ИНФЕКЦИОННЫЕ БОЛЕЗНИ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №9 от 05.11.1996 стр. 13
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: ИНФЕКЦИОННЫЕ БОЛЕЗНИ // РМЖ. 1996. №9. С. 13

СНИЖЕНИЕ ЧАСТОТЫ СЛУЧАЕВ ВИРУСНОГО ГЕПАТИТА С У ДЕТЕЙ С ОСТРЫМ ЛИМФОБЛАСТНЫМ ЛЕЙКОЗОМ ПОСЛЕ ПРЕКРАЩЕНИЯ ЗАБОРА КРОВИ ИЗ ПАЛЬЦА ПРИМЕНЕНИЕ ЗИДОВУДИНА С ЦЕЛЬЮ УМЕНЬШЕНИЯ ПРЕНАТАЛЬНОЙ ПЕРЕДАЧИ ВИЧ-1 СНИЖЕНИЕ ЧАСТОТЫ СЛУЧАЕВ ВИРУСНОГО ГЕПАТИТА С У ДЕТЕЙ С ОСТРЫМ ЛИМФОБЛАСТНЫМ ЛЕЙКОЗОМ ПОСЛЕ ПРЕКРАЩЕНИЯ ЗАБОРА КРОВИ ИЗ ПАЛЬЦА

 Е. Нурмухаметова
E.
Nurmuckhametova

 Последние достижения в технологии заготовки крови существенно снизили распространенность HCV-инфекции, которая является основной причиной возникновения посттрансфузионных гепатитов ни А ни В. Скрининг донорской крови при помощи тест-систем для иммуноферментного анализа второго поколения (ELISA II) позволил, согласно данным литературы, сократить частоту возникновения посттрансфузионных гепатитов с 7 - 17% до 0,03 - 0,05%. Тем не менее в гематологических отделениях периодически регистрируются вспышки HCV-инфекции, возникновение которых не связано с трансфузиями. Известно, что дети с острым лимфобластным лейкозом (ОЛЛ) или с какими-либо другими злокачественными заболеваниями подвержены высокому риску инфицирования. В предлагаемом сообщении описывается вспышка HCV-инфекции, возникшая в детском амбулаторном онкогематологическом отделении и развившаяся, вероятно, в результате передачи инфекции от больного к больному.
   В исследование были включены 144 пациента в возрасте от нескольких дней до 14
лет, страдающих ОЛЛ. Больные поступали в клинику с 1986 по 1994 г., причем до декабря 1989 г. переливавшиеся им продукты крови не тестировались на наличие антител к HCV (анти-HCV). В последующем для скринингового исследования донорской крови использовались диагностикумы ELISA II. Начиная с января 1990 г. с периодичностью 3 мес все пациенты обследовались на наличие анти-HCV. Позитивные сыворотки в последующем исследовались также посредством иммуноблоттинга (RIBA-2). С сентября 1992 г. в связи с сохраняющейся неожиданно высокой распространенностью HCV-инфекции мы прекратили производить забор крови из пальца при помощи специальных приспособлений.
   Специфичные анти-HCV были выявлены у 28 (20,1%) из 141 ребенка, которым производили переливания продуктов крови, и у 1 из 3 детей, не подвергавшихся трансфузиям; причем, поскольку диагноз последнему ребенку был поставлен в 1987 г., его данные в отношении наличия анти-HCV при поступлении неизвестны. При обследовании членов семьи оказалось, что его отец был анти-HCV-положительным. Среди детей, которым диагноз ОЛЛ был поставлен до введения скрининга донорской крови на анти-HCV (38 человек), распространенность специфичных антител составила 31,5%. Эти антитела были также выявлены у 16 (32,6%) из 49 пациентов, которым диагноз ОЛЛ был поставлен в период с января 1990 г. по август 1992 г., причем никто из них не был анти-HCV-положительным на момент поступления в клинику; впервые антитела были выявлены через 6 - 30 мес после постановки диагноза. С сентября 1992 г. новых случаев выявления анти-HCV отмечено не было.
   Путь передачи инфекции в нашем наблюдении остается невыясненным. Известно, что вероятность передачи HCV при единичном уколе инфицированной иглой составляет 4 - 10%. Возможно, основным средством распространения инфекции явились те части приспособления для забора крови из пальца, которые используются многократно. Интересно, что пациенты с ОЛЛ, вынужденные сдавать анализы крови 1 - 2 раза в неделю, чаще инфицировались, чем дети с другими онкологическими заболеваниями, при которых необходимость в столь частых исследованиях крови отсутствует.
   Таким образом, приспособления для забора крови из пальца (особенно те их части, которые используются многократно) могут служить средством распространения от больного к больному вирусных инфекций, передающихся через кровь.
  

Литература:

 

Dibenedetto SP, Miraglia V, Ippolito AM, et al. Reduction in the incidence of infection by hepatitis C virus in children with acute lymphoblastic leukemia after suspension of sampling from the finger. The Pediatric Infectious Disease Journal 1996;15(3):265-6.

  

ПРИМЕНЕНИЕ ЗИДОВУДИНА С ЦЕЛЬЮ УМЕНЬШЕНИЯ ПРЕНАТАЛЬНОЙ ПЕРЕДАЧИ ВИЧ-1

Н.Павловская
N.Pavlovskaja

Авторы провели анализ эффективности лечения зидовудином ВИЧ-инфицированных беременных женщин с целью уменьшения передачи вируса от матери ребенку. Исследование проходило на базе больницы в Бронксе (Нью-Йорк) с многопрофильной ВИЧ-ориентированной программой работы, которая расположена в районе с малоимущим, ВИЧ-эндемичным населением. Основанием послужили опубликованные результаты рандомизированной проверки, проводившейся в нескольких медицинских учреждениях (Протокол 076 Группы клинической проверки на СПИД - ACTG) и показавшей, что зидовудин значительно снижал передачу ВИЧ-1 от матери ребенку.
  Индекс передачи ВИЧ-1 от матери ребенку в отсутствие медицинских мер находится в пределах от 15 до 40%. В Протоколе 076 ACTG показано, что пренатальное лечение зидовудином уменьшает индекс передачи с 25,5 до 8,3%. Этот эффект был достигнут при лечении женщин зидовудином в пренатальный и интранатальный периоды, а также новорожденных сразу же после рождения. В связи с этим было рекомендовано производить на добровольной основе консультирование и проверку на ВИЧ всех беременных женщин и лечить выявленных ВИЧ-инфицированных. Практическое применение этих рекомендаций требует идентификации ВИЧ-инфицированных женщин в пренатальный период и координации дородовых процедур с процедурами во время родов и далее для новорожденных. Согласие на лечение зидовудином зависит от отношения к антиретровирусным препаратам, обусловленного личной культурой, доступа к системам здравоохранения, употребления матерью наркотиков и других факторов.
  В исследовании приняли участие 49 из 125 ВИЧ-инфицированных беременных женщин. Эти женщины, идентифицированные на ВИЧ в дородовой период, были информированы о результатах, содержащихся в Протоколе 076 ACTG, и им было предложено лечение зидовудином. Средний возраст женщин составил 30 лет. В качестве фактора риска заражения ВИЧ 38 из 49 женщин назвали гетеросексуальные контакты, 23 признались в употреблении наркотиков во время текущей беременности. Средний срок беременности был 24 нед, среднее количество клеток CD4+ - 423/мкл. Ни одна из женщин не проходила антиретровирусного лечения. Комбинированное лечение (пренатальное, интранатальное и лечение новорожденного) выбрали 37 женщин, 9 отказались от любого лечения зидовудином, одна согласилась на лечение своего новорожденного, две предпочли аборт и у одной произошел спонтанный выкидыш. Таким образом
, объектами лечения зидовудином стали 36 женщин и лишь 24 из них получили все компоненты этого лечения.
   Значительное уменьшение вертикальной ВИЧ-передачи, показанное в Протоколе 076 ACTG, имело результатом издание рекомендаций для системы общественного здравоохранения, состоящих в том, чтобы предлагать беременным женщинам добровольное консультирование и обследование на ВИЧ. Инфицированным беременным женщинам должно быть рекомендовано лечение зидовудином, это позволит ослабить детскую ВИЧ-эпидемию в промышленно развитых странах. Однако подлинная целесообразность пренатального использования зидовудина требует дополнительного изучения. Как показало исследование, изначально принятие этих рекомендаций в выбранной больнице оказалось меньшим, чем ожидалось. В целом лечение зидовудином было выбрано лишь 24 (52%) из 46 женщин, беременность которых завершилась родами. Скоординированный подход к медицинскому уходу за ВИЧ-инфицированными беременными женщинами, затем детьми, производившийся многопрофильной бригадой, был успешным в том отношении, что обеспечивал послеродовое лечение зидовудином всех новорожденных. Внутривенный прием наркотиков, продолжавшийся во время беременности, определял отказ матерей от профилактического лечения зидовудином. Факт употребления матерью наркотика является большим факторм риска ВИЧ-передачи.
   Степень, с которой каждый компонент терапии, соответствующий Протоколу 076 ACTG, уменьшает вертикальную передачу, остается неизвестной. Если предположить, что положительные результаты достигаются при сочетании всех трех видов лечения, то индекс передачи у этих женщин, идентифицированных на ВИЧ в дородовой период, может уменьшиться с 25 до 18%. Однако, несмотря на обширную программу ВИЧ-консультирования и ВИЧ-тестирования, только 49 из 125 ВИЧ-инфицированных беременных женщин были идентифицированы на ВИЧ в дородовой период. Если лечение осуществлялось только зидовудином, то можно было ожидать минимального уменьшения индекса ВИЧ-передачи с 25 до 22%. В настоящее время трудно определить истинный индекс
передачи. При более простом режиме лечения возможны лучшие результаты. Как показало исследование, антиретровирусное лечение может оказаться неприемлемым в ряде регионов, несмотря на разъяснительную работу и обеспечение квалифицированным медицинским обслуживанием. Во многих медицинских учреждениях отсутствуют надежные программы идентификации ВИЧ-инфицированных беременных женщин, их новорожденных детей и ухода за ними. Следовательно, успешность применения рекомендаций для систем общественного здравоохранения, содержащихся в Протоколе 076 ACTG, может быть меньшей. Органы здравоохранения и источники финансирования должны обратить особое внимание на уровень приемлемости мероприятий, являющихся результатом научных исследований. Поскольку в данном случае речь идет о небольшом по объему исследовании, проводившемся только в одном медицинском учреждении, необходимы дальнейшие исследования для подтверждения полученных результатов и для лучшего понимания комплексной проблемы, связанной с использованием зидовудина для лечения ВИЧ-инфицированных беременных женщин.
  

Литература:

 

Wiznia А, et al. Zidovudine use to reduce perinatal HIV Type 1 trnsmission in an Urban Medical Center. JAMA 1996;275:1504-6.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak