Историческое расследование

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №7 от 09.04.2005 стр. 497
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Горелова Л.Е. Историческое расследование // РМЖ. 2005. №7. С. 497

Чем же болел В.И. Ленин? Ему было поставлено последовательно три диагноза (с помощью лучших отечественных и зарубежных врачей): неврастения (переутомление), хроническое отравление свинцом (от находящейся в теле пули – по одной из версий, пули были отравлены кураре) и сифилис мозга. Особое внимание общественности привлекал последний диагноз. В марте 1923 г. состоялся консилиум из известных немецких, шведских и российских медиков. Консилиум не снял сифилитический генез заболевания. Его вердикт – «сифилитическое воспаление внутренней оболочки артерий – эндартермит со вторичным размягчением мозга» (хотя лабораторно сифилис не подтвержден – реакция Вассермана крови и спинномозговой жидкости отрицательная). Началось специфическое, антисифилитическое лечение мышьяком и йодистыми препаратами. В разговоре с А. Ульяновой Г. Россолимо сказал: «Положение крайне серьезное, и надежда на выздоровление явилась бы в том случае, если бы в основе мозгового процесса лежали сифилитические изменения». Реакция Вассермана, проведенная невропатологом А. Кожевниковым, сифилис не подтверждала. На вскрытии этот диагноз также не подтвердился. Осторожные доктора после смерти Ленина и вскрытия на полях протоколов, где фиксировалось противосифилитическое лечение, писали: «...чтобы не упустить эту меру в случае, если бы такое положение подтвердилось».

Сработала логика клиницистов начала XX века: если не ясна этиология, не типична картина заболевания – ищи сифилис. Другой вероятный диагноз – атеросклероз сосудов головного мозга – не имел при жизни Ленина клинических признаков: симптомов ишемии других органов, стенокардии, признаков поражения сосудов нижних конечностей. Болезнь Ленина не укладывалась ни в одну из обычных форм мозговых заболеваний. Врачи, лечившие Ленина – терапевт Ф. Гетье, невропатолог Л. Даршевич, О. Ферстер, Г. Клемперер из Германии, – отмечали: «Никаких признаков органического поражения болезни центральной нервной системы, в особенности мозга, налицо не имеется». Ленин видел замешательство врачей и неоднократно спрашивал, «не умрет ли он от «кондрашки». Смерть от «кондрашки» (народное название инсульта) предсказана была Ленину одним из крестьян (якобы из–за короткой шеи).
Удаление пули над правой ключицей произвел 22 апреля 1922 г. немецкий хирург М. Борхардт (в печати было представлено, что Ленина оперировал проф. В.Н. Розанов). 30 мая 1922 г. собрался очередной консилиум. Он признает: «Болезнь имеет своеобразное, не свойственное обычной картине атеросклероза течение». 24 декабря 1922 г. – новое совещание: И. Сталин, Л. Каменев, Н. Бухарин, врачи. Принято решение об изоляции Ленина: «Ни друзья, ни домашние не должны сообщать Вл.И. ничего из политической жизни».
Запрещалась переписка и свидания. По сути дела, это был домашний арест, прикрытый медицинским заключением. Однако это противоречит всем медицинским заключениям: интеллект Ленина сохранен. Работа мозга продолжается. Он пишет статьи на актуальные политические проблемы, в том числе «Письмо съезду», где даются характеристики Сталину, Троцкому, Зиновьеву, Каменеву, Бухарину, Пятакову.
30 мая 1923 г. в угнетенном состоянии, не веря врачам, обещавшим благополучный исход болезни, Ленин попросил, чтобы к нему приехал Сталин. Зная твердый характер Сталина, Ленин обратился к нему с просьбой дать ему яд: «Теперь момент, о котором я вам говорил, наступил – у меня паралич и мне нужна ваша помощь». Сталин первоначально согласился, передал разговор М. Ульяновой, но затем передумал, считая, что его согласие подтвердит безнадежность болезни Ленина Более того, понимая историческую ответственность, оставил письменный документ, удостоверяющий отказ принести яд.
Трагическая развязка приближалась. 21 января 1924 г. В.И. Ленина не стало. Сохранилось три протокола вскрытия тела В.И. Ленина. Все они имеют единое заключение. «Атеросклероз – склероз изнашивания» (специфический термин сосудистой патологии Ленина). «Изменение сосудов сердца, нарушение питания органа». «Никаких указаний на специфический характер процесса (сифилис и др.) ни в сосудистой системе, ни в других органах не обнаружено».
Сейчас по протоколам вскрытия можно говорить об экстракраниальной патологии, которая во времена Ленина была неизвестной. В 20–х годах XX века не было средств диагностики таких заболеваний (ангиографии, определения объемной скорости кровотока с помощью ультразвуковых исследований и т.п.), не существовало и эффективных средств лечения (ангиопластики, шунтирования сосудов и др.).
Казалось бы, можно поставить точку, развеяв один из распространяемых слухов, связанных с именем Ленина. Но со смертью вождя связана и еще одна история
22 января 1924 г. была создана комиссия по организации похорон: Ф. Дзержинский (председатель), В. Молотов, К. Ворошилов, В. Бонч–Бруевич. Комиссия пригласила известного патологоанатома А. Абрикосова для временного бальзамирования (на трое суток) и вскрытия тела. Для временного бальзамирования применили стандартный раствор: формалина (30 частей), хлорида цинка (10 частей), спирта (20 частей), глицерина (20 частей) и воды (100 частей). Временно была удалена грудина и в аорты была введена консервирующая жидкость. «После этого кончики ушей порозовели и все лицо получило совершенно свежий вид».
24 января 1924 г. – принято решение ЦИК: тело Ленина сохранить в склепе у Кремлевской стены на Красной площади.
10 марта 1924 г. был проведен тщательный осмотр тела: налицо были признаки разложения и мумификации: багровые пятна на коже головы и тела, потемнение фалангов пальцев и их пергаментация, деформация глазных яблок.
После многократных дискуссий харьковский профессор, известный анатом, опытный в консервации, В. Воробьев выступает с предложением начать немедленное бальзамирование, чтобы окончательно не потерять тело.
21 марта 1924 г. после переговоров В. Збарского с Ф. Дзержинским было принято решение приступить к бальзамированию. В. Воробьев пишет письмо в ЦИК, в котором обговаривает условия работы. Было решено использовать русский метод бальзамирования Мельникова–Разведенкова.
Почему решили все–таки бальзамировать тело Ленина? Официальная версия: потоки писем, телеграмм об увековечении памяти вождя, просьбы оставить тело Ленина нетленным, сохранив его на века.
Однако таких писем в архивах не обнаружено. В письмах предлагалось лишь увековечить память Ленина в грандиозных сооружениях, памятниках. Идея по видимому принадлежала Сталину. Первым кто поддержал ее, был биохимик Збарский. Сам никогда не занимавшийся этими проблемами, он привлек к ее реализации Воробьева.
Н. Крупская, сестра и брат Ленина были против бальзамирования, но они были отстранены от решения дальнейшей судьбы тела.
В печати впервые в 1924 г. в журнале «Коммунист» прозвучало сообщение Воробьева о бальзамировании Ленина: «...мы унифицировали метод Мельникова–Разведенкова. Высохшие части тела подвергли обработке водой с уксусной кислотой, а затем перекисью. При бальзамировании обнаружилось, что сосудистые трубки перерезаны и не годятся для накачивания бальзамирующей жидкости. Проводили обкалывание, широкие разрезы для доступа жидкости. В тело вводили спирты, формалины, глицерины (66 проц.) с растворенными в них солями калия ацетикум. В целях поддержания влажности воздуха тело было помещено в стеклянный гроб (герметический) проекта Красина».
Бальзамирование останков было начато в конце марта 1924 г. На заводе «Каучук» были изготовлены специальные резиновые ванны, резиновые перчатки и закрытый цилиндр для бальзамирования головы.
Было решено поверх белья забинтовать тело прозрачными резиновыми бинтами. Изменили внутреннее освещение мавзолея. Правительственная комиссия под руководством Ф. Дзержинского одобрила работу. Н. Семашко огласил заключение: «Общий вид тела значительно улучшился по сравнению с тем, что наблюдалось перед бальзамированием, и приближается в значительной мере к виду недавно умершего».
1 августа 1924 г. Мавзолей (тогда еще деревянный) был открыт для посещения. За 70 лет его посетили 110 млн. человек.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak