Легенды о смерти Николая I

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №22 от 10.11.2005 стр. 1506
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Горелова Л.Е. Легенды о смерти Николая I // РМЖ. 2005. №22. С. 1506

18 февраля 1855 года* внезапно скончался Николай I. Официально было объявлено, что государь простудился на параде и умер от воспаления легких.

24 марта 1855 года вышла книга графа Д.Н. Блудова (главноуправляющего II Отделением) «Последние часы жизни Императора Николая Первого». В этой книге полностью исключалась возможность самоубийства императора «как достойного члена Церкви Христовой». Была опубликована официальная причина смерти Николая I. «Сей драгоценной жизни положила конец простудная болезнь, вначале казавшаяся ничтожною, но, к несчастью, соединившаяся с другими причинами расстройства, давно уже таившимися в сложении лишь по–видимому крепком, а в самом деле потрясенном, даже изнуренном трудами необыкновенной деятельности, заботами и печалями, сим общим уделом человечества и, может быть, еще более Трона».
Но в первые дни после кончины Николая I и возникли легенды о внезапной смерти императора, которые стали распространяться с молниеносной быстротой. Первая легенда – Николай I не мог пережить поражения в Крымской кампании и покончил с собой; вторая – лейб–медик Мандт отравил царя.
Обратимся к истории жизни Николая I.
В 1826 году вскоре после вступления на престол так представлялся современникам Николай I: «Император Николай Павлович был тогда 32 лет. Высокого роста, сухощав, грудь имел широкую, руки несколько длинные, лицо продолговатое, чистое, лоб открытый, нос римский, рот умеренный, взгляд быстрый, голос звонкий, подходящий к тенору, но говорил несколько скороговоркой. Вообще он был очень строен и ловок. В движениях не было заметно ни надменной важности, ни ветреной торопливости, но видна была какая–то неподдельная строгость. Свежесть лица и все в нем выказывало железное здоровье и служило доказательством, что юность не была изнежена и жизнь сопровождалась трезвостью и умеренностью».
И в дальнейшем современники обращали внимание на «железное здоровье императора». Неприятности со здоровьем у Николая I начались с 1843 года. Во время путешествия по России, по дороге из Пензы в Тамбов, опрокинулась государева коляска, и царь сломал себе ключицу. С этого времени здоровье вообще стало изменять Николаю Павловичу, и, главное, появилась нервная раздражительность. Такие истории, как холерный бунт на Сенной площади в Петербурге или пожар Зимнего дворца, когда погибло немало ценностей и важных документов, отрицательно повлияли на здоровье царя. После пожара каждый раз при виде огня, или почуяв запах дыма, Николай Павлович бледнел, у него кружилась голова и он жаловался на сердцебиение. Особенно плохо он себя чувствовал в 1844–1845 годах – у него болели и пухли ноги, и врачи боялись, что начнется водянка. Он поехал лечиться в Палермо (Италия).
Весной 1847 года у Николая Павловича начались сильные головокружения. Он мрачно смотрел на свою личную жизнь, на будущее России и на судьбу Европы. Император тяжело переживал смерть многих деятелей его царствования – князя А.Н. Голицына, М.М. Сперанского, А.Х. Бенкендорфа.
Политические и военные события Европы тяжело отразились на России. Французская революция 1848 года не могла прибавить здоровья русскому царю. Но последнюю точку в жизни Николая I поставила Крымская кампания, история которой всем известна. 11 сентября 1854 года началась оборона Севастополя. Крымская кампания была проиграна. Угнетенное состояние императора усиливалось.
Вот как представлено в мемуарной литературе состояние императора за месяц до смерти. «Поставленный в такое тяжкое положение, как ни старался Его Величество превозмочь себя, скрывать внутреннее свое терзание, – пишет В. Панаев (директор канцелярии Императора), оно стало обнаруживаться мрачностью взора, бледностью, даже каким–то потемнением прекрасного лица его и худобою всего тела. При таком состоянии его здоровья малейшая простуда могла развернуть в нем болезнь опасную. Так и случилось. Не желая отказать гр. Клейнмихелю в просьбе быть посаженым отцом у дочери его, государь поехал на свадьбу, несмотря на сильный мороз, надев красный конно–гвардейский мундир с лосиными панталонами и шелковые чулки. Этот вечер был началом его болезни: он простудился. Возвратясь, ни на что не жаловался, но ночь провел без сна, стараясь объяснить это Гримму (камердинеру) не болезнью, а неловким положением в постели и простынею, которая под ним часто скидывалась и не давала спать: другую и третью ночь провел тоже беспокойно, но продолжал выезжать. Ни в городе, ни даже при дворе не обращали внимания на болезнь государя; говорили, что он простудился, нездоров, но не лежит. Государь не изъявлял опасения на счет своего здоровья, потому ли только, что в самом деле не подозревал никакой опасности, или же, вероятнее, и для того, чтобы не тревожить любезных своих подданных. По сей последней причине он запретил печатать бюллетени о болезни его. Сия болезнь продолжалась с разными изменениями от последних чисел Генваря до 9–го Февраля».
Из записей в камер–фурьерском журнале известно, что император, проболев 5 дней, окреп и выехал в Михайловский Манеж на осмотр войск. Возвратившись, император почувствовал себя хуже: кашель и одышка увеличились. Но на другой день Николай I выехал опять в Манеж для осмотра маршевых батальонов Преображенского и Семеновского резервных полков. 11 февраля он уже не мог встать с постели.
Из записей камер–фурьерских журналов явствует, что с 10 по 15 февраля недомогание императора то усиливается, то убывает. «Его В–ство ночью на 14–е число февраля мало спал, лихорадка почти перестала. Голова свободна». 15 февраля, вторник: «Его В–ство провел ночь на 15–е февраля немного лучше, хотя вчера волнение было. Пульс сегодня удовлетворителен. Кашель: извержение мокроты не сильное». 16 февраля, среда: «Вчера после лихорадочного движения, сопровождаемого с ревматической болью под правым плечом, Его В–ство в эту ночь спал, но не так спокойно. Голова не болит, извержение мокроты свободно, лихорадки нет».
Необходимо обратить внимание на еще один важный факт, а именно гнетущее впечатление, которое произвела на Николая телеграмма, полученная им 12 февраля, о поражении русских войск под Евпаторией. Эти дни, с 12 по 17 февраля, вносят новый элемент в настроение почти оправившегося от гриппа Николая; физически здоровый, он переживает психологический кризис, физическое недомогание сменяется душевным надломом. Его охватывает отчаяние, что для Николая, гордившегося своей невозмутимостью, состояние необычное.
По–видимому, это известие наносит императору последний психологический удар. «Сколько жизней пожертвовано даром», – эти слова он повторял в последние дни жизни.
В ночь с 17 на 18 февраля Николаю I стало резко хуже. У него начался паралич. Что вызвало паралич? Вот это и остается тайной. Если император покончил с собой, то кто дал ему яд? Два лейб–медика находились поочередно у постели больного императора: доктор Карелль и доктор Мандт. В мемуарной и исторической литературе подозрение падает на доктора Мандта, хотя в начале развития паралича его при Николае не было. Публикаций о самоубийстве императора в то время было достаточно. «Колокол» в 1859 году («Письма русского человека») сообщал, что Николай I отравился с помощью Мандта.
Факт самоубийства подтверждается и воспоминаниями полковника И.Ф. Савицкого, адъютанта царевича Александра. Савицкий пишет: «Немец Мандт – гомеопат, любимый царем лейб–медик, которого народная молва обвинила в гибели (отравлении) императора, вынужденный спасаться бегством за границу, так мне поведал о последних минутах великого повелителя:
«После получения депеши о поражении под Евпаторией (Крымская война, поясняет специально Савицкий, была борьбой за гегемонию в Европе. И Николай I воспринял неудачу генерала Хрулева под Евпаторией как предвестницу полного краха своего величия) вызвал меня к себе Николай I и заявил: «Был ты мне всегда преданным, и потому хочу с тобою говорить доверительно – ход войны раскрыл ошибочность всей моей внешней политики, но я не имею ни сил, ни желания измениться и пойти иной дорогой, это противоречило бы моим убеждениям. Пусть мой сын после моей смерти совершит этот поворот. Ея не в состоянии и должен сойти со сцены, с тем и вызвал тебя, чтоб попросить помочь мне. Дай мне яд, который бы позволил расстаться с жизнью без лишних страданий, достаточно быстро, но не внезапно (чтобы не вызвать кривотолков)». В воспоминаниях А. Савицкого Мандт отказывается дать яд, ссылаясь на профессию и совесть.
Этот разговор состоялся вечером 17 февраля, а в ночь на 18 февраля 1855 года император скончался. Уже к утру началось быстрое разложение тела. На суровом лице усопшего выступили желтые, синие, фиолетовые пятна. Уста были приоткрыты, видны были редкие зубы. Черты лица, сведенного судорогой, свидетельствовали, что император умирал в сильных мучениях.
Утром государь–наследник Александр ужаснулся, увидя отца таким обезображенным, и вызвал двух медиков: Здеканера и Мяновского – профессоров Медико–хирургической академии, повелел им любым путем убрать все признаки отравления, чтобы в надлежащем виде выставить через четыре дня тело для всеобщего прощания согласно традиции и протоколу. Ведь все эти фатальные признаки неопровержимо подтвердили бы молву, уже гулявшую по столице, об отравлении императора. Два вызванных ученых, чтобы скрыть подлинную причину смерти, буквально перекрасили, подретушировали лицо и его надлежащим образом обработали и уложили в гроб. Исследованный ими новый способ бальзамирования тела не был еще отработан должным образом и не предотвратил быстрое разложение тела; тогда обложили последнее ароматическими травами, чтобы заглушить зловоние.
Последней волей Николая I был запрет на вскрытие и бальзамирование его тела, он опасался, что вскрытие откроет тайну его смерти, которую хотел унести с собой в могилу.
Мы привели только некоторые данные, касающиеся смерти Николая I. Но загадка остается загадкой, и вряд ли она теперь будет разрешена. Его царствование началось трагедией (манифестом от 13 июля 1826 года, объявившем приговор декабристам) и окончилось катастрофой. Крымскую катастрофу он не пережил; она осталась в памяти потомков одним из наиболее мрачных периодов российской истории.

Литература
1. Пресняков А.Е. Николай I//Пресняков А.Е. Российские самодержцы. –М., 1990.–С. 265,268,261.
2. Смирнов А.Ф. Разгадка смерти императора//Пресняков А.Е. Российские самодержцы. –М., 1990.–С. 435–462.
3. Смирнов А. Загадочная смерть Николая I//Дорогами тысячелетий: Сб. ист. ст. и очерков. Кн. 4 / Сост. В.П.Янков.–М.: Мол. гвардия, 1991.–С. 134–160.
4. Чулков Г.И. Николай Первый//Императоры: Психологические портреты. –М.: Моск. Рабочий, 1991.–С. 167–220.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak