убеждение в наличии болезни с преобладанием соматической озабоченности.
   О б с у ж д е н и е. Результаты исследования подтверждают, что для больных с СХУ характерны высокая степень убеждения в наличии болезни и общая ипохондрия, а также низкий уровень психологической озабоченности с преимущественной атрибуцией своего состояния к физическим причинам. Авторы обнаружили, что для больных PC характерны те же отклонения и аналогичное отношение к своему заболеванию. Тем не менее, неверно полагать, что СХУ является неадекватной реакцией на болезнь только потому, что у больных набирается большее количество очков по анкете отношения к болезни. Zonderman подверг сомнению качество опросника, не будучи уверенным, что он позволит различить адекватные ответы страдающих от болевого синдрома или болезни от неуместных ответов или неадекватного отношения к болезни. С другой стороны, идентичность поведения больных с СХУ и P
C не означает, что СХУ не является формой неадекватного отношения к болезни. И хотя профили реакции на болезнь были аналогичны для обеих состояний, больные с СХУ и PC могли прийти к этим заключениям по разным причинам. Больные с СХУ чувствуют себя физически больными и уровень их функционирования нарушен. Несмотря на это, врачи скорее всего говорят им, что у них нет никакой поддающейся диагностике патологии. Неудивительны настойчивые попытки пациентов убедить окружающих в том, что они действительно больны. Страдающие СХУ не намерены принимать на веру психологические объяснения, понимая, что могут означать подобные диагнозы (соматическая озабоченность перевешивает психологическую) и погружаются в свою болезнь (общая ипохондрия).
   В отличие от страдающих СХУ, больные PC понимают серьезность своего положения только с помощью врача. Они также глубоко уверены в том, что у них имеется какой-то физический недуг, поскольку им так говорят врачи; у них нет основания для поиска психологических объяснений своего состояния, они обеспокоены симптомами заболевания, поскольку PC является неуклонно прогрессирующим и инвалидизирующим заболеванием. Возможно, что кажущееся сходство в реакции на болезнь для этих двух заболеваний возникло в результате того, что у этих заболеваний есть некоторые общие черты. Существовало различие между группами в длительности заболевания или, по крайней мере, во времени появления первых симптомов. Для обоих заболеваний характерны неспецифическая симптоматика, необъяснимая утомляемость и неопределенность в отношении отдаленных результатов. Может быть, именно неопределенность в отношении значения симптомов и прогнозов и является причиной сходного отношения больных PC и СХУ к своим заболеваниям. Напрашиваются два вывода: опросник по реакции на болезнь является неудовлетворительным в качестве определителя аномальной реакции на болезнь в случае СХУ. Для понимания того, как больные относятся к своему заболеванию и как считают нужным преподнести его окружающим, нужно знать не только их убеждения и поведенческие реакции, но и причины, их породившие, и механизмы их закрепления. С точки зрения авторов, пока не существует приемов стандартизированной оценки этих аспектов презентации болезни. Во-вторых, было доказано, что для СХУ характерна убежденность в наличии болезни, т. е. физического недуга.
   Необходимо не только понять, почему это так, но и выяснить, влияет ли убеждение в наличии болезни на исход заболевания.
   Оксфордские критерии диагноза СХУ

  • Усталость является принципиальным симптомом СХУ.
  • Для синдрома характерно четкое начало и он не бывает пожизненным.
  • Усталость очень сильная, лишает дееспособности, ослабляя физическую и умственную деятельность.
  • Симптом усталости должен присутствовать не менее 6 мес; в этот период жалобы на усталость должны иметь место на протяжении более половины всего времени.
  • Могут иметься другие симптомы, в частности миалгия, нарушения сна и настроения.
  • Необходимо исключить следующих больных:

а) больных с установленным заболеванием, для которого характерна хроническая усталость (например, выраженная анемия). Во всех случаях обязательны сбор анамнеза и консультация компетентных специалистов;

б) больных с текущим диагнозом шизофрении, маниакально-депрессивным синдромом, нарушениями питания или органическими поражениями мозга. Другие психические заболевания (депрессивные состояния, состояние ажитации, а также синдром гипервентиляции) не являются показанием к исключению.

Литература:

Trigwel Р, et аl. "Abnormall" illness behaviour in chronic fatigue syndrome and multiple sclerosis. BMJ 1995;331:15-8.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak