ЭНДОКРИНОЛОГИЯ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №1 от 04.01.1997 стр. 12
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: ЭНДОКРИНОЛОГИЯ // РМЖ. 1997. №1. С. 12

ОТНОШЕНИЕ ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ, ОНКОЛОГОВ И РЯДОВОГО НАСЕЛЕНИЯ К ЭВТАНАЗИИ И САМОУБИЙСТВУ ПРИ ВРАЧЕБНОМ СОДЕЙСТВИИ

А.Мухин
A.Mukhin

   Таблица 1.                Таблица 2.         Таблица 3.

Интерес в американском обществе к проблеме эвтаназии и самоубийства при врачебном содействии (СВС) во многом был вызван недавними публикациями, в которых описывались страдания онкологических больных. Однако результаты исследований, посвященных этой теме, во многом спорны. Это побудило авторов публикации провести специальный опрос в трех группах респондентов: онкологических больных, врачей-онкологов, а также рядовых граждан. Общая схема опроса затрагивала четыре основных фактора, имеющих значение для решения вопроса о прекращении жизни больного, находящегося в терминальном состоянии: наличие у больного упорных, непереносимых болей, трудностей в самообслуживании, чувства бессмысленности продолжения жизни, переживаний по поводу того, что он тяжелое бремя для всей семьи.
   Наиболее существенными вопросами, интересовавшими авторов исследования, были следующие: 1) при каких условиях эвтаназия и СВС могут считаться допустимыми; 2) как изменятся отношения врача и больного, если эвтаназия и СВС станут неотъемлемой частью медицинской помощи в терминальных состояниях; 3) есть ли у больных, врачей и рядовых граждан какой-либо личный опыт в отношении эвтаназии и СВС; 4) каковы основные социально-демографические показатели и особенности состояния здоровья, коррелирующие с позитивным или негативным взглядом на эвтаназию и СВС.
   Группы формировались рандомизированно, а включение в опрос предусматривало добровольное согласие респондентов. Больным предлагалось участвовать в опросе только после получения разрешения у их лечащих врачей-онкологов. Опрос проводился по телефону, а его окончательный протокол не содержал никаких конкретных паспортных данных о респондентах. В табл. 1 приведены основные характеристики 703 респондентов, участвовавших в опросе.

Результаты

   При статистическом анализе было выявлено, что врачи достоверно реже, чем респонденты других групп, высказывались в пользу эвтаназии и СВС (табл. 2 и 3), хотя СВС все же рассматривалось врачами как более приемлемый путь решения вопроса о прекращении жизни больного в терминальном состоянии. Интересно, что, как показал опрос, ни больные, ни рядовое население не видят разницы между эвтаназией и СВС. Респонденты всех групп наиболее часто высказывали позитивное отношение к оказанию медицинской помощи, направленной на прекращение жизни онкологического больного в терминальном состоянии при наличии упорных болей. С другой стороны, те включенные в опрос больные, которые действительно испытывали боли в связи с заболеванием (32,2% респондентов из группы онкологических больных), достоверно реже высказывали позитивное отношение к эвтаназии и СВС при любых условиях, включая и наличие упорных болей. Онкологические больные этой категории, как выяснилось, не были предрасположены к обсуждению со своими врачами вопросов медицинского содействия в прекращении жизни, не создавали запасов лекарств с целью самоубийства и не выясняли возможности его осуществления.
   Неприемлемыми при любых условиях эвтаназию и СВС считали респонденты католического вероисповедания из всех групп. Больные старше 50 лет значительно реже респондентов других возрастных групп положительно относились к медицинскому содействию в прекращении жизни. Напротив, те респонденты из числа больных или рядовых граждан, у которых в процессе опроса были выявлены состояния депрессии или психологического стресса, значительно чаще других высказывались в пользу эвтаназии и СВС при наличии любого из четырех основных негативных факторов жизни онкологического больного, указывавшихся в опросе. Онкологические больные, имевшие признаки депрессии, достоверно чаще других были склонны обсуждать возможности прекращения своей жизни с врачами, они делали необходимые для самоубийства запасы лекарств, покупали и читали книгу "Последний выход", являющуюся по сути руководством по осуществлению самоубийств.
   Онкологи достоверно чаще, чем респонденты других групп, считали, что обсуждение возможности медицинского содействия в прекращении жизни больного может существенно снизить доверие больного к врачу, хотя больные, имевшие признаки депрессии, указывали, что именно такого рода беседы могли бы упрочить их взаимопонимание с врачом. 19% больных и 26,5% респондентов из числа рядового населения высказались за то, чтобы переменить врача, если станет известно, что он ранее содействовал прекращению жизни каких-либо больных. С ними согласны 80% врачей, считающих, что разоблачения такого рода неминуемо приведут к оттоку больных. Авторы считают это особенно существенным в связи с тем, что, как выяснилось при опросе, еще до участия в нем более 1/4 больных думали о том, чтобы попросить врача помочь покончить с жизнью. Это было наиболее характерно для больных, имевших плохой прогноз течения онкологического заболевания.
   Как оказалось, более чем к половине онкологов, участвовавших в опросе, ранее обращались больные с просьбой об осуществлении эвтаназии или оказании помощи в самоубийстве. Еще более важным было то, что 1,8% онкологов действительно осуществили эвтаназию, а 13,5% указали, что они содействовали самоубийствам больных по их просьбе. В этом отношении религиозность врача имела большое значение, о чем свидетельствовал низкий процент участия в самоубийствах верующих врачей (0,5%).
   Опрос показал, что существует определенное противоречие в том, что онкологи и население считают возможными эвтаназию и СВС для онкологических больных, находящихся в терминальном состоянии и испытывающих упорные боли, в то время как сами больные не считают подобного рода медицинские вмешательства необходимыми для них.
   Другим существенным результатом, привлекшим внимание исследователей, явилась связь серьезных размышлений онкологических больных об эвтаназии и СВС с наличием у них признаков депрессии. Это, естественно, не означает, что каждый больной, который хочет прекратить свою жизнь по определенным причинам, страдает депрессией. Однако в случае обнаружения симптомов депрессии это свидетельствует о необходимости оценки серьезности намерений больного расстаться с жизнью только после проведения адекватной антидепрессивной терапии.
   Результаты опроса внушили его авторам определенные опасения, что в случае узаконивания эвтаназии и СВС врачи-онкологи и интернисты, которые традиционно не имеют достаточных знаний о диагностике и терапии депрессий, могут соглашаться помочь больному расстаться с жизнью даже в тех случаях, когда больной на самом деле нуждается не в этом, а в лечении депрессии.

Литература:

Emanuel EJ, Fairclough DL, Daniels ER, et al. Euthanasia and physician-assisted suicide: attitudes and experiences of oncology patients, oncologists, and the public. Lancet 1996; 347: 1805-10.

 Таблица 1. Характеристики (в %) групп респондентов

Показатели                     Группы респондентов
онкологи

(n=355;
48,3 года)

онкологические больные

(n=155;
52,5 года)

общее население

(n=19;
54,5)


Пол:  
мужской 87 39,4 40,4
женский 13 60,6 59,6
Этническая принадлежность:
 
белые 87,8 94,1 85,5
негры 0,3 3,9 5,9
другие 11,9 1,9 8,6
Вероисповедание:
протестанты 29,5 19,0 23,4
католики 22,1 52,9 65,5
иудаисты 33,7 18,3 7,6
другие 14,7 9,8 3,4
Образование:
начальное - 5,8 6,5
среднее - 25,3 23,1
незаконченное высшее - 21,4 24,7
высшее - 24,0 26,9
ученая степень 100 23,4 18,8
Годовой доход:
$ < 20 000 0 18,4 16,2
20 000- 40 000 0 21,3 25,1
40 000 60- 000 0,3 22,7 22,8
60 000- 100 000 5,3 37,6 35,9
100 000 -200 000 48,7 0 0
> 200 000 45,6 0 0 45,6 0 0
  П р и м е ч а н и е. В скобках указаны число респондентов и их средний возраст.

                       Таблица 2. Отношение к эвтаназии

Решающий фактор Процент респондентов
позитивно относящиеся к эвтаназии
    онкологи
онкологические
больные
население
Непрерывность боли 22,7 68,2 65,6
Трудность самообслуживания 15,0 - -
Тяжесть бремени для семьи 6,0 36,7 36,2
Бессмысленность
продолжения жизни
5,7 31,3 29,3

Таблица 3. Отношение к самоубийству при врачебном содействии

Решающий фактор Процент респондентов
позитивно относящиеся к СВС
   онкологи
онкологические
больные
население
Непрерывность боли 45,5 70,5 66,6
Трудность самообслуживания 35,5 48,0 48,1
Тяжесть бремени для семьи 22,9 38,3 36,2
Бессмысленность
продолжения жизни
18,1 32,6 32,8

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak