Что изменит дроспиренон в контрацепции и заместительной гормональной терапии?

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №17 от 16.09.2005 стр. 1139
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Тарасова М.А., Лекарева Т.М. Что изменит дроспиренон в контрацепции и заместительной гормональной терапии? // РМЖ. 2005. №17. С. 1139

Одним из важнейших экстрагенитальных эффектов эндогенного прогестерона является его антиминералкортикоидное действие как натурального антагониста альдостерона. Альдостерон, поддерживая активное поглощение натрия и выведение ионов калия и водорода с мочой в дистальных почечных канальцах, выполняет биологическую функцию регулятора внеклеточного обмена и метаболизма воды. В лютеиновую фазу менструального цикла на фоне увеличения секреции прогестерона происходит возрастание натрийуреза [4].

Эстрадиол и синтетические эстрогены обладают противоположным прогестерону натрий–сберегающим эффектом, который обусловлен в основном увеличением синтеза ангиотензиногена в печени и, соответственно, повышением уровня ангиотензина – главного стимулятора выработки альдостерона. Синтетические прогестагены – производные 17a–гидроксипрогестерона и 19–нортестостерона, не имеют антиминералкортикоидного эффекта и не противодействуют стимулирующему влиянию эстрогена на ренин–ангиотензин–альдостероновую систему (РААС). Результатом задержки натрия и жидкости у женщин, принимающих эстроген–содержащие препараты с целью контрацепции и заместительной гормональной терапии (ЗГТ), может быть увеличение массы тела вследствие задержки жидкости, отечность и повышение АД у предрасположенных женщин.
Дроспиренон – новый прогестаген – производное 17a–спиронолактона, спектр эффектов которого – прогестагенный, антиминералокортикоидный и антиандрогенный, свойственные натуральному прогестерону. Антиминералокортикоидная активность дроспиренона в 8 раз выше, чем у спиронолактона (диуретика с антиминералкортикоидной активностью) [5,6].
Результатами этого свойства препарата является уменьшение массы тела и снижение систолического и диастолического артериального давления. Вызываемая дроспиреноном потеря натрия в организме не приводит к клинически значимому повышению концентрации калия, что позволяет применять его даже у женщин с нарушением функции почек [1].
В исследовании Oelkers et al. установлено достоверное повышение кумулятивной экскреция натрия в группе здоровых женщин, получавших 2 мг дроспиренона, по сравнению с группой плацебо [7]. Следует отметить также и увеличение уровня альдостерона в плазме и экскреция его с мочой, что, по мнению авторов, характеризует компенсаторную активацию РААС в ответ на изменение электролитного состава крови.
В рамках того же исследования было показано, что дроспиренон достоверно повышает активность ренина плазмы, причем этот эффект не зависит от дозы препарата. Кроме того, выявлено некоторое снижение массы тела у пациенток, принимавших препарат, содержащий 30 мкг этинилэстрадиола и 3 мг дроспиренона (Ярина) [8,9], в отличие от женщин, принимавших контрацептив, содержащий 30 мкг этинилэстрадиола в сочетании с 150 мкг дезогестрела, у которых, наоборот, отмечалось некоторое увеличение массы тела [10,11].
Эти данные свидетельствуют о том, что дроспиренон в составе КОК способен эффективно противодействовать эстрoгензависимой задержке натрия и жидкости.
Дроспиренон является также антагонистом андрогенных рецепторов. Антиандрогенная активность дроспиренона выражена в 5–10 раз сильнее, чем у прогестерона, но ниже, чем у ципротерона ацетата [12–14].
Комбинированные оральные контрацептивы (КОК), угнетая секрецию андрогенов яичниками, оказывают положительное влияние на угревую сыпь и себорею. Кроме того, этинилэстрадиол (ЭЭ) вызывает повышение концентрации глобулина, связывающего половые стероиды (ГСПС), который уменьшает свободную фракцию андрогенов в плазме крови. Выраженность андрогенного эффекта прогестагена, входящего в состав комбинированных препаратов, существенно влияет на эффекты ЭЭ, такие как повышение ГСПС и антиатерогенные изменения спектра липопротеидов. Дроспиренон не снижает уровень ГСПС [15] и имеет антиатерогенное влияние на липидный обмен [16].
Применение комбинированных эстроген–гестагенных препаратов, содержащих дроспиренон, для контрацепции и заместительной гормональной терапии, позволяет получить дополнительные преимущества, связанные с фармакологическими и клиническими особенностями этого прогестагена.
Контрацепция с дроспиреноном
Современные гормональные контрацептивы дают реальную возможность регулировать сроки наступления беременности и таким образом снижать риск материнской смертности, связанной с абортами. Однако только этим не ограничивается их влияние на репродуктивное здоровье. Эстроген–гестагенные контрацептивы обладают многочисленными неконтрацептивными профилактическими и лечебными эффектами: уменьшают обильность, длительность и болезненность менструальной кровопотери, положительно влияют на состояние кожи, снижают риск анемии, внематочной беременности, воспалительных заболеваний органов малого таза, доброкачественных и злокачественных новообразований яичников, рака эндометрия.
В настоящее время, по данным ВОЗ (2001), гормональные методы контрацепции используют около 100 млн. женщин. Несомненно, что актуальность гормональной контрацепции будет возрастать и в дальнейшем.
Новый прогестаген дроспиренон входит в состав комбинированнного низкодозированного монофазного контрацептива Ярина (Schering AG, Германия), содержащего 30 мкг ЭЭ и 3 мг дроспиренона.
Как известно, эффективность методов контрацепции определяется числом беременностей, наступающих у 100 женщин за первые 12 месяцев использования контрацептива (индекс Перля). Для Ярины этот показатель составляет 0,07, что соответствует критериям высокоэффективного контрацептива [17].
Исследования длительности применения КОК показали, что около 30% женщин прекращают применение препаратов в течение первого года [18]. Основной причиной отмены КОК являются побочные эффекты [19]. Такие побочные эффекты, как увеличение массы тела, нагрубание и болезненность молочных желез, повышение уровня АД, связаны с влиянием ЭЭ на РААС.
Благодаря антиминералкортикоидной активности дроспиренон препятствует задержке натрия и жидкости в организме, что поддерживает стабильность массы тела, уровня АД и препятствует нагрубанию молочных желез при приеме Ярины. В течение первого месяца приема головная боль, напряжение молочных желез, снижение либидо, депрессия встречаются в 3,1–4,6%; тошнота – в 4,6–6,2% случаев. К шестому месяцу лечения все вышеуказанные симптомы в основном купируются [2].
Лечебные свойства КОК
с дроспиреноном
Дроспиренон, оказывающий на РААС эффект, подобный спиронолактону, открывает новые терапевтические возможности применения КОК.
В первую очередь это относится к терапии предменструального синдрома (ПМС). Не менее чем у 95% женщин репродуктивного возраста в той или иной степени за несколько дней до менструации наблюдаются такие симптомы, как раздражительность (93,8%), нагрубание и болезненность молочных желез (87,5%), метеоризм (75%), головная боль (56,3%), изменение настроения с наклонностью к депрессии (56,3%), отечность (50%) [3].
Применение КОК является наиболее распространенной терапевтической тактикой при ПМС. Однако при этом выраженность симптоматики ПМС не всегда уменьшается, а может даже усугубляться, что связано с дефицитом натурального прогестерона.
В многочисленных клинических исследованиях показано позитивное влияние препарата Ярина на соматические и психо–эмоциональные симптомы ПМС.
В открытом неконтролируемом исследовании, проведенном Apter D. и соавт. [20]. Эффективность препарата оценена у 336 женщин в возрасте от 18 до 42 лет с помощью опросника здоровья The Psychological General Well–Being Index (PGWBI), включающего такие показатели, как беспокойство, сниженное настроение, общее самочувствие, способность к контролированию своих эмоций, здоровье в целом, активность. Через три цикла лечения отмечалась тенденция к улучшению, а через шесть циклов было выявлено статистически значимое увеличение показателя общего самочувствия. Кроме того, проводилась оценка степени выраженности соматических симптомов. Уменьшение симптомов вздутия живота и нагрубания молочных желез произошло к 6 циклу приема препарата соответственно у 77,3 и 69% женщин. Кроме того, в 52% случаев больные отмечали уменьшение отечности конечностей. Масса тела оставалась стабильной или даже несколько снижалась. Несмотря на то, что в этом исследовании не была предусмотрена группа плацебо, этот недостаток компенсирован длительностью лечения (12 месяцев), т.к. известно, что уже через 3 – 6 месяцев эффект плацебо нивелируется [21].
В другом исследовании, проведенном в США в 2002 г., Borenstein J. и соавт. провели оценку влияния препарата на предменструальные симптомы и качество жизни более чем у тысячи женщин, страдающих ПМС. Предменструальные симптомы и качество жизни оценивались до начала лечения и через два цикла терапии. Использование Ярины привело к улучшению физических и психоэмоциональных симптомов ПМС, а также общего самочувствия и качества жизни [22].
Boschitsch E. и соавт. изучили эффективность применения Ярины и препарата, содержащего 30 мкг ЭЭ и 150 мкг дезогестрела, в терапии ПМС. В группе женщин, получавших Ярину, было отмечено достоверное снижение массы тела. Кроме того, произошло статистически значимое уменьшение тяжести предменструальных симптомов, таких как подавленное настроение, задержка жидкости, повышенный аппетит. Позитивное влияние препарат оказал на кожные проявления. Количество элементов угревой сыпи снизилось на 62,5%, себорея уменьшилась на 25,1%. После окончания исследования 75,6% женщин выразили желание продолжить прием препарата [23].
В исследовании Brown C. и соавт. 326 женщин в возрасте от 18 до 35 лет заполняли 23–компонентный опросник Women’s Health Assessment Questionnaire в начале наблюдения и после завершения 6 цикла приема Ярины. В конце 6 цикла было отмечено улучшение показателей по шкалам, характеризующим задержку жидкости и эмоциональный статус. Следует особо отметить, что результаты были аналогичны в группах пациенток, не пользовавшихся ранее оральными контрацептивами и использовавших ОК, не содержащие дроспиренон [24].
В рандомизированном плацебо–контролируемом исследовании Freeman E.W. и соавт. исследована эффективность препарата Ярина в течение 3 менструальных циклов у 82 женщины с тяжелым течением ПМС, так называемым предменструальным дисфорическим синдромом. У пациенток, получавших лечение препаратом, содержащим ЭЭ и дроспиренон, отмечалось значительно более выраженное улучшение по показателям опросника СОРЕ (the Calendar of Premenstrual Experiences) по всем 22 пунктам. Достоверная разница между группами была получена по фактору 3 – постоянный повышенный аппетит, акне [25,26].
Во всех вышеописанных исследованиях применялась стандартная схема приема препарата: прием 21–й таблетки с последующим семидневным перерывом. Известно, что именно в этот промежуток времени у женщин, принимающих оральные контрацептивы, чаще возобновляются симптомы ПМС [27].
Использование продленного режима КОК, когда больная получает препарат ежедневно в течение 9–12 недель и лишь затем делает перерыв, повышает эффективность терапии ПМС. Уменьшение симптомов в этом случае отмечают 74% женщин [28]. В случае использования такого режима приема кровотечения прорыва встречаются достаточно редко, менструальноподобная реакция наступает при отмене таблеток [29].
Учитывая эти данные, было проведено исследование применения Ярины в продленном режиме [30]. В нем приняли участие 1433 женщины, 175 из которых получали препарат непрерывно в течение 42–126 дней. Показано, что отечность конечностей уменьшилась на 49% у больных, принимавших препарат в продленном режиме по сравнению с 34% у пациенток, использовавших стандартную 21–дневную схему. Болезненность молочных желез снизилась на 50 и 40% соответственно, чувство вздутия живота на 37 и 29%. Также более эффективным является продленный режим приема у женщин с угревой сыпью. Частота кровотечений прорыва составила 15% в начале терапии и имела тенденцию к снижению по мере продолжения приема препарата. Не было отмечено повышения частоты других побочных эффектов.
Таким образом, продленный режим может быть использован для повышения терапевтической эффективности Ярины.
Антиандрогенные свойства КОК с дроспиреноном обусловлены несколькими механизмами: подавлением овуляции, способностью дроспиренона блокировать рецепторы к андрогенам и отсутствием снижения концентрации глобулина, связывающего половые стероиды [31].
Применение препарата Ярина патогенетически обосновано у женщин с избыточной массой тела или повышением артериального давления при приеме комбинированных контрацептивов, а также требующих терапии в связи с предменструальным синдромом, угревой болезнью, легкой артериальной гипертензией или «идиопатическими отеками».
Заместительная гормональная терапия с дроспиреноном
Прекращение эстроген–продуцирующей функции яичников, приводящее к развитию вазомоторных симптомов, нарушению сна, снижению устойчивости к психологическим и эмоциональным стрессам, урогенитальным и сексуальным расстройствам, изменению внешности, к остеопорозу, болям в спине и переломам, существенно снижает качество жизни женщин старшего возраста. Коррекция всех указанных проявлений является целью заместительной гормональной терапии в пери– и постменопаузе.
Дроспиренон входит в состав комбинированного препарата для непрерывной ЗГТ в постменопаузе Анжелик (Schering AG, Германия), содержащего 17b–эстрадиола и 2 мг дроспиренона.
Применение дроспиренона в комбинированном препарате для ЗГТ, аналогично Ярине, уменьшает частоту побочных эффектов (таких как мастодиния, отечность, увеличение веса вследствие задержки жидкости) и улучшает переносимость терапии. Повышение приемлемости терапии («комплаентности») является важнейшим условием ее максимальной эффективности, поскольку профилактические эффекты достигаются только при достаточной продолжительности терапии эстрогеном. Кроме того, антиальдостероновый эффект дроспиренона особенно важен для женщин старших возрастных групп, имеющих более высокую частоту гипертонической болезни и ишемической болезни сердца.
Известно, что ренин–ангиотензин–альдостероновая система имеет многокомпонентное воздействие на функцию сердечно–сосудистой системы. Ангиотензин II оказывает сильное прямое сосудосуживающее действие на артерии и менее сильное сосудосуживающее действие на вены. Кроме того, ангиотензин II служит главным стимулятором выработки альдостерона – основного регулятора водно–электролитного баланса, действующего через минералокортикоидные рецепторы в дистальных канальцах почек.
В то же время относительно недавно было обнаружено, что рецепторы альдостерона расположены также и в других органах, включая мозг, сосуды и сердце [32]. Это свидетельствует о роли альдостерона в физиологии и патологии сердечно–сосудистой системы. Избыточный синтез альдостерона, всегда сопровождающий течение сердечной недостаточности, приводит к стимуляции фибробластов, что, в свою очередь, вызывает повышение синтеза коллагена, развитие интерстициального фиброза, нарушение функциональной активности миокарда с развитием диастолической дисфункции левого желудочка. Кроме того, избыточный синтез альдостерона способствует повышению реабсорбции натрия, потере калия, ретенции воды в почечных канальцах, что, в свою очередь, приводит к увеличению объема циркулирующей крови и как следствие – к перегрузке левого желудочка сердца объемом и давлением, что также ведет к прогрессированию сердечной недостаточности.
Влияние альдостерона на развитие сердечно–сосудистой патологии включает воздействие на кардиальный и сосудистый фиброз, гипертензию, эндотелиальную дисфункцию, подавление фибринолиза, нарушение сердечного ритма. Показано, что применение блокатора альдостероновых рецепторов спиронолактона снижает уровень АД, улучшает функцию эндотелия, уменьшает гипертрофию левого желудочка сердца, снижает частоту фатальной аритмии и в результате приводит к 30%–ному снижению смертности среди пациентов с тяжелой сердечной патологией [32].
На больших когортах пациентов показано, что циркуляторный уровень норадреналина, ренина, ангиотензина II, альдостерона, эндотелина–1 и адреномедулина коррелирует как с тяжестью, так и с прогнозом хронической сердечной недостаточности. В частности, имеется сложная взаимосвязь между активностью ренин–ангиотензин–альдостероновой системы и гиперпродукцией эндотелина–1. Как показало исследование Framingham Offspring Study (Фрамингем, Массачусетс), даже у нормотензивных лиц однократное измерение в утренние часы альдостерона позволяло предсказывать вероятность повышения артериального давления спустя несколько лет.
В многоцентровом исследовании проведено изучение содержания калия в сыворотке крови и уровня АД у женщин 45–70 лет в постменопаузе, не имеющих и имеющих сахарный диабет, получающих препарат Анжелик и ингибиторы ангиотензинпревращающего фермента или блокаторы рецептора ангиотензина II [33]. У обследованных женщин отмечен гипотензивный эффект ЗГТ. Кроме того, ни в одной из наблюдаемых групп не было выявлено гиперкалиемии.
Гипотензивный эффект был подтвержден также результатами 12–недельного многоцентрового рандомизированного двойного слепого плацебо–контролируемого исследования влияния препарата Анжелик на уровень АД у 212 женщин в постменопаузе, имеющих умеренную гипертензию (АД в пределах 140/90–159/99 мм рт.ст.). По сравнению с группой плацебо у женщин, применявших Анжелик, отмечено достоверное снижение цифр АД и отсутствие значимых изменений содержания калия в сыворотке крови [34].
Представленные результаты исследований свидетельствуют о новых возможностях комбинированных эстроген–гестагенных препаратов, содержащих дроспиренон в качестве прогестагенного компонента. Контрацептивный препарат «Ярина» благодаря антиминерало кортикоидному и антиандрогенному эффекту дроспиренона обладает хорошей переносимостью, связанной с сохранением стабильного веса, отсутствием повышения АД, улучшением состояния кожи, эффективностью в отношении купирования предменструальных симптомов. Кроме того, получены данные, свидетельствующие о потенциальных возможностях ЗГТ с дроспиреноном снижать риск сердечно–сосудистой патологии у женщин в постменопаузе.

Литература
1. Андреева Е.Н. и др. Новые возможности гестагенов: дроспиренон – прогестаген с антиминералкортикоидными свойствами. Российский вестник акушера–гинеколога. 2004; 6.
2. Пасман Н.М. Ярина – первый опыт применения орального контрацептива с лечебными свойствами в Новосибирске. Российский вестник акушера–гинеколога. 2005;1.
3. Межевитинова Е.А., Прилепская В.Н. Предменструальный синдром. Гинекология 2002; приложение: 3–8.
4. Oelkers W. Drospirenone, a progestogen with antimineralocorticoid properties: a short review. Mol Cell Endocrinol. 2004 Mar 31;217(1–2):255–61.
5. Losert W, Casals–Stenzel J, Buse M. Progestogens with antimineralcorticoid activity. Arzneimittelforschung 1985;35:459–71.
6. Muhn P, Fuhrmann U, Fritzemeier KH, et al. Drospirenone: a novel progestogen with antimineralcorticoid and antiandrogenic activity. Ann N Y Acad Sci 1995; 761:311–35.
7. Oelkers W, Berger V, Bolik A, et al. Dihydrospirorenone, a new progestogen with antimineralcorticoid activity: effects on ovulation, electrolyte excretion, and the rennin–aldosterone system in normal women. J Clin Endocrinol Metab 1991;73:837–42.
8. Oelkers W, Helmerhorst FM, Wuttke W, et al. Effect of an oral contraceptive containing drospirenone on the rennin–angiotensin–aldosterone system in healthy female volunteers. Gynecol Endocrinol 2000;14:204–13.
9. Oelkers W, Foidart JM, Dombrovicz, et al. Effects of a new oral contraceptive containing an antimineralcorticoid progestogen, drospirenone, on the rennin–aldosterone system, body weight, blood pressure, glucose tolerance, and lipid metabolism. J Clin Endorinol Metab 1995;80:1816–21.
10. Huber J, Foidart JM, Wuttke W, Efficacy and tolerability of a monophasic oral contraceptive containing ethynilestradiol and drospirenone. Eur J Contracept reprod Health Care 2000;5:25–34.
11. Foidart JM, Wuttke W, Bouw GM, et al. A comparative investigation of contraceptive reliability, cycle control and tolerance of two monophasic oral contraceptives containing either drospirenone or desogestrel. Eur J Contracept Reprod Health Care 2000;5:124–34.
12. Huber J, Foidart JM, Wuttke W, Efficacy and tolerability of a monophasic oral contraceptive containing ethynilestradiol and drospirenone. Eur J Contracept reprod Health Care 2000;5:25–34.
13. Oelkers W, Berger V, Bolik A, et al. Dihydrospirorenone, a new progestogen with antimineralcorticoid activity: effects on ovulation, electrolyte excretion, and the rennin–aldosterone system in normal women. J Clin Endocrinol Metab 1991;73:837–42.
14. Fuhrmann U, Krattenmacher R, Slater EP, et al. The novel progestin drospirenone and its natural counterpart progesterone: biochemical profile and antiandrogenic potential. Contraception 1996;54:243–51.
15. van Vloten WA, van Haselen CW, van Zuuren EJ, Gerlinger C, Heithecker R. The effect of 2 combined oral Contraceptives containing either drospirenone or cyproterone acetate on acne and seborrhea. Cutis 2002 Apr;69(4 Suppl):2–15.
16. Gaspard U, Endrikat J, Desager JP, Buicu C, Gerlinger C, Heithecker R. A randomized study on the influence of oral contraceptives containing ethinylestradiol combined with drospirenone or desogestrel on lipid and lipoprotein metabolism over a period of 13 cycles. Contraception. 2004 Apr;69(4):271–8.
17. Huber J, Foidart JM, Wuttke W, Efficacy and tolerability of a monophasic oral contraceptive containing ethynilestradiol and drospirenone. Eur J Contracept reprod Health Care 2000;5:25–34
18. Pinter B. Continuation and compliance of contraceptive use. Eur J Contracept Reprod Health Care. 2002 Sep;7(3):178–83. Review. PMID: 12428939.
19. Aubeny E. et al. Oral contraception: patterns of non–compliance. The Coraliance study. Eur J Contracept Reprod Health Care. 2002 Sep;7(3):155–61.
20. Apter D, Borsos A, Baumgartner W, Melis GB, Vexiau–Robert D, Colligs–Hakert A, Palmer M, Kelly S. Effect of an oral contraceptive containing drospirenone and ethinylestradiol on general well–being and fluid–related symptoms. Eur J Contracept Reprod Health Care. 2003 Mar;8(1):37–51.
21. Wiklund I, Dimenas E, Wahl M. Factors of importance when evaluating quality of life in clinical trials. Control Clin Trials 1990;11:169–79.
22. Borenstein J, Yu HT, Wade S, Chiou CF, Rapkin A. Effect of an oral contraceptive containing ethinyl estradiol and drospirenone on premenstrual symptomatology and health–related quality of life. J Reprod Med. 2003 Feb;48(2):79–85.
23. Boschitch E, Skarabis H, Wuttke W et al. The acceptability of a novel oral contraceptive containing drospirenone and its effect on well–being. The Eur J of Contracept and Reprod Health Care 2000;5(suppl 3):34–40.
24. Brown C, Ling F, Wan J. A new monophasic oral contraceptive containing drospirenone. Effect on premenstrual symptoms. J Reprod Med. 2002 Jan;47(1):14–22.
25. Freeman EW, Kroll R, Rapkin A, Pearlstein T, Brown C, Parsey K, Zhang P, Patel H, Foegh M; PMS/PMDD Research Group. Evaluation of a unique oral contraceptive in the treatment of premenstrual dysphoric disorder. J Womens Health Gend Based Med. 2001 Jul–Aug;10(6):561–9.
26. Freeman EW. Evaluation of a unique oral contraceptive (Yasmin) in the management of premenstrual dysphoric disorder. Eur J Contracept Reprod Health Care. 2002 Dec;7 Suppl 3:27–34; discussion 42–3.
27. Sulak P, Scow RD, Preece C, et al. Hormone withdrawal symptoms in oral contraceptive users. Obstet Gynecol 2000;95:261–6.
28. Sulak PJ, Cressman BE, Waldrop E, et al. Extending the duration of active oral contraceptive pills to manage hormone withdrawal symptoms. Obstet Gynecol 1997;89:179–83
29. Clarke AK, Miller SJ. The debate regarding continuous use of oral contraceptives. Ann Pharmacother 2001;35:1480–4.
30. Sillem M, Schneidereit R, Heithecker R, et al. Use of an oral contraceptive containing drospirenone in an extended regimen. Eur J Contracept Reprod Health Care 2003;8:162–169.
31. Mansour D Experiences with Yasmin: the acceptability of a novel oral contraceptive and its effect on well–being. Eur J Contracept reprod Health Care. 2002 Dec;7 Suppl 3:35–41.
32. Stier TC, Koenig S, Lee DY, Chawla M, Frishman W. Aldosterone and aldosterone antagonism in cardiovascular disease: focus on eplerenone (Inspra) Heart Dis 2003;5:102–118.
33. Preston RA, White WB, Pitt B, Norris PM, Foegh M, Hanes V. Drospirenone/estradiol effect on serum potassium of postmenopausal women at risk for hyperkalemia. Obstet Gynecol 2004;103:4;26S–27S.
34. White WB, Pitt B, Foegh M, Hanes V. Drospirenone with estradiol lowers blood pressure in postmenopausal women with systolic hypertension. Obstet Gynecol 2004; 4, suppl.,26S.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak