Опыт применения препарата Рексетин в условиях неврологического стационара

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №22 от 10.11.2005 стр. 1518
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Дмитриев О.В. Опыт применения препарата Рексетин в условиях неврологического стационара // РМЖ. 2005. №22. С. 1518

Настоящее сообщение имеет целью обобщить некоторый опыт применения препарата Рексетин фармацевтической компании «Гедеон Рихтер» в практике врача–невролога в условиях неврологического стационара. Рексетин (пароксетин) – антидепрессант группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина, который, в первую очередь, используется для лечения тревожных состояний, таких как: посттравматическое стрессовое расстройство, генерализованная тревога, паническое расстройство, социальная тревога, обсессивно–компульсивное расстройство.

Действительно, тревожно–депрессивные расстройства – одна из наиболее распространенных форм психической патологии. По данным Всемирной Организации Здравоохранения, заболеваемость депрессиями на сегодняшний день приближается к 3%, то есть ежегодно около 100 млн. жителей нашей планеты обнаруживают признаки депрессии и соответственно нуждаются в адекватной медицинской помощи. Однако депрессия служит поводом к обращению за медицинской помощью не чаще, чем в 35–50% случаев. Около 40% всех депрессий протекает со стертыми проявлениями, причем 60–80% больных лечатся у врачей общей практики, в том числе и в неврологическом стационаре.
Среди соматических больных частота депрессий составляет 22–33%. Депрессии ухудшают течение соматического заболевания и вместе с тем, усложняя клиническую картину, ответственны за повышение частоты обращений за медицинской помощью и значительное число ненужных исследований («синдром большой истории болезни»). Депрессия может провоцировать соматическое заболевание, в том числе заболевания нервной системы, и быть реакцией на него, а также не зависеть от соматической болезни, но во всех случаях депрессия усиливает проявления, усугубляет течение телесного недуга и усложняет его лечение. Депрессии влияют также на длительность пребывания больных в неврологическом стационаре и трудоспособность. Длительность пребывания больных позднего возраста в стационаре при сочетании неврологической патологии с депрессией значительно выше, чем у пациентов с той же патологией, но без признаков аффективных расстройств.
В неврологической практике преимущественно наблюдаются депрессии непсихотического уровня. Психотические формы, протекающие с бредовыми, галлюцинаторными, кататоническими нарушениями, а также депрессии с высоким суицидальным риском – компетенция психиатров. Таких больных необходимо срочно направлять в учреждения специализированной помощи – в психоневрологический диспансер или психиатрический стационар. Среди тревожно–депрессивных непсихотических состояний, по нашим наблюдениям, чаще всего приходится иметь дело с соматизированными дистимиями, «маскированными» депрессиями, паническим расстройством, генерализованной тревогой.
В клинической картине соматизированной дистимии доминируют соматовегетативные (тахикардия с «проколами» в груди, диспноэ с «несвободой» вдоха, головокружения с «мельтешением» в голове, абдоминальный дискомфорт, тремор, дисгидроз) и астенические симптомокомплексы. Типичны жалобы на «немощность», слезливость, плохой сон с частыми пробуждениями. Собственно депрессивные проявления (угнетенное настроение, пониженная самооценка, пессимизм и др.) сопровождаются «соматической» тревогой и приписываются телесному недомоганию. Подавленность, тоскливость приобретают физикальный оттенок (жжение в области гортани или кишечника, «леденящий холод» под ложечкой, мучительная тяжесть в эпигастрии). По мере хронификации состояния снижается острота клинических проявлений, внешние события все меньше сказываются на их динамике. На первый план выступают явления астении (тревога и беспокойство замещаются снижением активности с чувством физического бессилия, напряженность – вялостью), усиливается склонность к «самощажению», экономии сил. Расширяется круг аномальных телесных ощущений.
При «маскированных» депрессиях пациенты могут не осознавать депрессивного расстройства и часто убеждены в наличии у себя какого–либо редкого и трудно диагностируемого заболевания. Предполагая некомпетентность врача, они настаивают на многочисленных обследованиях. Вместе с тем при активном расспросе удается выявить подверженный суточным колебаниям патологический аффект в виде преобладающего по утрам необычного уныния, безразличия и отгороженности от окружающего с чрезмерной фиксацией на своих телесных ощущениях.
При преобладании расстройств вегетативной нервной системы («вегетативная депрессия») в качестве «фасада» депрессии выступают невротические расстройства, имитирующие сердечно–сосудистую патологию, и расстройства других систем организма, алгии (головные боли, невралгии различной локализации), гиперсомния («сонливая депрессия»). Выделяют также агрипнический (прерывистый сон с неприятными сновидениями, раннее пробуждение с затрудненным, требующим волевого усилия, мучительным подъемом) и аноректический (утренняя тошнота, отсутствие аппетита и отвращение к пище, сопряженные с похуданием, запоры) варианты маскированной депрессии.
Депрессии, связанные с репродуктивным циклом женщин, в последнее время выделяются в самостоятельную категорию, хотя речь при этом идет о стертых, атипичных депрессиях различного генеза.
Наиболее ярким клиническим проявлением панического расстройства является приступ паники – неожиданно возникающий и быстро, в течение нескольких минут, нарастающий симптомокомплекс вегетативных расстройств (вегетативный криз – сердцебиение, стеснение в груди, ощущение удушья, нехватки воздуха, потливость, головокружение), сочетающийся с ощущением надвигающейся смерти, страхом потери сознания либо потери контроля над собой, сумасшествия. Продолжительность панических атак варьирует в широких пределах, хотя обычно не превышает 20–30 минут. Панические атаки могут трансформироваться в ходе динамики в ипохондрические фобии. Чаще всего наблюдается кардио–, инсульто–, канцерофобии, а также сифило– и СПИДофобия, определяющие клиническую картину на протяжении месяцев и даже лет с обостренным самонаблюдением и чрезмерной озабоченностью своим здоровьем. Поводом для обострения страхов и тревожных опасений, сопровождаемых частыми посещениями врачей и возобновлением приема лекарств, могут стать даже незначительные отклонения в деятельности организма, которые в обычных условиях прошли бы незамеченными.
Агорафобия включает широкий круг пугающих больного ситуаций – фобия транспорта, толпы, самостоятельного передвижения и др. («фобии положения»). Агорафобия, как правило, формируется в связи с повторяющимися паническими атаками и по существу представляет собой боязнь оказаться в ситуации, чреватой опасностью возникновения панического приступа, а также страх оказаться в этот момент без помощи. Как правило, в качестве провоцирующих тревогу обстоятельств выступают поездки на транспорте, пребывание в местах большого скопления людей и т. д. Уровень страха заметно снижается в случаях, если больного сопровождает кто–то из близких.
Диагностика соматизированных депрессий и депрессий, коморбидных соматическому заболеванию, опирается на данные анамнеза, лабораторных тестов и физикального обследования; выявление значимых симптомов депрессии при отсутствии объективных признаков соматического заболевания или при таких неопределенных диагнозах, как, например, «вегетососудистая дистония» или «остеохондроз»; периодичность (сезонность) обострений; подчиненность самочувствия суточному ритму с улучшением вечером, реже – утром; настойчивое обращение за медицинской помощью, несмотря на очевидное отсутствие результатов лечения; улучшение на фоне приема антидепрессантов.
Сложность представляет и дифференциация депрессий у больных пожилого возраста от атрофических процессов головного мозга, что особенно актуально в тех случаях, когда на первый план выступают жалобы на дезориентацию, потерю памяти, трудности концентрации. В части случаев эти нарушения не являются признаком деменции, а связаны с аффективной патологией («депрессивная псевдодеменция») и редуцируются по мере обратного развития депрессии.
В последние годы появляется все больше сообщений об участии серотонинергической системы в патогенезе таких заболеваний, как головные боли напряжения, мигрень, а также хронических болевых синдромов различной этиологии. Установлено, что низкий уровень серотонина сыворотки крови соответствует степени выраженности депрессии и является важнейшим патофизиологическим фактором развития вышеперечисленных заболеваний.
В нашем неврологическом стационаре назначение селективных ингибиторов обратного захвата серотонина, а именно Рексетина, производилось по следующим показаниям: соматизированная дистимия, «маскированная» депрессия, паническое расстройство, мигрень, головные боли напряжения, хронические болевые синдромы в рамках заболеваний периферической нервной системы. Рексетин первоначально назначался в суточной дозе 10 мг, с оценкой промежуточных результатов через 10–14 дней и последующим увеличением (в случае необходимости) до 20 мг, длительностью не менее 3 месяцев. В течение года нами проведено лечение 47 пациентов в возрасте от 18 до 68 лет: страдающих соматизированной дистимией – 9 человек, с «маскированной» депрессией – 2 человека, с паническим расстройством – 7 человек, с головными болями напряжения – 14 пациентов, страдающих мигренью – 4 человека, с хроническим болевыми синдромами при поражении периферической нервной системы (чаще всего затянувшееся обострение радикулита поясничного уровня) – 11 человек. Результаты лечения сравнивались с контрольной группой, получавшей стандартное лечение неврологическими препаратами по поводу указанных заболеваний. Анализ полученных данных показал высокую эффективность при использовании Рексетина. Так, в частности, применение Рексетина при паническом расстройстве уже со второй недели приема значительно уменьшило частоту панических атак и интенсивность патологических проявлений в рамках приступов, вплоть до полного их исчезновения в некоторых наблюдениях на втором месяце. В терапии хронических головных болей напряжения также отмечалась положительная динамика в первый месяц приема Рексетина, выражавшаяся в уменьшении частоты пароксизмов. Использование Рексетина для купирования болевого синдрома при радикулитах позволило значительно уменьшить дозировки анальгетиков и противовоспалительных препаратов, уменьшить сроки пребывания пациента в стационаре. Побочное действие наблюдалось нами у 2 пациентов, принимавших Рексетин, в виде избыточной сонливости, вялости, разивавшихся в дневные часы. Перевод данных пациентов на вечерний прием Рексетина полностью устранил вышеописанные феномены с первых дней.
Таким образом, в структуре заболеваний, курируемых в неврологическом стационаре, заметное место занимают болезни, в патогенезе которых участвует серотонинергическая система. Современные подходы к медикаментозному лечению этих заболеваний требуют использования селективных ингибиторов обратного захвата серотонина, в частности, препарата «Рексетин». Препараты группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина в наибольшей мере соответствуют требованиям общемедицинской сети. Это минимальная выраженность нежелательных нейротропных и соматотропных эффектов, которые могли бы нарушить функции внутренних органов, а также центральной нервной системы и/или привести к усугублению соматической и психической патологии, ограниченность признаков поведенческой токсичности, низкая вероятность нежелательных взаимодействий с соматотропными препаратами, безопасность при передозировке, простота использования (возможность назначения фиксированной дозы препарата или минимальная потребность в ее титрации).

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak