Гиперэкспрессия HER2/NEU – новые возможности в лечении рака молочной железы

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №13 от 12.07.2005 стр. 869
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Ганьшина И.П. Гиперэкспрессия HER2/NEU – новые возможности в лечении рака молочной железы // РМЖ. 2005. №13. С. 869

Прогресс в молекулярной биологии и биотехнологии открыл новые возможности в лечении больных злокачественными новообразованиями. В результате многолетних исследований установлены некоторые из механизмов контроля клеточного деления и клеточной смерти. Показано, что белки, участвующие в канцерогенезе, дают дополнительную информацию о поведении опухоли, включая скорость ее роста, способность к инвазии и метастазированию, устойчивость к химиопрепаратам. Блокирование активности некоторых рецепторов и белков приводит к уменьшению опухоли и продлению жизни больных. Появились новые возможности прогнозирования течения болезни и выбора обоснованной, индивидуализированной терапии.

HER2 и его роль
в нормальной клетке
Ген HER2, известный также как c–erbB–2 или HER2/neu, впервые был обнаружен в нейробластоме крыс (отсюда обозначение neu). Продуктом гена является трансмембранный гликопротеин HER2/neu, который является представителем семейства рецепторов эпидермального фактора роста (EGFR).
Все представители (HER1, HER2, HER3, HER4) семейства EGFR играют большую роль в нормальном развитии и дифференцировке клеток. Стимуляция этого рецептора приводит к запуску транскрипционных механизмов, что ускоряет пролиферацию и рост клеток [1].
У человека рецептор HER2/neu выявляется в нормальных тканях, однако его гиперэкспрессия характерна только для опухолевых клеток. Значение гиперэкспрессии HER2 наиболее изучено при раке молочной железы.
Значение гиперэкспрессии HER2
при раке молочной железы
Гиперэкспрессия HER2/neu выявляется в 25–30% случаев рака молочной железы [2], причем в 90–95% случаев гиперэкспрессия HER2/neu является прямым результатом амплификации гена c–erbB–2 [3].
В доклинических и клинических исследованиях показано, что амплификация и/или гиперэкспрессия HER2 имеет ключевое значение в онкотрансформации и туморогенезе рака молочной железы.
Гиперэкспрессия HER2/neu в опухолевой клетке коррелирует с рядом неблагоприятных факторов прогноза, а именно: размером опухоли, высокой степенью злокачественности, уменьшением рецепторов эстрогена и прогестерона в опухоли [1,4].
В результате проведения большого количества исследований показано, что гиперэкспрессия HER2/neu является независимым прогностическим фактором для рака молочной железы с N+ и N– [5,6].
Для клинициста важно знать, что в результате гиперэкспрессии HER2/neu снижается эффективность химиотерапии и эндокринотерапии тамоксифеном и самое главное – уменьшается безрецидивная и общая выживаемость.
Таким образом, взаимосвязь между гиперэкспрессией и/или амплификацией HER2/neu и плохим клиническим прогнозом дает основание рассматривать HER2, как важное звено патогенеза развития рака молочной железы, а также как новую и важную мишень терапии. В результате был синтезирован препарат с принципиально новым механизмом противоопухолевого действия – трастузумаб [Herceptin (Герцептин), Genentech, F. Hoffmann–La Roche].
Герцептин – рекомбинантные гуманизированные анти –р185HER2 моноклональные антитела, которые высоко избирательно связываются с внеклеточным доменом рецептора HER2/neu. Показано, что при этом подавляется пролиферация опухолевых клеток человека, которые имеют гиперэкспрессию HER2/neu. Кроме прямого антипролиферативного действия, Герцептин способен вызывать выраженную реакцию антитело–зависимой клеточной цитотоксичности, специфически направленную на опухолевые клетки, гиперэкспрессирующие HER2 [7]. Для Герцептина показана также антиангиогенная активность [8].
Эффективность Герцептина зависит от правильности определения показаний к назначению. Сегодня Герцептин рекомендуется назначать только больным с гиперэкспрессией HER2 (ИГХ 3+, или ИГХ 2+ и FISH–положительные).
В настоящее время разработаны два режима использования Герцептина:
1. Еженедельное внутривенное введение в дозе 2 мг/кг, 30–минутная инфузия (первая доза 4 мг/кг, 90–минутная инфузия) – режим рекомендован для практического использования.
2. Введение один раз в 3 недели внутривенно в дозе 6 мг/кг, 90–минутная инфузия (первая доза 8 мг/кг, 90–минутная инфузия) – может быть использован как альтернатива еженедельному режиму при длительном лечении больных [9].
Важно: Герцептин должен быть введен только в физиологическом растворе хлорида натрия!
Герцептин обычно хорошо переносится больными. В ходе первой инфузии у 40% больных развивались инфузионные реакции, заключающиеся в ознобе и/или повышении температуры. Редко к указанным симптомам добавляется тошнота, рвота, головокружение, астения. Симптомы инфузионной реакции хорошо купируются применением кортикостероидов и антигистаминных препаратов [10].
После первого введения могут возникнуть острые инфузионные реакции (одышка, анафилаксия) с частотой 3 на 1000, крайне редко они могут представлять опасность для жизни. Лечебные мероприятия дают быстрый эффект. В дальнейшем лечение Герцептином может быть продолжено с премедикацией, что обеспечивает безопасность лечения. Учитывая возможность возникновения острых инфузионных реакций, больные должны находиться под наблюдением не менее 6 часов после начала инфузии Герцептина (т.е. 4,5 часов после окончания инфузии).
Лечение метастатического
рака молочной железы
с гиперэкспрессией HER2
В настоящее время Герцептин занял прочную позицию в лечении рака молочной железы с гиперэкспрессией HER2 и является единственным препаратом, который в сочетании с химиотерапией увеличивает время до прогрессирования по сравнению с группой больных, не получавших Герцептин.
Герцептин может быть применен для лечения метастатического HER2 положительного рака молочной железы в комбинации с таксанами, винорельбином, цисплатин–содержащими режимами, капецитабином в качестве I линии лечения, а также в монотерапии во II–III линии.
Герцептин в самостоятельном
применении
В результате первоначальных клинических исследований было доказано, что Герцептин имеет самостоятельную противоопухолевую активность (табл. 1).
В исследовании Cobleigh с соавт. суммарная частота ответа составила 15% (4% полных ремиссий + 12% частичных ремиссий). Этот показатель уровня ответа производит большое впечатление, особенно если учесть, что пациентки относятся к группе плохого прогноза, а также ранее получали более одной линии химиотерапии. Медиана продолжительности ремиссии составила 9,1 месяцев при лечении Герцептином и была достоверно больше, чем после ранее применявшейся химиотерапии – 5,2 месяца. Медиана общей выживаемости составила 13 мес. В случаях положительного ответа на Герцептин медиана времени до развития резистентности составила 11 мес., в то время как на предшествующих схемах химиотерапии у этих же пациенток она равнялась 5,4 мес. В данном исследовании проводилось также сравнение частоты клинической ремиссии с учетом степени гиперэкспрессии HER2/neu. Было выявлено, что чем выше степень гиперэкспрессии HER2 (+++), тем эффективнее терапия Герцептином.
Таким образом, установлена самостоятельная противоопухолевая активность Герцептина при распространенном раке молочной железы с HER2+.
Герцептин в комбинации с цитостатическими препаратами для лечения метастатического рака молочной железы HER2+
В доклинических исследованиях было установлено усиление противоопухолевой активности некоторых цитостатиков в комбинации с Герцептином (в частности, с доксорубицином, производными платины, таксанами, винорельбином). Многочисленные клинические исследования обозначили значительные успехи и некоторые проблемы при комбинации Герцептина с химиотерапией.
В рандомизированном многоцентровом исследовании III фазы (HO648g) было проведено сравнение эффективности комбинированной химиотерапии с включением Герцептина и только химиотерапии у пациенток с метастатическим раком молочной железы в I линии лечения [12].
Пациенты (HER23+ или HER22+), не получавшие антрациклины в адъювантном режиме, были рандомизированы в группу доксорубицин 60 мг/м2 + циклофосфамид 600 мг/м2 в комбинации с или без Герцептина. Пациенты, получавшие антрациклинсодержащие режимы в послеоперационном периоде, были рандомизированы в группу паклитаксела в комбинации с или без Герцептина. Результаты исследования приведены в таблице 2.
Результаты данного исследования показывают, что добавление Герцептина к паклитакселу сочетается с увеличением частоты общего ответа (49% против 17%) и удлинением времени до прогрессирования (7,1 мес. против 3 мес.) (рис. 1).
Комбинация Герцептина с доксорубицином и циклофосфамидом не только не добавила частоту лечебного эффекта, но и обозначила проблему кардиотоксичности при использовании такой комбинации. Частота развития сердечной недостаточности в группе, получавшей Герцептин + паклитаксел, составила 8,8–11%, по сравнению с 1–4% у больных в группе монотерапии паклитакселом. Частота клинически проявлявшейся сердечной недостаточности в группе Герцептин + паклитаксел достоверно не отличалась от таковой при монотерапии паклитакселом (p=0,24). Сердечная недостаточность была выявлена у 26–28% пациенток, получавших Герцептин в комбинации с АЦ, что достоверно превышало аналогичные показатели в группе терапии АЦ (6–9%). Многофакторный анализ показал, что независимые факторы риска сердечной недостаточности включали: предшествующую терапию антрациклинами, одновременное использование Герцептина и доксорубицина, пожилой возраст и традиционные кардиальные факторы риска по NYHA.
Однако следует отметить, что после прекращения лечения в большинстве случаев сердечная недостаточность является обратимой, но лечение Герцептином не может быть продолжено.
С учетом повышенного риска развития кардиотоксичности комбинация Герцептин + доксорубицин не рекомендуется.
В дальнейшем была проведена серия нерандомизированных исследований, подтверждающих эффективность комбинации паклитаксела с Герцептином (табл. 3). Общий эффект в данных исследованиях составлял от 36 до 81%.
Не менее эффективной оказалась комбинация Герцептина и доцетаксела в I линии химиотерапии метастатического рака молочной железы.
При лечении 280 больных эффективность составляла от 44 до 83% (табл. 4).
В сравнительном исследовании M77001 изучена эффективность комбинации доцетаксел ± Герцептин в первой линии лечения метастатического рака молочной железы с гиперэкспрессией HER2 [24]. В исследование было включено 188 пациенток с метастатическим раком молочной железы с гиперэкспрессией HER2, примерно 70% больных получали адъювантную химиотерапию (антрациклины получили 64% больных в группе Герцептин + доцетаксел и 55% в группе доцетаксела). 94 пациентки получили монотерапию доцетакселом 100 мг/м2 – 6 курсов, и 94 пациентки получили 6 курсов доцетаксела 100 мг/м2 в комбинации с Герцептином в еженедельном режиме – до прогрессирования заболевания. Результаты исследования представлены в таблице 5.
Результаты проведенного рандомизированного исследования М77001 подтвердили высокую эффективность комбинации доцетаксела с Герцептином (общий ответ 61%) по сравнению с доцетакселом в монотерапии (общий ответ 34%) в качестве I линии лечения метастатического рака молочной железы (МРМЖ). Медиана времени до прогрессирования в первой группе составила 10,6 мес. по сравнению с 5,7 мес. во второй группе. Медиана общей выживаемости в группе Герцептин + доцетаксел составила 30,5 мес., а в группе монотерапии доцетакселом – 22,1 мес.
На основании представленных данных комбинация Герцептин + таксаны (паклитаксел, доцетаксел) рекомендована в качестве I линии лечения метастатического рака молочной железы с гиперэкспрессией HER2.
Герцептин в комбинации
с винорельбином
Винорельбин является одним из активных препаратов для лечения метастатического рака молочной железы. Он обладает благоприятным токсическим профилем, что позволяет проводить эффективное лечение, не ухудшая качества жизни пациенток.
Доклинические данные демонстрируют синергизм между винорельбином и Герцептином.
Burstein с соавт. опубликовали результаты II фазы исследования, в котором приняли участие 40 женщин с метастатическим раком молочной железы HER2+. Винорельбин назначался в дозе 25 мг/м2, еженедельно, Герцептин – в стандартном еженедельном режиме в качестве I–III линии лечения. Общая эффективность составила 75% и 84% для групп больных, получавших лечение в качестве I линии [25]. Причем время до прогрессирования в группе терапии I линии было более 34 недель, в то время как в группе терапии II–III линии – 16 недель.
Аналогичные данные, подтверждающие высокую эффективность комбинации винорельбина (30 мг/м2 еженедельно) и Герцептина (4 мг/кг день 1, далее 2 мг/кг еженедельно) в I линии лечения МРМЖ, показаны в работе Jahanzeb M. с соавт. При лечении 40 больных частота общего эффекта составила 78%, причем 82% у HER23+ и 58% – HER22+ [26].
На ASCO 2005 доложены результаты исследования комбинации Герцептин + винорельбин в I линии лечения метастатического рака молочной железы с гиперэкспрессией HER2. В исследовании приняли участие 69 пациенток, получавшие винорельбин 30 мг/м2, еженедельно и Герцептин в еженедельном режиме. Общая эффективность режима составила 61%, средняя продолжительность эффекта 12 мес., 1–летняя безрецидивная выживаемость – 39% [27].
Таким образом, сочетание Герцептина и винорельбина у больных с распространенным раком молочной железы является высокоэффективным, безопасным и требует дальнейшего изучения как в I–й, так и в последующих линиях лечения.
Герцептин в комбинации
с производными платины и таксанами
Цисплатин и карбоплатин изучаются в комбинации с Герцептином и таксанами на основании доклинических сведений о синергизме между производными платины, Герцептином и таксанами.
В исследовании Slamon D.J. с соавт. было показано увеличение кардиологической токсичности III–IV степени (NYHA) при совместном использовании Герцептина с доксорубицином [13]. Учитывая эти данные, комбинации Герцептина с платиновыми производными и таксанами являются перспективными для дальнейшего изучения их эффективности в качестве адъювантной терапии.
Исследовательской группой по раку молочной железы (BCIRG) было проведено 2 многоцентровых исследования II фазы [28]. В первом исследовании оценивалась эффективность доцетаксела 75 мг/м2, цисплатина 75 мг/м2 в комбинации с Герцептином в еженедельном режиме. Во втором исследовании – доцетаксел 75 мг/м2, Карбоплатин AUC 6 и Герцептин в еженедельном режиме. В каждом исследовании лечение получили по 62 пациентки. Кардиологическая токсичность III–IV степени в данных исследованиях была минимальной и составила 3,2% в первом исследовании и 1,6% во втором исследовании. Общая эффективность в цисплатин–содержащем режиме составила 79%, медиана времени до прогрессирования 9,9 месяцев (в общей группе), в группе пациентов FISH+ – 12,7 мес. Для карбоплатин–содержащего режима – общая эффективность 56%, медиана времени до прогрессирования 12 мес. в общей группе и 17 мес. – в группе FISH+.
Результаты рандомизированного исследования III фазы также доказали высокую эффективность комбинации Герцептин + паклитаксел + карбоплатин в I линии лечения метастатического рака молочной железы [29].
196 пациенток рандомизированы в 2 группы: 1–я группа получала паклитаксел 175 мг/м2, 6 циклов + Герцептин в еженедельном режиме, 2–я группа – паклитаксел 175 мг/м2, карбоплатин AUC 6 + Герцептин в еженедельном режиме. Результаты исследования представлены в таблице 6.
Таким образом, добавление карбоплатина в комбинацию Герцептин + паклитаксел увеличивает как непосредственную эффективность лечения (57% против 37% в подгруппе больных с опухолью HER23+), так и медиану времени до прогрессирования (14 мес против 7,1 мес. в подгруппе больных с опухолью HER23+).
С учетом полученных данных об эффективности Герцептина в комбинации с карбоплатином и доцетакселом исследовательской группой по раку молочной железы (BCIRG) начато изучение данной комбинации в адъювантных режимах по сравнению с антрациклинсодержащими режимами с последующим использованием доцетаксела (4 курса АЦ + 4 курса доцетаксела) у больных с ранними стадиями рака молочной железы HER2+.
Герцептин в комбинации
с капецитабином
Монотерапия капецитабином при метастатическом раке молочной железы показала высокую эффективность и благоприятный токсический профиль. В комбинации с доцетакселом капецитабин увеличивает выживаемость, по сравнению с монотерапией доцетакселом. Доклинические данные показывают, что капецитабин обладает, как минимум, аддитивным действием в комбинации с Герцептином.
В исследовании Bangemann с соавт. [30] капецитабин назначался в дозе 2500 мг/м2, дни 1–14 + Герцептин в еженедельном режиме в качестве III линии лечения метастатического рака молочной железы с HER2+. Эффективность режима составила 60%, медиана времени до прогрессирования 28 недель.
Результаты исследований II фазы показывают, что комбинация Герцептина с капецитабином является эффективной и хорошо переносимой. Эти данные стали предпосылкой для проведения исследования (МО16419), сравнивающего эффективность комбинации Герцептин + доцетаксел с или без капецитабина. В другом исследовании (МО17038) планируется сравнение эффективности капецитабина ± Герцептин во II линии лечения у пациентов с распространенным раком молочной железы с HER2+ после применения комбинации Герцептин + доцетаксел в I линии.
Неоадъювантная терапия
рака молочной железы
с гиперэкспрессией HER2
Высокая активность комбинации паклитаксела и доцетаксела с Герцептином при метастатическом раке молочной железы стала основанием для ее изучения в неоадъювантных режимах. Паклитаксел (175 мг/м2 каждые 3 недели) в комбинации с еженедельным введением Герцептина применялся при неоадьювантной химиотерапии больных раком молочной железы II–III стадии. Число проведенных курсов составило 4. Среди 40 оперированных больных достигнуто полное исчезновение опухоли по данным морфологического исследования в 18% случаев, полная + частичная клиническая ремиссия – в 75% случаев [31].
В другом исследовании проводилось лечение местно–распроcтраненного и отечно–инфильтративного рака молочной железы комбинацией Герцептин + доцетаксел + цисплатин. Из 16 оперированных больных клинический полный эффект зафиксирован в 100%, а полный морфологический эффект в 25% [32].
Harris с соавт. изучили эффективность комбинации Герцептина (еженедельно) с винорельбином (25 мг/м2 – еженедельно) при раке молочной железы II–III стадии с гиперэкспрессией HER2. 39 включенных больных получали лечение в течение 12 недель. Частота объективного клинического эффекта составила 92%, полная морфологическая ремиссия – 21% [33].
Эндокринотерапия рака молочной железы с гиперэкспрессией HER2
Анализ рецепторного статуса в случаях рака молочной железы с гиперэкспрессией HER2 показал, что 45 – 49% сочетается с положительными рецепторами эстрогена (табл. 7).
На сегодняшний день накоплено достаточно данных доклинических и клинических исследований, доказывающих, что гиперэкспрессия HER2 связана с резистентностью к гормонотерапии тамоксифеном [37,38]. Существуют данные, что опухоли с гиперэкспрессией HER2 и ЭР+ более чувствительны к терапии антиароматазными препаратами, чем к тамоксифену.
Проведено исследование, сравнивающее эффективность ингибиторов ароматазы – летрозола и тамоксифена в неоадъювантном режиме у пациенток с гиперэкспрессией HER2/neu+ЭР+. Частота ремиссий составила 88% для летрозола и 21% для больных, леченных тамоксифеном [39]. Это может означать, что летрозол способен преодолеть лекарственную резистентность у больных с HER2 положительным статусом.
Аналогичные данные, подтверждающие эффективность антиароматазных препаратов, получены в исследовании IMPACT, в котором пациентки с операбельным раком молочной железы получали предоперационную эндокринотерапию – тамоксифеном, анастрозолом или комбинацией анастрозола с тамоксифеном. Частота объективного эффекта в группе больных с HER2 положительным статусом, получающих анастрозол, составила 58% по сравнению с 22% в группе тамоксифена.
В исследовании II фазы, оценивающем эффективность комбинации Герцептина с летрозолом, приняло участие 26 пациенток с тамоксифен–резистентным раком молочной железы с HER2+/ЭР+ и/или ПР+. Пациентки получали летрозол – ежедневно + Герцептин в еженедельном или 3–х недельном режиме до прогрессирования заболевания. Из 22 оцениваемых случаев в 9% зафиксирован полный эффект, в 18% случаев – частичный эффект. Медиана времени до прогрессирования составила 31 неделю (15–47 недель) [40].
Результаты приведенного исследования свидетельствуют об эффективности комбинации Герцептина с летрозолом у группы резистентных к стандартной эндокринотерапии больных. Однако это исследование включает небольшое количество пациентов, а также пациентов с HER22+. Требуется дальнейшее изучение эффективности комбинации Герцептина и ингибиторов ароматазы в крупных рандомизированных исследованиях.
Начато рандомизированное исследование МО16772, в которое планируется включить 300 пациенток, для оценки эффективности комбинации летрозол ± Герцептин в I линии лечения метастатического рака молочной железы с HER2+/ЭР+.
Доклинические данные показывают, что комбинация Герцептина с тамоксифеном может оказаться более эффективной, чем использование препаратов в монотерапии [41].
В настоящее время планируется проведение рандомизированного исследования III фазы для сравнения эффективности комбинации Герцептина ± тамоксифен в качестве 2–й линии лечения метастатического рака молочной железы с HER2+/ЭР+ после 1 линии химио– или эндокринотерапии.
Адъювантная терапия рака молочной железы с гиперэкспрессией HER2
В настоящее время ведется серия исследований по адъювантному применению Герцептина после завершения стандартных режимов химиотерапии (NSAPB B–31, BCIRG 006, PACS 004, HERA) [42].
На ASCO 2005 доложены промежуточные результаты исследования HERA. В исследование включено 5090 пациенток с ранними стадиями рака молочной железы, завершивших адъювантную терапию.
Герцептин назначался 1 раз в 3 недели (8–6 мг/кг) в зависимости от рандомизации: 1–я группа – терапия Герцептином в течение 1 года, 2–я группа – терапия Герцептином 2 года, 3–я группа – без лечения Герцептином.
В результате проведенного анализа по данным 12 мес. наблюдения установлено: использование Герцептина значительно (на 50%) снижает риск развития отдаленных метастазов по сравнению с контрольной группой (p<0,0001); это достигается независимо от возраста, менструального статуса, наличия или отсутствия метастазов в регионарных лимфатических узлах и т.д. Кроме того, показано, что использование Герцептина в течение 12 мес. не повышает риск развития сердечной недостаточности. Промежуточный анализ двух других исследований по адъювантной терапии Герцептином дал сходные выводы об эффективности Герцептина.
Заключение
• Гиперэкспрессия HER2/neu при раке молочной железы предсказывает высокий риск рецидива болезни, ее агрессивного течения, снижение выживаемости.
• HER2/neu+ предсказывает снижение эффективности химиотерапии и эндокринотерапии тамоксифеном при раке молочной железы.
• Определение HER2 статуса должно стать рутинным методом исследования.
• Показанием к назначению Герцептина является гиперэкспрессия HER2 – ИГХ 3+ или ИГХ 2+ и FISH+.
• Использование комбинации Герцептина и таксанов при МРМЖ с гиперэкспрессией HER2 значительно улучшает эффективность и общую выживаемость
• Комбинация Герцептина с таксанами рекомендуется в качестве I линии лечения метастатического рака молочной железы.
• Промежуточные 12–мес. результаты исследования HERA показали значительное (на 50%) снижение риска развития отдаленных метастазов по сравнению с контрольной группой (p<0,0001) при использовании Герцептина в адъювантной терапии.

Литература
1 Yarden Y, Sliwkowski MX 2001 Untangling the ErbB signaling network. Nature Reviews in Molecular and Cellular Biology 2 127–137.
2 Slamon DJ, Clark GM et al. Human breast cancer: correlation of relapse and survival with amplification of HER2/neu oncogene. Science 1987; 235: 177–82.
3 Pauletti G, Godolphin W, Press MF, Slamon DJ 1996 Detection and quantitation of HER2/neu gene amplification in human breast cancer archival material using fluorescence in situ hybridization. Oncogene 13 63–72.
4 Ross JS, Fletcher JA HER2/neu gene and protein in breat cancer. American Journal of Clinucal Pathology 1999, 112 53–67.
5 Press MJ., Bernstein L., Thomas PA., et al. HER2/neu gene amplification characterized by fluorescence in situ hybridization: poor prognosis in node–negative breast carcinomas. J.Clin.Oncol., 1997; 15:2894–2904.
6 Ross JS, Fletcher JA The HER2/neu Oncogene in breast cancer: prognostic factor, predictive factor, and target for therapy, Stem Cells 1998, 16. 413–428.
7 Hotaling TE, Reitz B The humanized anti–HER2 antobody rhuMAB Her2 mediates antibody dependet cell–mediated cytotoxicity via FcgRIII. Proceedings of the American Association of Cancer Research 37 471.
8 Izumi, Y., Xu, L., di Tomaso, E., Fukumura, D., Jain, R. K. Tumor biology: Herceptin acts as an anti–angiogenic cocktail. Nature – 2002. – Vol. 416. – P. 279 – 280.
9 Carbonell Castellon X., et al. Efficacy and safety of 3–weekly Herceptin monotherapy in women with HER–positive metastatic breast cancer. [abstract] Proc ASCO 2002; 19.
10 Cobleigh MA, Vogel CL et al. Multinational study of the efficacy and safety of humanized anti–HER2 monoclonal antibody in women who have HER2–overexpressing metastatic breast cancer that has progressed after chemotherapy for metastatic disease. J Clin Oncol 1999; 17: 2639–48.
11 Vogel CL, Cobleigh MA et al. Efficacy and safety of trastuzumab as a single agent in first–line treatment of HER2–overexpressing metastatic breast cancer. J Clin Oncol 2002; 20:719–26.
12 Slamon DJ et al. Use of chemotherapy plus a monoclonal antibody against HER2 for metatstatic breast cancer that overexpresses HER2. N Engl J Med 2001; 344:783–92.
13 Leyland–Jones B, Gelmon K, Ayoub J–P, et al. Pharmacokinetics, safety, and efficacy of trastuzumab administered every three weeks in combination with paclitaxel. J Clin Oncol 2003;21:3965–71.
14 John M, Kriebel–Schmitt R, Stauch M, et al. Weekly paclitaxel plus Herceptin® (trastuzumab) shows promising efficacy in advanced breast cancer. Breast Cancer Res Treat 2003;82:S49 (Abstract 221; poster update).
15 Gori S, Colozza M, Mosconi AM, et al. Phase II study of weekly paclitaxel and trastuzumab in anthracycline– and taxanepretreated patients with HER2–overexpressing metastatic breast cancer. Br J Cancer 2004;90:36–40.
16 Gasparini G, Morabito A, De Sio L, et al. for the Herceptin Italian Trialist Group. Preliminary clinical results of a randomized phase IIB study of weekly paclitaxel (PCT) ± trastuzumab (T) as first–line therapy of patients (PTS) with HER2/neu positive metastatic breast cancer (MBC). Breast Cancer Res Treat 2003;82:S51 (Abstract 227; poster update).
17 Kuzur ME, Albain KS, Huntington MO, et al. A phase II trial of docetaxel and Herceptin in metastatic breast cancer patients overexpressing HER2. Proc Am Soc Clin Oncol 2000;19:131a (Abstract 512).
18 Toi M, Sasaki Y, Tokuda Y, et al. Phase I/II study of trastuzumab (Herceptin) on pharmacokinetics and safety in combination with paclitaxel or docetaxel for metastatic breast cancer. Ann Oncol 2002;13:51 (Abstract 182P).
19 Montemurro F, Choa G, Faggiuolo R, et al. A phase II study of three–weekly docetaxel and weekly trastuzumab in HER2–overexpressing advanced breast cancer. Oncology 2004;66:38–45.
20 Bauer–Kosi?nska B, Lema?nska I, Glogowska I, et al. Efficacy and toxicity of docetaxel or cisplatin chemotherapy in combination with trastuzumab in the treatment of patients with chemotherapy pre–treated HER/2 neu overexpressed metastatic breast cancer. Eur J Cancer 2003;1(Suppl.):S141 (Abstract 464).
21 Raab G, Brugger W, Harbeck N, et al. Multicenter randomized phase II study of docetaxel (DOC) given q3w vs q1w plus trastuzumab (TRA) as first–line therapy for HER2 overexpressing adjuvant anthracycline–pretreated metastatic breast cancer (MBC). Breast Cancer Res Treat 2002;76:S114 (Abstract 443; updated from poster).
22 Meden H, Beneke A, Hesse T, et al. Weekly intravenous recombinant humanized anti–Her2 monoclonal antibody (trastuzumab) plus docetaxel in patients with metastatic breast cancer (MBC): a pilot study. Proc Am Soc Clin Oncol 2001;20:60b (Abstract 1987).
23 Esteva FJ, Valero V, Booser D, et al. Phase II study of weekly docetaxel and trastuzumab for patients with HER2–overexpressing metastatic breast cancer. J Clin Oncol 2002;20:1800–8.
24 Extra et al. Eur J Cancer. 2004:125. Abstract 239.
25 Burstein HJ, Kuter I, et al. Clinical activity of trastuzumab and vinorelbine in women with HER2–overexpressing metastatic breast cancer. J of Clinical Oncology 2001, 19 2722–2730.
26 Jahanzeb M., Mortimer J.E., Yunus F., et al. Phase II Trial of Weekly Vinorelbine and Trastuzumab as First–Line Therapy in Patients with HER2+ Metastatic Breast Cancer. The Oncologist, Vol. 7, No. 5, 410–417, October 2002.
27 A. Chan et al. ASCO 2005, abstr. 587
28 Slamon DJ Update on Taxotere/Platinum/Herceptin combinations. 24th San Antonio Breast Cancer Symposium. 2001
29 Robert et al. Breast Cancer Res Treat. 2002;76:S37. Abstract 35.
30 Bangemann et al, ASCO 2005. Abstract 717.
31 Burstein HJ et al: Preoperative therapy with trastuzumab and paclitaxel followed by sequential adjuvant doxorubicin/cyclophosphamide for HER2 overexpressing stage II or III breast cancer. J Clin Oncol 21: 46–53, 2003.
32 Hurley J, Franco S, et al. Primary therapy with Herceptin, Taxotere and cisplatin in locally advanced and inflammatory breast cancer. Proc of the American Soc of Clin Oncol 20 31b (abs 1871).
33 Harris LN, Burstein HJ: Preoperative trastuzumab and vinorelbine is a highly active, well–tolerated regimen for HER2+/FISH+ stage II/III breast cancer. Proc Am Soc Clin Oncol 22:22, 2003, abs 86.
34 Marty M, Cognetti F, Maraninchi D, et al. Efficacy and safety of trastuzumab combined with docetaxel in patients with HER2–positive metastatic breast cancer given as first–line treatment: results of a randomized phase II trial (M77001). J Clin Oncol2004.
35 Klein P, Gilkerson E. Patients with ER+/HER2+ or ER–/HER2+ tumours derive similar clinical benefit from trastuzumab (Herceptin®)–based therapy for metastatic breast cancer. Proc Am Soc Clin Oncol 2003;22:45 (Abstract 179).
36 Vogel CL, Murphy M, Cobleigh M, et al. Relationship of estrogen receptor (ER) status to clinical benefit in clinical trials of Herceptin®. Eur J Cancer 2001;37(Suppl. 6):S160 (Abstract 694).
37 De Laurentiis M, Arpino G et al. HER2 as a predictive marker of resistance to endocrine treatment for advanced breast cancer: a metanalysis of published studies. Breast Cancer Res Treat 2002; 76 (Suppl. 1): S 68.
38 Lipton A, Ali SM, et al. Elevated HER2/neu level predicts decreased response to hormone therapy in metastatic breast cancer. J Clin Oncol 2002; 20: 1467–72.
39 Ellis M, Coop A, et al. Letrozole is more affective neoadjuvant endocrune therapy than tamoxifen for ErbB–1 – and/or ErbB–2–positive, oestrogen receptor–positive primary breast cancer: evidence from a phase III randomized trial. J Clin Oncol 2001; 19; 3808–16.
40 Wong ZW, Isaacs C, et al. A phase II trial of Letrozole and trastuzumab for ER and/or PgR HER2 positive metastatic breast cancer. Breast Cancer Res Treat 2003;82:S106, Abs 444.
41 Benz CC, Scott GK, et al. Estrogen–dependent, tamoxifen–resistant tymorigenic growth of MCF–7 cells, transfected with HER2/neu. Breast Cancer Res Treat 1992; 24;85–95
42 Harries M., Smith I. The development and clinical use of trastuzumab (Herceptin). Endocrine–Related Cancer 2002, 9 75–85.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak