Патогенетические основы повышения эффективности наружной терапии атопического дерматита у детей

Читайте в новом номере

Импакт фактор - 0,584*

*пятилетний ИФ по данным РИНЦ

Регулярные выпуски «РМЖ» №16 от 20.08.2005 стр. 1075
Рубрика: Общие статьи

Для цитирования: Смирнова Г.И. Патогенетические основы повышения эффективности наружной терапии атопического дерматита у детей // РМЖ. 2005. №16. С. 1075

За последние 40 лет распространенность аллергии во всем мире увеличилась в 3 раза и продолжает неуклонно нарастать. Рост заболеваемости аллергией непосредственно связан как с изменениями окружающей среды, так и образа жизни людей. Особенно тревожным является увеличение частоты аллергических болезней у детей. Поэтому в настоящее время разработан совместный проект Всемирной организации по аллергии (WAO) и Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) по профилактике и лечению аллергии [1]. Особое внимание уделяется атопическому дерматиту (АД), как одному из наиболее ранних и частых клинических проявлений аллергии у детей [2].

АД представляет собой аллергическое генетически обусловленное воспаление кожи, в основе которого лежат иммунные механизмы, приводящее к повреждению всех слоев эпидермиса и клинически характеризующееся зудом, возрастной морфологией высыпаний, локализацией, стадийностью и склонностью к хроническому течению [3].
Начинаясь в раннем возрасте, АД быстро принимает хроническое рецидивирующее течение, вызывает огромные страдания больного ребенка, значительно нарушает качество жизни и является экономическим, психологическим и социальным бременем как для самого пациента, так и для всех членов его семьи. Кроме того, АД является первым проявлением «аллергического марша» и значимым фактором риска развития бронхиальной астмы у детей [3,4].
Поэтому своевременная диагностика и лечение наиболее ранних стадий АД скорее, чем «реагирующая» терапия в ответ на развитие выраженного обострения, может не только уменьшить степень тяжести обострения, но и модифицировать развитие АД и предупредить аллергический марш атопических болезней.
По современным представлениям АД – мультифакториальное заболевание, формирование которого тесно связано с генетическими дефектами и отрицательными влияниями неблагоприятных факторов внешней среды. Причем действие этих факторов определяет темпы развития АД особенно у детей раннего возраста [4].
Ведущим фактором риска развития АД у детей является прежде всего наследственная предрасположенность к аллергии (82%), которая проявляется системными механизмами наследования, связанными как с особенностями генетически запрограммированного иммунного ответа на антиген, так и с нарушениями генетического контроля продукции цитокинов, особенно интерлейкина–4 (ИЛ–4), что сопровождается повышением продукции IgЕ, специфической реакцией на определенный аллерген и генерализованной гиперчувствительностью [5].
Наследственно обусловлены также местные механизмы формирования АД, которые характеризуются большим накоплением клеток Лангерганса в коже больных детей, изменениями строения и распределения в эпидермисе этих клеток, увеличением числа высокоаффинных рецепторов на их мембранах и снижением роли в поддержании митотической активности кератиноцитов, что усиливает гиперпролиферативные процессы в эпидермисе. Генетически обусловлено также наличие значительного числа эозинофилов–«долгожителей», устойчивых к апоптозу, что способствует увеличению их циркуляции до 3 месяцев, хотя в норме они живут не более 1 месяца; одновременно выявляется также наследственно детерминированная патология синтеза липидов, приводящая к дефициту церамидов и повышенной сухости кожи, нарушающей ее барьерную функцию [6].
В реализации наследственной предрасположенности к АД участвуют многочисленные триггеры и факторы внешней среды. Среди них особая роль принадлежит высокой антигенной нагрузке на плод (57%), связанной с патологическим течением беременности и родов, с нарушениями питания матери во время беременности и лактации; поздним прикладыванием к груди, c ранним искусственным вскармливанием, а также с ранним введением прикорма и продуктов, не соответствующих возрасту ребенка [4].
Большое значение, как факторы риска, имеют патология органов желудочно–кишечного тракта и особенно дисбиоз кишечника (89%), которые приводят к нарушениям пищеварительного барьера и повышенному всасыванию различных антигенов. Несомненна роль таких факторов как частые вирусные и паразитарные инфекции и наличие очагов хронической инфекции у детей (56%) [3].
В возникновении АД существенное значение имеют также нарушения экологии среды обитания и микроокружения ребенка, которые могут усиливаться современными стандартами жизни. Cледует подчеркнуть, что действие этих факторов проявляется в определенные возрастные периоды и сопровождается формированием различных форм АД у детей.
Среди причиннозначимых аллергенов при АД ведущая роль принадлежит пищевой аллергии, которая встречается практически у всех детей, особенно на первом году жизни (94–100% случаев). По существу, пищевая аллергия является стартовой сенсибилизацией, на фоне которой путем перекрестных реакций формируется гиперчувствительность к другим аллергенам. Как правило, после трех лет доминирующая роль пищевой аллергии уменьшается и возрастает значимость ингаляционных аллергенов – прежде всего бытовых (38%), эпидермальных (35%), пыльцевых аллергенов (32%), бактериальных (20%) [3,4].
Бактериальная сенсибилизация, обусловленная наличием у детей очагов хронической инфекции, способствует гиперпродукции IgE и является причиной тяжелого течения АД. При АД установлена значимая роль золотистого стафилококка, который в 80–90% случаев является основным микроорганизмом, колонизирующим пораженные участки кожи при АД и выделяющим экзотоксины со свойствами суперантигенов, которые ингибируют апоптоз и стимулируют пролиферацию Т–лимфоцитов, что ускоряет хронизацию аллергического воспаления кожи [7,8].
Патогенез
В основе патогенеза АД лежат иммунные механизмы с ведущей ролью Т–лимфоцитов и клеток Лангерганса. Причем клетки Лангерганса являются основными клетками, ответственными за IgE–опосредованное накопление аллергенов в коже и их презентацию Т–лимфоцитам. Их количество у больных АД значительно выше, чем у здоровых. В этом видят одну из главных причин преимущественного поражения кожи при АД. Кроме того, клетки Лангерганса играют важную роль в поддержании митотической активности кератиноцитов на низком уровне и инициируют апоптоз, ограничивающий их выраженную пролиферацию. При АД функциональная роль этих клеток уменьшается, что способствует повышению митотической активности кератиноцитов, обусловливая развитие гиперпролиферативного процесса в коже и формирование гиперкератоза (ксероза). В последние годы клетки Лангерганса рассматриваются, как специализированные высокопотентные антигенпрезентирующие клетки костномозгового происхождения. При антигенном контакте идет определенный обмен внутри клеток Лангерганса. Антиген связывается с высокоаффинными рецепторами IgE, которые расположены на поверхности клеток Лангерганса, в них аллергены подвергаются ферментативному расщеплению и связываются с HLA–антигенами II класса. Образующийся при этом полипептид специфически распознается Т–клеточным рецептором CD4+ лимфоцитов. Получив информацию, клетки Лангерганса перемещаются в лимфатические узлы, где вступают во взаимодействие с Th0–лимфоцитами, что способствует активации Т–лимфоцитов–хелперов и усилению дифференцировки их в сторону Th2. Это сопровождается выделением цитокинов. При этом Th2–хелперы продуцируют интерлейкины (ИЛ) – ИЛ–4, ИЛ–5, ИЛ–10, ИЛ–13 и активируют В–лимфоциты с локальной гиперпродукцией специфических IgE. В то же время антиген может соединяться и с рецепторами IgE тучных клеток, которые продуцируют ИЛ–4, ИЛ–5, эозинофильный хемотаксический фактор, а также гистамин и триптазу. При повторном поступлении аллергена происходит дегрануляция тучных клеток с выделением медиаторов воспаления и хемотаксических агентов, которые запускают раннюю фазу аллергической реакции, клинически проявляющуюся выраженным зудом, гиперемией, отеком. Под действием ИЛ–5, ИЛ–6, ИЛ–8 происходит усиление миграции эозинофилов и макрофагов в воспалительный очаг, что определяет темпы хронизации аллергического воспаления кожи. Причем в хронизации АД особое значение имеют эозинофилы–долгожители, которые менее подвержены апоптозу и продуцируют высокие уровни основного белка эозинофилов, а также обеспечивают активацию Th1–хелперов с преимущественной продукцией интерферона–гамма (ИФН–g). Этот процесс «переключения» Th2–клеток на Th1 связан с повышенной продукцией ИЛ–12, что способствует хронизации аллергического процесса в коже [9] (рис. 1)
Кроме иммунных механизмов, в патогенезе АД имеют значение нарушения функционального состояния центральной и вегетативной нервной систем, которые контролируют активацию иммунокомпетентных клеток и механизмы зуда путем выделения нейропептидов. Повышенная сухость кожи также способствует поддержанию зуда, а зуд и расчесы сопровождаются дополнительным повреждением кератиноцитов и тучных клеток, что усиливает аллергическое воспаление кожи.
Следует отметить, что многие механизмы повреждений кожи при АД недостаточно изучены. В частности, не ясно, почему у детей грудного возраста проявления АД бывают только на лице или могут иметь распространенный характер, а у детей старшего возраста отмечается преимущественно складчатый характер поражений кожи.
Патофизиологические изменения кожи при АД заключаются в том, что при аллергическом воспалении происходит повреждение водно–липидной пленки и рогового слоя эпидермиса, значительно уменьшающие барьерные функции кожи и увеличивающие ее склонность к вторичному инфицированию. При этом существенно увеличиваются трансэпидермальные потери воды, что приводит к патологической сухости кожи, усилению зуда, нарушениям физиологической десквамации эпителия, утолщению рогового слоя с развитием гиперкератоза и выраженного шелушения (рис. 2).
Клиника
АД у детей клинически проявляется зудом кожи, возрастной морфологией высыпаний (папулы, везикулы, экссудация, лихеноидные папулы, экскориации), типичной локализацией, возрастной стадийностью и хроническим течением. Обычно манифестация АД происходит на первом году жизни. Заболевание проходит в своем развитии три стадии, которые могут быть разделены периодами ремиссии или переходить одна в другую [3,10].
Младенческая стадия АД формируется у детей в возрасте до двух лет и характеризуется в 70% случаев наличием выраженной экссудации и мокнутия с развитием острого воспаления кожи в виде эритемы, отека, высыпаний в виде папул и микровезикул (так называемая экссудативная форма). Эти проявления локализованы чаще всего на лице или имеют распространенный характер с поражением кожи туловища и конечностей. У 30% больных характерны гиперемия, инфильтрация и легкое шелушение кожи без экссудации – это эритемато–сквамозная форма АД.
Детская стадия АД формируется у детей от 2–х до 13 лет и проявляется складчатым характером поражения, утолщением кожи, гиперкератозом, наличием эритематозных папул. В дальнейшем формируются лихеноидные папулы и очаги лихенификации с типичной локализацией в складках кожи – это лихеноидная форма АД. У 52% детей в этой стадии АД характерно поражение лица (атопическое лицо), проявляющееся гиперпигментацией, шелушением кожи век, вычесыванием бровей, явлениями хейлита.
Подростковая стадия АД наблюдается у детей старше 13 лет и характеризуется резко выраженной лихенизацией, сухостью и шелушением, преимущественными поражениями кожи лица и верхней части туловища и непрерывно рецидивирующим течением.
По распространенности различают АД: ограниченный – с локализацией преимущественно на лице и площадью поражения кожи не более 5%; распространенный – с площадью поражения 5%–50%; диффузный – с обширным поражением кожи более 50% [10]. По степени тяжести выделяются легкое, среднетяжелое и тяжелое течение АД.
Лечение
Представленные выше данные об этиологии, патогенезе и клинике позволяют сформулировать основные принципы лечения АД [10,11]. Терапия АД должна быть патогенетической, комплексной и направленной на предотвращение и подавление воспалительного процесса в коже:
1) элиминация причиннозначимых аллергенов (диетотерапия и контроль окружающей среды);
2) системная фармакотерапия АД с использованием антигистаминных препаратов и блокаторов медиаторов аллергии;
3) дифференцированная коррекция сопутствующей патологии (лечение патологии органов пищеварения, метаболитная и антиоксидантная терапия, нормализация функциональных нарушений нервной системы, санация очагов хронической инфекции);
4) иммунотерапия;
5) наружная терапия.
6) обучение пациентов и их родителей.
Наружная терапия АД является обязательной и важнейшей частью комплексного лечения у детей. Она должна проводиться с учетом возраста, патологических изменений в коже, дифференцированно, с рациональным использованием топических лекарственных средств и их различных форм [12].
Цели наружной терапии АД:
1 – купировать воспаление и зуд путем назначения противовоспалительных средств;
2 – повысить барьерную функцию кожи и восстановить водно–липидный слой с использованием смягчающих и питательных средств;
3 – обеспечить правильный ежедневный уход за кожей путем назначения очищающих и увлажняющих средств.
Важно отметить, что наружная терапия АД может быть успешной, если она проводится по этим трем направлениям.
Для проведения рациональной наружной терапии АД необходимо соблюдение следующих правил:
• оценить характер морфологических изменений кожи и выбрать лекарственное средство с учетом механизма действия;
• учитывать возраст больного, стадию болезни и наличие осложнений (бактериальная, грибковая, вирусная инфекция);
• правильно подобрать адекватную лекарственную форму в зависимости от активности воспалительного процесса;
• провести фармакологическую пробу с выбранным лекарственным средством с оценкой реакции через 20 минут, 3–6 часов и 12–24 часа.
В зависимости от остроты воспалительного процесса при АД у детей мы рекомендуем использовать различные лекарственные формы: лосьоны, болтушки, кремы, гели, липогели, мази [13].
При обострении АД необходимо купировать воспаление и зуд путем назначения наружных противовоспалительных средств, содержащих топические глюкокортикостероиды (ГКС) или нестероидные противовоспалительные препараты (табл. 1).
Наиболее выраженным противовоспалительным эффектом обладают топические ГКС, которые воздействуют на широкий спектр иммунокомпетентных клеток, включая клетки Лангерганса, и являются современным стандартом противовоспалительной терапии. ГКС назначаются в острый период АД при выраженных проявлениях и при его тяжелом течении, короткими курсами 5–7 дней по интермиттирующей методике через день или 2 раза в неделю. Для повышения эффективности топических ГКС при лечении АД целесообразно применять их на фоне смягчающих и питательных средств [12,13].
Однако при длительном, нерациональном и неконтролируемом применении ГКС (особенно фторсодержащих), а также при неправильной методике нанесения этих средств возможно развитие побочных эффектов ГКС:
местных – атрофия кожи, увеличение апоптоза клеток Лангерганса, формирование стрий, телеангиэктазий, нарушений пигментации; снижение местного иммунитета с развитием инфекционных осложнений, тахифилаксия, синдром отмены, эритема, розацеа. Недавно установлено, что уже через 3 дня после применения топических ГКС нарушаются гомеостаз эпидермиса и барьерные функции кожи, обусловленные значительным уменьшением внутриклеточных липидов и нарушением структуры корнеодесмосом [14].
системных – угнетение гипоталамо–гипофизарно–надпочечниковой системы, нарушения роста, развитие синдрома Кушинга, особенно при раннем и длительном применении у детей с 2–х лет.
В связи с этим в настоящее время созданы современные и наиболее безопасные топические кортикостероиды с выраженной противовоспалительной активностью и минимальными побочными эффектами.
Однако в последние годы отмечается более тяжелое течение АД, требующее длительной противовоспалительной терапии. Поэтому при использовании даже современных безопасных ГКС необходим взвешенный подход к их назначению и соблюдение следующих принципов [12]:
• Не использовать топические ГКС в возрасте до 6 мес.
• Не использовать фторсодержащие топические ГКС
• Назначать топические ГКС при выраженном обострении и тяжелом течении АД, не использовать для профилактики АД
• Использовать эффективные и безопасные ГКС с пролонгированным действием, применять только короткими курсами (не более 2 недель!)
• Использовать интермиттирующую методику – через день или 2 раза в неделю, на поверхности не более 20% площади кожи
• Не использовать под окклюзионную повязку и на чувствительные участки кожи (лицо, шея, складки)
• Выбирать лекарственные формы ГКС в зависимости от активности воспаления и локализации процесса
• До начала применения ГКС купировать инфекцию!
• Не применять для ГКС метод разведения.
Многими врачами, особенно педиатрами, практикуется смешивание топических ГКС с питательными или увлажняющими средствами, что объясняется желанием уменьшить возможные побочные эффекты и уменьшить количество применяемого препарата ГКС. Однако разведение патентованных топических ГКС приводит к изменениям стабильности систем, нарушениям биологической доступности препаратов, микробному обсеменению, плохой переносимости, снижению терапевтической эффективности, необходимости увеличения длительности терапии, что способствует развитию побочных эффектов при использовании даже безопасных современных топических ГКС.
В связи с этим при легком и среднетяжелом течении АД особенно у маленьких детей наружную терапию следует начинать с применения противовоспалительных средств, не содержащих топические ГКС. К ним относятся традиционные и современные средства (табл. 1).
Традиционные противовоспалительные средства имеют ряд существенных недостатков:
– резкий неприятный запах, что может вызвать обострение респираторной патологии,
– пачкают и окрашивают одежду, вызывают косметический дискомфорт,
– ухудшают качество жизни и психо–эмоциональный статус больного,
– низкую эффективность и относительно медленное действие,
– технологически сложны при изготовлении,
– нафталан и деготь вызывают повреждение рогового слоя, усиливают сухость кожи, способствуют развитию фотосенсибилизации кожи и могут применяться только короткими курсами – не более 5–7 дней.
Поэтому возникла необходимость создания современных противовоспалительных средств, не содержащих кортикостероиды для наружной терапии атопического дерматита. К ним относятся пимекролимус 1% крем (Элидел®) и средства лечебной дерматологической косметики.
Элидел® (Пимекролимус) 1% крем – новый нестероидный противовоспалительный препарат специально создан для лечения АД [14,15,16]. Элидел является селективным клеточным ингибитором провоспалительных цитокинов, производным аскомицина и обладает высокой противовоспалительной активностью в моделях кожного воспаления. Он действует преимущественно на Т–лимфоциты и тучные клетки. В Т–лимфоцитах Элидел связывается с цитозольным рецептором макрофиллином–12, ингибирует активность кальциневрин–фосфатазы, которая необходима для транслокации нуклеарного фактора активированных Т–лимфоцитов в ядро. Таким образом, Элиделом блокируется образование и высвобождение провоспалительных цитокинов (ИЛ–2, ИЛ–3, ИЛ–4, ИЛ–8, ИЛ–10), а также прекращается экспрессия ИФН–g, уровень которого повышен при хроническом течении АД. Кроме того, Элидел препятствует высвобождению из активированных тучных клеток цитокинов, провоспалительного фактора некроза опухоли–альфа (ФНОa) и других медиаторов воспаления [15,16]. В отличие от топических кортикостероидов Элидел не действует на клетки Лангерганса, а также на пролиферацию кератиноцитов, фибробластов, эндотелиальных клеток и синтез коллагена, поэтому он не вызывает атрофии кожи даже при длительном применении, может наноситься на любые участки кожи, в том числе на особо чувствительные (лицо, шея), используется длительно, а также в более раннем возрасте – у детей с 3–х месяцев [17]. После нанесения на кожу Элидел практически полностью задерживается в верхних слоях эпидермиса, не проникая за кожный барьер. Концентрация его в крови не превышает 2 нг/мл, остается постоянно низкой, не зависит от площади обработанных препаратом участков кожи, длительности терапии, поэтому Элидел не имеет системных побочных эффектов, что определяет благоприятный профиль его безопасности [18,19]. Клинические исследования 10000 детей (из них 3000 детей грудного возраста), страдающих АД и длительно получавших Пимекролимус, убедительно доказали значительную его безопасность [16,20]. При этом Элидел действует достаточно быстро, контролирует симптомы АД и уменьшает интенсивность зуда уже в первые 48 часов, что значительно улучшает сон и качество жизни. Это по существу препарат первой линии терапии начальных симптомов АД и раннее вмешательство с применением Элидела предотвращает прогрессирование и формирование тяжелого его течения.
Для оценки эффективности Элидела 1% крема при АД у детей нами было обследовано 66 больных в возрасте от 6 месяцев до 15 лет, из них 54 ребенка с АД; группу сравнения составили 12 больных АД того же возраста (табл. 2).
За 3 недели до начала и в течение самого исследования больным не назначали топических и системных ГКС. У всех детей отсутствовали клинические проявления инфекции кожи до начала лечения. Комплексная терапия АД включала элиминационную диету и режим, антигистаминные препараты и мембраностабилизаторы, проводилась также коррекция сопутствующей патологии. У больных АД в качестве топической противовоспалительной терапии использовался Элидел 1% крем (два раза в сутки) с обязательным применением питательных и увлажняющих средств и ежедневным правильным уходом за кожей (очищение и увлажнение). Лечение проводилось до полного купирования симптомов АД и составляло 2–6 недель (в среднем 3,2±1,4 недели). Для контроля за его эффективностью и переносимостью использовали врачебные осмотры и дневники самооценки. Оценка распространенности кожного процесса и интенсивность кожных проявлений АД оценивались в баллах по шкале SCORAD. Катамнестические наблюдения проводили через 6 и 12 месяцев после использования Элидела. При этом учитывалось отсутствие обострений у больных детей, наличие 1 и более обострений в течение года. Дети референтной группы получали только увлажняющий и питательный крем на аналогичные участки кожи.
Проведенные исследования показали, что при легком течении АД использование Элидела сопровождалось купированием гиперемии кожи к концу 1–2 суток, инфильтрация исчезала на 2–3 сутки, высыпания полностью купировались на 4 сутки, зуд кожи уменьшался на 2 сутки и полностью исчезал к 5–6 суткам. Суммарная оценка динамики симптомов по шкале SCORAD составила 19 баллов, на фоне лечения Элиделом на 2 сутки она уменьшилась в 2,2 раза, а к 5–6 дню – в 5 раз (рис. 3).
При среднетяжелом течении АД лечение Элиделом способствовало уменьшению гиперемии кожи на 2 сутки и купированию ее на 5 сутки, инфильтрация уменьшалась на 2–3 сутки и исчезала к концу 6 суток, высыпания уменьшались на 3 сутки в два раза у 60% больных и полностью купировались на 7–10 сутки, зуд кожи уменьшался на 3 сутки более чем у 50% пациентов и полностью исчезал к концу первой недели у 45% больных и концу 2 недели – у 74% больных АД. Суммарная оценка динамики симптомов по шкале SCORAD составила 34±5,7 баллов, на фоне лечения Элиделом на 2 сутки она уменьшалась на 30,1% и к 5–6 дню – на 59,2 % (рис. 3).
Наиболее выраженный эффект был получен у детей на ранних стадиях АД, при эритемато–сквамозной форме АД (фото 1) и при аппликации Элидела на чувствительные участки кожи (фото 2). При лихеноидной форме АД лечение Элиделом быстро купировало гиперемию, инфильтрацию и значительно уменьшало зуд кожи, но у больных длительно сохранялась лихенизация. Поэтому для повышения эффективности терапии Элиделом лихеноидной формы АД нами были использованы дополнительно в качестве питательного средства Гидрабис насыщенный крем или Топикрем, которые не только нормализуют водно–липидный обмен кожи, но и уменьшают явления гиперкератоза. Эти кремы применялись нами не более 7–10 дней лечения под окклюзионную повязку на ночь, днем – на фоне терапии Элиделом, а затем в качестве питательного средства назначали препараты без кератолитического действия (Атодерм, Эмольянт экстрем).
Предложенная нами методика сочетанного использования Элидела с питательными кремами (Гидрабис насыщенный крем или Топикрем) у детей с лихеноидной формой АД способствовала значительному уменьшению гиперкератоза и лихенизации, при этом быстрее восстанавливалась эластичность и дерматоглифика кожи.
Применение Элидела 1% крема у больных с тяжелым течением АД проводилось нами по собственной схеме: в течение первых 5 дней лечения АД использовался элоком, а после уменьшения активности воспаления назначали Элидел 1% крем в течение 3–х недель на фоне питательных средств. Такая методика позволила купировать воспаление кожи в 2 раза быстрее по сравнению с традиционной терапией, уменьшала потребность в топических ГКС в 2,5 раза и значительно улучшала качество жизни больных детей.
При использовании Элидела в первые дни у 4 больных было отмечено жжение кожи и у 2 детей – покраснение кожи в местах нанесения. Для профилактики этих явлений мы рекомендуем наносить на пораженные участки кожи сначала увлажняющий, питательный крем (Атодерм, Эмольянт экстрем), а затем – применять Элидел 1% крем.
При катамнестическом наблюдении в течение 6 месяцев было установлено, что при начальных проявлениях и легком течении АД ремиссия сохранялась в течение 6 месяцев у 76% больных по сравнению с референтной группой (31%) и в течение 12 месяцев – у 68% по сравнению с контролем (29%) (рис. 4).
При среднетяжелом течении АД ремиссия наблюдалась в течение 6 месяцев у 58% детей по сравнению с референтной группой (27%) и у 50% сохранялась в течение 1 года по сравнению с контролем (24%) (рис. 5).
Таким образом, Элидел 1% крем является эффективным и безопасным средством для купирования воспаления у детей, страдающих АД, особенно при его легком и среднетяжелом течении. По нашим данным, Элидел особенно показан на ранних стадиях АД, его раннее применение быстро купирует проявления АД, предупреждает выраженную манифестацию и формирование тяжелого течения. Кроме того, использование Элидела обеспечивает контроль над симптомами заболевания, увеличивает длительность ремиссии в 2 раза, уменьшает потребность в топических ГКС в 2,5 раза и существенно улучшает качество жизни больных.
Следует отметить, что после купирования воспаления кожи для повышения эффективности использования Элидела важным и обязательным этапом наружной терапии АД является восстановление целостности рогового слоя и водно–липидной пленки кожи с помощью питательных и увлажняющих средств, т.е. проводится необходимая гидратация и питание кожи (корнеотерапия). Такая вспомогательная терапия совершенно необходима при местном лечении АД. Названные средства наносятся регулярно, ежедневно, не менее 2 раз в день, на фоне применения топических ГКС или Элидела, и что особенно важно – в период, когда симптомы АД отсутствуют.
Третьей важной задачей местной терапии АД является правильный ежедневный уход за кожей (очищение, увлажнение и питание кожи), что позволяет уменьшить патологические изменения в эпидермисе, восстановить его функции и предупредить обострения АД, что также повышает эффективность лечения Элиделом. Для очищения кожи целесообразно использовать непродолжительные прохладные ванны или душ (10 мин.), с мягкой моющей основой с рН 5,5, не содержащей щелочи. С этой же целью мы рекомендуем использовать специально созданные средства лечебной дерматологической косметики – мыла, муссы, гели [15]. Они имеют мягкую моющую основу без щелочи, эффективно очищают и одновременно смягчают, питают и увлажняют кожу, не раздражая ее. Важно отметить, что при очищении кожи не следует пользоваться мочалкой и растирать кожу. После купания рекомендуется только промокнуть поверхность кожи, не вытирая ее досуха.
Непосредственно после ванны или душа следует обязательно провести гидратацию кожи с помощью увлажняющих кремов, которые наносятся на кожу в течение первых трех минут после купания.
Таким образом, в настоящее время создан новый эффективный препарат Элидел (пимекролимус), являющийся нестероидным противовоспалительным средством для лечения и контроля при легком и среднетяжелом течении АД. Правильно подобранная наружная терапия АД с применением современных дерматологических технологий позволяет эффективно воздействовать на патогенетические механизмы болезни – купировать аллергическое воспаление на ранних стадиях, оптимизировать водно–липидный баланс кожи, уменьшать ее сухость и гиперреактивность, а также предупреждать рецидивирование и прогрессирование заболевания, что значительно улучшает качество жизни больных детей.

Литература
1. Johansson S.G.O., Haahtela Tan. Руководство WAO по профилактике аллергии и аллергической астмы. Аллергология и иммунология, 2005. – Т.6, № 1. – С. 81–91.
2. Hanifin J.M. Epidemiology of atopic dermatitis // Immunol. Allergy Clin. NA. – 2002. – Vol. 22. – P. 1–24.
3. Смирнова Г.И. Аллергодерматозы у детей. – М.: БУК,лтд., 1998. – 300 с.
4. Смирнова Г.И. Атопический дерматит у детей. Фармацевт. вестник, 2002, № 10, C. 6–10.
5. Edwards A. Mechanisms of allergic disease. In: The Year in Allergy 2003 / Eds. S.Holgate and S.Arshad. – Oxford, 2003, Р. 83–100.
6. Chamlin S.L., Kao J., Frieden I.J. et al. Ceramide–dominant barrier repair lipids alleviate childhood atopic dermatitis: changes in barrier function provide a sensitive indicator of disease activity. J.Am.Acad.Dermatol. – 2002, Vol.47. – р.198–208.
7. Abeck D., Mempel M. Staphylococcus aureus colonization in atopic dermatitis and its therapeutic implications. Br. J. Dermatol. – 1998. – Vol. 139, Suppl.53. –P. 13–16.
8. Tascapan M.O., Kumar P. Role of staphylococcal superantigens in atopic dermatitis: from colonization to inflammation. Ann. Allergy. Asthma Immunol., 2000, v.84, № 1, p.3–10.
9. Hoeger P.H., Ott H. Противовоспалительная терапия атопичеcкой экземы у детей – традиционные стратегии и новые терапевтические возможности. Аллергология. – 2004. – № 2. – С. 39–47.
10. Смирнова Г.И. Диагностика и cовременные методы лечения аллергодерматозов у детей. Рос. педиатр. журн., 2002, № 3, с. 40–44.
11. Смирнова Г.И. Новые возможности лечения аллергических заболеваний у детей с применением дезлоратадина. Вопр. совр. педиатрии, 2004, т.3, №3, с. 33–38.
12. Смирнова Г.И. Современные топические кортикостероиды в лечении аллергодерматозов у детей. Детский доктор, 1999, № 4, с. 38–40.
13. Смирнова Г.И. Опыт клинического применения мусса и крема атодерма при атопическом дерматите у детей. Вопр. совр. педиатрии, 2002, т.1, прил.1, с. 44–45.
14. Cork M. Limitations of current therapy in atopic eczema. Controlling atopic eczema: Satellite Symposium.Abstracts, Florence, 2004. – p. 6–7.
15. Zuberbier T., Chong S.U., Grunow K., et al. The ascomycin macrolactam pimecrolimus (Elidel® , SDZ ASM 981) is a potent inhibitor of mediator release from human dermal mast cells and peripheral blood basophils. J.Allergy Clin.Immunol.2001; 108: p. 275–280.
16. Kapp A., Papp K., Bingham A. et al. Long–term management of atopic dermatitis in infants with topical pimecrolimus, a nonsteroid anti–inflammatory drug. J. Allergy Clin.Immunol. 2002; 110: p. 277–284.
17. Queille–Roussel C., Paul C., Duteil L. et al. The new topical ascomycin derivative SDZ ASM 981 does not induce skin atrophy when applied to normal skin for 4 weeks: a randomized, double–blind controlled study. Br.J. Dermatol. 2001; 144: p.507.
18. Lakhanpaul M., Davies T., Allen B, et al. Pimecrolimus (SDZ ASM 981 cream 1%: Minimal systemic absorption in infants with atopic dermatitis during long–term treatment. Ann. Dermatol.Venerol. 2002; 129: 1S415.
19. Harper J., Lakhanpaul M., Wahn U., et al. Pimecrolimus (Elidel®, SDZ ASM 981) cream 1% blood levels are consistently low in children with extensive atopic eczema. JEADV., 2001; 15 (Suppl.2): S109.
20. Eichenfield L.F., Lucky A.W., Boguniewicz M. et al. Safety and efficacy of pimecrolimus (ASM 981) cream 1% in the treatment of atopic dermatitis in children and adolescents. J.Am.Acad.Dermatol., 2002; 46: p.495–504.

Оцените статью


Поделитесь статьей в социальных сетях

Порекомендуйте статью вашим коллегам

Предыдущая статья
Следующая статья

Авторизируйтесь или зарегистрируйтесь на сайте для того чтобы оставить комментарий.

зарегистрироваться авторизоваться
Наши партнеры
Boehringer
Jonson&Jonson
Verteks
Valeant
Teva
Takeda
Soteks
Shtada
Servier
Sanofi
Sandoz
Pharmstandart
Pfizer
 OTC Pharm
Lilly
KRKA
Ipsen
Gerofarm
Gedeon Rihter
Farmak