Комплексная гомеопатическая терапия аллергических ринитов у детей

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №2 от 21.01.2005 стр. 109
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Гаращенко Т.И. Комплексная гомеопатическая терапия аллергических ринитов у детей // РМЖ. 2005. №2. С. 109

Глобальную проблему здравоохранения представляет на сегодняшний день аллергический ринит (АР), которым страдает не менее четверти населения земного шара с тенденцией к увеличению его распространения во многих цивилизованных странах [1]. Надо отметить, что риск заболеваемости сенной лихорадкой (поллинозом) приходится именно на возраст 5–15 лет в Англии, Дании, США. При этом у 10–15% подростков выявлены симптомы аллергического ринита.

Современная стратегия лечения АР сконцентрирована на трех направлениях: устранение контакта с аллергеном, фармакотерапия и иммунотерапия [1]. Если первое направление контролируется экологическими, социальными и семейными программами, то объем фармакотерапии определяется видом ринита (интермиттирующий, персистирующий), его тяжестью, а у детей – возрастными особенностями, определяющими выбор фармакологических препаратов, контролирующих один или несколько симптомов АР (Н1–гистаминоблокаторы, кромоны, кортикостероиды, деконгестанты, антагонисты лейкотриенов).
В последние десятилетия особенно активно развивается иммунотерапия АР в виде специфической вакцинации аллергенами (СИТ), при этом именно в детском возрасте ей отводится приоритетное место, т.к. начатая в раннем возрасте, она способна принципиально изменить характер реагирования ребенка на потенциальные аллергены. Многочисленные иммуногистохимические исследования показали, что многократное введение аллергенов в низких концентрациях, подобных (similia) тем аллергенам, которые вызывают АР, излечивают больных от АР.
Этот принцип подобия заимствован из гомеопатического метода лечения, который с большим успехом в течение двух столетий применяется также для лечения АР [3,4,6,7]. Однако в согласительных документах по лечению АР [12] указывается, что «назначение альтернативных методов лечения, таких как гомеопатия, физиотерапия, акупунктура... несет в себе риск серьезных побочных эффектов, зачастую не останавливает развитие заболевания и поэтому не должно использоваться в лечении больных АР». В то же время такая резолюция не учитывает данных крупных рандомизированных контролируемых (двойных слепых плацебо–контролируемых) клинических исследований комплексных гомеопатических препаратов, проводимых Немецким Гомеопатическим Союзом (DHU) согласно требованиям GCP [4]. Учет этих данных позволяет исключить комплексную гомеопатию из данного контекста. В настоящее время комплексная гомеопатия стала частью официальной медицины, в системе преподавания ее основ в медицинских вузах отводится до 60 академических часов, более того, существует более 20 кафедр и курсов гомеопатии в системе последипломного образования врачей [5].
Комплексная гомеопатия – оригинальный самостоятельный системный взгляд на болезнь и здоровье, имеющий свою технологию и методологию [2]. Вековой опыт успешного применения гомеопатии, прошедший многолетнюю клиническую и токсикологическую практику, позволяет в настоящее время интегрировать комплексную гомеопатию в официальную (аллопатическую) медицину. В решении Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ и коллегии и бюро Ученого совета (протокол № 26 от 27.12.1994) отмечено – «считать целесообразным и разрешить использование метода гомеопатии в государственной системе здравоохранения». Именно на рубеже ХХ–XXl веков благодаря достижениям современной медицины, молекулярной биологии, микробиологии, вакцинотерапии, иммунологии и аллергологии стали понятны и нашли объяснения положения С. Ганемана, сформулированные еще в 1810 году в книге «Органон врачебной науки». С. Ганеман писал: «Вероятно, что определенные препараты способны лечить симптомы, аналогичные тем, которые они сами могут вызвать» («Similia Similibus curantur»). Многократно испытав более 2000 природных минералов, кислот, солей, растений, ядов, токсинов и т.д. и получив индивидуальную клиническую картину лекарственных болезней для каждого случая (в том числе многократно воссозданных поллинозов), он взял за основу лечения сверхмалые дозы этих же веществ, как суть лечения каждого из заболеваний. Ганеман патогенетически обосновал принцип подобия – обязательный и необходимый закон гомеопатии, и, как видно из дальнейшего развития медицины, оно стало основой вакцинопрофилактики и вакцинотерапии и, конечно же, одного из самых перспективных направлений современной аллергологии – специфической иммунотерапии аллергических заболеваний, как метода, способного не только снять на время какие–либо симптомы аллергии (как гистаминоблокаторы, стабилизаторы мембран тучных клеток), но и излечить больного от этого страдания, особенно если это ребенок, и такая терапия начинается в младшем возрасте. По Ганеману, излечить болезнь – значит поставить «гомеопатический диагноз», найти то лекарство, минерал, вещество, растение и т.д. из гомеопатической фармакопеи (Materia Medica), которое максимально воспроизводит картину болезни, наблюдаемой у данного больного, вплоть до его психических ощущений, вегетативных и гормональных изменений [2]. Ведь к этому же стремится и на этом базируется современная вакцинация аллергенами в поиске вещества, вызывающего аллергический ринит, астму, дерматит.
Второе гениальное предвидение С. Ганемана – применение сверхмалых доз, субфизиологических, субминимальных, субфармакологических, т.е. интактных для здоровья органов и тканей, которые получают благодаря многократным десятичным, сотенным, тысячным разведениям лекарств в носителях (вода, спирт), т.е. мы видим те же разведения, которые взяла за основу официальная медицина, изготавливая вакцины и аллергены для неспецифической иммунотерапии. Наконец, классический способ введения в организм гомеопатических лекарственных веществ – сублингвальный, а в последнее десятилетие – в акупунктурные точки. Современные гомеопатические препараты вводят подкожно, внутримышечно, внутривенно. Как видим, и в этом отношении современная аллергология абсолютно повторила С. Ганемана, придя в рекомендационных письмах именно к сублингвальной, интраназальной специфической иммунотерапии аллергенами.
Лечение сверхмалыми дозами аллопатических лекарств, предложенное в гомеопатии, нашло свое подтверждение в исследованиях последних лет в фармакологии [А. Н. Кудрин, 1991], доказана высокая эффективность разведения гистамина (D12), кортизона (D13, D28) в торможении аллергических реакций. Разведение пенициллина 1:100000000 в эксперименте задерживало рост бактерий.
Механизм действия комплексных гомеопатических препаратов в низких разведениях (D1–D14), применяющихся и для лечения АР, до настоящего времени был изучен недостаточно. Однако, впервые в истории, в 1998 г. профессором Хартмутом Хайне был запатентован механизм действия комплексных гомеопатических препаратов под номером 39750559 «иммунологическая вспомогательная реакция» [8–11]. Если учесть, что большинство препаратов, которые применялись при лечении аллергических заболеваний в гомеопатии, способны сами воспроизводить в значительных концентрациях симптомокомплекс аллергических заболеваний носа, глаз, слизистых верхних и нижних дыхательных путей, давать кожную аллергию, что зафиксировано и описано в гомеопатической фармакопее «Материя медика» [2], то низкие концентрации этих же препаратов в разведении D1–D14 будут применяться (согласно принципу гомеопатии) для лечения аллергического симптомокомплекса, который имеется у конкретного больного. Гомеопатический препарат в потенциях D1–D14 содержит достаточное количество вещества, чтобы после попадания в организм стимулировать макрофаги к антигенному образованию мотивов. Это является предпосылкой для синтеза регуляторных лимфоцитов Th3. Тh3–клетки хемотаксически обнаруживают провоспалительные лимфоциты (Т4, Тh1, Тh2) с аналогичными антигенными мотивами и подавляют их с помощью синтеза TGF–b (рис. 1) [11].
Хартмутом Хайне было показано [8–11], что гомеопатический препарат, содержащий протеины растительного (животного) происхождения в средних или низких потенциях, контактирует с макрофагами (а также с родственными макрофагам М–клетками слизистой оболочки кишечника). Затем эти протеины лизируются протеосомами макрофагов, и часть в виде олигопептида из 5–15 аминокислот выставляется в качестве мотива на поверхность антиген–презентирующей клетки (АРС), в связанной с комплексом гистосовместимости – II форме (большой комплекс гистосовместимости, МНС–комплекс, HLA–антиген).
Следующий этап – немотивированные транспортирующиеся Т–лимфоциты (наивные) воспринимают мотивы МНС–комплекса, связывают их на собственные рецепторы и становятся регуляторными противовоспалительными Тh3 лимфоцитами.
В ближайшем лимфоузле, в соответствии с количеством мотивов, они проходят стадию клонирования регуляторных лимфоцитов Th3. Эта реакция проходит только в интервале потенций около 1–10 мкг/кг массы/сут. (Very low dose antigen). Высокие концентрации протеинов препятствуют образованию Тh3 клеток. При средних (начиная с D15) и высоких потенциях образования «мотивов» не происходят, так как не активизируются макрофаги.
«Мотивированные» Тh3 клеточные клоны из лимфоузлов перемещаются по всему организму через кровоток и лимфатическую систему. Th3 клетки (хемокины, факторы системы комплемента) хемотаксически привлекаются к источнику воспаления и встречаются со способствующими воспалению Т4–лимфоцитами и их субпопуляциями Th1 и Тh2 – клетками, которые также несут на себе «мотивы» (антигены очага воспаления). При сходстве (даже приблизительном) мотивов Тh3 и Th1, Th2 (молекулярно–биологический принцип подобия – Similia) происходит немедленное высвобождение Тh3–лимфоцитарного цитокина – фактора тканевого роста –TGF–b (трансформирующий ростовой фактор).
Этот цитокин влияет на снижение регуляции воспалительных лимфоцитов, причем, высвобождаемые ими IL–4 и IL–10 поддерживают вновь синтез TGF–b, что клинически проявляется противовоспалительным и обезболивающим эффектом комплексных гомеопатических препаратов.
TGF–b связывается с клеточными рецепторами Тh1 и Тh2, происходит ингибирование IL–1 экспрессии и индукция синтеза IL–1 рецепторных антагонистов, что, по–видимому, ингибирует синтез других провоспалительных цитокинов. TGF–b продуцирующие лимфоциты Th3 обладают низкоуровневым регуляторным действием на провоспалительные клетки (макрофаги, Тh1) и синтезируемые ими воспалительные цитокины (интерферон, интерлейкины и TNFa) и закись азота (NO2). TGF–b стимулирует Тh2–клетки к усиленному синтезу противовоспалительных интерлекинов (IL–4, IL–10), причем IL–4 вновь активирует Тh3–клетки. Стимулированные В–клетками интерлейкины (IL–4, IL–5, IL–6, IL–13) из Тh2 клеток приводят к стимуляции синтеза антител (IgG, IgM, IgA).
В экспериментальных исследованиях были протестированы потенцированные (D2–D6) субстанции растительного и животно–органического происхождения, дающие высокий синтез TGF–b цитокина лимфоцитов Тh3 в культуре цельной крови. Среди классических гомеопатических препаратов наиболее высокая стимуляция цитокина TGF–b установлена у средств, противовоспалительное и анальгезирующее действие которых наблюдается в клинике:
Aconitum napellus (Инфлюцид);
Bryonia cretica (Инфлюцид);
Atropa belladonna (Тонзилотрен);
Hepar sulfur (Тонзилотрен);
Echinacea angustifolia (Циннабсин);
Rhus toxicodendron (Ревма–гель);
Sanguinaria canadensis (Климактоплан);
Sanguinaria canadensis (Кападол);
Arnica montana (Аурокард);
Chamomilla (Менальгин);
Pulsatilla (Дисменорм).
Таким образом, потенцированные комплексные препараты, подобранные с учетом максимального подобия воспалительных проявлений у больного, соответствуют современным направлениям в развитии иммунологии.
Достижения современной аллергологии, исследования механизмов специфической вакцинации аллергии (каковым и является классический гомеопатический препарат) показывают, что с одной стороны, нарастает при СВА количество IgG (блокирующих), а не IgE – антител или формируется Т–лимфоцитарная толерантность. Но СВА еще действует практически на все патогенетически значимые звенья аллергического воспаления, сохраняя свой эффект длительное время. Такой способности нет ни у одного из известных фармакологических препаратов. Как видим, существует глубокая общность, практически идентичность с гомеопатией одного из современных и эффективных, патогенетически целесообразного метода лечения аллергенами. Это и является наилучшим доказательством необходимости и обоснованности применения гомеопатического метода в современной терапии аллергических заболеваний у детей. Именно аллергические заболевания (атопические дерматиты, поллинозы, бронхиальная астма) являются гомеопатически хорошо апробированной патологией.
Терапия комплексными гомеопатическими препаратами – многоэтапное лечение. Вначале – лечение острого криза по принципу подобия с учетом т.н. модальности (суточное время приступа, влияние температуры на возникновение, характер поражения глаз, поражение полости носа – заложенность, выделения и их характер, наличие болезненности, зуд, его локализация; условия ухудшения или улучшения). Ликвидация острого криза максимально подобными препаратами сменяется терапией базисным конституционным средством, которое способно полностью излечивать хронические заболевания. Как видим, и в этом плане С. Ганеман предвидел, что будут доказаны и определены иммунологические маркеры атопических, аутоиммунных типов конституций, о которых в настоящее время хорошо известно иммунологам и аллергологам. Выбор базисного препарата основывается на совокупности персональных соматических и психических симптомов, им и проводят базисную и профилактическую терапию.
В настоящее время для лечения больных широко используются комплексные гомеопатические препараты, которые предназначены для врачей официальной (аллопатической) медицины [3,4,6,7]. При разработке комплексов противоаллергической терапии имеется в виду, что такие заболевания затрагивают несколько органов и систем, поэтому подбираются препараты, действующие как раздражители на ряд систем и органов, причем с присущими для аллергии патоморфологическими и патофизиологическими изменениями, а также вводятся т.н. дренажные средства, усиливающие элиминацию из организма промежуточных продуктов обмена, устраняя эндогенную интоксикацию. Каждому органу или системе соответствует свое дренажное средство: для желче–мочевыводящей системы – Berberis, Solidago, для ускорения вывода из организма продуктов распада белков – Gelsemium, Kalium Carbonicum, Kalium jodatum, при нарушении окислительных процессов, накоплении аммиака, углекислоты (ацидоз) – Ammonium Carbonicum и т.д.
Поэтому рационально составленные комплексы в одних случаях прекрасно снимают сенной насморк – препараты Ринитал (DHU, Германия), риносеннай (Материа Медика, Россия), а в других – комплекс аллергических болезней, таких как полиорганная аллергия, дерматореспираторный синдром (круглогодичный ринит) с дисбиотическими нарушениями у детей с пищевой аллергией – биолайн аллержи (Уолш Фарма, США).
Мы провели мультицентровое исследование в 40 поликлиниках, пролечив 680 пациентов (из них 360 детей) препаратом Ринитал в период обострения процесса.
В составе препарата Ринитал находятся гомеопатические монопрепараты, оптимально дополняющие друг друга в лечении сезонного и круглогодичного ринита:
Galphimia glauca (триаллис) D3,
Cardiospormum halicacabum (кардиоспермум) D3,
Luffa operculata (люффа) D4.
Galphimia glauca занимает ведущее место в лечении атопии кожи, слизистых оболочек – ринита и астмы. Ее исследования показали хороший контроль зуда, парестезии, жжения, уменьшение частоты приступов чихания, бронхолитический эффект. Cardiospormum halicacabum содержит природные кортизоны – фитостеролы, оказывающие модулирующее влияние на активность фермента фосфолипазы А2, а следовательно, на весь каскад арахидоновой кислоты до синтеза простагландинов и лейкотриенов. Это лекарственное средство заняло достойное место в неспецифической терапии экземы (препарат Ирикар), аллергических риноконьюнктивитов (Ринитал). Luffa в клинических исследованиях показала воздействие на серозное и слизистое воспаление слизистой оболочки носа, глотки, гортани. Отмечен положительный эффект более чем у 80% больных с бронхиальной астмой при лечении люффой.
Клиническое исследование эффективности и переносимости препарата Ринитал проведено нами на базе Морозовской ДКБ №1 у детей в возрасте от 3 до 14 лет. Из них аллергия к пыльце деревьев наблюдалась у 30 пациентов, аллергия к пыльце злаковых трав и аллергия к пыльце сорных трав – у 24 и аллергия к домашней пыли и клещам – у 14.
Препарат назначался по схеме: до 5 лет по 1/2 таблетки каждые 2 часа сублингвально (8 раз в день), с 5 до 12 лет по 1 таблетке каждые 2 часа сублингвально (8 раз в день) в течение 1–2 дней до наступления улучшения. Дети старше 12 лет в первые двое суток принимали Ринитал ежечасно (12 раз в день), затем по 1–2 таблетки 3 раза в течение месяца.
Характеризуя действие преларата, оценивали четыре показателя по 4–балльной системе выраженности каждого симптома – заложенность, конъюктивит, чихание и зуд.
Если в первые сутки у 93,3% больных симптомы заложенности были выражены в значительной степени, то уже к 5–7 суткам заложенность отсутствовала или была слабо выражена у половины больных. К 28 суткам заложенность полностью отсутствовала у 86,7%.
Симптомы поражения глаз – риноконъюктивит и чихание в значительной степени выраженности наблюдались у 73,4% больных. Уже к 5 суткам риноконъюктивит отсутствовал у 60% и в слабой степени был выражен у 23% детей. Значительное ослабление чихания или его отсутствие наблюдалось у 50% и 20% детей. К окончанию лечения 93,3% не имели признаков риноконъюктивита (рис. 2) и у 80% детей полностью исчезло чихание (рис. 3).
Тягостный симптом зуда, сильно выраженный в начальном периоде у 33,3% детей, полностью контролировался препаратом у 73% уже к 5 дню лечения (рис. 4). К 28 дню применения препарата отличные и хорошие результаты отмечены у 93,3% детей.
Аналогичные результаты получены у взрослых пациентов в клинических исследованиях, проведенных в Германии (рис. 5), а также в других клинических исследованиях [6,7].
Отдельный интерес в терапии аллергических реакций, особенно при поливалентной аллергии, представляет препарат Биолайн аллержи, в котором имеются лекарственные патогенезы 9 препаратов, включая гомеопатическое разведение Histaminum D12. В состав Биолайн аллержи входят 8 больших конституциональных препаратов, в лекарственных патогенезах 4–х из них (Licopodium, Sulphur, Phosphorus, Antimonium crudum) имеются различные варианты полиорганной аллергии, причем именно эти 4 гомеопатических типа вмещают в себя практически все варианты кожной атонии. Одновременно они являются большими дренирующими препаратами с влиянием на гепатобиллиарную систему. Поэтому препарат Биолайн аллержи показан в комплексном лечении аллергических реакций (поливалентная аллергия) [4].
Однако необходимо помнить, что на фоне приема комплексных гомеопатических препаратов возможно кратковременное первичное ухудшение. Это прогностически благоприятный признак, указывающий на то, что одно или несколько составляющих наиболее подобны данному больному. Правильное гомеопатическое обострение идет по закону К. Геринга изнутри кнаружи – уходит ринит, астма, но появляется сыпь. Сыпь уходит сверху вниз, и это путь выздоровления больного [5].
В руководстве «Диагностика и лечение аллергического ринита и его влияние на астму» (ARIA, 2001) указано, что «для лечения аллергических ринитов все чаще используются альтернативные методы (гомеопатия, фитотерапия, акупунктура). Их эффективность при аллергических заболеваниях и рините должна быть изучена в крупных рандомизированных контролируемых клинических исследованиях».
Мы считаем, что именно клиницисты – оториноларингологи, аллергологи, педиатры, терапевты должны в настоящее время проводить такие исследования, чтобы комплексный гомеопатический метод лечения и столетиями апробированные гомеопатические схемы могли занять соответствующее место в протоколах лечения больных с аллергией.

Литература
1. Балаболкин И.И., Лукина О.Ф., Ксензова Л.Д. Аллергический ринит у детей. Клиника, диагностика, лечение / Методические рекомендации. – МЗ РФ. –1998 –13с.
2. Берике В. Materia Medica гомеопатических препаратов. Смоленск, 1997.
3. Гаращенко Т.И. Гомеопатическая терапия аллергических ринитов // Рос. Ринология. –1999.– №1.
4. Гаращенко Т.И. Бабакина Л.А. Гомеопатическая терапия аллергических ринитов у детей /Актуальные вопросы отоларингологии детского возраста и фармакотерапии болезней ЛОР – органов. – Сб. научных трудов.– М., 2001.–С.130–135.
5. Келер Г. Гомеопатия М., «Медицина». – 1989. –С. 450–451.
6. Селезнев К.Г., Щетинина Е.А. Ринитал в лечении аллергических риносинуситов // Журнал вушних, носових i горлових хвороб .– КиТв, 2001, №3 (додаток). – С. 230.
7. Щетка Т.П., Чепура В.М., Борзенко И.А. Ринитал – эффективный и безопасный препарат в лечении детей с бронхиальной астмой и аллергическим ринитом // Украинский Гомеопатический Ежегодник. – 2000. –т. III.–С.139– 141.
8. Хайне Хартмут. Механизмы действия потенцированных комплексных препаратов, применяемых в антигомотоксикологической медицине// Биологическая медицина. – 1999. – № 2. – С. 9–13.
9. Хайне X. Взгляд на иммунитет с позиций медицинской биологии // Биологическая медицина. – 2001. – № 2. – С. 4 –14.
10. Хартмут Хайне. Неврогенное воспаление как основа хронических болей–связь с антигомотоксической терапией // Биологическая медицина. – 1999. –N8 2. – С. 4–8.
11. Heine H. Immunologische Beistandsreaktion durch Antihomotoxische Therapie bei Gelenksentzundungen. Biol. Med., 1998; 27(4): 152–154.
12. Van Converberger P, Bachert C, Canonica G.M. et al. Consensus statement on the treatment of allergic rhinitis // Allergy and clinical immunology.– 2000. – Vol.55–NsO1–p.116–134.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak