Из истории развития судебной медицины: «Мертвые учат живых»

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №16 от 20.08.2005 стр. 1097
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Горелова Л.Е. Из истории развития судебной медицины: «Мертвые учат живых» // РМЖ. 2005. №16. С. 1097

В России первые данные об обязательном освидетельствовании лиц, получивших телесные повреждения, относятся к XI–XIII векам, однако осуществлялось оно, как правило, самими судьями, а не медиками. В XVI–XVII веках врачебные освидетельствования в связи с механическими повреждениями, подозрениями на отравление, медицинскими правонарушениями и определением пригодности к несению государственной и военной службы проводились эпизодически. Позднее были изданы первые официальные распоряжения, узаконившие проведение судебно–медицинской экспертизы. В этом отношении представляет интерес «Боярский приговор», вошедший в полное собрание законов «О наказании незнающих медицинских наук и по невежеству в употреблении медикаментов, причиняющих смерть больным». С 1716 года артикулом 154 Воинского устава Петра I (Великого) было предписано обязательное вскрытие трупов в случаях насильственной смерти. Прежде всего, оно было введено в армии, на флоте и в 56 наиболее крупных городах России (недостаток врачей долго еще не позволял внедрить этот порядок повсеместно). Воинский устав имел большое значение в деле организации судебно–медицинской службы в России. Важно отметить, что узаконивание вскрытия мертвых тел в нашей стране имело место раньше, чем во многих странах Западной Европы и Америки.

В 1746 году вышел императорский указ, гласивший: “С сих пор юные воспитанники хирургии в гошпиталях получили вожделенный случай находиться при трупоразъятиях: приучаться разыскивать патологическим и судебно–медицинским образом причину смерти и свойства болезни”.
У этого указа интересная предыстория, потому что в России практические занятия на трупах с учениками начали проводиться намного раньше, чем в европейских университетах, еще со времен Петра Великого. Интерес Петра I к медицине не был вызван какою–то страстью к анатомическим вскрытиям, к хирургии, как полагали некоторые историки: неизбежность военной схватки России с ее соседями, препятствовавшими ее выходу на европейский простор, требовала высокого уровня научной и практической медицины.
В Голландии Петр I неутомимо посещал медицинские кафедры университетов, музеи, кабинеты профессоров анатомии, познакомился с Левенгуком и его микроскопом в действии. Еще большим вниманием Петра I пользовался анатомический музей Рюйша – это “восьмое чудо света”, по выражению академика В.Н. Терновского.
В январе 1699 г. Петр Великий организовал в Москве, по словам М.М. Богословского, настоящий “курс лекций для московских бояр по анатомии с демонстрациями на трупах”.
Через полгода вскрытия судебно–медицинского характера проводятся и на юге России. Сообщением об одной из этих южных аутопсий история отечественной анатомии обязана вице–адмиралу К.И. Крюйсу: “Разразившейся в городе Азове грозою было убито двое часовых, стоявших неподалеку от царского двора. Петр не только подверг их трупы тщательному осмотру, но и приказал анатомировать их”. В дальнейшем анатомические вскрытия были продолжены в анатомических театрах, открытых в госпитальных школах (первые высшие медицинские учебные заведения России).
По сообщениям иностранных газет, на вскрытиях присутствовали не только царь, сановники, но даже женщины из высшего света.
Мало–помалу сознание необходимости анатомического просвещения распространяется ив провинции. В 1708 г., например, из города Шуи от целовальников Фомина и Трифонова на имя Петра I была прислана петиция о присылке врача для осмотра найденного на льду реки Тезы “мертвого тела и взятия его в убогий дом” (городской морг), откуда брались трупы для публичных аутопсий в Москве доктором Цоппотом.
С выходом же указа 1746 г. занятия на трупах приняли характер обязательных. Будущие лекари получили возможность приобретать навыки в производстве вскрытий, а объяснения “докторов” и “операторов” должны были восполнить их знания по судебной медицине и расширять представления о существе болезней и причинах смерти.
Этот замечательный документ – свидетельство того, что уже в середине XVIII века русская клиника имела высокий уровень. В России уже фактически имело место сопоставление анатомических изменений с клиническими данными. На Западе же потребовалось много времени для того, чтобы было признано известное сочинение Морганьи “О локализации и причинах болезней, выявленных анатомом”, вышедшее только в 1761 году.
В России в 1797 году во всех губернских городах были учреждены врачебные управы, в обязанности которых входило также производство судебно–медицинских исследований, в частности вскрытие трупов. К этому же времени относится опубликование первых русских правил по судебно-медицинскому исследованию трупов. В 1824 году видным русским ученым-химиком профессором Петербургской медико-хирургической академии А.П. Нелюбиным (1785–1858) были составлены «Правила для руководства судебного врача при исследовании отравлений»
Опубликование полных официальных «Правил для врачей при судебном осмотре и вскрытии мертвых тел» относится к 1829 году, а годом раньше был издан первый устав судебной медицины. Официальные «Правила» содержали изложение процессуальной стороны судебно-медицинского исследования, а также подробные наставления врачам для производства судебно-медицинских вскрытий.
Заслуга в составлении первой научной методики осмотра и вскрытия трупов принадлежит одному из выдающихся деятелей русской медицины – профессору анатомии и хирургии Петербургской медико-хирургической академии И.В. Буяльскому (1789–1866). Им в 1824 году было опубликовано в Военно-медицинском журнале «Руководство врачам к правильному осмотру мертвых человеческих тел для указания причин смерти особливо при судебных исследованиях».
Первые кафедры судебной медицины русских университетов были организованы в начале XIX века, однако из каталогов о публичных лекциях и расписаний лекций в Московском университете видно, что систематический курс судебной медицины с практическими занятиями проводился уже с 90–х годов XVIII века.
Первый отечественный учебник по судебной медицине составлен профессором Московского университета И.Ф. Венсовичем в 1808 году. Большой известностью пользовалось руководство по судебной медицине, написанное профессором Петербургской медико–хирургической академии С.А. Громовым, – «Краткое изложение судебной медицины» (СПБ, 1832). Профессор С.А. Громов (1774–1856) горячо любил отечественную науку и всеми силами способствовал ее развитию. «Скоро наступит время, – говорил он в одной из своих речей, – когда русские врачи не будут только учениками и доверчивыми последователями иностранцев, а будут развивать науку самостоятельно и обходиться без их помощи, ибо Медицинская академия ни в чем не уступит иностранным учебным заведениям».

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak