ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИЯ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №7 от 04.04.1996 стр. 9
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: ГАСТРОЭНТЕРОЛОГИЯ // РМЖ. 1996. №7. С. 9

Передача гепатита С с трансплантируемым органом: контролированное исследование Марганец и хроническая печеночная энцефалопатия Горизонтальная трансмиссия вируса гепатита В Трансмиссия вируса гепатита С от матери к ребенку Влияние кислотной супрессии на эффективность лечения инфекции HELICOBACTER PYLORI ПЕРЕДАЧА ГЕПАТИТА С С ТРАНСПЛАНТИРУЕМЫМ ОРГАНОМ: КОНТРОЛИРОВАННОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

3. Никитин
Z. Nikitin

Вирус гепатита С (HCV) может передаваться при пересадке трупных органов от доноров, имеющих антитела к этому вирусу (анти-HCV). Прежние работы показали, что у 48% реципиентов органов от анти-НСУ-позитивных доноров развивались посттрансплантационные заболевания печени и у 98% обнаруживалась ДНК этого вируса. В связи с этим банки органов ограничили пересадки от анти-НСУ-позитивных доноров. Од нако адекватных сравнений исхода пересадок от серопозитивных и серонегативных доноров не проводилось. Авторы решили восполнить этот пробел.
   Плазма, полученная из 716 трупных органов Банка органов Новой Англии (США), приготовленных в период с 1986 по 1990 г., была подвергнута исследованию на анти-HCV посредством ELISA первого поколения - ELISA-1 (Ortho Diagnostic Systeme). 13 (1,8%) были серопозитивными.
   Из 29 реципиентов, получавших органы от этих доноров, была
сформирована группа исследования. Из 307 доноров, HCV-негативных в ELISA-1, были произвольно отобраны 37 человек. 74 реципиента, которые получили парные органы от этих 37 доноров, составили контрольную группу. Плазму реципиентов исследовали на анти-HCV в ELISA-2 и определяли наличие ДНК. этого вируса. Средний посттрансплантационный катамнез для исследуемой и контрольной групп составил соответственно 42 и 49 мес.
   Посттрансплантационная частота обнаружения антител и ДНК вируса составила 67 и 96% среди реципиентов от серопозитивных доноров и 20 и 18%-от серонегативных (р = 0,001).
    Частота гепатита ни А ни В, отторжения и смертность составили соответственно 55, 52 и 31% в группе исследования и 16, 53 и 33%в контрольной группе. Относительный риск гепатита, утраты органа и смерть среди реципиентов серопозитивных органов составил соответственно 4,37 (95% интервал достоверности - ИД 1,97 - 9,70), 0,93 (95% ИД 0,51 1,70) и 0,89 (95% ИД 0,41 - 1,93).
   Таким образом, передача HCV с трансплантируемым
органом повышает риск развития заболеваний печени у реципиентов. Однако через 3,5 года донорская инфекция HCV не влияет на выживаемость больных или на сохранность пересаженного органа.
   Авторы считают, что пересадка органов от серопозитивных доноров возможна к серопозитивным или имеющим ДНК HCV реципи ентам, однако отдаленные последствия этого неизвестны.
   Во многих случаях решение о такой пересадке должны принимать врач и больной, но не банк хранения органов.

Литература:

Pereira BJG, et al. A controlled study of hepatitis С transmission by organ transplantation. Lancet 1995:345:484-7.

МАРГАНЕЦ И ХРОНИЧЕСКАЯ ПЕЧЕНОЧНАЯ ЭНЦЕФАЛОПАТИЯ

3. Никитин
Z Nikilin

При сканировании черепа методом ядерно-магнитного резонанса (ЯМР) у больных с тяжелым поражением печени, у пациентов, находящихся на парентеральном питании, а также у больных с промышленными отравлениями марганцем (Мп) наблюдается чрезмерная яркость изображения бледного шара, гипофиза и среднего мозга. Нормальная яркость восстанавливается после пересадки печени, дезинтоксикации или прекращения парентерального поступления Мп. На основании этих фактов , а также результатов опытов на животных возникла гипотеза о том, что именно накопление Мп в ЦНС является причиной хронической гепатоэнцефалопатии (ХГЭ).
    ХГЭ характеризуется прогрессирущими или эпизодическими изменениями личности, “смазанным” аффектом, деградацией познавательных функций, неврологическими симптомами в виде пирамидной и экстрапирамидной дисфункций, усиления сухожильных рефлексов, тремора.
   ХГЭ следует отличать от скоротечного поражения печени, ведущего к энцефалопатии в результате нарушения портальной системы (“мясная интоксикация”).
   Прежние исследования показали значимую корреляцию между неврологическими проявлениями и повышенной яркостью изображений бледного шара при ЯМР. Клинические проявления у пациентов, длительно контактировавших с Мп, напоминали таковые при ХГЭ. Предполагают, что причиной ХГЭ является нарушение метаболизма Мп в ЦНС. Как астроциты ЦНС, так
и гепатоциты обладают специфической системой переноса Мп, который в ЦНС является важным компонентом многих ферментов, включая супероксиддисмутазу и глутамидсинтетазу. Последняя важна для дезинтоксикации аммиака при поражениях печени. Активностью этого фермента обусловлено присутствие почти 80% всего Мп, содержащегося в тканях ЦНС.
   Чтобы подтвердить "марганцевую гипотезу" возникновения ХГЭ, обследовали 10 больных циррозом печени в возрасте от 25 до 58 лет.
   Им предстояла пересадка печени.
   Контрольную группу составили 10 пациентов неврологического отделения без заболеваний печени и с нормальными данными при ЯМР.
   У 6 больных была диагностирована субклиническая энцефалопатия, у 3 - умеренная и у 1 - средней тяжести. У всех больных были взяты повторные пробы на содержание Мп в крови и проведено ЯМР-сканирование черепа.
   В период обследования 3 больных умерли от прогрессирующего цирроза печени. Было сделано посмертное ЯМР-сканирование и определена концентрация Мп в срезах мозга. Контролем служили 3 умерших от сердечно-сосудистых заболеваний.
    Концентрация Мп в крови больных циррозом печени была значительно повышена по сравнению с контролем (средние значения 34,4 мг/л против 10,3 мг/л; р = 0,0004). Интенсивность изображения при ЯМР коррелировала с содержанием Мп в крови (Rs = 0,8; р = 0,0058).
   Концентрация Мп при гистологическом исследовании была наивысшей в области хвостатого ядра и бледного шара. Наблюдалось также повышенное количество астроцитов (Альцгеймер тип II).
    Значительное накопление Мп в базальных ганглиях при циррозе печени и сходство симптомов при Мп-нейротоксикозе и ХГЭ подтверждает предположение о роли Мп в патогенезе ХГЭ.
   Авторы называют свое исследование пилотным и считают перспективным моделирование цирроза печени с одновременной марганцемией на животных для подбора возможного лечения, в частности химических веществ, используемых при отравлении металлами, такими как свинец, мышьяк, ртуть и медь.

Литература:

Krieger D, et All. Marganese and chronic hepatic encephalopaty Lancet 1995:346:270-4.

ГОРИЗОНТАЛЬНАЯ ТРАНСМИССИЯ ВИРУСА ГЕПАТИТА В

Л.А. Кронина
L.A. Kronina

Важность горизонтальных трансмиссиий в эпидемиологии вирусного гепатита В (ВГВ) очевидна.
   Горизонтальная трансмиссия вируса гепатита В (HBV) не определяется сексуальными контактами и парентеральными факторами (при переливании крови и кровезаменителей или вертикальной передачей от матери к ребенку), она обусловлена проникновением вируса через небольшие раны, раневое отделяемое, слюну. В индустриальных странах этим путем инфекция часто распространяется среди ВИЧ-носителей, в закрытых учреждениях, в меньшей степени в детских учреждениях. Обследовано 770 лиц, частота выявления HBsAg (поверхностный антиген гепатита В) и анти-HBs (антитела к поверхностному антигену) составила соответственно 10,3и 41,5%.
   В течение 1991 - 1992 гг. были обследованы родственники 123 больных. Сыворотку каждого члена семьи исследовали на HBsAg, анти-HBs и анти-НВс радиоимму нологическими методами. Выявлено 39 (14,1
%) человек, серопозитивных по ВГВ. У 31 (27,9%) человека, входящего в группу риска (наличие у члена семьи серопозитивного по ВГВ носителя заболевания или перенесшего эту инфекцию), выявлены доказательства прошедшей или текущей инфекции HBV. Среди лиц, не входящих в группу риска, частота серопозитивных реакций по HBV составила 4,8 %(8 человек). Ни один из серопозитивных пациентов из группы высокого риска не жил и не работал в эндемичном по вирусному гепатиту районе. 1 пациент перенес переливание крови. У 8 человек из другой группы инфицирование могло произойти парентеральным или сексуальным путем.
   В литературе обсуждается проблема передачи ВГВ от ребенка к ребенку и от ребенка к родителям, причем риск возрастает при увеличении длительности пребывания в одном помещении. Тип и частота контактов между детьми и родителями влияют на частоту трансмиссии вирусного гепатита. Передача вируса происходит через слюну или небольшое количество крови. Даже если инфицированный возвращается домой только на выходные или на праздники, обычные контакты с членами семьи могут способствовать распространению ВГВ. Таким образом, роль горизонтальной трансмиссии вирусного гепатита весьма велика, в связи с чем возникает проблема вакцинации родственников
серопозитивных пациентов.

Литература:

Damme PV, et al. Horizontal transmission of hepatitis В virus. Lancet 1995:345:27-9.

ТРАНСМИССИЯ ВИРУСА ГЕПАТИТА С ОТ МАТЕРИ К РЕБЕНКУ

Л.А. Кронина
L.A. Kronina

Вертикальная передача вирусного гепатита С (ВГС) возможна, например, через внутрикожные инъекции, однако трансмиссия от матери к ребенку изучена недостаточно. С 1990 по 1993 г. обследовано 21 516 беременных женщин (средний возраст - 28 лет), жительниц Ломбардии (Италия), на наличие антител к вирусу гепатита С (HCV). Дети, рожденные от анти-НСУ-позитивных матерей, наблюдались каждые 3 мес в течение первого года жизни и далее каждые 6 мес. У рожениц был исключен СПИД, отмечалась нормальная активность АлАТ. Дети от ВИЧ-инфицированых матерей, а также при повышении активности АлАТ не получали грудного вскармливания. Наличие вирусной РНК в материнской сыворотке исключало возможность заражения ребенка от медицинского персонала. Выявлено 250(1,2%) анти-HCVпозитивных матерей, 195 (78%) из них включены в исследование. Никто из 94 детей, родившихся от метерей, серопозитивных по ВГС, не был инфицирован. Клинические и лабораторные тесты в течение первого года жизни были нормальными, несмотря на грудное вскармливание. У 8 детей, рожденных от женщин, больных СПИДом в сочетании с ВГС, отмечалась повышенная активность АлАТ (в среднем 137,3 усл. ед.), 3 из них были заражены ВГС и СПИДом, 5 - только ВГС. Ни у одного из этих детей не отмечалось иктеричности склер, отсутствовали HBsAg, антитела к вирусу гепатита А и цитомегаловирусу. Генотип инфицированных детей соответствовал генотипу их матерей.
    Настоящее исследование показало, что трансмиссия ВГС от матери к ребенку возможна, но такие случаи являются в Италии редкими. При одновременном наличии у матери ВГС и СПИДа риск ви русной трансмиссии для ребенка возрастает. Поражение печени у рожениц также представляет собой фактор риска трансмиссии ВГС. Исследователи обращают внимание на возможность вертикального (перинатального) пути транссмисии вирусного гепатита и СПИДа ,что является актуальным в экономически развитых странах.

Литература:

Zanetti AR, Tonzi Е, Paccagnini S, et al. Mother-to-infant transmission of hepatitis С virus. Lancet 1995;345:289-91.

ВЛИЯНИЕ КИСЛОТНОЙ СУПРЕССИИ НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛЕЧЕНИЯ ИНФЕКЦИИ HELICOBACTER PYLORI

Уничтожение Helicobacter pylori (Н. pylori) является важнейшей задачей при лечении язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. Больным назначали комплексную терапию, включающую висмут (денол), тетрациклин и метронидазол (клион, флагил). Не было выявлено различий в эффективности между 7- и 14-дневным курсом лечения указанной комбинацией препаратов в сочетании с антагонистами Н2-рецепторов.
   Применение омепразола (лозек, ортанол, омезол)способствовало улучшению результатов лечения.
   Обследовано 108 пациентов с язвенной болезнью и морфологически выявленной инфекцией Н. pylori. Всем больным назначали комплексную терапию с омепразолом (по 20 мг 2 раза в день) или без. Уничтожение Н. pylori подтверждали результатами эндоскопической биопсии, уреазного теста, гистологического и культурального исследования через 4 - 6 нед после лечения. Побочные явления были выражены слабо и не влияли на общее состояние. 105 (97,2%) больных прошли полный курс ле чения. Побочные желудочно-кишечные явления были достоверно менее выражены в группе больных, получавших омепразол.
   Омепразол назначали по 20 мг 2 раза в день перед завтраком и перед ужином, коллоидный висмут 4 раза в день по 120 мг до еды и на ночь, тетрациклина гидрохлорид по 5 мг 4 раза в день (во время еды и на ночь), метронидазол - по 500 мг 3 раза в день во время еды. Н
2 блокаторы назначали не во время проведения комплексной терапии, а после (через 10 дней от начала лечения), прием алкоголя был запрещен. Основными побочными явлениями были умеренно выраженная тошнота, металлический привкус во рту, учащение стула с изменением его окраски в черный цвет. Через 4 - 6 нед больные вновь поступали в клинику для выполнения повторной гастродуоденоскопии с биопсией и для оценки выраженности побочных явлений. Наиболее выраженные побочные явления (потеря аппетита, тошнота, рвота, диарея, боли в животе, металлический привкус во рту) отмечались у пациентов, не принимавших омепразол. Побочные явления отсутствовали у 29,6% больных, получавших омепразол, и у 25,9% пациентов, не получавших омепразол. Достоверных различий в эффективности лечения в зависимости от назначения омепразола не выявлено.
   При обсуждении отмечено, что использование комбинации
висмута, тетрациклина и метронидазола является более эффективным, чем сочетания висмута, амоксициллина и метронидазола. По данным литуратуры, около 50% больных указывают на побочное действие комплексной терапии, в данном исследовании этот показатель составил 72%. Резистентность к метронидазолу выявлена в 7,7% случаев, что соответствует данным литературы.
   Назначение омепразола дает положительный клинический эффект даже при резистентности к метронидазолу. При назначении омепразола в качестве монотерапии отмечалась супрессия Н. pylori, но in vivo антибактериальный эффект этого препарата не выявлен. Теоретически комбинированная терапия
может потенцировать повышение концентрации антибиотиков в слизистой желудка, а омепразолиндуцированная гипохлоргидрия - повышать бактерицидную эффективность антибиотиков. Таким образом, использование комплексной терапии в сочетании с омепразолом является эффективным, дает минимальный побочный эффект и может быть рекомендовано не только с лечебной, но и с диагностической целью.

Литература:

Boer de W, Drissen W, et al. Effect of acid supression on efficacy of treatment for Helicobacter pylori infection. Lancet 1995:345:817-9.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak