Ново–Пассит как альтернатива психофармакотерапии в общемедицинской практике

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №12 от 24.06.2005 стр. 848
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Дубницкая Э.Б. Ново–Пассит как альтернатива психофармакотерапии в общемедицинской практике // РМЖ. 2005. №12. С. 848

Введение Лечение лекарственными травами (фитотерапия) имеет многовековые традиции. Описания успокаивающего действия шалфея, крапивного семени и других трав приводятся уже в средневековых источниках, например, в «Салернском кодексе здоровья» (XIV в). Фитотерапия находит широкое применение и в современной медицине.

Лечение лекарственными травами (фитотерапия) имеет многовековые традиции. Описания успокаивающего действия шалфея, крапивного семени и других трав приводятся уже в средневековых источниках, например, в «Салернском кодексе здоровья» (XIV в). Фитотерапия находит широкое применение и в современной медицине.
По расчетам ВОЗ [Farnworth N.R. et al., 1985], до 80% населения планеты предпочитают лечиться лекарственными средствами природного происхождения. Такое предпочтение может быть экстраполировано и на контингент больных с психическими расстройствами, наблюдающимися в общемедицинской практике, которые нередко делают выбор в пользу лечения средствами растительного происхождения. Перед необходимостью подобного выбора оказываются не только пациенты, но также врачи и среди них в первую очередь специалисты, практикующие в общей медицине.
Дело в том, что прогресс в области синтеза психотропных средств современных генераций, обладающих наряду с достоверной эффективностью благоприятным профилем побочных эффектов и высокой безопасностью, не исключает ситуаций, определяющих поиск альтернативных психофармакотерапии лечебных стратегий.
В общемедицинской практике такое положение складывается чаще всего в связи с констелляцией следующих неблагоприятных факторов: признаков возрастных изменений нейротрансмиссии и/или патологической почвы (церебральная органическая недостаточность, тяжелое соматическое заболевание), искажающих механизмы метаболизма назначенного препарата, а следовательно, его фармакокинетические свойства (от биодоступности до клиренса), а также ситуаций, сопряженных с высоким риском формирования синдрома зависимости и/или отмены.
В пограничной психиатрии наряду с этими факторами особую значимость приобретают не только явления плохой переносимости психотропных средств, но и повышенной индивидуальной чувствительности даже к минимальным проявлениям «поведенческой токсичности», сопровождающим их воздействие. Такое связанное с нарушением кортико–гипоталамо–гипофизарных связей гиперстетическое восприятие возникающих в процессе терапии висцеро–вегетативных сдвигов искажает истинное действие препаратов, затрудняет проведение лечения, а нередко приводит к отказу от его продолжения.
Показания к фитотерапии при лечении психических расстройств в общемедицинской сети ограничены узким кругом субсиндромальных проявлений. Эффект лекарственных трав обнаруживается при превалировании в клинической картине отдельных, преходящих симптомов: изолированных нарушений сна (трудности засыпания, «кивающий сон»), отдельных проявлений тревоги в виде неопределенного беспокойства, астении (повышенная утомляемость, гиперестезия, раздражительная слабость) и/или гипотимии (лабильность настроения, утренняя вялость, слезливость, расстройства сна и/или аппетита), не складывающихся в устойчивый синдром. Положительные результаты наблюдаются также при астено–депрессивных состояниях или стертых соматизированных депрессиях с минимальной выраженностью подавленности и преобладанием телесных симптомов (ощущения мышечного напряжения, слабости, стягивания в области головы и лица, мигрирующие алгии).
Препараты растительного происхождения, обнаруживающие психотропные эффекты, подразделяются на седативные и стимулирующие [Семке В.Я., 1999].
В отдельную группу выделяют фитоантидепрессанты [Weiss R.F., 1988], среди которых особое место занимает Ново–Пассит. Этот препарат относится к числу современных стандартизованных созданных на растительной основе лекарственных средств с надежным действием и дозировкой. Ново–Пассит – комбинированный препарат на основе многокомпонентного фитопрепарата (экстракта семи лекарственных растений) и активного вещества (гвайфенезина), обладающий наряду с антидепрессивным доказанными анксиолитическими свойствами1 [Muller W. et. al., 1999; Murlow L., 2000]. Свидетельства эффективности этого препарата получены не только в психиатрической клинике [Морозов Д.П., 1999; Тринитатский Ю.В., Пахарина Е.В., 2001], но и в общей медицине (неврология, гастроэнтерология, дерматология, кардиология, педиатрия) [Вейн А.М., 2001; Симаненков В.И., 2001; Свечникова Н.Н., 2001]. В опубликованных исследованиях приводится также информация, подтверждающая обоснованность безрецептурного статуса препарата – показана его хорошая переносимость, отсутствие нежелательных взаимодействий с соматотропными средствами и признаков зависимости, что позволяет использовать его при психических расстройствах невротического регистра у больных полярных возрастных групп – как в детстве [Козлова И.А. и соавт., 2001], так и в старости [Лазебник Л.Б., Кузнецов О.О., 2001].
Целью специально проведенного в отделе по изучению пограничной психической патологии и психосоматических расстройств (руководитель – академик РАМН, профессор А.Б. Смулевич) НЦПЗ РАМН (директор – академик РАМН, профессор А.С. Тиганов) открытого неконтролируемого исследования является оценка эффективности и безопасности таблетированной формы препарата Ново–Пассит при легких астено–депрессивных состояниях.
Материал, методы и дизайн исследования
Изученную выборку составили 40 женщин инволюционного возраста – 55–65 лет (средний возраст 57,3±1,7 лет), состояние которых определялось субсиндромальными астеническими депрессиями. В большинстве наблюдений астено–депрессивные жалобы доминировали в картине инволюционной истерии – 33 больных, в остальных 7 случаях психопатологические расстройства формировались на фоне коморбидной соматической и/или неврологической патологии (дисциркуляторная атеросклеротическая энцефалопатия – 3 наблюдения, артериальная гипертония лабильного течения – 4 наблюдения). В психическом состоянии больных доминировали нарушения самочувствия, поведения и нейрогуморальных функций, определяемые в литературе в различных терминах: неврастения [Beard, 1869], вегетативная дистония [Wichmann, 1934], психовегетативный синдром [Thiele, 1934], психовегетативный синдром дисрегуляции [Poldinger, 1982, Lubаn–Plozza et al., 2000], инволюционна истерия [Bumke, 1928, Гейер, 1928], конверсионная (истерическая) астения [Соколовская, 1991], субсиндромальная депрессия [Judd L.L. et. al., 1994], депрессия с «масками» в форме неврастенических, вегетативных и соматизированных расстройств [Смулевич А.Б., 2003].
В МКБ–10 такие состояния, характеризующиеся ангедонией, жалобами на повышенную утомляемость после умственной и физической работы, рассеянность, снижение профессиональной продуктивности и активности в повседневной жизни, способности к концентрации внимания, нарушения сна и аппетита, могут классифицироваться в пределах нескольких категорий: неврастениии (F48.0), легкого депрессивного эпизода (F32.0), расстройства адаптации в форме короткой или пролонгированной реакции (F43.20/21). Преобладание конверсионных или соматизированных проявлений – миалгий (в том числе тензионных головных болей) и вегетативных дисфункций (кардиопульмональных, гастроинтестинальных, психосексуальных) позволяет относить такие состояния к диссоциативным (конверсионным) – F44 или соматоформным – F45 расстройствам. В изученных случаях все проявления синдрома (как гипотимическая, так и соматизированная составляющие) носили черты демонстративности, истерической драматизации.
Соответственно в качестве основного оценочного инструмента использовалась «Шкала общего клинического впечатления» (CGI–I, CGI–S), позволяющая оценить исходное состояние и ранжировать его динамику в процессе терапии по степени улучшения «выздоровление», «выраженное улучшение», «улучшение», «незначительное улучшение», «отсутствие улучшения». Наряду с этой шкалой использованы отдельные параметры «Шкалы Гамильтона для оценки депрессии – HDRS–21» (субшкалы 4–6: «ранняя, средняя и поздняя инсомния»; 10–14: «психическая и соматическая тревога», «желудочно–кишечные и общие соматические симптомы», «генитальные симптомы»), позволяющие достаточно полно оценить выраженность симптоматики, выделяемой по этой шкале в пределах депрессий. Такой выбор представляется обоснованным в связи с наличием общих симптомов, объединяющих многообразие проявлений всех перечисленных выше синдромов, которые в настоящем исследовании обозначены термином «астено–депрессивный синдром».
Более чем 50%–ная редукция симптоматики в процессе лечения расценивалась, как положительный эффект терапии, позволяющий определить долю респондеров.
Формализованные оценки (шкала UKU) использованы и для регистрации побочных эффектов.
Длительность исследования составила 4 недели, в течение которых пациентам проводилась монотерапия Ново–Пасситом. Препарат назначался после отмены предшествующей терапии в суточных дозах по 1 таблетке три раза в день; при необходимости вечерняя доза увеличивалась до 2 таблеток.
Программой исследования предусматривалось клиническое и параклиническое (общий и биохимический анализы крови и ЭКГ до начала и в завершающие дни исследования; контроль АД и ЧСС при каждом визите) обследование. Оценка выраженности психопатологических расстройств проводилась до начала лечения (CGI–I), а их динамики в процессе терапии (CGI–S) – на 7, 14, 21 и 28 дни лечения.
Результаты исследования
Как показали полученные данные, положительное терапевтическое действие Ново–Пассита, зарегистрированное у 65% больных изученной выборки, соответствует аналогичной доле респондеров, приводимой в большинстве открытых исследований, посвященных эффективности антидепрессантов нерастительного происхождения. Исследование позволило установить, что препарат эффективен у больных с неглубокими астено–депрессивными расстройствами, протекающими с ангедонией, анксиозной симптоматикой, нарушениями сна, а также с конверсионными, соматовегетативными и ипохондрическими проявлениями круга невротической ипохондрии. Показано, что наряду с антидепрессивным и анксиолитическим препарат обладает стимулирующими свойствами, а также соматотропной активностью, что проявляется уже в первую неделю терапии. У больных, отнесенных к числу респондеров, последовательно редуцировались эмоционально–гиперестетические проявления астении (повышенная раздражительность, аффективная лабильность, тревожные опасения), а затем – гипотимии.
Терапевтическая динамика состояния по шкале CGI уже на этом этапе терапии оценивалась как «улучшение»; к концу 2–й – началу 3–й недели терапии более чем у половины больных по этой шкале зарегистрировано «значительное улучшение».
Важно подчеркнуть, что в обратном развитии астено–депрессивной симптоматики, измеряемом по HDRS, можно выделить следующие два этапа. В первую очередь наблюдается синхронное послабление психопатологических расстройств по таким параметрам, как «общие соматические симптомы» и «соматическая тревога»: исчезают жалобы на сухость во рту, диспепсические расстройства, восстанавливается аппетит; больные «перестают замечать» сердцебиения, головные боли, повышенное потоотделение, чувство тяжести в конечностях. К середине второй недели лечения (второй этап) по мере улучшения сна (восстановления нормального времени засыпания и длительности ночного сна, исчезновения частых пробуждений даже при наличии внешних раздражителей), что сопровождается обратным развитием астенических (слабости, утомляемости, сонливости днем) и препятствующих засыпанию тревожных опасений, редуцируются симптомы, относимые в HDRS к феноменам психической тревоги (беспокойство, напряженность, раздражительность).
Установлено, что наряду с хорошей переносимостью (клинически значимых нежелательных явлений в ходе исследования не зарегистрировано) Ново–Пассит не оказывает негативного воздействия на сердечно–сосудистую систему – не влияет на картину ЭКГ, показатели АД, не вступает в клинически значимые взаимодействия с сомототропными препаратами.
В заключение необходимо подчеркнуть, что результаты настоящего исследования подтверждают данные литературы об анксиолитических и седативных свойствах Ново–Пассита и эффективности препарата при терапии неглубоких астено–депрессивных расстройств. Введение препарата в арсенал средств для лечения расстройств круга пограничной психической патологии в качестве альтернативы психофармакотерапии или средства в составе комбинированных терапевтических схем – важный шаг в терапии этих состояний. Ново–Пассит может быть рекомендован для лечения широкого круга астенических (включая соматогенную астению), астено–депрессивных, соматоформных и других расстройств невротического регистра, сопровождающихся гипотимией, нарушениями сна и феноменами соматизированной тревоги. Клиническая активность Ново–Пассита сочетается с высокой безопасностью и фактическим отсутствием побочных эффектов и таких нежелательных явлений, как зависимость от психоактивного вещества.
Сбалансированная психотропная активность при отсутствии выраженных побочных эффектов, высокой безопасности, удобстве титрации доз позволяет использовать препарат не только в стационарной, но и амбулаторной практике.
Наряду с хорошей переносимостью препарат не оказывает негативного воздействия на сердечно–сосудистую систему – не влияет на картину ЭКГ, показатели АД, не вступает в клинически значимые взаимодействия с кардиотропными препаратами.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak