МУКОВИСЦИДОЗ: СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИЮ

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №17 от 03.09.1997 стр. 8
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Амелина Е.Л., Чучалин А.Г. МУКОВИСЦИДОЗ: СОВРЕМЕННЫЙ ПОДХОД К ДИАГНОСТИКЕ И ЛЕЧЕНИЮ // РМЖ. 1997. №17. С. 8

Муковисцидоз - одно из наиболее частых аутосомно-рецессивных наследственных заболеваний, распространенных среди представителей европейской расы, которое является актуальной причиной заболеваемости и смертности среди детей и подростков. В последние десятилетия число больных, страдающих муковисцидозом, значительно возрoсло в связи с улучшением диагностики и более комплексным подходом к терапии.

В последнее время достигнут определенный прогресс в научном подходе к муковисцидозу в результате достижений в области клеточной патологии, генетики и молекулярной биологии. Эта статья представляет собой обзор текущего состояния проблемы муковисцидоза и затрагивает основные причины, тип наследования, современную терапию и новые достижения в изучении этой патологии.

Cystic fibrosis (CF) is one of the most common autosomal recessive inherited disorders in the European population and represents an important cause of morbidity and mortality among children and young adults. In the past decades the number of the CF patients has increased considerably due to improved diagnosis and a more comprehensive approach to therapy. Recently, the scientific knowledge about CF has been improved as the result of advances in cell pathology, genetics and molecular biology. This article reiews the current status of our understanding of CF: and covers the main causes, mode of inheritance, current therapy and new approaches to the pulmonary disease.

Е. Л. Амелина, А. Г. Чучалин
НИИ пульмонологии Минздрава РФ, Москва

Ye. L. Amelina, A. G. Chuchalin
Pulmonology, Ministry of Health of the Russian Federation, Moscow

Муковисцидоз (МВ) - наследственное заболевание, обусловленное системной дисфункцией экзокринных желез.
   Болезнь впервые была описана сравнительно недавно, в 1938 г. Патологоанатом Дороти Андерсен описала кистозную дегенерацию поджелудочной железы в сочетании с легочной патологией у маленьких детей [1]. Тогда возникло английское название болезни - Cystic fibrosis (кистозный фиброз). В 1946 г. Farber предложил термин "муковисцидоз" (от лат. mucus - слизь, viscus - вязкий), указывая на роль повышения вязкости экскрета, выделяемого экзокринными железами. Однако еще раньше, в старинных немецких сказаниях, указывалось, что если при поцелуе ребенка ощущается соленый привкус - ребенок обречен [2].

Н-нормальный ген
М-ген муковисцидоза

Рис. 1. Аутосомно-рецессивный тип наследования при МВ.

   За последние годы стремительно развивалось научное знание о МВ, механизме его развития на клеточном и молекулярном уровне. В настоящее время известно, что МВ является самым частым моногенным заболеванием среди европейцев. Каждый 25-й представитель европейской расы является носителем гена МВ. Распространенность МВ наиболее высока в Центральной Европе - 1 больной ребенок на 2000 родов [3].
   Эпидемиологические исследования по частоте случаев МВ в России установили противоречивые данные - от 1 : 3860 новорожденных [4] до 1:12 300 [5].

 

Рис. 2. Механизм транспорта ионов через апикальную мембрану эпителиальной клетки при МВ.

   Прогресс в диагностике и лечении МВ привел к значительным изменениям продолжительности жизни при этом заболевании. В 1938 г. 70% заболевших погибали в течение первого года жизни. В 1996 г. средняя продолжительность жизни больных МВ в США и странах Западной Европы достигла 29 лет. Аналогичный показатель по России составляет лишь 16 лет [6]. В центре МВ взрослых на базе Brompton Hospital наблюдали пациента, достигшего возраста 72 лет. Такое отставание связано с недостаточным развитием общенациональной сети специализированных центров МВ, отсутствием самостоятельной клиники МВ взрослых.

Этиология и патогенез

   МВ развивается в результате мутации гена, расположенного на длинном плече седьмой хромосомы. Тип наследования - аутосомно-рецессивный (рис. 1).
   В настоящее время известно более 400 мутаций, из которых в Европе и России наиболее часто встречается мутации F 508 (потеря аминокислоты финилаланина в позиции 508).
   Подобное изменение структуры ДНК приводит к нарушению функции трансмембранного регулятора МВ (МВТР) - белка, обеспечивающего транспорт иона хлора через апикальную часть мембраны эпителиальной клетки (рис. 2). Вследствие этого дефекта анионы хлора задерживаются в клетке, усиливают абсорбцию катионов натрия и воды, "высушивая" слизь, продуцируемую экзокринными железами. Увеличение вязкости экскрета приводит к закупориванию протоков экзокринных желез, накоплению экскрета и образованию кист. Развивается картина системной дисфункции экзокринных желез.
   Поражаются те органы, в эпителиальных клетках которых нарушена функция хлоридных каналов. Это - верхние и нижние дыхательные пути, потовыводящие протоки, выводные протоки слюнных желез, поджелудочной железы, желчевыводящие пути, кишечник, семявыносящие протоки.
   Из-за блокады хлоридных каналов не происходит реабсорбция ионов хлора и натрия в потовыводящих протоках, что приводит к значительному повышению концентрации этих ионов в 1 мл пота. Этот феномен используется при диагностике МВ. Следует также помнить, что в жаркое время года у таких больных при физической нагрузке происходит значительная потеря электролитов, что может привести к коллапсу.
   Поражение поджелудочной железы, вызванное закупориванием ее протоков густым, вязким секретом, приводит к образованию кист и в дальнейшем к кистозно-фиброзному перерождению паренхимы поджелудочной железы. В результате развивается внешнесекреторная недостаточность поджелудочной железы с явлениями стеатореи, мальабсорбции с сопутствующей недостаточностью жирорастворимых витаминов А, D, E, К , отставанием в физическом развитии. В более старшем возрасте из-за фиброзного перерождения стромы поджелудочной железы и при поражении островков Лангерганса развивается эндокринная недостаточность поджелудочной железы, приводящая к формированию сахарного диабета .

   Поражение желчевыводящих протоков приводит к развитию билиарного цирроза с портальной гипертензией, выражающейся в варикозном расширении вен пищевода (возможно с кровотечением из них), асцитом, спленомегалией и гиперспленизмом. У всех больных МВ при ультразвуковом исследовании можно выявить картину холестаза, у 15% на этом фоне формируются камни желчного пузыря [7].

 



Рис.3. Обзорная рентгенограмма больного В., 15 лет, во время обострения хронического гнойно-воспалительного процесса в легких (а) и после курса в/в антибактериальной терапии (б). Уменьшилась очаговая и перибронхиальная инфильтрация, однако сохраняются грубое усиление и деформация легочного рисунка, расширение корней легких, гипервоздушность.

   Основной механизм поражения кишечника заключается в том, что из-за нарушенного транспорта ионов натрия и хлора содержание электролитов и жидкости в просвете кишечника резко снижено, что может привести к мекониальной кишечной непроходимости в младенчестве, выпадению прямой кишки в детстве, развитию кишечной непроходимости на уровне илеоцекального угла в более старшем возрасте.
   Двусторонняя атрезия семявыносящих протоков приводит к азооспермии и мужскому бесплодию у 97% больных мужчин [8].
   Почти все больные МВ страдают синуситами, у 30% больных выявляется полипоз носа [9].
   Патология легких занимает особое место в клинической картине МВ. Именно поражение легких с последующими осложнениями приводит к 70% смертей при МВ [7].
   Патологический процесс в легких начинается после рождения ребенка, когда в просвете бронхов формируется густой и вязкий секрет, приводящий к нарушению мукоцилиарного клиренса. Возникающий мукостаз является благоприятной основой для развития инфекционно-воспалительных процессов. Хронический гнойный бронхит,частые бронхопневмонии приводят к формированию ателектазов, бронхиоло-бронхоэктазов, в более позднем возрасте возникают осложнения в виде пневмоторакса, легочного кровотечения. По мере прогрессирования патологических изменений в бронхолегочной системе нарастает вентиляционно-перфузионный дисбаланс, возникает гипоксия, легочная гипертензия и формируется хроническое легочное сердце. Все это ведет к нарастанию дыхательной и сердечно-сосудистой недостаточности, являющейся непосредственной причиной смерти больного.

Клинические проявления

   Большое число мутаций, в различной степени воздействующих на количество и качество белка МВТР в эпителиальных клетках, определяет разнообразие клинических проявлений МВ.
   Клинические проявления МВ могут возникнуть как в раннем младенческом возрасте, так и в более поздний период жизни больного. При относительно благополучном течении болезни МВ может длительно протекать бессимптомно, в некоторых случаях диагноз ставится при обследовании по поводу хронического синусита или мужского бесплодия.
   В неонатальном периоде обращают на себя внимание незначительное прибавление массы тела, признаки мальабсорбции. В 10% наблюдений МВ начинается с мекониального илеуса в раннем младенчестве [10].
   В постнатальном периоде ведущим проявлением МВ становятся повторные бронхолегочные инфекции.
   Диагноз МВ ставится на основе характерной клинической картины в сочетании с положительным потовым тестом. Классическую диагностическую триаду при МВ составляют:

  • положительный потовый тест (хлориды пота более 60 мэкв/л);
  • легочная патология инфекционно-воспалительного характера;
  • кишечный синдром.

   Диагноз подтверждается:

  • отягощенным семейным анамнезом;
  • положительным результатом генетического анализа;
  • повышенным содержанием иммунореактивного трипсина в крови (исследование имеет диагностическое значение при неонатальном скрининге, так как от рождения до 8 нед жизни эти показатели повышены);
  • азооспермией, вызванной обструкцией семявыносящих протоков.

   При постановке диагноза МВ взрослым следует обратить внимание на характерный вид больного. Это, как правило, молодые пациенты с признаками пониженного питания, небольшого роста, имеющие длительный анамнез хронического бронхита, бронхоэктазов, хронического гайморита или хронического панкреатита. При активном расспросе можно выявить жалобы на диарею, у девушек возможно нарушение менструального цикла.
   При физикальном исследовании пациента выявляются астеническое телосложение, бочкообразная форма грудной клетки, деформация дистальных фаланг в виде "барабанных палочек". Могут иметь место одышка, акроцианоз. При аускультации над легкими выслушиваются разнокалиберные хрипы. При пальпации живота можно выявить увеличение размеров печени, селезенки.
   При рентгенологическом исследовании определяется гипервоздушность легких, видны участки инфильтрации или ателектаза, утолщение стенок бронхов, возможна картина пневмоторакса. При проведении компьютерной томографии обнаруживаются множественные бронхоэктазы.
   Исследования функции внешнего дыхания выявляют обструктивные нарушения в сочетании с увеличением остаточного объема. Возможны также рестриктивные изменения как результат развившегося пневмосклероза. Диффузионная способность легких снижается на более поздних стадиях заболевания за счет гиповентиляции [11].
   На электрокардиограмме видны признаки тахикардии, перегрузки правых отделов сердца.
   Микробиологический анализ мокроты крайне важен для определения возбудителя инфекционного процесса в бронхолегочной системе, для прогноза течения болезни и прицельного назначения антибактериальной терапии.
Антибактериальные препараты, рекомендуемые для лечения больных МВ

Saphilococcus aureus Клоксациллин 25 мг/кг/сут
Флуклоксациллин 70 мг/кг/сут
Фузидиновая кислота 50 мг/кг/сут
Клиндамицин 20 - 40 мг/кг/сут
Рифампицин 15 г/кг/сут
Цефалопориновые антибиотики 1-го и 2-го поколения 100 мг/кг/сут
Pseudomonas aeruginosa    
Профилактика хронической колонизации Ципрофлоксацин 20 - 50 мг/кг/сут внутрь
  Колистин 1 - 2 млн ЕД в ингаляциях дважды в сутки
Хроническая колонизация    
Лечение обострений (3 нед) Азлоциллин 250 - 500 мг/кг/сут внутривенно
или Пиперациллин 300 мг/кг/сут внутривенно
  Амикацин 15 мг/кг/сут внутривенно
плановые курсы Гентамцин 8 - 12 мг/кг/сут внутривенно
2 нед каждые 3 мес Тобрамицин 10 - 20 мг/кг/сут внутривенно
2 противосинегнойных Нетилмицин 10 - 12 мг/кг/сут внутривенно
препарата Цефсулодин 100 - 150 мг/кг/сут внутривенно
  Цефтазидим 100 - 250 мг/кг/сут внутривенно
  Азтреонам 150 - 250 мг/кг/сут внутривенно
  Тиенамицин 50 - 75 мг/кг/сут внутривенно
  Ципрофлоксацин 15 - 50 мг/кг/сут внутрь, внутривенно
Длительная терапия    
  Колистин 1 - 2 млн ЕД в ингаляциях
  Гентамицин 160 - 240 мг дважды в сутки
  Тобрамицин 100 - 300 мг
  Карбенициллин 1 - 2 г

 

 

   Микробный пейзаж при МВ достаточно характерен. В раннем детском возрасте доминирует золотистый стафилококк (Staphilococcus aureus), затем присоединяется гемофильная палочка (Наemofilus influaenzae), в подростковом возрасте появляется синегнойная палочка (Pseudomonas aeruginosa). В последние годы, особенно в странах Западной Европы и Америки, часто высевается Pseudomonas cepacia, или Burgholderia cepacia, резистентная к большинству антибиотиков [12]. Присоединение синегнойной инфекции может иметь различные последствия для больного: от бессимптомного носительства до, чаще, значительного ухудшения течения заболевания с выраженной активизацией воспалительного процесса и ухудшением функциональных показателей.

Лечение

   На основании клинических, функциональных и микробиологических данных строится тактика лечения МВ.
   Основной целью проводимой терапии являются:

  • уменьшение бронхиальной обструкции;
  • борьба с инфекцией;
  • улучшение нутритивного статуса больного.

   Следует проводить активное лечение сопутствующих осложнений, компенсировать возникающую дыхательную и сердечную недостаточность, обеспечивать максимальный комфорт для больного в терминальном периоде заболевания.
   В стадии разработки находятся новые, революционные методы лечения МВ (например, генная терапия).
   Снижение бронхиальной обструкции проводится при помощи нескольких групп препаратов. Это - муколитики, бронходилататоры в сочетании с приемами кинезитерапии.
   Муколитики - препараты, уменьшающие вязкость мокроты (N-ацетилцистеин и его аналоги) - применяются в таблетках, ингаляциях и внутривенно.
   С 1994 г. используется ДНКаза - препарат, расщепляющий ДНК разрушенных нейтрофилов в просвете бронха. Как показали законченные недавно многоцентровые исследования, ежедневные двухкратные ингаляции 2,5 мг препарата приводит к улучшению самочувствия больного, уменьшению числа обострений, улучшению функциональных показателей и в итоге - качества жизни больного [13].
   Бронходилататоры также используются для улучшения бронхиальной прходимости. Это - препараты b-агонистов (сальбутамол, сальметерол ) и М-холинолитиков (ипратропиума бромид). Эффективность их применения определяется показателями обратимости обструкции после ингаляции препарата при исследовании функции внешнего дыхания. Бронходилататоры чаще всего используются в комплексе ежедневных процедур, включающих ингаляции муколитиков и упражнения кинезитерапии.
   Кинезитерапия - это вид физиотерапии, направленный на мобилизацию и эвакуацию мокроты из бронхиального дерева. Наиболее распространенными формами кинезитерапии являются цикл активного дыхания и хаффинг, аутогенный дренаж, постуральный дренаж в сочетании с перкуссионным массажем. Возможно использование флаттера и PEP -маски (positeve expiratory pressure) для создания положительного давления на выдохе и предотвращения экспираторного коллапса [14].
   Борьба с инфекцией. Введение в арсенал терапевтов антибиотиков в 1940 г. было самым значительным событием, изменившим прогноз больных МВ. Антибиотики и сейчас являются краеугольным камнем в лечении этой патологии. Антибактериальная терапия назначается с учетом результата посева мокроты прерывистыми курсами при обострении или в плановом порядке, а также в составе базисной терапии для продления периода ремиссии между обострениями (см. таблицу).
   Фармакокинетика антибактериальных препаратв при МВ изменена: из-за ускорения метаболизма лекарственных препаратов в печени и увеличения почечного клиренса максимальная концентрация вводимого антибиотика в сыворотке крови больного МВ меньше предполагаемой. Поэтому при МВ требуются большие дозы препарата с максимальной частотой введения.
   Антибактериальная терапия при МВ опирается на результаты микробиологического исследования мокроты с определением чувствительности к антибиотикам выделенного возбудителя [15].
   При лечении обострения препаратами выбора для стафилококковой инфекции являются пенициллиназаустойчивые пенициллины (флуклоксациллин, диклоксациллин), цефалоспорины 1-го и 2-го поколения (цефалексин, цефаклор), используются также доксициклин, клиндамицин, рифампицин,фузидин. В последние годы из мокроты у больных МВ высевается иногда метициллинрезистентный стафилококк. В таком случае препаратом выбора становится ванкомицин.
   При колонизации синегнойной палочки терапия, как правило, проводится с применением двух противосинегнойных препаратов, внутривенно, курсом не менее 14 дней. Это препараты из группы цефалоспоринов 3 -го поколения (цефтазидим), аминогликозидов (гентамицин, сизомицин, амикацин), карбапенемов (тиенам, меронем). Препарат из группы дифторированных хинолонов - ципрофлоксацин - единственный противосинегнойный препарат, производимый и в таблетированной форме, что очень важно для амбулаторного ведения больных.
   Лечение обострений начинают при повышении температуры, усилении кашля, усугублении одышки, увеличении количества мокроты. Объективными показателями обострения служат: десатурация кислорода, снижение объема форсированного выдоха в секунду на 10 % и более, изменения в физикальной и рентгенологической картине.
   Во многих центрах МВ курс внутривенной терапии при носительстве синегнойной палочки проводят каждые 3 мес в плановом порядке. Внутривенная антибактериальная терапия может проводиться не только в условиях стационара, но и на дому.
   Вне обострения рекомендуется длительная ингаляция противосинегнойных препаратов (колимицин, карбенициллин, гентамицин) для подавления постоянно текущего инфекционного процесса. Длительные исследования эффективности и безвредности ингаляционной антибактериальной терапии доказали стабилизацию клинических проявлений и улучшение функциональных показателей, а также уменьшение колонизации синегнойной палочки. В связи с отсутствием системного воздействия побочные действия ингаляционной антибактериальной терапии минимальны.
   Эффективность ингаляционной терапии в большой степени зависит от используемого ингалятора. Сочетание небулайзера и компрессора имеет ряд преимуществ перед ультразвуковым ингалятором. При использовании небулайзера достигается лучшая дисперсия, при которой ингалируемый препарат проникает в нижние дыхательные пути; кроме того, ультразвуковой ингалятор несколько нагревает препарат, что может изменить свойства антибиотика.
   Ежедневное лечение больного МВ должно выглядеть так: процедуры начинаются с ингаляции бронходилататора, если это показано; затем - ингаляции и/или таблетированный прием муколитика; через 10 - 15 мин - кинезитерапия, откашливание; после паузы - ингаляция антибиотика.
   Улучшение нутритивного статуса очень важно для общего самочувствия пациента и течения инфекционного процесса, развития дыхательной мускулатуры, а в итоге - для прогноза больного МВ [16].
   Для его коррекции необходимо:

  • выявить экзокринную недостаточность поджелудочной железы;
  • проводить постоянную заместительную терапию ферментными препаратами нового поколения. Это - микросферические ферменты с pH-чувствительной оболочкой (креон, панцитрат). Препарат назначается с каждым приемом пищи в дозе до 2000 ед. липазы на 1 кг массы тела больного. Если при подобной дозировке сохраняются симптомы мальабсорбции или есть признаки гиперацидного гастрита, к терапии добавляют блокаторы H2-рецепторов (циметидин, ранитидин) или ингибиторы протонной помпы (омепразол);
  • при адекватной заместительной терапии в диете больных МВ не должно быть ограничений. Наоборот, с учетом постоянно текущего инфекционного процесса калораж питания при МВ должен составлять 120 - 150 % от необходимого, 35% из них за счет жиров;
  • необходим дополнительный прием витаминов А, Д, Е, К - как правило, назначают двойное количество обычной дневной нормы.

   Для предотвращения холестаза рекомендуется постоянный прием урсофалька (уреидодезоксихолиевой кислоты) - гидрофильной желчной кислоты, предотвращающей образование желчных камней;

  • при неэффективности перечисленных действий, если у больного значительно уменьшается масса тела, назначают высококалорийные пищевые добавки в форме коктейлей, в дозе, возмещающей 800 ккал/сут для взрослых. При необходимости прибегают к зондовому кормлению в ночное время с использованием пищеводного или желудочного зонда.

   Новым направлением в лечении МВ является применение противовоспалительной терапии. Так как бронхиальная обструкция при МВ в большой степени обусловлена гиперактивной воспалительной реакцией, представляется целесообразным применение стероидных и нестероидных противовоспалительных препаратов. В американском исследовании, продолжавшемся 4 года и закончившемся недавно, выявлено значительное улучшение показателей функций внешнего дыхания у пациентов, систематически принимающих ибупрофен, а также уменьшение необходимости антибактериальных препаратов [17].
   Кортикостероидные препараты применяются для лечения больных МВ при сопутствующей бронхиальной астме или аллергическом бронхолегочном аспергиллезе. В 4-годичном исследовании по выявлению эффективности системной терапии кортикостероидами в дозе 2 мг/кг через день был получен значительный клинический и функциональный эффект. Однако по отсроченным данным (через 6 лет) были выявлены отставание в росте, остеопороз, катаракта у группы больных, получавших стероиды [18]. Кортикостероидные препараты рекомендуется применять короткими курсами при лечении обострений. В настоящее время исследуется роль ингаляционной стероидной терапии в лечении МВ.
   Лечение осложнений. При прогрессировании легочной патологии при МВ развиваются такие осложнения, как гипоксемия, приводящая к легочной гипертензии и развитию легочного сердца. В этом случае проводятся длительная кислородотерапия (в соответствии с показателями газового состава крови), лечение ингибиторами ангиотензинпревращающего фермента (каптоприл, эналаприл), а также традиционное лечение развивающейся недостаточности кровообращения.
   Выраженное воспаление трахеобронхиального дерева, особенно в зонах бронхоэктазии, часто приводит к легочному кровотечению, которое, однако, редко является непосредственной причиной смерти больного. При неэффективности консервативного лечения рекомендуется проведение ангиографии с эмболизацией бронхиальной артерии или хирургическое вмешательство.
   Пневмоторакс - это довольно частое осложнение МВ у взрослых, развивающееся из-за разрыва субплевральных булл. После удаления свободного воздуха из плевральной полости при повторных пневмотораксах осуществляется химический или хирургический плевродезис. Сейчас в странах, где проводится трансплантация легких, показания к этой манипуляции сужены.
   Трансплантация является еще одним шансом для больных МВ после того, как ресурсы медикаментозной терапии исчерпаны.
   Показаниями к трансплантации являются выраженная дыхательная недостаточность с объемом форсированного выдоха в 1 с менее 30%, отсутствие противопоказаний, активное желание больного [19].
   При трансплантации производится пересадка обоих легких, возможна также пересадка комплекса легкие - сердце с последующей процедурой "домино", т. е. с пересадкой сердца больного МВ другому реципиенту. В связи с выраженной нехваткой донорских органов иногда проводится пересадка от живых доноров (по одной доле от каждого из родителей), однако эта операция вызывает множество этических возражений и проводится крайне редко [19].
   Еще одной надеждой для больных МВ и их врачей является генная терапия [20]. Синтезирован ген белка МВТР, проводятся активные попытки ввести этот ген в эпителиальные клетки бронхов. Доказано, что даже 10% уровень нормального МВТР может обеспечить физиологическую функцию легких. Проведены первые клинические испытания с использованием вектора аденовируса (США, Канада) и липосомами (Англия, Франция). Клинически значимого результата пока не получено [20], однако исследования продолжаются, так как в случае успеха наступит новый этап в лечении МВ - этап этиологического подхода к лечению этого заболевания .

Литература:

   1. Andersen DH. Cystic fibrosis of the pancreas and its relation to celiac disease. A clinical and pathologic study. Am J Dis Child 1938;56:344-99.
   2. Чучалин А. Г., Самильчук Е. И. Муковисцидоз- - состояние проблемы. Тер. архив - 1993;65;(3):3-8.
   3. Hodson ME, Geddes DM (Еds), London: Chapman and Hall, 1995.
   4. Потапова О. Ю. Автореферат - Молекулярно-генетический анализ кистозного фиброза в России - С.П. 1994, с. 24.
   5. Петрова Н. В., Материалы научно-практической конференции РДКБ - М - 1995, с. 96.
   6. Капранов Н. И. Рачинский С. В. Муковисцидоз - М. - 1995.
   7. Cystic Fibrosis Foundation. 1995. Patient Registry 1994 Annual Data Report. Bethesda, Maryland.
   8. Taussig LM. The reproductive system, in Cystic Fibrosis Brugman, S. M. (Еd. L. M. Taussig), Thieme-Stratton, New York 1984;324-7.
   9. Davis PB, et al. Cystic Fibrosis, Am J Respir Crit Care Med 1996;154:1229-56.
   10. Warner JO, et al. Cystic fibrosis in children, in Respiratory Medicine (second edition), London 1995:1330-40.
   11. van Haren EHJ, et al. Bronchodilator response in adult patients with cystic fibrosis: effects on large and small airways. Eur J Respir Dis 1991;4:301-7.
   12. Govan JWR, et al. Evidence of transmission of Pseudomonas cepacia by social contact in cystic fibrosis. Lancet 1993;342:15.
   13. Hodson ME. Aerosolized dornase alfa (rhDNase) for therapy of cystic fibrosis. Am J 1995;151:70-4.
   14. Pryor JA and Webber BA. Physiotherapy for cystic fibrosis-which technique? Physiotherapy 1992;78:105-8.
   15. Webb AK. The treatment of pulmonary infection in cystic fibrosis Scand J Infect Dis Suppl 1995;96:24-7.
   16. Cysyic Fibrosis Trust. Management of cystic fibrosis in adults UK 1995.
   17. Konstan MW, et al. 1995 Effect of high-dose ibuprofen in patients with cystic fibrosis.
   18. Niolaizik WH, MH. Schoni, 1996 Pilot study to assess the effect of inhaled corticosteroids on lung function in patients with cystic fibrosis J Pediatr 128:271-4.
   19. Kotloff, Zuckerman. Lung transplantation for cystic fibrosis: special considerations Chest March 1996;109(3):787-98.
   20. Southern KW. Gene therapy for cystic fibrosis: current issues. Brit J Hosp Med 1996;55(8):495-9.

 


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak