Минздрав снаружи

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №7 от 03.04.1997 стр. 20
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Минздрав снаружи // РМЖ. 1997. №7. С. 20

За то благодаря чему, мы несмотря ни на что, все-таки...

 

За то благодаря чему, мы несмотря ни на что, все-таки...

Именно так могло бы звучать, пусть не слишком изящное по форме, зато вполне адекватное по сути, изложение минздравовской коллегии, посвященной итогам работы по стабилизации эпидемиологической обстановки в 1996 г. Справедливости ради надо заметить, что попытки проявления осторожного оптимизма в основном предпринимались авторами справочных материалов к коллегии. Они, видимо, таким образом готовились к достойной встрече Всемирного дня здоровья, который в этом году будет посвящен борьбе с инфекционными заболеваниями. В РМЖ (1997, т. 5, №5) мы публиковали данные Департамента государственного санитарно-эпидемиологического надзора МЗ, согласно которым снижение уровня заболеваемости отмечалoсь по 41 нозологической форме из 65, а рост - по 26 нозологическим формам. Сокращение общего числа инфекционных заболеваний по сравнению с предыдущим годом оценено в 5,3%, и это позволило, по мнению авторов справки, говорить о том, что хотя эпидемическая обстановка и оставалась напряженной, но все же "удалось предотвратить наиболее негативные тенденции ее развития". То есть, иными словами, как раз и получается "несмотря ни на что, все-таки".
Однако, что, собственно, подразумевается под "предотвращенными" тенденциями не очень понятно. Наверное что-то сравнимое с руандийскими ужасами. Главный санитарный врач России Геннадий Онищенко не был настроен ориентироваться на подобную точку отсчета и потому оптимизма не излучал. Для любого здравомыслящего человека популярный в нашем отечестве тезис - "бывает хуже" - не является достаточным аргументом. Тем более, на фоне, к примеру, удвоения числа ВИЧ-инфицированных (зарегистрировано 2439 носителей, из них 173 умерли, 77 больны СПИДом) или в сравнении с темпами роста заболеваемостью сифилисом - 47% за 11 мес 1996 г. (227 на 100 тыс.), что квалифицируется как эпидемия.
Не менее удручающа картина и природно-очаговой инфекционной заболеваемости. В 1996 г. число больных весенне-летним клещевым энцефалитом возросло на 62% (6,4 на 100 тыс.), достигнув таким образом рекордной отметки. Основной причиной предпочитают называть запрещение авиаобработок лесных массивов печально известным инсектицидом ДДТ. Между тем вакцинация населения, являющаяся действительно медицинской мерой профилактики, в связи с отсутствием централизованной оплаты препаратов из федерального бюджета сокращается. В результате, по данным Департамента государственного санитарно-эпидемиологического надзора, доля населения эндемичных территорий, имеющих специфические антитела в крови, уменьшилась в 5 раз.
Сокращение круга прививаемых, к сожалению, характерно для описания ситуаций, связанных со многими, так называемыми управляемыми, инфекциями. При этом даже самые впечатляющие победы вакцинопрофилактики при ближайшем рассмотрении выглядят весьма относительными. К ним можно отнести и результаты крупномасштабной кампании иммунизации против полиомиелита, сократившей заболеваемость на 97%. Начать ее побудили события 1995 г.: тогда жертвами заболевания стали 154 человека (ранее этот показатель колебался от 3 до 17). В 1996 г. было привито около 4 млн детей. Однако из-за военных действий именно в очаге последней эпидемии, в Чеченской республике, иммунизация детей практически не проводилась. Тем не менее там было зарегистрировано всего 3 случая, что следует отнести к неожиданным милостям природы, или, если угодно, случайности.
Приблизительно так же можно объяснить и то, что в 1996 г. впервые за пять лет стабилизировалась заболеваемость вирусным гепатитом В (32 на 100 тыс.). Это произошло в тот период, когда в эпидемический процесс стали активно вовлекаться лица в возрасте от 15 до 30 лет, инфицирование которых связано с парентеральным употреблением наркотиков. Поскольку нынешний всплеск ВИЧ-инфекции, по мнению большинства экспертов, вызван аналогичной причиной, не исключается развитие заболеваемости гепатитом по самому нежелательному сценарию. Тем более, что хотя иммунизация против этого заболевания и введена в календарь прививок, производство вакцины практически не осуществляется, вопрос финансирования ее закупок за рубежом не решен.
Последнее относится и к комплексной вакцине против кори, краснухи и эпидемического паротита. В результате относительно узкого охвата прививками против паротита (в среднем 65% детей) заболеваемость возросла на 26% и составила в среднем 41,4 на 100 тыс. При этом в Санкт-Петербурге, Туве, Алтае, Рязанской области этот показатель колеблется от 229 до 285.
Разброс показателей заболеваемости столь же характерен для эпидемиологической ситуации в России, как и вынужденное свертывание специфической профилактики. Хотя, даже когда сужения круга вакцинируемых не происходит, добиться выравнивания не удается. Так, в результате усилий санслужбы в 1996 г. уровень заболеваемости дифтерией снизился на 62%. При этом был сокращен перечень противопоказаний к вакцинации, хотя детям в возрасте до 1 года было запрещено введение АДС-М анатоксина, дискуссия о побочных проявлениях которого так пугала население. Всего в прошлом году было привито 97 млн человек - 83% жителей России. Однако в некоторых территориях рост заболеваемости дифтерией продолжается (например, в Мари Эл на 50%, в Читинской области на 23%).
То же самое относится и к социально обусловленным инфекциям, прежде всего туберкулезу. Как крайне неблагоприятный прогностический признак инфекционисты расценивают тот факт, что в Бурятии, Дагестане, Северной Осетии, Еврейской автономной области и Курганской области уровень заболеваемости в 1,5 - 2 раза выше среднего, а в Туве и Корякском автономном округе в 3 раза (57,8 на 100 тыс.). Ситуация рассматривалась на заседаниях Санитарно-противоэпидемической комиссии правительства, Межведомственной комиссии по охране здоровья населения Совета Безопасности, Минздраву поручено в кратчайшие сроки завершить разработку федеральной целевой программы. Между тем идея программы не нова. Впервые она выдвигалась еще в 1994 г. "Под нее" тогда просили 584 млрд руб. А экономический ущерб от туберкулеза уже в следующем году составил 702 млн долл. США. Но даже в случае появления подобного документа скорой перемены участи ожидать не стоит. Все чаще говорится о неэффективности флюорографии, туберкулинодиагностики, несоответствии современным требованиям небезызвестной вакцины БЦЖ, традиционных медикаментов. Эффективность лечения впервые выявленных больных снизилась на 11 - 16%. Показатель же излечения страдающих туберкулезом легких сократился на 25,1%. Так что, если положение вдруг и изменится к лучшему, то только опять же "благодаря тому, что не смотря..."

Дмитрий Фролов

 


Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak