Неврология

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №12 от 19.06.1996 стр. 15
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Неврология // РМЖ. 1996. №12. С. 15

ГЕНЕТИЧЕСКИЙ ФАКТОР И ПОВЫШЕННЫЙ РИСК ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ МИГРЕНЬЮ В СЕМЬЕ

О. Хабиб
O. Habib

Недавно на 19-й паре хромосом был картирован ген, ответственный за развитие семейной гемиплегической мигрени, редкого подвида мигрени с аутосомно-доминантным типом наследования.
   Эта находка пробудила интерес к выяснению генетической основы обычных видов мигрени - мигрени без ауры (МБА, ранее известной как обычная мигрень) и мигрени с аурой (МА, ранее известной как классическая). Совершенно неясно, наследуются ли эти виды мигрени. Ранее полагали, что частая внутрисемейная заболеваемость мигренью обусловлена влиянием генетического фактора. Однако частота мигрени 16-21% в популяции, по данным проводимых ранее семейных исследований, может быть и простой случайностью. Обычно в организации семейных исследований есть множество издержек - недостаточное количество бесед с прямыми родственниками, неудачная подборка клинических групп, неверная диагностика типов мигрени. Наиболее удачным оказался генетически-эпидемиологический подход, использованный в двух предыдущих исследованиях, однако в этих работах были получены противоречивые сведения о частоте внутрисемейного наследования мигрени.
    Мы определяли частоту внутрисемейной МА и МБА среди ближайших родственников и у супругов пробандов с МА и МБА, а также тех пробандов, у которых еще не было мигрени. Интервью с родственниками и супругами проводил специалист-невропатолог слепым методом. Из группы в 3000 мужчин и 1000 женщин, проживающих в районе Danish, были отобраны пробанды с МА, а затем произвольно равное количество пробандов с МБА и пробандов, у которых еще никогда не было приступов мигрени. В качестве пробандов были отобраны и те, у которых наблюдались оба типа мигрени. Пробанды предоставляли информацию о своих ближайших родственниках в возрасте старше 18 лет и супругах, которых затем интервьюировали по телефону (слепой метод, поскольку исследователь не знал о степени родства опрашиваемых и пробандов). Были опрошены 94% всех супругов и 93% всех ближайших родственников. По разным причинам не удалось взять интервью у 48 супругов и 460 родственников, однако существенных расхождений в информации, предоставленной самими пробандами, и в данных, полученных при непосредственном опросе родственников, не было. Использовали оперативные диагностические критерии Международного общества головной боли. Заболеваемость мигренью среди ближайших родственников определяли разделением количества всех установленных случаев мигрени на общее количество родственников. Риск заболевания мигренью в семье определяли, исходя из относительного риска развития заболевания в определенных группах родственников и для населения в целом.
Вероятность (родственник 60лен/пробанд болен)
  Вероятность (случайно взятый человек из популяции болен)
  Стадартизированный относительный риск для группы определяли как отношение количества всех выявленных у родственников случаев мигрени к ожидаемому количеству случаев. Ожидаемое количество определяли, складывая показатели заболеваемости для обоих полов и разных возрастных групп с числом родственников того
же пола и возраста.
   Результаты. Необходимую информацию удалось получить у 378 из 410 пробандов. Относительный риск развития МБА у ближайших родственников пробандов с МБА в популяции оценивался в 1,9, а МА - в 3,8. Риск развития МА и МБА составил соответственно 2,2 и 1,6 у ближайших родственников пробандов, страдающих обоими типами мигрени, а у родственников пробандов, еще никогда не испытавших приступов мигрени, риск повышен не был. Относительный риск развития мигрени в популяции не зависел ни от поколения, ни от пола пробандов и времени развития заболевания у них, ни от возраста ближайших родственников.
   Относительный риск в популяции имел тенденцию к росту лишь у молодых поколений в семьях пробандов с МБА.
   У 106 супругов пробандов с МБА отметили повышенный риск развития МБА. Незначительно различалось время (возраст) начала заболевания у пробандов (17±8 лет) и их супругов (18± 10,4 года).
   У 92 супругов пробандов с МА не отмечали повышенного риска развития МА. 15 супругов пробандов страдали обоими
типами мигрени, у 4 была МБА. У 16 супругов никогда не было приступов мигрени.
   Обсуждение. Исследование охватывало относительно большую группу тщательно обследованных пробандов, отобранных из общего населения. В ходе эпидемиологического исследования, проведенного в этом же районе, достоверно определили распространенность заболевания в популяции.
   Это дало возможность оценить относительный риск развития заболевания среди ближайших родственников и супругов пробандов.
   Все интервью проводились одним и тем же специалистом, чтобы избежать диагностической вариабельности и получить достоверные данные. Мигренозная боль субъективная жалоба, поэтому опрос супругов и родственников проводили слепым методом, чтобы избежать предубеждений. МА и МБА изучали и анализировали по отдельности из-за клинических и патофизиологических различий.
   Неодинаковые семейные модели мигрени указывают на то, что эти два вида мигрени имеют разное происхождение.
    Результаты в отношении МБА были несколько неожиданными.
   Риск развития МБА среди ближайших родственников пробандов с МБА был увеличен лишь в 2 раза по сравнению с таковым для населения в целом или для родственников тех пробандов, у которых еще не было мигрени. Риск развития МБА у супругов был увеличен в 1,5 раза, что не может быть объяснено только селективностью выборки, поскольку страдающие от мигрени не отличаются какими-либо личностными особенностями, семейным статусом, образованием или профессией.
   Нельзя объяснить это и только влиянием внешних факторов, поскольку начало заболевания приходилось практически на один и тот же возраст у пробандов и их супругов. Предположили, что данный феномен объясняется сочетанием двух факторов - жизнью в одной среде и стечением обстоятельств. Повышенный риск развития МБА у супругов пробандов объясняет тенденцию к увеличению относительного риска развития МБА у детей пробандов с МБА. Полученные результаты указывают на то, что и генетические, и внешние факторы играют незначительную роль в развитии МБА.
   Риск развития МА у ближайших родственников пробандов с МА был в 3,8 раза выше, чем для населения в целом, и в 6 раз выше, чем у родственников пробандов, никогда не страдавших мигренью. У супругов пробандов, страдающих МА, не отмечали повышенного риска развития МА. Эти наблюдения указывают на значимость генетического фактора. В связи с высокой распространенностью МА (7%) относительный риск в популяции может максимально возрасти до 15 раз (в случае, когда поражены все ближайшие родственники).
    Итак, полученные результаты свидетельствуют, что МБА и МА имеют различную этиологию. Несколько повышенный риск развития МБА среди ближайших родственников пробандов с МБА объясняется сочетанием генетических и внешних факторов, в то время как значительный риск развития МА у родственников пробандов, страдающих МА, определяется только генетическими факторами.

Выводы:

  • Внутрисемейное наследование мигрени ранее не было четко установлено
  • Мигрень существует в двух разных формах: с аурой и без ауры
  • Ближайшие родственники рискуют заболеть тем же видом мигрени, что и пробанд, у супругов наблюдается повышенный риск заболевания только МБА
  • Две различные семейные модели развития мигрени означают, что этиология этих двух видов мигрени различна
  • Последующие работы должны быть направлены на изучение типов наследования и генетических связей

Литература:

Russel MB, Olesen J. Increased familial risk and evidence of genetic factor in migraine. BMJ 1995:311:541-4.


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak